Эдуард Лимонов «Грани»

Эдуард Лимонов

296 текстов в проекте «Грани»

https://graniru.org/opinion/limonov/

5 апреля 2005 года — 9 октября 2012 года

В 2013 году я предложил Лимонову собрать статьи в «Гранях.Ру» в единый сборник, договориться с Юлией Березовской об издании этих статей отдельной книгой под названием «Грани Лимонова». Книга была задумана с обильными сносками объясняющими кто упоминаемые люди и их роль в политической жизни того времени. «Это сделаете вы, у меня времени на это совсем нет»,— сказал Лимонов. У журналиста «Граней» Даниила Коломийчука сохранились некоторые черновики статей, дело в том, что Лимонов все статьи на «Грани» писал от руки, листы с текстом привозили в редакцию охранники Лимонова. Планировалось, что черновики будут сфотографированы и приложены в качестве иллюстраций к изданию. К сожалению, никто из издателей не откликнулся на предложение и книга так и осталась неизданной.

Алексей Сочнев, 20.10.2023

limonka

Революция: оранжевая, но не совсем

Моднейшим вопросом этого сезона у российских журналистов стал вопрос об оранжевой революции. «Что вы думаете о возможности оранжевой революции в России? Собирается ли ваша партия участвовать в оранжевой революции?»

Я обычно отвечаю «да», несмотря на то что не люблю модных тем. До оранжевой революции модным был антиглобализм. Почему-то очень богатые антиглобалисты, помню, собирались огромными коллективами в городах, где проходили съезды глав правительств и транснациональных корпораций, и осаждали центры этих городов. А полиция эти центры защищала. Антиглобалисты желали встретиться с главами правительств лично. Но им это не удавалось, несмотря на уличные бои.

Национал-большевистская партия, скромная и бедная, сумела, напомню, посрамить богатые коллективы антиглобалистов. Двое наших парней, продав пальто, поехали в Прагу: два Димы, Дима Нечаев и Дима Бакур. В Праге они аккредитовались в глобалистском пресс-центре как журналисты газеты «Генеральная линия» на пресс-конференцию генерального секретаря НАТО Робертсона. И забросали яйцами его несимпатичную тушу с крючковатым носом. Скандал был огромный. И это был единственный случай, когда протестующим «анти» удалось достать Главного Злодея.

Все дело, как видите, в тактике. Методы должны быть неожиданными. Как сказал мне майор-омоновец перед зданием Тверского суда в Москве, когда ожидался приговор семи национал-большевикам по «делу Минздрава»: «И чего они нас подняли в такую рань? Ведь вы ж ничего сегодня не планируете. Вы планируете там, где тонко. Где тонко, там и рвется». Я подтвердил умную догадку майора. Тактика должна быть неожиданной. Рвать нужно там, где тонко.

А с оранжевой революцией так уже не может быть. После трех идентичных эпизодов падения власти — в Грузии, на Украине, теперь вот в Киргизии — охранители российского трона ждут оранжевой революции. Не надеясь на народную по сути своей милицию и на хитрозадую по сути своей спецслужбу ФСБ, каковая предсказуемо будет, не вмешиваясь, выжидать, кто победит, власть либо оппозиция, Кремль в феврале и марте публично объявил и опробовал на национал-большевиках новую силу — реакционное кремлевское ополчение под названием «Наши».

Многие исторические реминисценции возникают в связи с этой рыхлой темной силой. И «Союз Михаила Архангела» времен Николая II, и экзотические тонтон-макуты в темных очках (о-в Гаити, диктатор Дювалье — «Папа Док), забивавшие насмерть палками политическую оппозицию. Ну и в тех странах, где существовал государственный фашизм, были такие популярные отряды по борьбе с противником, «Хрустальные ночи» организовывали и прочие массовые мероприятия. Правда, они не называли себя «антифашистами», как сотрудник администрации президента г-н Якеменко. Но это уже безвкусный штрих — веяние времени, подлый приемчик: будем избивать людей бейсбольными битами по головам, а назовем себя «антифашистами». Я думаю, это выдумка кремлевского стратега г-на Суркова Владислава Юрьевича. Ведь он прямой начальник г-на Васи Якеменко.

Опробовали на нас свою новую силу неудачно. От трех нападений, совершенных 29 января и 5 марта на помещение НБП и 12 февраля — на членов НБП и КПРФ в метро, остались следы и последствия. Во всех трех случаях неохотно, вопреки приказу, милиции пришлось задержать в общей сложности 16 «нашистов». Потерпевшие национал-большевики (среди них Яков Горбунов, ветеран чеченской войны, провел двадцать дней в больнице, был, по сообщению врачей, раз семь ударен по голове бейсбольной битой) возбудили три уголовных дела. И тут Кремль заволновался. 300 миллионов долларов, согласно хвастливому заявлению г-на Якеменко Васи, на развитие в стране сети организации «Наши» Кремль давал, но так, чтобы без пяти минут трупы после себя оставлять, не хотел бы. То есть налицо был, как обозначают это явление в юриспруденции, «эксцесс исполнения».

В дополнение к аморфным «Идущим вместе» Якеменко навербовал просто шпаны, и наказ из Кремля для шпаны был: «действуйте методами НБП». Шпана пошла на штаб НБП с пилой-болгаркой, с генератором, с бейсбольными битами. Национал-большевики же никогда не пользовались насильственными методами. Они проникали в помещения, а не взрезали их болгаркой. Они просили людей покинуть помещение под тем или иным предлогом, а не били их по лицу трубами и битами.

Увидев эксцесс исполнения, Кремль заволновался. Не то что им стало плохо от вида насилия — там люди закаленные, но моральный проигрыш был налицо. Потому дали приказ приостановить деятельность пока, приказали умерить риторику Якеменко. А в попытке оправдаться затеяли неуклюжую провокацию в городе Калуге, где якобы неизвестные и не задержанные национал-большевики напали на штаб «Наших» и где якобы подполковник милиции избил «нашистку». Из провокации получилась неожиданная коллизия, когда уволенный сверху подполковник вызвал закономерную злость калужской милиции против «нашистов». Короче, проколы и неудачи преследуют Кремль.

Однако вернемся к оранжевой революции. Ее ожидаемый приход нервирует Кремль до истерики. Можно назвать создание движения «Наши» попыткой черной контрреволюции. Однако настоящую контрреволюцию за деньги не организуешь. Шпана должна биться за свою судьбу, должна быть заинтересована в победе нового порядка, в котором ей, шпане, будет предоставлено место. А холеные кремлевские господа хотят брезгливо протягивать банкноту — и иди отсюда! Да, собственно, сами и не хотят протягивать. Протягивают через посредников. Потому из черной контрреволюции ничего не получится. Самые яростные элементы шпаны примкнут к тем, у кого получится организовать большую драку против кремлевских господ. Таков закон Большой Драки.

А кремлевские господа в безвыходном положении. Они захапали так много, что со всех сторон на них смотрят жадными глазами обездоленные. Они захапали всё. А тот, кто захапал всё — и Кремль, и соборы, и «ЮКОС», и политическую свободу,— неизбежно должен делиться. Разумеется, ни с какими оборванными «Нашими» в капюшонах Кремль делиться не собирается. Ведь он даже с милицией не делится. 300 миллионов на развитие организации, на то, чтобы бейсбольные биты и штабы «Наших» (где, как обнаружил калужский подполковник, пьют водку и горланят песни ночи напролет) появились в каждом крупном городе России, будут быстро пропиты и разворованы. «Нашисты» разбредутся туда, откуда пришли: по стадионам и тюрьмам. А национал-большевики никуда не разбредутся. А глядя на смелых нацболов, смелеет и умеренная доселе оппозиция. Все хотят скинуть Путина — по разным причинам.

Богатые хотят избавиться от страха ареста и потери имущества. Им нужны твердые правила, твердый договор с властью на века. Бедные слои населения убедились, что президент хладнокровно принес в жертву их благосостояние во имя малопонятных реформ. Бедные хотят жить лучше сейчас и немедленно, они поняли, что у этого президента какие-то другие цели — не их благосостояние и не их безопасность. Политические партии хотят политических свобод, они устали льстить и угождать власти, дабы попасть в электоральное меню и чтобы Кремль милостиво начислил им нужное для прохождения в Думу количество голосов. Они ненавидят Путина и Вешнякова, как лакеи ненавидят барина, которому прислуживают. Список можно продолжить, присоединив к нему все социальные группы. Кроме одной: чиновников. Им сейчас живется так хорошо, как никогда.

Свержение Путина и его группы неизбежно состоится. Поскольку претендующая на долговечность власть должна научиться отрывать от себя, не быть скаредной. А та группа, что сидит в Кремле, жадно подгребла под себя все, что нужно и не нужно: гражданские свободы, недра, неограниченные, неконтролируемые финансовые ресурсы, административный ресурс. Такого в XXI веке не бывает, не должно быть. Верховная власть любой страны в XXI веке вынужденно ограничена интересами многих общественных групп. Там спокойно делятся. В России нет. Но придется.

Я не хочу почему-то называть будущий взрыв протеста в России оранжевой революцией. В оранжевом есть что-то чрезмерно яркое, попугаистое, из экзотических земель. Вообще же феномен «оранжевой» или «бархатной» революции следует понимать как согласованный, практически бесконфликтный отъем власти обществом у той правящей группы, которая, по единодушному мнению общества, с управлением государством не справилась. Чем больше будет переговоров между политическими партиями, общественными организациями, отдельными институтами общества, тем спокойнее пройдет отъем власти (или оранжевая революция, если уж очень хотите). Политическим партиям нужно говорить с милицией, убеждать их в том, что «оранжевая» не направлена будет против работников милиции. Нужно договариваться между собой уже сейчас. Заранее выяснить намерения друг друга.

Больших сил, способных и желающих выступить в защиту сохранения у власти группы Путина, в стране нет. Гражданской войны, следовательно, не будет. Однако и чисто «оранжевой» революции также не получится. Боюсь, на оранжевом будут кровавые пятна. Мы убедились уже, что правящая группа уже принимала в чрезвычайных ситуациях крайне авантюристические, жестокие решения. Достаточно вспомнить смертоносные и кровавые штурмы театре на Дубровке или школы #1 в городе Беслане. Понятно, что в Кремле сидят типы, способные применить смертоносный газ или атаковать школу с тысячью детей внутри. Поэтому разумным будет предположить, что два-три неоранжевых и небархатных эпизода в грядущей бархатной революции в России очень могут случиться. Попытка Кремля призвать на защиту щпану только что состоялась. Неудачно. Будут еще попытки.

