www.limonow.de
präsentiert представляет:

2 статьи
Эдуарда Лимонова

 

Александр Солженицын разрушителен для России
// «Книжное обозрение», №23, 1994 год

Мы сразимся открыто
// «Литературная газета», №9, 1995 год

 

 

«Книжное обозрение»,

№23, 1994 год

Александр Солженицын разрушителен для России

Александр Исаевич решил сыграть роль царя, барина, возвращающегося к своим субъектам, подданным. Естественно, он решил заехать с Аляски, с Владивостока. Теперь он неспешно продвигается в транссибирском экспрессе — в стиле Агаты Кристи — стоя на подножке, с бородой, приветствуя местное население, пейзаж, рабочих, интеллигенцию. Очевидно, он ожидает, что все они выйдут с балалайками — в стиле 1913 года, босиком — кланяться вслед поезду барина. Он хочет приехать, как в свое время имам Хомейни — в Иран. Или — как Нельсон Мандела: в президентское кресло — или еще куда метит наш всемирный так называемый пророк. Мне активно неприятен его стиль приезда. Впрочем, и сам он мне был всегда активно неприятен. В свое время он умудрился восстановить весь Запад, всю остальную часть глобуса против русских. В своем «Архипелаге ГУЛАГ» он, естественно, метил в коммунистов. Но результат его работы оказался иным: ГУЛАГ стали во всем мире ассоциировать с нами — с русскими. Не с коммунистами — а с русскими! По-моему, нам очень долго еще не отмыться от этой подрывной работы господина Александра Исаевича.

Помню, когда я был в Америке в 1975-м, началась новая волна «холодной войны» после публикации первого тома «Архипелага ГУЛАГ». Этого никто не может отрицать. Позднее этот человек жаловался во всяких своих гарвардских речах на то, что мир идет семимильными шагами к третьей мировой войне. Господин хороший, вы-то, собственно говоря, эту войну и готовили!

Когда-то, в 1990-м, начальник французских спецслужб посоветовал президенту Рейгану встретиться с двумя людьми — Александром Солженицыным и Джоносом Савимби. Последний, как известно, уже 19 лет ведет войну за независимость в Анголе. И страна эта просто-напросто опустошена личностью и качествами Савимби.

Александр Солженицын также разрушителен для России, как Савимби — для Анголы. Стиль Александра Исаевича — допотопный — унижает русского человека. Для Солженицына современный русский человек — несуществующий наш прадед, что-то образца 1913 года. Между тем страна давно перепрыгнула через Александра Исаевича и его ментальность. Она не считалась с его теоретическими положениями, с его ставкой на союз славянских наций — Украины, Белоруссии, России… Мы, кажется, уже готовимся едва ли не воевать с Украиной в Крыму (и рано или поздно, я думаю, столкновение это произойдет), а Александр Исаевич все проталкивает нам эти консервативные — с бородой — истины. Солженицын — сторонник Руси феодальной, он — враг русской империи, враг СССР. СССР он старался разрушить. Российскую империю — тоже. Я ставлю его на одну доску с такими же феодальными идеологами, как грузин Шеварднадзе, который за свою феодальную Грузию, как какой-нибудь Ландсбергис, который — за свою маленькую, гнусную, феодальную Литву… Александр Исаевич — за свою маленькую, гнусную Россию, подчеркиваю — свою, маленькую, гнусную Россию, где в школах будут обучать православию, ряженые будут плясать на полянках под звуки веселой музыки, а писатели будут ходить в валенках и сидеть за дощатыми столами. Из всего вышесказанного ясно, что я этого человека не люблю — и очень не люблю! В чем остаюсь — преданный вам

 

Эдуард Лимонов

 

up

 

 

«Литературная газета»,

№9, 1995 год

Мы сразимся открыто

Прочитав статью «Когда говорят «наци», прокуроры молчат» в «ЛГ» за 15 февраля, я вынужден ответить г-ну Грызунову. Поскольку в этой статье (помещенной к тому же в рубрике «Фашизм» и пресса»), затронут я лично и моя газета «Лимонка».

Прежде всего констатирую, что председатель Роскомпечати неслыханно злоупотребляет своим служебным положением. Являясь государственным служащим и получая зарплату из бюджета, т.е. от налогоплательщиков, г-н Грызунов позволяет себе перенести свои личные политические пристрастия и антипатии в область государственности. Читатель воспринимает его высказывания как позицию государства, в то время как это всего-навсего его личное мнение.

Что известно о г-не Грызунове? Он «демократ» в кавычках, сторонник либерального капитализма и насильственных экономических реформ, имеющих целью заставить русских жить в капитализме. То есть политическая позиция г-на прямо противоположна позиции тех изданий, которые он подстрекает (иначе не скажешь), советует прокуратуре репрессировать: применить санкции, закрыть. Следовательно, как политический противник он пристрастен, заинтересованное лицо, никак не может быть объективен. Как раз к г-ну Грызунову не следует обращаться за объективным мнением (суждением) по поводу 157 изданий, содержащихся в «списке» некоего московского антифашистского центра (МАЦ).