Следует очнуться от эйфории по поводу революций легких и оранжевых. В России все всегда очень серьезно. Отдельным оппозиционным партиям и общественным группам следует оставить каждой свой жеманный снобизм, перестать мечтать о возможности обратить всю Россию в свою политическую веру, перестать уповать на выборы-2008 или на мальчиков-демократов с воздушными шариками. Следует понять, что в Кремле засел зверь и придется немало попотеть и поскорбеть всем миром, прежде чем выкурим его оттуда. Ну и потерять людей придется. Но свобода стоит жертв.

5 апреля 2005 года

Конфликт и только конфликт!

Крупнейшим политическим событием прошлой недели, а заодно и последних нескольких лет, безусловно явилось случившееся в Тушине в Доме культуры «Красный Октябрь». Там 9 апреля с 11 до 14 часов проходило мероприятие под скромным названием «Собрание Московской городской региональной подгруппы инициативной группы по проведению референдума Российской Федерации». На собрании в Тушине не было миллионных толп, как в Ватикане на похоронах Папы Иоанна Павла II, или даже нескольких тысяч, как на случившейся в тот же день церемонии бракосочетания плешивого принца Чарльза,— в Тушине присутствовали всего лишь 250 человек. Но зато в президиуме тушинского собрания сидели вместе совершенно неожиданные люди, от совместного появления каковых в президиуме наверняка перехватило дух у многих сотрудников администрации президента. А может быть, у них и волосы дыбом встали. Нужно будет расспросить очевидцев. Как, интересно, вел себя господин В. Сурков?

Я прошу понять меня правильно. Из того, что я сам сидел в президиуме этого собрания вместе с Геннадием Зюгановым, Дмитрием Рогозиным и Сергеем Глазьевым, вовсе не следует, что я необъективен в оценке этого события. Те немногие СМИ, которые отметили собрание, среди них НТВ и телеканал «Россия», также охарактеризовали как по меньшей мере «неожиданный» состав его участников. Разумеется, Кремль ожидал, что подобное слияние большей части левопатриотической оппозиции рано или поздно произойдет. Кремль делал все, чтобы этого не случилось, угробил сотни миллионов долларов, чтобы расчленить и перессорить именно эти политические силы, и вдруг, невзирая на сотни миллионов долларов, Зюганов, Рогозин, Глазьев и — самое неожиданное — лидер Национал-большевистской партии все вместе заявляют о намерении провести общенациональный референдум! Не исключаю, что в Кремле один за другим последуют инфаркты высших чиновников.

Особенно радует меня, лидера НБП, то обстоятельство, что Кремлю не удалась операция по изоляции НБП от общей массы оппозиции. Вопреки всем паучьим маневрам Кремля мы приняты в содружество политических партий как серьезная политическая сила. Ну и что, что мы не парламентская партия? В сложившемся в стране политическом климате навыки непарламентской борьбы, имеющиеся у НБП, важнее (или становятся важнее) парламентских умений. Так что если состав президиума скромного собрания в Тушине был неожиданным, то он не противоречил здравому смыслу. Все партии, объединившиеся вокруг референдума, насущно необходимы друг другу как союзники, дополняющие друг друга.

Следует сказать, что КПРФ внесла основной вклад как в формулировку вопросов референдума, так и в организацию его первых шагов. Гражданам РФ предлагается ответить на 17 вопросов. Согласны ли граждане с минимальной оплатой труда и пенсий не ниже прожиточного уровня, с правом выбора формы льгот, с бесплатным образованием, с тем, чтобы избиратели имели право отзыва депутатов Госдумы и президента; хотят ли они избрания губернаторов народом либо назначения их. Все эти и многие другие вопросы предлагается вынести на будущий референдум. Партия «Яблоко» в лице заместителя председателя партии Сергея Митрохина прислала собранию поздравление и выразила сожаление, что «в силу различия политических взглядов» «Яблоко» не могут удовлетворить следующие вопросы: #9 — «Недра, леса, водные ресурсы, железные дороги, атомные электростанции должны находиться в государственной собственности. Согласны ли граждане?», #10 — «Согласны ли вы, что следует восстановить госсобственность на землю?» и #11 — «Согласны ли вы с предложением ввести прогрессивный налог на доходы?». Однако в любом случае вопросник референдума должен пройти ЦИК, и вполне понятно, что ЦИК зарубит либо все вопросы, либо подавляющее их большинство. И следующим шагом организаторов референдума будет созыв такого же рабочего собрания уже с измененным вопросником. Потому «Яблоку» имело смысл во имя объединения оппозиции присоединиться к коалиции. Впрочем, естественно, им решать. Вопросы 9, 10 и 11 все-таки противоречат яблочной идеологии.

На самом деле, хотя вопросы референдума и важны, ибо касаются ежедневной жизни и благосостояния всех граждан России, однако еще важнее сам факт объединения крупнейших и самых энергичных партий левой оппозиции. По существу 9 апреля состоялась политическая презентация лево-патриотической оппозиции. Без громких слов, но по поводу конкретного дела.

Как будут дальше развиваться события? В рабочей комнате ДК «Красный Октябрь» до и после собрания мы, лидеры партий, обговорили возможные варианты. Все согласны, что глава Центральной избирательной комиссии будет упорно защищаться и нам потребуется большой запас упорства и прочности. Мы к этому готовы. Кремлю так же опасно запретить референдум, как и разрешить его. Но опасна ему и борьба с оппозицией по поводу референдума. Я лично надеюсь, что борьба за референдум послужит фактической причиной конфликта с Кремлем, такой же причиной, какой стала на Украине в прошлом году фальсификация выборов.

Кремль надеется, что все будет как всегда. Что референдум «замылят» в бесконечной смене утомительных бюрократических процедур до такой степени, что о нем все забудут. Я посмотрел комментарии по поводу референдума в «Коммерсанте»: подавляющее большинство VIP-персон политики и экономики считают, что референдум не удастся. Что люди на него либо не пойдут, либо за национализацию не проголосуют. Евгений Ясин считает, что референдум приведет нас «к контрреволюции, которая отбросит нас на десять лет назад». Комментарии российских авгуров меня мало впечатляют. Я сам часто даю комментарии газетам и знаю им цену. Это лишь эфемерные мнения людей, собранные по телефону. В данном случае все авгуры ошибаются, поскольку этот референдум нужен оппозиции как камень преткновения для конфликта, для последнего и решительного боя. О, конечно, референдум может служить и экономической программой левой оппозиции, и совсем неплохой программой, но в данном случае он нужен для другой цели.

Кстати сказать, причины возникновения революционных ситуаций в современном мире бывают и могут быть самые разные. Так, например, Приднестровская республика родилась вследствие конфликта по поводу попытки кишиневских властей ввести в школах обучение только на молдавском языке. В Украине и в Грузии причиной послужила фальсификация выборов. Так что революции давно уже не совершаются только тогда, когда в столицу, скажем, три дня не завозят хлеба. Причиной революционной ситуации вряд ли станет переход г-ном Вешняковым улицы на красный свет, но многие другие ситуации могут. Выборы 7 декабря 2003 года были сфальсифицированы, ситуация могла стать революционной, но на тот день у оппозиционных сил не было единства, не было опыта, не было решимости. Сегодня есть единство, опыт (свой и чужой) и решимость. Так что оппозиция намерена вцепиться во власть как бульдог, вцепиться надолго и челюстей не разжимать. Я надеюсь, союзники НБП не оставят тему «референдум», а если, к несчастью, оставят, ее не оставит НБП. Так что да здравствует конфликт!

А что, нельзя без конфликта? Нет, потому что за пять лет правления группа Путина доказала, что она не хочет и по природе своей не может делиться с народом своей страны ни доходами, ни свободами. Так что конфликт и только конфликт.

13 апреля 2005 года

Госфашизм РФ

В конце сентября прошлого года Сурков Владислав Юрьевич (далее СВЮ) выступил со своим знаменитым якобы интервью, а на самом деле программным заявлением, где обозначил, кто есть противники Кремля внутри страны. Кто есть пятая колонна и отравленное дерево. Почему-то на этом мичуринском древе (или он подразумевал райское древо?) на одной ветке оказались «лимоны» и «яблоки» — по-видимому, такое дикое смешение видов особенно возмутило СВЮ.

Спустя полгода выяснилось, что на одной ветке закономерно оказались более родственные виды: висят себе КПРФ, «Родина», НБП и глазьевцы. Довольно много плодов, ветку сильно оттягивает. Где-то рядом — это правда — висят и яблоки, но еще не на одной ветке. Очевидно, Кремль предполагал следовать и следовать этой плодово-фруктовой метафоре на радость Бюффону, Линнею и Мичурину, но вот уже в апреле появился другой метафорический ряд, его запустил начальник СВЮ, глава администрации президента Медведев Дмитрий Анатольевич (далее МДА). Этого беспокоят не паранормальные ветки и плоды их, но распад России, который якобы непременно произойдет, если общество не сплотится вокруг Путина Владимира Владимировича.

Складывается такое впечатление, что между СВЮ и МДА идет некое соревнование, соперничество: чей метафорический ряд круче. Один выбрал ботанику, другой геополитику. Когда-то в России мощные реакционные идеи выдвигали министры: ну там Столыпин, какой-нибудь граф Толстой, Уваров или Дубельт какой-нибудь, а в Российской Федерации — вот почему-то президентские секретари, те, кто папочки приносят и относят.

И Суркову, и Медведеву по сорок лет. И если Медведев — профессорский сын из Ленинграда, то г-н Сурков родился в селе Солнцево Липецкой области. С таким происхождением он, по всей вероятности, должен быть небрезгливым, решительным и заносчивым человеком. Ведь есть от чего развиться высокомерию: из села вон куда — в Кремль занесло Владислава Юрьевича! Гиперактивный СВЮ талантливей Медведева, хоть он и его подчиненный. Оба должны соревноваться за внимание верховного хозяина — ВВП. Соревноваться в реакционности своих идей. И хотя они работают вместе, следует сказать, что лидирует г-н Сурков. Он куда реакционнее. Он махровый.

Я господина Суркова никогда не встречал. В Кремле я был один раз. Посещал г-на Илларионова в 14-м корпусе. Было это в декабре 2004 года. Изнутри, если входить через КПП у Спасской башни, Кремль выглядит как Саратовский централ. Солдатня в тулупах и с автоматами, решетки, вход в подъезд номер 9 почему-то охраняет с двух сторон баррикада из мебели, и только с третьей — товарищи в погонах. Впечатление складывается такое, что апокалипсис в разгаре и жду прибытия народных толп. Но как тогда помогут баррикады из мебели? После посещения Кремля я твердо уверен: его хозяева живут в потном страхе. Морально они, по-видимому, давно сдались. Самые крепкие, деревенские, как Сурков, придумывают пути спасения.

Поскольку они уже не доверяют солдатне в тулупах и милиции, их самый сильный человек из деревни Солнцево придумал реакционную смесь: среднее между «Союзом Михаила Архангела» и «народной» дружиной советских времен. Г-н Сурков спасает царя точно так же, как его спасал сотней лет ранее другой выходец из деревни — г-н Распутин Григорий Ефимович, родившийся в Покровской слободе Тюменской губернии. Методы спасения различаются, но суть связи та же. Спаситель из мужиков. Циничный, какими редко бывают профессорские дети, и беспринципный.

Судите сами: на съезде Васи Якеменко и его товарищей выступал министр образования Андрей Фурсенко. На самом деле — и я рекомендую подумать об этом и г-ну Суркову, и г-ну Фурсенко — это гнусно, когда на съезде движения, избивающего граждан бейсбольными битами по головам (в частности, так был избит национал-большевик Яков Горбунов, ветеран чеченской войны; открыто уголовное дело), сидит министр действующего правительства, да не просто сидит, а приветственную речь произносит! И не надо тут защищаться лживыми обвинениями Лимонова в «фашизме», не надо вытаскивать всю старую бутафорию, уже ничего не объясняющую в современном мире. Этот трюк вам не удастся. А если уж пользоваться этими старыми кличками, то фашист это как раз тот, кто людей бьет бейсбольными битами. На совести национал-большевиков нет подобных мерзостей.

Что я хочу сказать? Что Кремль (а это президент, правительство, его аппарат) в своем страхе стал просто совершать гнусные поступки. Не спасающие его, а только усугубляющие его вину. Демонстрирующие и России, и миру, до какой степени низости дошла власть РФ. Когда министр правительства сидит в президиуме организации, бьющей граждан бейсбольными битами по головам, и обращается к присутствующим, купленным правительством, с речью: «Мы ждем запроса от вас. Чего вы хотите получить?» — то это называется — если уж нам навязаны старые ярлыки — «государственный фашизм». Четко и ясно: государственный фашизм, г-н телеведущий В.Соловьев и г-н губернатор Д.Зеленин!

Обстановка в стране накаляется. В значительной степени благодаря свободному творчеству таких господ, как Сурков. Оппозиция, я надеюсь, будет сохранять спокойствие до тех пор, пока это возможно. Национал-большевистская партия точно будет сохранять спокойствие, пока это возможно. Мы добились возбуждения трех уголовных дел: по нападениям на штаб НБП 29 января и 5 марта 2005 года и по нападениям в метро на активистов НБП и КПРФ, совершенных той организацией, на съезде которой выступал министр Фурсенко.

Мы будем сохранять спокойствие, потому что не хотим, чтобы улицы Москвы стали напоминать Берлин 20-х годов. Г-н Сурков, по-видимому, хочет этого. Однако он не понимает в своем негативном творческом раже, что тот способ борьбы против нас, который он выбрал, не только не избавит Россию от грядущей неизбежной смены власти, но приведет к скоростной смене этой власти. За тридцать сребреников наемные силы воюют плохо и быстро разбегутся, а в народе, ограбленном вами, столько злобы и ярости к Кремлю, что все это разнесут по камушку. Вместе с тем корпусом, где вы сидите и интригуете, Владислав Юрьевич!

Кремлевская администрация за эти годы успела, думаю, нарушить все статьи Уголовного кодекса. Она создавала фальшивые партии, избирательные блоки, оплачивая все это кровными деньгами российских граждан. Она корежила человеческие и божьи и политические законы в угоду своему Хозяину. Он безусловно дорог им, потому что он — их средство существования. Преуспевшие в искусстве манипуляции и обмана, они будут служить ему, думаю, до конца. А Владислав Юрьевич, упорный сын деревни Солнцево, думаю, не убежит до последнего часа. Будет рядом с Хозяином.

Повторяю: то, с чем мы имеем дело в России,— это полнокровный мордоворотный государственный фашизм, и те, кто сохранил крупицы здравого понимания событий, должны понять, что создан государственный фашизм кремлевской администрацией. Себе на горе вы его создали, ребята! Ну, пусть так и будет. Мы уважаем законы и будем держаться законопослушного образа действий. Национал-большевистская партия опять принесет документы о регистрации в насквозь преданное Хозяину Министерство юстиции. Вы только что протолкнули сквозь Госдуму новую систему выборов, которая уже окончательно исключает проникновение в Государственную думу живых людей. Только мертвяки отныне. До миллиметра задраен и заперт российский котел. Вы оставляете нам только один выход: взорваться.

Иногда я думаю: может быть, Владислав Юрьевич тайный революционер и противник Хозяина? Почему он делает все в точности так, как нам нужно?

19 апреля 2005 года

О доброте и жестокости

Кремль скуп. Прижимист, как внезапно разбогатевший мужичонка. Вот и сейчас, накануне с фанфарами заявленного праздника 60-летия Победы в ВОВ, Кремль продемонстрировал свою патологическую жадность. Амнистированы будут всего около двухсот заключенных-ветеранов.

Помню, еще в 2003 году в колонии №13 в заволжских степях, где я отбывал наказание, зэки мечтали об этой Амнистии. Любовно произнося это имя, близкое к имени Анастасия. Верили, что это будет широкая Амнистия, что коснется она большого числа заключенных. Ведь такая круглая дата! Со знанием дела перечисляли статьи и срока, к которым будет применена Амнистия. Ни один не подозревал, что Амнистия будет одинокой сухой косточкой, брошенной с презрением народу — нате вам, вот вам ваша Амнистия!

Я не оговорился, именно народу, ибо на каждый сидящий во всякое отдельно взятое время миллион или около этого заключенных есть еще несколько миллионов ждущих этого зэка из неволи российских граждан. Мать, отец, сестра, брат, жена, дети. И всем им нанесено Господами Депутатами, Правительством и Президентом оскорбление.

200 человек. Только 200 человек. Каждому этому божьему одуванчику, разрушенному лагерем старику, около восьмидесяти лет! Вот она доброта Кремля, какие добрые люди все эти господа. Как гражданин, как осужденный, проведший первые годы XXI столетия в неволе, как брат тех, кто остался там, я посылаю вам проклятие, кремлевские господа.

Надо ли говорить, что далеко не все, кто там находится, заслуживают наказания. Не надо — это общеизвестно. Надо ли говорить, что российская дознавательная, следовательская и пенитенциарная система закоснела в традиционном палачестве, преуспела в унижении человека. Я это видел сам и испытал на себе. Так еще и запланированного холодного акта милосердия лишили. Начисто. С высокомерным презрением.

Народ наш стал скептическим и угрюмым не просто так. Сколько столетий ждали мужики отмены крепостного права! А волю все не давали. Кто вернет народу все то, что потерял за те триста лет. Вспомним знаменитый Юрьев день, один в году, когда мужик мог изменить свою судьбу. К 60-летию Победы Юрьев день будет только у двух сотен теней, только они покинут своды пенитенциарного ада.

Чем объяснить жестокость всех этих сорока— и пятидесятилетних ребят, решающих сейчас судьбы народа? Характером правителя — как обыкновенно бывает на Руси, что именно Правитель задает тон? Что, все чиновники подражают неподражаемому бессердечию Президента РФ, впервые проявившемуся в истории с подлодкой «Курск»? Спокойно, как ребенок: «Она утонула». И в Сочи сидел, когда надо было в первый же день лететь туда, в кремлевском костюмчике и туфлях ступить в воды ледяного моря. Помочь, лично руководить операциями по спасению. А когда ясно стало, что все потеряно, что погибли, то хоть постоять там на берегу в печали, кремлевские туфли в той воде. Проявить соболезнование, сострадание.

Но как же можно нас так баловать-то! Они же бывшие комсомольцы, гэбэшники, обладатели твердых красных книжечек, сухие тонкие губы эти ребята. Под государством они понимают жестокость и наказание. Путин только Буша с Берлускони любит, вон как широко, честно им улыбается, во все зубы, по спине друг друга похлопывают. Мы ему — чужие. Беспокойная такая биомасса, все бы им скапливаться, лозунги выдвигать, совершать кражи, разбои, нарушать все 380 статей Уголовного кодекса.

А после «Курска» сколько было проявлений средневековой жестокости. Чтобы не выглядеть слабыми, эти государственные мужи наши отдали приказ применить смертельный газ при штурме театрального корпуса на Дубровке. 139 невинных душ граждан РФ, среди них дети, вспорхнули к Господу благодаря этому решению. Президент Путин, генерал Васильев, вы это сделали! Кто-нибудь вас наказал? Нет.

А эта первая школа в Беслане. Начали штурмовать, начали, приказ был. 350 совсем уже отборных агнцев божьих, детей, уничтожили благодаря этому дичайшему в истории человечества приказу атаковать школу, где более тысячи мирных детей, не то что нагрешить не успевших, так еще и мысли о грехе не имевших. И гнусно изворачиваются. Комиссия работает. Она нам покажет, эта комиссия, опять нам покажет ложь, как в истории с «Курском». Так вот и сделали бы Амнистию тем, кто если и виновен, то в тысячу раз меньше, чем вы, чистоплюи в дорогих заграничных костюмчиках. Пусть выйдут те, кто украл куртку в магазине, кто срезал моток провода и прочие другие «злодейства» совершил. Но нет, куда там. Скрип зубов государства и холодное безмолвие тюремных дверей и лагерных ворот. Помните, что там Евгений Медному всаднику бормотал? Ужо тебе!