МАЦ, самовольно составивший «список» изданий, которые ему не подходят,— не государственная организация. Сама о себе эта контора говорит, что ее «задача — борьба с экстремизмом, угрозой фашизма в России». Однако основные силы, точнее сказать, все свои силы МАЦ направляет на борьбу с антисионизмом и антисемитизмом, а «некоторые документы МАЦ подарил Тель-Авивскому и Иерусалимскому университетам». Я лично не требую закрыть МАЦ, почему же МАЦ лезет на рожон и ведет себя точь-в-точь как экстремистская организация? Председатель МАЦ — некто Евгений Прошечкин, кто он такой, сказать сложно. И по какому такому праву он и его МАЦ лезут запрещать и осуждать? Только потому, что сами назвали себя «антифашистами»? Именно в Роскомпечать г-ну Грызунову передал МАЦ 18 августа 1994 года пресловутый «список» изданий. Друзья передали другу. А г-н Грызунов придал делу государственное измерение. Очень нужное МАЦ.

157 изданий (среди них есть газеты, чью позицию я совсем не разделяю) сами себя защитят, если захотят. Но тот факт, что г-н Грызунов, будучи не частным лицом, но председателем Роскомпечати, говорит и обо мне лично, и о газете «Лимонка» в статье под столь одиозным и дискредитирующим названием («Наци»), в рубрике «Фашизм», меня не устраивает. И я требую от г-на Грызунова публичного извинения. Как от председателя Роскомпечати. Личное мнение пусть оставит при себе. «Лимонка» — газета, выражающая националистические взгляды,— да. Часть материалов выражает мнение руководимой мною национал-большевистской партии — да. Но привязывать мою газету к «фашизму» и «нацизму», дабы дискредитировать ее, я не позволю никому.

Шантаж политических противников «фашизмом» — все более распространенное явление в политической жизни России. Пользуясь трагической памятью нашего народа о кровопролитной войне с Германией, нечистые на руку политики из дем. лагеря шельмуют, маргинализируют, дискредитируют весь спектр патриотических и националистических изданий и партий, шантажируя их «фашизмом». Подтасовывая карты и связывая преступления германского нацизма в 1933—1945 гг. с сегодняшним русским национализмом. Сейчас я возьму и свяжу г-на Грызунова со всеми преступлениями капитала против рабочих. С расстрелом Парижской коммуны (семьдесят тысяч человек), с расстрелом чикагских рабочих в 1888 г., с подавлением восстания лионских ткачей, с казнями луддитов… Абсурдно? А ведь именно так работают г-н Грызунов и его друзья из МАЦ.

Г-н Грызунов и ему подобные на самом деле хотели бы разрешить лишь выход правительственных газет, как это было 70 с лишним лет тоталитаризма КПСС. Называя себя демократами и антифашистами, г-да грызуновы ни то и ни другое. Они с вожделением мечтают об уничтожении националистической оппозиции и знают отлично, что начинать нужно с прессы. Их не смущает то, что они призывают закрыть рот целому спектру общественного мнения. Им не приходит в голову, что если существуют эти 157 изданий при чудовищной дороговизне бумаги и типографских услуг, значит, в этих изданиях есть насущная общественная необходимость.

Упомяну еще один аспект проблемы. В СССР тщательно замалчивали целую эпоху: взрыв национализма в Европе в 1918—1945 гг. Уже в 1934 году в Европе было 16 националистических режимов у власти. Естественно, что сегодня, в эпоху нового взрыва национализма, у публики возник огромный интерес к той эпохе и жажда знать, что же на самом деле происходило в Германии Гитлера, в Италии Муссолини, в Польше Пилсудского, в Венгрии Хорти… Герои и злодеи того времени, идеи, теория и практика живо интересуют русскую публику, и это здоровый интерес. Г-н Грызунов хочет лишить русский народ этой информации, часто содержащейся в этих 157 изданиях, и в «Лимонке» тоже. Но кто такой г-н Грызунов, чтобы решать, что можно, а чего нельзя читать и знать русским, кто он такой, чтобы ограничивать духовную пищу народа? За кого он себя принимает?

Грызунов возмущен «пособничеством правым со стороны правоохранительных органов». А я возмущен беспардонным поведением г-на Грызунова, всего лишь чиновника, самовольно взявшего на себя функции «полиции мысли», и его пособничеством «своим» изданиям.

А «Московский комсомолец» какая газета, г-н Грызунов? В ярости и экстремизме она не уступит всем вместе 157 изданиям. В октябре 93-го «комсомольцы» объявили миллионный приз за голову Анпилова. Это что, гуманизм? Как классифицировать «МК»? Как либерально-демократический фашизм? А то вот газетка «Литературные вести», где часто публикуют свои материалы ваши друзья из МАЦ. «Антифашистской» газета называет сама себя, но вот в номере 3-м воинственно выступает в истерии против «фашистов», бог с ними, для вас они не люди; но и против гомосексуалистов… А где цыгане?— хочется спросить у г-на Оскоцкого, редактора газеты. Г-н Грызунов не замечает в своем лагере «либерально-демократического фашизма», не хочет.

С г-ном Грызуновым все ясно. Он сторонник тоталитарной «демократии». Ради пришествия этого «прекрасного» будущего строя, где МАЦ, Прошечкин и Грызунов будут решать, что нам читать, г-н Грызунов работает много и активно. Он шантажирует фашизмом. Он борется против националистической оппозиции, используя навет, дает ложную информацию. Все это в интересах своего политического лагеря и, возможно, в первую очередь в интересах МАЦ. «Связь России и Германии в насаждении мировой заразы выглядит почти мистической. Переходя от терроризма к ксенофобии и юдофобии…» — пишет в своей статье Грызунов. То есть председатель Российского комитета по печати обвиняет Россию в насаждении «мировой заразы», в терроризме, ксенофобии и юдофобии!

Я требую, чтобы Грызунов извинился передо мной. И я вызываю его на телевизионную дуэль. Такой открытый спор нужен России как воздух. Пусть народ сам решит, кто есть кто.

up