За политикой, за экономикой, по ту сторону есть мир Добра и Зла. Народ он, конечно, сейчас 147 миллионов, и балуется, как говорили в старину, и волнуется, и не тех кумиров любит, и много чего не так делает. Но народ — он все равно абсолютное Добро. То, что во всякое время у нас есть граждане, нарушающие статьи УК, вовсе не значит, что эти граждане звери дикие. Даже те, кто организует ОПГ и украл много. А большинство обитателей российских лагерей и тюрем и вовсе не должны бы там находиться. В более современной стране (что западной, что восточной) эти «большинство» отделались бы штрафом, у нас же дают дикие срока. Но и дикие срока можно частично хотя бы уравновесить наличием милосердия и справедливости у государства. Я не вижу у кремлевской группировки никаких даже рудиментарных остатков этих чувств — справедливости и милосердия. Что не оставляет мне иного решения, как заключить, что это злые люди. Люди Зла.

Русский народ правители не баловали. Ни жадные и, как правило, глупые цари, ни свирепые большевистские цезари. А зря не баловали. Ложь то, что с народом нужно строго, и что нам нужна злая, играющая желваками власть, силой проводящая такие же ультразападные, как костюм министра Зурабова, реформы. Народ отзовется, и потом века будет помнить и легенды слагать о добром Правителе. Вдумайтесь, ведь Пугачев к народу не Пугачевым вышел, а Петром III, который чудом спасся от лихих (то есть злых) дворян. А те хотели его убить, потому что он хотел народу волю дать. Сам Пугачев на допросе показал: «Мне не надлежало теперь еще являться, да не мог я вытерпеть притеснения народного, по всей России чернь бедная терпит великие обиды и разорения, для нее-то я и захотел теперь показаться». Показался он где-то 230 лет тому назад.

Скупая крохотная косточка Амнистии — это обида для всего народа. А Разорения вы все знаете: и январь 1992 года, «шоковая терапия», и январь 2005 года, когда вступил в действие закон о монетизации, и еще сотни и тысячи разорений. А Пугачев в слова «чернь бедная» обидного смысла не вкладывал, лишь обозначая ими черную кость — простой народ. «Чернь бедная» и в 2005 году страстно желает доброты и справедливости.

Вот такая картина. Январь, лютая стужа. На Садовом кольце у обочины запаркована вереница грузовиков. Стоит у одного из них президент с командой и раздает собственноручно теплые пальто тем гражданам, кто одет поплоше, кому холодно. Я бы так и делал. А не сидел бы истуканом на кремлевских кушетках. И можете считать это заявкой на президентство.

Эдуард Лимонов, лидер НБП

28 апреля 2005 года

Я требую политического признания НБП

В ночь с 29 на 30 апреля неизвестные подожгли гараж на Новом Арбате, служивший НБП складом атрибутики. Раздался хлопок, и огонь во мгновение пожрал все партийные флаги, числом около семидесяти, и лозунги, заготовленные для Первомая. Сгорели еще три гаража, не имевшие к национал-большевикам никакого отношения.

Несколькими часами ранее неизвестными был атакован и жестоко избит ногами лидер АКМ Сергей Удальцов. А за два дня до этого молодой национал-большевик из Арзамаса, вышедший из штаба на улице Марии Ульяновой, был порезан ножом по горлу и груди. Неизвестные лица, напавшие на него, сначала натянули ему на голову пластиковый мешок.

Я поименовал здесь лишь несколько насильственных актов, проведенных против левой оппозиции. На самом деле подобные нападения совершаются по всей России десятками. И свидетельствуют о том, что власть пришла к выводу: судебные расправы с НБП не приносят Кремлю пользы, ибо никого не запугивают, более того — сообщают национал-большевикам статус героев. Поэтому Кремль стал применять расправы внесудебные.

По стилю (мешок на голову; 5 марта «нашисты», штурмовавшие штаб НБП, привезли с собой и вывалили шприцы) это методы РУБОПа. Разумно предположить — и я уверен в этом,— что аморфным «Идущим вместе», преобразованным в аморфную же организацию «Наши», придана была своего рода боевая организация, состоящая из шпаны, а руководят ею милицейские специалисты. И не только руководят, но участвуют в операциях, снабжают разведданными. Скажем, о гараже с атрибутикой знали лишь немногие люди в партии, но любое профессиональное наружное наблюдение установит местонахождение такого объекта в считанные дни.

Короче, Кремль опустился до примитивного насилия против граждан, выражающих другую политическую идеологию. Грязные руки, грязные действия. Все, что исходит из Кремля, грязно и отвратительно. Привычно и бесстыдно совершаются преступления. Кремль настолько увяз в истеричном противостоянии НБП, что перестал думать.

Между тем ситуация сложилась небывалая. Вся страна знает, что существует разветвленная общероссийская политическая организация НБП. Ее деятельность не противоречит законам РФ, это остроумная политическая пропаганда действием. Кремль же, как тупой зомби, слепо машет кулаками и в злобе не хочет пропустить нацболов к избирателям. Эта ситуация возникла с 1998 года и все более усугубляется.

Уже очень многие в стране знают о существовании НБП. Уже я, как лидер НБП, занимаю достойное место среди лидеров оппозиционных парламентских партий КПРФ и «Родины» на общих мероприятиях лево-патриотической оппозиции. Мы уже признаны обществом как значительная политическая сила. И до каких же пор Кремль собирается репрессировать нас? И как далеко он собирается зайти в своих репрессиях?

Эти вопросы меня живо интересуют. И я вижу, что Кремль собирается и далее усугублять конфронтацию. Он никак не хочет мирного решения проблемы НБП, то есть регистрации партии как общероссийской и участия НБП в выборах в Государственную думу. Решением арбитражного суда города Москвы от 22 февраля этого года нас выселяют из помещения на улице Марии Ульяновой. Приставы должны явиться со дня на день. В конце апреля Московский областной суд возобновил процесс по ликвидации Межрегиональной общественной организации НБП. Ну и чего они хотят добиться от ликвидации на бумаге, спрашиваю я. Ничего не добьются. Это их злоба и истерика.

На самом деле то, что власть перешла к внесудебным репрессиям, нас не печалит. Мы этого не боимся. В конфронтации со шпаной, нанятой Кремлем, для нас открываются перспективы уличных столкновений. Если мы не умеем (предположим) еще вести широкие оборонительно-наступательные акции, то мы научимся. Ценой разбитых физиономий и травм овладеем искусством избиения противника. Пусть будет так. Кремль хочет уличных конфронтаций граждан — он их получит. Против милиции было бы невозможно обороняться, а со шпаной можно и нужно драться. Они арматурой — и мы арматурой, они бейсбольной битой — и мы битой. А почему нет? Око за око.

Что будет дальше? Мы будем продолжать нашу деятельность политической партии. Государственное насилие нас не пугает. Проблема НБП будет каждый день нарушать сон и покой Кремля. Существование НБП рано или поздно придется признать. НБП не уйдет с политической сцены, более того, она будет доминировать эту сцену.

Мы знаем, что государственные каналы телевидения получили задание создать документальные фильмы, порочащие НБП. В частности, такой фильм снимает тележурналист Николай Сванидзе — он даже приезжал в тюрьмы к национал-большевикам, осужденным за мирное взятие Министерства здравоохранения. Но, как показывает практика, подобные якобы обличающие нас фильмы скорее всего будут иметь противоположный эффект. Они будут привлекать в партию новых членов, соблазненных аурой героизма и самопожертвования, окружающей НБП. Давайте, давайте, тратьте деньги на нашу пропаганду. В свое время после агитки-фальшивки «Охота на призрака», трижды показанной на Первом канале и имевшей целью одновременно и опорочить, и осудить меня по саратовскому делу, в партии наблюдался невиданный приток кадров.

Конфронтация Кремля с НБП представляется мне символичной и чрезвычайно важной коллизией современной России. Здесь в чистом виде столкнулись творческое неповиновение масс и государственное насилие. Я не призываю это правительство и это государство сменить гнев на милость. Я не прошу у них справедливости. Я требую признания НБП государством в качестве равноправного субъекта политики. Мы имеем не меньше прав на то, чтобы конкурировать с другими политическими партиями, чем, скажем, «Единая Россия». Мы старше многих партий, мы есть. И мы будем. Даже если придется для этого ежедневно защищаться от членов криминальной организации, созданной Кремлем, и спать с бейсбольной битой под подушкой. Значит, будем защищаться.

Мы проломим себе брешь в вашей стене. А потом разнесем и всю вашу стену. Не особенно выхваляйтесь вашими силами, армией или милицией. Большая их часть не станет вас защищать.

На демонстрацию 1 мая КПРФ, НБП и «Родина» вывели в Москве 10 тысяч человек. Был отличный солнечный день. За сутки национал-большевики сумели сшить новые флаги, и они яростно трепетали под майским ветром. «Ре-во-лю-ция!» — скандировали нацболы.

4 мая 2005 года

Хроника текущих событий

5 мая, ровно в пятнадцать часов, из окон одиннадцатого этажа гостиницы «Россия» выбрались на карниз два национал-большевика, юноша и девушка. Повиснув на альпинистских стропах между 11-м и 10-м этажами, они развернули вниз огромное вертикальное полотнище длиной в четыре этажа. Черный фон, белые, издалека видимые буквы: «Путин, уйди сам!» Евгений Логовский и Ольга Кудрина таким образом выразили, подчеркнули, указали на главную политическую задачу оппозиции — добиться отставки действующего президента В.В.Путина. Этот лозунг, возможно, сменится на другой, более решительный: «Путин, вон из Кремля немедленно!», однако цель останется той же: отставка Путина, смена режима полицейского государства и замена его режимом свободной конкуренции политических партий.

Логовский и Кудрина были осуждены каждый на 15 суток за мелкое хулиганство, но парадоксальным образом против них одновременно заведено уголовное дело по статье 330 ч.2 УК РФ («самоуправство»), что грозит им лишением свободы на срок до пяти лет. То есть их собираются судить за одно и то же преступление дважды. Это противозаконно, да. Но мы в России.

1 мая началась незамеченная, к сожалению, в СМИ голодовка национал-большевиков в помещении партии на улице Марии Ульяновой, д.17. Дело в том, что в конце апреля в Бутырской тюрьме семнадцать членов НБП объявили голодовку, требуя признания за всеми 46 национал-большевиками, находящимися за решеткой, статуса политических заключенных. Но тогда голодовку насильственно остановил спецназ ГУИНа. Прибыв в тюрьму, спецназовцы оказали физическое давление на уголовных авторитетов Бутырки, а те, в свою очередь, попросили национал-большевиков прекратить голодовку, так как страдать будет все тюремное население Бутырки. И вот теперь голодовка началась на воле. В настоящее время голодают четверо национал-большевиков: Барановский, Дмитриев, Чапалыга и Малыгина, но уже 12 мая к ним присоединятся родители политзаключенных нацболов. К середине мая к забастовке присоединятся все же и политзаключенные некоторых московских тюрем.

8 мая меня попросил о личной встрече видный милицейский чиновник, полковник. Встреча состоялась у московского Зоопарка. Полковник передал мне личное письмо начальника ГУВД г.Москвы генерала В.В.Пронина. В письме генерал сообщает, что по имеющейся у него информации

«при проведении 9 мая с.г. митинга на площади Белорусского вокзала отдельной частью экстремистски настроенной молодежи планируется совершение противоправных действий…»

Далее генерал утверждает:

«Довожу до Вашего сведения, что обозначенные противоправные действия однозначно увязываются с Вашим именем, что может спровоцировать молодежь, увлеченную идеями национал-большевизма, на поддержание возможных экстремистских действий».

И генерал увещевал меня:

«С учетом изложенного и в надежде на взаимное понимание, убедительно прошу Вас предпринять все необходимые и зависящие от Вас меры по недопущению возможного участия молодежи НБП в несанкционированном шествии после завершения митинга 9 мая 2005 года, других противоправных деяниях на территории города».

«Мы искренне надеемся на Вашу взвешенную позицию при решении обозначенной проблемы»,

— заключает генерал.

Мне искренне понравился прагматичный подход главного московского полицейского генерала Пронина. Он понимает, что с нами можно и нужно договариваться. В отличие от неоправданно высокомерного Кремля, милицейское начальство трезво оценивает ситуацию. Хороший пример для подражания. Вот как надо работать. Генерал Пронин знает, что при всей милицейской мощи правоохранителей мегаполиса одни полицейские меры не могут обеспечить порядок в городе с 12 миллионами населения. Генерал Пронин отличный политик. И я обещал ему, что в священный для каждого гражданина России день, в День Победы, беспорядков в Москве не будет. Их и не было.

А полицейские меры были приняты чрезвычайные. Тверская-Ямская улица была закупорена огромным количеством войск спецназначения. Перегорожена КАМАЗами. Каски, бронежилеты, рации, рычащие собаки. Та же самая картина наблюдалась на Новослободской, Лесной и других улицах, стекающих к Белорусскому вокзалу. Некие группы гражданских лиц отлавливали и задерживали молодежь в метро. По нашим сведениям, по меньшей мере две из этих групп имели удостоверения СОБРа. 17 национал-большевиков были задержаны в метро. Всего около пятидесяти национал-большевиков были задержаны в этот день в различных местах города. К середине дня была блокирована шестью милицейскими автомобилями штаб-квартира НБП на улице Марии Ульяновой. И только к ночи людей отпустили и сняли осаду.

Я добрался до Белорусской без особых проблем, по пути искренне изумляясь степени перепуганности Кремля. Количество милиционеров было поистине невменяемым, шизофреническим (точнее, параноидальным). Мы провели митинг, следуя регламенту, разработанному коммунистами. Выступили Г.А.Зюганов, лидер РКРП В.А.Тюлькин и другие коммунистические лидеры. Выступил я. Потребовал отставки Путина. На самом деле ясно, что в отставку сам он не уйдет, что его нужно выдавить в отставку. Вынудить. Множеством совместных действий оппозиции.

Этим предстоит заниматься ежедневно следующие пару лет. В один прекрасный день я не смогу уже дать обещание генералу Пронину, что беспорядков не будет. Так как они будут нужны России.

Еще один аспект празднования 60-летия Победы. Когда чиновники, у которых нет сегодняшних побед, устраивают юбилей великой Победы, получается пошло, вульгарно и противно. Они осквернили Победу. Примазались к ней. Изгрязнили Победу. 9 мая была видна также неприязнь власти к своему народу. На Белорусской площади в резервацию, в кольцо КАМАЗов и милицейских полчищ была загнана именно стихийная, эмоциональная, не парадная Россия. Вероятнее всего, именно усилиями подобных яростных, эмоциональных, наивных людей и была шестьдесят лет назад выиграна война. А расчетливых шкурников и в 1945 году было в России какое-то количество. Это их потомки, это их клоны сегодня резервируют на площади Белорусского вокзала. И встречают как привилегированных, самых дорогих гостей глав иностранных государств.

Тщеславный маленький полковник Путин устроил из нашей Победы, кровавой Победы персональный светский прием. В упрек ему надо сказать, что добрым и гостеприимным нужно быть в первую очередь для своего народа, а потом уж для всех остальных. Мы — важнее. Москвичи же поступили мудро. Они, как во время нашествия Наполеона, в большинстве своем ушли из Москвы. На сей раз на приусадебные участки. И там работали и праздновали. Опыт предков пригодился.

11 мая 2005 года

Кремлевская шпана

Смешной эпизод, похожий на анекдот, но чистая реальность. После митинга пятидесятитысячной толпы «нашистов» на Ленинском проспекте в одном из прилегающих переулков стоит нацбол М. По переулку идет «нашист» с флагом.

Нацбол М.: Отдай флаг, ты, нашист! (и хватается за древко)

«Нашист»: Чего это я должен отдавать флаг? (Не выпускает древко флага «нашист».)

Нацбол М.: Ты знаешь, кто я? Я — национал-большевик! («Нашист» отпускает древко и убегает.)

Теперь о флаг вытирает ноги каждый нацбол, пришедший в штаб-квартиру партии на улице Марии Ульяновой.

Газета «Коммерсант» опубликовала в номере от 12 мая фотографию нескольких пар ног в тапочках, стоящих на моей фотографии, с пояснительной подписью внизу — «фашист». Если забыть, что я крупнейший современный писатель, то вроде и ничего, легкая форма осуществления библейского завета: око за око, зуб за зуб. Насколько я знаю, по Льву Толстому не ходили всякие лохи в тапочках. Налицо явное озверение нравов.

Мой соратник по партии Владимир Линдерман (Абель), только что в очередной раз украденный прямо с улицы и лишь чудом избежавший «выдворения» в Латвию, где против него возбуждено уголовное дело, рассказал о людях, его укравших. Сотрудники одного из отделов МВД были похожи, по словам Абеля, на тройку «Вицин, Никулин, Моргунов», только что более зловещие. Одеты кое-как, кто разбух от алкоголя, кто худ как глист. Нездоровые и, видимо, не вполне вменяемые люди. Сброд, короче. Абель сказал, что общее ощущение: убийцы какие-то. Не то РУБОП, не то ОГРП — расшифровывается как «Отдел по борьбе с групповой и рецидивной преступностью». Федеральные милиционеры. Специалисты по грязным трюкам: подбросить наркотики, оружие.

У меня есть копия письма одного молодого преступника из сибирской тюрьмы, в нем он рассказывает подробно, как его замучил следователь-майор. Как по приказу следователя его истязали, а однажды вошли в камеру ночью и «опустили», сняв происходящее на видео. От него хотели, чтобы он дал показания на товарища. В последних строках письма на волю он сообщает, что следователь сообщил ему, что его убьют и сообщат, что его убили в тюрьме по приказу его товарища. И несчастный автор письма был повешен в камере через несколько дней. Вот методика всех этих УБОПов и ОГРП — идут на убийство ради того, чтобы доказать виновность.

И вот теперь эти люди занимаются политическими организациями, эфэсбэшники в сравнении с ними похожи на джентльменов. Эти же люди тренируют и возглавляют боевое крыло «Наших». Пакеты на головы, арматурой по головам.

Знает ли президент о том, что творят его люди? Безусловно знает. И поощряет. И намеренно послал министра Фурсенко на съезд «Наших». Чтобы показать, что правительство поддерживает эту сволочь. В таком случае получается, что правительство сами сволочь, шпана какая-то. Ведь те, кто поощряет шпану, сами шпана. В стране у нас происходит малопонятный, но очень неприятный процесс облатнения государства. И равняются они не на Аль Капоне какого-нибудь, не на Япончика (просто благородный дядька в сравнении с ними), но на шпану из подворотни. То, что на них дорогие галстуки, дела не меняет. И то, что шпана называет себя «антифашистами»,— это их зловещий юмор такой. Черный юмор работы массовика-затейника по образованию Владислава Юрьевича Суркова, выпускника Московского института культуры.

Дело облатнения, криминализации государства слишком далеко зашло. Сидящие в Кремле сегодня типажи — просто невиданные по своей низости люди. Таких людей в русской истории у управления государством никогда не было. Были злодеи, были герои, но вот люди с ментальностью шпаны (или, что одно и то же, следователя-убийцы) заехали в Кремль впервые. Я совершенно серьезно так считаю. По сути дела, бесноватое сборище «Наших» 15 мая — это сродни не манифестации, не митингу, но празднику Мертвых Зомби на острове Гаити. Маски-шоу. Хэллоуин какой-то. Ничего от политики. Всё — от ненависти. (Еще это может быть похоже на какой-нибудь Ку-Клукс-Клан.) То есть это не политические меры принимает Кремль и уже не полицейские меры, но сатанизмом каким-то занялись кремлевские, шабашем, заклинаниями. Намеренно внеся в обиход намеренно перепутанные понятия «фашизм», «антифашизм», «День Победы», «ветераны», кремлевские заляпали грязными руками все это до такой степени, что погано быть и фашистом, и антифашистом, и ветераном, и Днем Победы.

Уже ранний Жириновский похабно профанировал политические ценности, смешав в стиле «хэллоуин» и либерал-демократию, и национализм (вспомним, что его долгое время упорно называли «фашистом»), и фашизм. Сурков, Путин, Иванов, Грызлов — эти ребята уже и не знают, кто они такие. У них осталось лишь одно несомненное определение: вцепившиеся во власть. Ради власти они называют себя как угодно. Они готовы стать кем угодно, вообще исчезнуть под масками.

Вот я думаю: как же они на это решились? Тут не пошлое уже удвоение ВВП, но сбой, утроение и учетверение личностей и многослойная подмена понятий. Как они на это решились? По моему, они перечитали Лимонова. Может быть, крыша съехала у них от «Другой России»?

15 мая на сцене, установленной вблизи 1-й Градской больницы, висел транспарант с адресом сайта «Наших» — nashi.su. «Su — значит Сурков»,— уверенно объяснил один из нашистов. Чтобы не допустить оранжевой революции, г-н Сурков создает в стране климат «нашизма». И если правдиво объяснение нашистов, Сурков еще и вывел себя в вожди движения под аббревиатурой SU. Ну, маразм! Государственный маразм. В ельцинскую эпоху профанировали понятия, да, но все еще оставались в политических категориях, а здесь — nashi.su. Наш вождь — Su. Путин тоже — Пу и Су. Китайцы словно какие-то, четвертый, скажем, век до нашей эры. Перед войной глиняных горшков с алыми повязками.

Я хочу этим длинным рядом сравнений и метафор сказать, что Кремль, спустившись на уровень ненависти, стал тотально иррационален. Создав для себя внутреннего врага в лице НБП и Лимонова, Кремль драматически сократил наш путь к победе. Ибо в России есть всегда миллионы недовольных, готовых присоединиться к врагам государства. А у такого антинародного государства, какое у нас сейчас, есть десятки миллионов противников. Теперь они знают, вокруг кого им следует собраться. Они знают, кто их поведет.

По мере того как они нас раздувают, я чувствую огромный прилив сил судьбы. Очень скоро, чувствую я, мы придем в Кремль и возьмемся за древко. И, как нацбол М. в переулке, скажем: «Отдайте власть, Пу и Су!» А Су и Пу скажут: «Чего это мы должны отдавать власть?»

А мы скажем: «А вы знаете, кто мы? Мы Лимонов с национал-большевиками!»

Су и Пу выпускают древко власти и убегают.

Я всегда чувствовал будущее. Я убежден в таком моем видении Будущего.

18 мая 2005 года

Это я придумал «Наших»

22 мая у Останкинcкого телецентра произошло событие из ряда вон выходящее. Впервые в новейшей русской истории митинговали вместе левая и либеральная с демократической оппозиции. Формальным организатором митинга «За свободу слова. Против лжи и цензуры на телевидении» была партия «Яблоко», но в акции приняли участие КПРФ, НБП, «Родина» партия Ирины Хакамады «Наш выбор», СПС и многочисленные молодежные организации и левого, и правого толка. То объединение, о котором так долго твердили мы, национал-большевики, последние годы, de facto состоялось 22 мая. Ура, товарищи! Ура, господа!

Идя от места сбора в Аллее Космонавтов до Останкина в смешавшейся знаменами толпе (несколько «яблочных» знамен и десяток коммунистических, поотстав от своих, оказались в гуще национал-большевистских знамен), я испытал, честное слово, ликование. «Вот идут преспокойно вместе приверженцы различных идеологий и не вцепляются друг в друга»,— думал я.— Как отлично! Кремль, ты видишь нас? Вот смотри, и пугайся! Идут твои могильщики!». Пуританский контингент КПРФ лишь ворчал тихонько на «богатую» экипировку СПС. И всё. Больше ничего. И ко мне никто не приставал с дотошными вопросами: вот, мол, сказали некогда то-то и то-то — объясните. Никто ничего не просил объяснить.

Я вышел к микрофону. Меня встретил шквал аплодисментов. Я сказал: «Братья и сестры! Товарищи и господа! НБП с вами, и мы готовы на всё!» Насколько я мог видеть вокруг себя, лица людей были приветливы. Я далек от мании величия и верю, что люди приветствовали в моем лице самоотверженных членов Национал-большевистской партии: тех сорок шесть плюс трое арестованных в Новосибирске — сорок девять политических заключенных, сидящих сейчас в российских тюрьмах и лагерях.

Первый митинг объединенной оппозиции удался. Судя по относительно небольшому количеству милиции, откомандированной для проведения митинга, власти не очень верили, что люди придут. Но пришли. И чопорные эспээсовцы, и яблочники, и азартные коммунисты — и это классно. У подобных демонстраций единения оппозиции и враждебности к Кремлю огромное будущее. Нам предстоит войти в Кремль в один из этих дней. В один из подобных дней.

23 мая продолжился суд над Ходорковским и Лебедевым, продолжилось чтение приговора. Я явился на Каланчевскую улицу, желая попасть в зал суда, в 10:45 утра. Предыстория этого похода вкратце такова. 20 мая на презентации сайта Политзеки.Ру в Доме журналиста канадский адвокат Ходорковского Роберт Амстердам бросил всем собравшимся правозащитникам и политзекам упрек. «Почему вас не видно у здания Мещанского суда?» — вопросил он. В своей реплике на его речь я попросил адвоката добиваться бойкота лично президента Путина западными лидерами. Если бы не поддержка Путина Бушем, Берлускони или Шредером, наша борьба здесь была бы более успешна, сказал я. «Не общайтесь с этим режимом, должны вы сказать вашим лидерам»,— попросил я г-на Амстердама.

Мы договорились, что я приду на суд в понедельник и меня проведут в зал заседаний. Но в понедельник все подходы к зданию Мещанского суда оказались блокированы. Меня остановили милиционеры еще метров за пятьсот до здания. причем были закрыты для движения и пешеходов, и автомобилей обе стороны Каланчевской улицы. Ко мне вышел судебный пристав — полковник — и заявил, что пропустить он меня не может: в зале считанное количество мест. Я не стал с этим спорить, заметив лишь, что он нарушает Конституцию. Пристав сказал, что выполняет приказ. Милиционеры тоже выполняли приказ, противоречащий Конституции РФ. Дав интервью нескольким информационным агентствам и радиостанции «Эхо Москвы», я покинул это постыдное милицейское шоу.

Милицейская видеокамера запечатлела меня, пришедшего выразить солидарность с капиталистом. Я сам прошел через мясорубку российского закона и потому сочувствую каждому, кто за решеткой. И бомжу, и Ходорковскому. И не Путину судить Ходорковского.

Газета «Ведомости» опубликовала данные о расходах на проведение демонстрации организации «Наши» в Москве 15 мая, когда в столицу свезли 60 тысяч студентов со всей России. Затрачены были до полутора миллионов долларов. Следует понимать, что из этих свезенных в Москву 60 тысяч не все являются «нашистами». Это всего лишь студенты, не смевшие ослушаться приказов начальства своих вузов под угрозой плохого балла в случае неповиновения. Это всего лишь провинциалы, не отказавшиеся от удовольствия бесплатно проехаться в Москву и обратно.

Когда 7 ноября 2004 года Национал-большевистская партия попыталась прибегнуть к такому же методу — привезти на ноябрьскую демонстрацию в Москве нацболов из регионов,— спецслужбы, используя глобальную прослушку телефонов активистов НБП, остановили автобусы с нацболами на дорогах и задержали их на несколько часов. Обладай мы хотя бы мизерной частью тех денег, которые истратил Кремль, мы привезли бы в Москву и сто тысяч человек. Симпатии подавляющего большинства молодежи российских регионов вовсе не принадлежат партии власти, антимолодежной по сути своей. А НБП симпатизирует очень внушительная часть молодежи.

Так что пыль, пущенная в глаза столице, все эти устрашающие когорты стальных, якобы путинских гитлерюгендовских отрядов на поверку так же фальшивы, как и весь этот режим. Потемкинские отряды. Идеальные «нашисты» — это, может быть, только два брата Якеменко. О том, что 40 или 50 боевиков — «нашистов» на самом деле возглавляются РУБОПом и состоят из рубоповцев же и навербованной сдельно шпаны, я уже писал. Группа Путина не может предложить «нашистам» главного — судьбы и революции. Так что прошли студенты в потемкинских колоннах — и всё.

Я наконец получил из Интернета в цвете брошюру «Необыкновенный фашизм». В ней всё неумная ложь начиная с обложки: никаких орлов, к которым прилеплен в когти значок НБП, у нас никогда не было. Рука девушки с наманикюренными пальцами, вытянутая в римском якобы приветствии,— топорный подлог. На самом деле НБП всегда использовала в качестве приветствия сжатый кулак, «красный салют» немецких коммунистов-антифашистов. Цитата из Лимонова — не более чем цитата из одного из романов писателя. Фотографии Гитлера можно присобачить куда угодно, в том числе рядом с Путиным или Ивановым.

Но особенно возмутительными я нашел не все эти в стиле детского лепета обвинения, а два фото с подписью: «Ветеран ВОВ Василий Кононов отсидел в тюрьме за борьбу с фашизмом» Вот именно Кононова долгое время единолично защищала НБП со времени его ареста в августе 1998 года. Мы провели сотни акций в его поддержку: атаковали посольства и консульства Латвии в Москве, Питере и Пскове, расписывали поезда, идущие в Латвию, лозунгами «Свободу Василию Кононову», наши активисты в Риге были множество раз задержаны и арестованы за Кононова. Когда его под давлением в 2000 году освободили из тюрьмы, он пригласил в тот же день к себе домой посла РФ Удальцова и лидера НБП в Латвии. Но дристуны из Кремля и пальцем долгое время не двинули в защиту ветеранов ВОВ, преследуемых в странах Балтии. Теперь эта нашистская мразь фальсифицирует свежую историю.

Я обращаюсь не к организации «Наши», но к тем молодым людям, которых использует эта организация: не позволяйте себя втянуть в грязное дело, в шельмование героической политической организации НБП и ее лидера. Группа Путина балансирует на грани преступления ежедневно, и сколько бы ни называли эти люди бесстыдно своих противников фашистами, а себя антифашистами, правда одна, и она бесспорна. И со свойственной молодым людям честностью российская молодежь эту правду чувствует и знает, на чьей стороне эта правда. Она на стороне НБП, которая платит за свои убеждения тюрьмами и лишениями. У НБП сидит 49 ребят. Легче всего, конечно, примкнуть к той стороне, у которой сегодня власть. Но это бесстыдное шкурничество. Не будьте шкурниками, мерзавцами и конформистами, пацаны и девушки. Это последнее дело.

У Кремля нет таланта. Об этом вопиет топорно сделанная брошюра. И не только она. Даже название «Наши» ввел в обиход ненавистный им Лимонов. В сентябре 1990 года в газете «Известия» (тогда она выходила тиражом, если я не ошибаюсь, 13 миллионов экземпляров) была опубликована моя статья «Размышления у пушки», в которой именно было выстроено гордое патриотическое понимание этого слова. Дело в том, что однажды в музее Великой Армии на двух французских пушках, находившихся в плену в Берлине с 1815 по 1945 год, я нашел надписи на русском языке. Штыком было выбито:

«Берлин посетили 7 мая 1945 г.
Туровский, Шония, Кондратенко».

Я развил в статье понятие «наши», употребил его десяток раз (среди прочего там есть «отворачивающиеся сегодня от наших прибалты»). Когда в феврале 1992 года я встретился в Москве с Виктором Алкснисом, он сообщил мне, что создал вместе с журналистом Александром Невзоровым движение «Наши», вдохновленный моей статьей. Вдохновленный своим творческим бессилием, Кремль украл движение «Наши» в январе 2005 года. Не зная, конечно, кто «отец» названия. Так-то, ребята, ни на что оригинальное вы не способны. И лжете. И идете на Лимонова под придуманным им логотипом.

25 мая 2005 года

Исламская карта

Последние несколько сотен лет русские зачарованы Кавказом. Нас тянуло туда, к нашим близким соседям, от любви и желания стать такими, как они, мы их завоевали. Немало было в этом завоевательном стремлении на близкий Юг и жадности. Захватить их солнечные долины, их горы и экзотические леса. Но и любви тоже: наши лучшие поэты Пушкин и Лермонтов — кавказские поэты. Так же точно германцы спускались для завоеваний в солнечную и близкую Италию и очаровывались ею.

С тех пор установились отношения любви-ненависти. Мы, многочисленное белотелое племя, расплодившееся в околомосковских княжествах под защитным покровом снегов, исправно поставляли юношей-солдат. Деревенские, белоголовые, они шли под барабан и полковую флейту все дальше и дальше. Гибли тысячами, но их было больше, чем черноголовых обитателей гор. В горах и деревенские солдаты, и дворяне-офицеры столкнулись с Исламом, с очарованием Корана, с суровым горским адатом.

А на Волге давно излучали сияние Ислама старые татарские царства — Казанское и Астраханское. А к югу от Саратова, Оренбурга, Омска начиналась Великая Степь, где также в конце концов воцарился Ислам. А еще дальше по дороге в Индию цвели древнейшие исламские города: Самарканд, Бухара, Хива. У Лермонтова есть исполненное глубочайшего геополитического смысла стихотворение о Казбеке и Шат-горе (Эльбрус), у которых «пред толпою соплеменных гор» разгорелся спор:

«Не боюся я Востока!—
Отвечал Казбек,—
Род людской там спит глубоко
Уж девятый век».

Далее Лермонтов перечисляет древние исламские гнезда, характеризуя их состояние:

…И склонясь в дыму кальяна
На цветной диван,
У жемчужного фонтана
Дремлет Тегеран.

…Дальше, вечно чуждый тени,
Моет желтый Нил
Раскаленные ступени
Царственных могил.

Бедуин забыл наезды
Для цветных шатров
И поет, считая звезды
Про дела отцов.

Уже в начале XX века состояние исламского мира стало иным, чем живописал Лермонтов. Он проснулся. Распалась Оттоманская империя, но на ее развалинах возникли многочисленные исламские монархии, такие, как Саудовская Аравия, те самые бедуины из цветных шатров. После Второй мировой войны на развалинах Британской империи в Индии образовалось крупное мусульманское государство Пакистан. В 1979 году вспыхнула исламская революция в том самом Тегеране, где диван и кальян (интересно, что менее года назад иранское правительство запретило курение кальяна в общественных местах). Ну и последние десятилетия изобиловали многочисленными восстаниями — проявлениями мусульманских страстей. Теперь роли перевернулись, это мы теперь спим и не двинутся полки вдоль большой реки, сверкая штыками, и нет у нас генерала седого, того, что ведет полки, грозя очами. Все это — парафразы из Лермонтова. Вот кто лучше историков и политиков понимал исламский мир — поэт-гений.

Году в 1999-м знаток Ислама Гейдар Джемаль высказал мне интересную мысль, точнее, дал политический совет. Он сказал:

«Эдуард, подумайте, в каждом русском городе есть мусульманская диаспора. Далеко не все эти люди пассионарны, но многие из них — да. Они дисциплинированны и подчиняются своим религиозным лидерам. Тот, кто расположит их в свою пользу, выиграет все битвы. Тот, кто сыграет мусульманской картой».

Джемаль прозорливо прав. В современной Российской Федерации мусульмане не только прочно являются гражданами второго сорта (первым являются православные христиане), но и на фоне войны в Чечне все больше переходят в категорию чуть ли не преступного сообщества. Тот российский политик, который прочно заявит о намерении сделать мусульман гражданами первого сорта и предпримет соответствующие шаги к осуществлению этого намерения, получит огромную поддержку мусульман России.

Что должно быть сделано? Ислам должен стать религией, равной Православию. Президент страны и правительство страны должны с равным уважением относиться к Исламу и Православию. Сегодняшний перекос в сторону Православия не только обижает мусульман, но и оскорбляет. В своей собственной стране они чувствуют себя чужаками. Так быть не должно. В обществе не должны раздаваться голоса, скажем, против строительства мечети в том или ином районе или городе. Право строить мечеть или медресе, так же, как и православную церковь, защищено Конституцией РФ, однако реальная политика правительства Путина такова, что это право не гарантировано. Простой обыватель, российский гражданин нигде не может получить элементарное знание о великой религии Ислама. Граждан не учат об Исламе. А следует давать хотя бы начальные сведения о Великой Религии уже в школе.

В тюрьме я завидовал мусульманским товарищам, оказавшимся в заключении. Их религия и ее церемонии, молитва пять раз в сутки, определенные ритуалы и воздержания — все это делало их сильными. Каждый намаз, когда в назначенные часы миллионы узких спин сгибаются в молитве, связывающей мусульманскую общину, Умму, между собой и с Аллахом, был своего рода каждый раз поднятием флага. Среди страданий и скорби тюрьмы мусульмане подымались над обычными узниками, сонными и несчастными. А коранический закон, детализирующий все стороны жизни мусульманина, делает его жизнь благороднее.

Крайние, аскетические формы Ислама (ваххабиты — лишь одна из этих форм) далеко не однопроцентная даже часть Исламского мира. Немонашеский Исламский мир огромен, и подавляющее большинство русских мусульман хотели бы жить в светском государстве, в котором их религия будет пользоваться уважением и почетом как исконно русская религия. А они сами не будут рассматриваться чиновниками и правоохранительными органами и темными силами нашего общества как преступники по вероисповеданию.

Все эти мысли появлялись у меня и раньше, на протяжении десяти лет моей политической работы. Сейчас эти размышления прибавили в актуальности, поскольку в Национал-большевистской партии есть свои мусульмане. И те, что были ими рождены, и те, что ими стали. Мы приветствуем этот факт. Мы считаем, что политика фактического отталкивания и враждебности, которую ведет по отношению к мусульманскому миру правительство Путина, отвратительна. Я говорю не о словах и заверениях, не о редких встречах президента с муфтиями, но о той фактической атмосфере страха и недоверия к исламу, которая создана в России.

Разумная Большая Политика не может строиться на чувстве ксенофобии, то есть отвращения к чужим, к иным, к иной религии. Подобные эмоции непростительны даже подросткам, конкурирующим за первенство в своем микрорайоне. Разумная Политика и разумный политик обязан исходить из того обстоятельства, что Россию населяют различные социальные, религиозные и этнические группы и что следует удовлетворить интересы всех этих групп. Мусульман в нашей стране свыше 20 миллионов. Это русские люди. Велик Аллах. Идите к нам, мусульмане. Эта Россия не устраивает всех. Нам нужна другая Россия. Да поможет нам Аллах.

31 мая 2005 года

Будьте так же смелы, как мы

Еще в феврале 2004 года национал-большевики создали организацию «Россия без Путина», намереваясь собрать под ее крышей всю оппозицию, враждебную Кремлю. По праву инициатора я стал руководителем этой организации. Необходимость объединения казалась нам очевидной.

Однако выяснилось, что крупные партии не спешат под знамя новой организации. И напротив — мелкие политические организации обратились к нам во множестве. В свою очередь, мы не спешили брать мелких, пока такие киты, как КПРФ, не дали согласия. Тогда я разослал несколько документов лидерам крупнейших оппозиционных партий, где изложил возможный сценарий противостояния. И не получив ответов, даже разослал пространные телеграммы. Ответил только лидер РКРП Тюлькин. Думаю, радикальность сценария и моя репутация радикала отпугнули партии.

Процесс, может быть, и заглох бы, если бы не знаменитое интервью г-на Суркова в «Комсомольской правде» от 29 сентября 2004 года. В интервью кремлевец Сурков самолично и мгновенно объединил оппозицию в одно дерево, где на одной ветке растут лимоны и яблоки. Все это широко известно. 29-е сентября и стало водоразделом. После этого дня началось реальное объединение оппозиции. Я встретился с руководителем КПРФ, начав этой встречей постоянные ежемесячные консультации, встретился также с Явлинским и Хакамадой, а в марте 2005 года — с Рогозиным. Одновременно КПРФ, НБП, «Яблоко» сотрудничали в регионах во время «льготных» бунтов.

Все это привело-таки в конце концов к определенному объединению всей оппозиции. Но не под крышей организации «Россия без Путина». Левые силы объединила всегда стремящаяся к доминированию КПРФ на конференции по поводу инициации референдума 9 апреля сего года. А первый смотр объединенной левой и правой оппозиции состоялся 22 мая у Останкина, на митинге против цензуры на телевидении. В этот день удивительным образом смешались в одной яростной толпе народа флаги КПРФ, НБП, «Яблока» и даже СПС, а также АКМ и других молодежных организаций. Длинной колонной шла оппозиция по Аллее Космонавтов у ВДНХ к Останкино, и отставшие от своих знамена КПРФ, «Яблока» и СПС мирно колыхались среди знамен НБП. Мы смогли, мы сумели. Это все отрадно и великолепно. Я всегда агитировал за объединение без всяких условий.

Объединение происходит. Однако медленно. Нужно быстрее, потому что Кремль форсированными темпами создает контрреволюцию в противовес готовящейся оппозицией революции (а оранжевой она будет или иного цвета, это уже другой вопрос). 15 мая состоялась потемкинская по своей сути демонстрация «Наших». Как свидетельствуют подробности о встрече Путина с «комиссарами» «Наших», Путин, наивный чекист, видит реальность причудливым образом. Согласно интервью самого Якеменко после встречи, президент спросил его: «Как вам удалось собрать 15 мая такое количество народа?» — «А у нас разветвленная сеть региональных организаций»,— гордо ответил Якеменко. Между тем всем, кроме Путина, известно, что демонстрация обошлась Якеменко (а он взял деньги в Кремле) в сумму от 1 миллиона двухсот тысяч долларов до полутора миллионов. В Москву на тысяче автобусов были привезены из провинции студенты и все желающие прокатиться в столицу. По нашим сведениям, брали всех, от нескольких регионов приехали даже члены РНЕ.

Потемкинская, как потемкинские деревни, демонстрация, конечно, остается потемкинской. То, что «Идущим вместе» придали по полсотни костоломов из РУБОПов, еще не делает «Наших» организацией романтической контрреволюции. Романтическую контрреволюцию создать не удалось и не удастся, я об этом писал, но Кремль готовится усиленно к отражению оранжевой революции в России, это факт. Отсюда и массированная пропагандная и репрессивная кампания против организации, которая, по мнению нашего общества, может стать авангардом революции,— против партии, которую я возглавляю, против НБП. Потому что мы особенно опасны власти, и мобилизованы против нас все виды репрессий: судебные, против теперь уже 48 политзаключенных нацболов, бандитские нападения на наших активистов, репрессии производятся даже в Интернете — обилие «компромата» и якобы «диссидентских» статей поражает.

Так что ввиду быстрой реакции Кремля на угрозу революции следует действовать быстрее, сближаться и объединяться серьезнее и быстрее. Необходимо иметь несколько сценариев — планов поведения объединенной оппозиции. Сегодня таких общих планов нет. Должны быть.

Несколько замечаний. Одна из ложных дорог — это надежда некоторых оппозиционных партий на выборы 2007 и 2008 года. Как можно надеяться на выборы, господа товарищи, если ошеломляюще ясно: выборы будут зависеть от прихоти и настроения Кремля. Либо выборов 2007 года вообще не будет, либо они будут привычно сфальсифицированы. Зачем же уповать на выборы? Нужно готовиться к иным вариантам событий. Как нелепые и фантастические звучат в иных газетах стенания либералов: «Мы плохо работали, вот народ нас и оттолкнул, вот мы и не попали в Думу. Будем вести пропаганду и агитацию в народе и в Думу попадем в 2007 году». Настоящую волю народа и его мнение о тех или иных политических партиях можно узнать только после подсчета голосов на свободных выборах. Вот когда они произойдут — будете знать ваши настоящие проценты.

Вторая ложная амбиция политических партий оппозиции, каждой в отдельности,— это претензии на то, чтобы народ тотально проголосовал за их партию. Это вредная иллюзия. Ни одна партия не сможет сегодня получить даже 30% голосов в парламенте страны при условии свободных выборов. Потому что у каждой партии есть сегодня определенный ее сегмент электората, поскольку у нашего народа (слава Богу!) нет единого мнения о настоящем и будущем России. Нечего натужиться, принимать горделивые позы и сообщать лживые цифры членов ваших, ах каких огромных, политических партий. Нужен общий сценарий борьбы, должна быть определена роль каждой партии в борьбе против Кремля. Уже столько раз пролетали с прославленным русским «авось». Хватит мечтать и оспаривать друг друга, нужно, как военным командирам, сесть за стол, разложить карту, определить позиции.

Неразумной представляется ориентация исключительно на оранжевый вариант событий. Кремль готовится к оранжевой революции? Отлично. Пусть готовится. А мы осуществим иную революцию. Либо осуществим смешанный вариант. Пусть гадают, какой. Время политических болтунов закончилось. Пришло время трезвых командиров.

Еще одно замечание. НБП, так случилось, забежала вперед других политических организаций и первая стала осуществлять акции прямого действия. Однако уроки НБП были усвоены другими организациями поверхностно. Мы никогда не утверждали, что «выводим людей на улицу». Партия отличилась тем, что осуществляла строго концентрированные точечные удары по символическим центрам, удачные и одновременно балансирующие на грани закона. Мы всегда понимали, что прямой конфронтации с мощью репрессивного аппарата государства не выдержим. Наша сила в ловкости и неожиданности. Одновременно мы никогда не позволяли себе скатиться в оперетту. Серьезность НБП доказывается день и ночь нашими героями-политзаключенными. А те, кто пытается нам подражать, почему-то говорят об «улице», «вывести людей на улицу». Это ошибочная цель: массы народа выходят на улицы неохотно и не всегда, и в редкие моменты истории. В последний раз в России это было в октябре 1993 года. Искусственно выманить людей невозможно. Это ложный путь — ожидание, когда массы выйдут. А может, не выйдут еще целых 15 лет. Так и будете ждать масс? НБП никогда не хвалилась, что выводит людей. Мы совершали героические точечные удары. Ожидание «вот массы все сделают» — это пассивная позиция.

Потом, положа руку на сердце, ведь наши подражатели осторожничают и берегут себя. Размахивают шариками, вывели козла, напялили шкуру, размалевались, устроили театральное действо. Из подражателей никто и в тюрьму не попал. Хотят легко отделаться.

Хотите революции — надо идти на больший риск, чем вы идете. Смелее, будьте так же смелы, как мы. Нам будет легче, если рядом откроется второй и третий фронт. Пока отдаленно приближается к храбрости НБП только АКМ. Но факт есть факт — даже у АКМ нет политических заключенных. Мы трагичны — у нас 48 узников.

Пока вы не готовы умереть сегодня и сейчас за то, чтобы Россия стала свободной страной, вся эта офицерня будет сидеть в Кремле и владеть вами. Революций по Интернету, революций цветов в России не будет. Готовьтесь к ржавому железу, к сырому камню. Ничего страшного, наши предшественники смогли, сможем и мы.

7 июня 2005 года

Офицеры и офицерики

Что общего у ржавого Романа Абрамовича и бледного Владимира Путина? Ответ: оба женаты на стюардессах. Об этом стоит подумать. Союз мужей стюардесс? Солидарность мужей летающих жен?

Что общего у генерального прокурора Устинова с его замом Колесниковым? Оба необъятные мужланы. Зело обильны телесами. Выглядят как хозяева мясного цеха, обладатели фарша и полутуш. В России начальник — всегда крупный дядя, либо невысок и толст, либо высок и толст. Как в Китае, где мандарины-чиновники были самыми жирными особями.

Министр обороны Сергей Иванов: тип кагэбэшника-истерика, желчный, мелкие зубы рыбы. Злой.

Куратор спецслужб и ментов Сечин выглядит как сексуальный извращенец, все лицо из вкрадчивых округлостей.

Другой Иванов, кремлевский, без внешнего облика.

Знойный брюнет Владислав Сурков. Создатель фальшивых партий, фальшивых шествий, фальшивых митингов, фальшивых выборов. С чуть надклюнутым плешью затылком.

Господин Вешняков — истовый маньяк с наглыми бледными глазами, вид Савонаролы, монаха-изувера. Предан Путину всей требухой в животе. Когда говорит, аж трепещет. И всегда лжет.

Сонный как моль, хлюпающий глазами Кудрин — постаревший Шурик из «Кавказской пленницы». Чудак такой, якобы.

Герман Греф. Подобные зачаточные усики требуют ежедневной подстрижки, заботы. Самый крайний из западных, далечее всех от народа. Просто плейбой какой-то. Был искренне поражен неуспехом монетизации. Как же так, не хотят дедки-бабки брать двести рэ вместо привилегий?

Министр Зурабов. Самые дорогие костюмы и галстуки во всем правительстве. Красивый, наглый, плотоядный, автор закона холодного презрения №122. Смотрит на население как на унтерменшей. Этакий граф Дракула правительства.

Министр юстиции Чайка. Ужасающе похож на уголовника.

Дмитрий Козак. Лицо в виде мотыги. Мотыжит Южный федеральный округ. Таким образом затушивая пожары. То в одной республике пожар, то в другой… И всякий раз — мотыгой.

И Хозяином над всеми офицерами и офицериками легитимно избранный, обманом нам всученный, редковолосый, коротконогий, с утиными носиком, г-н подполковник. О, господин подполковник, о!

Путин командует своей группой. Они скрывают его роль, как бандиты оберегают главаря. Почему никуда не продвинулось ни одно расследование: ни загадка гибели «Курска», ни кто дал приказ о штурме центра на Дубровке, ни кто ответственный за штурм школы в Беслане, полной детей, и кто лично принял решение затаскать по тюрьмам Ходорковского, кто в ярости приказал гноить в тюрьмах сорок восемь национал-большевиков. Потому что выяснилось бы, что это Путин лично давал эти приказы. Я не сомневаюсь.

Президент много и долго говорит. Он каждый день вещает. Его светская жизнь есть главный субъект информации в РФ. Он говорит банальные вещи. Большей частью звучит правильно, но банально, плоско. «Лошади кушают овес и сено. Волга впадает в Каспийское море» — вот его репертуар.

С озвучкой у них все в порядке. По-видимому, и с благими намерениями. Проблема в том, что Путин и его группа абсолютно аморальны. Они забили ногами всю страну, все общество. Левых и правых, богатых и бедных. Извратили политику. Политические партии за наши деньги изготавливает Сурков. Помогают ему Министерство юстиции и Центризбирком. К каждым выборам создается политическое меню, куда включаются только политические партии, избранные Кремлем. В путинской России ложь — все. Это их основной операционный метод — лгать.

За пять лет правления умудрились восстановить против себя всех. Все активные силы общества. Бедные боятся этой власти, глядя на их полную бесстрастность и садизм, проявленные при монетизации. Богатые тотально не верят офицерам и офицерикам — после расправы с Ходорковским как можно верить? Разве что побратим стюардессами Абрамович неприкасаем. И то, надолго ли? Русские юноши боятся призыва в дурную армию С.Иванова, не хотят защищать интересы кадыровых и ямадаевых в Чечне. Мусульмане боятся жить и ходить в мечети. Журналисты боятся писать. Либералы и демократы оказались еще более не нужны офицерам и офицерикам, чем даже коммунисты в парламенте. Все оболгано. Везде подменены и намеренно перевешены вывески. «Антифашисты» с бейсбольными битами избивают активистов политических партий. Происходит глумление над всеми ценностями. Возобладало тотальное зло.

Однако в этой кромешности я вижу поразительную возможность для бунта всего российского общества против этих людей. Эта система одинаково враждебна и национал-большевику, и либералу, и мусульманину, и чеченцу, и осетину, и члену РНЕ. Офицеры нас достали. Пора их задвинуть. Они не дают нам жить и дышать. Они создали для всех нас атмосферу зоны какой-то, самого дерьмового особого режима. А мы все хотим быть каждый собой: национал-большевиком, либералом, мусульманином, осетином, чеченцем. Офицерики наказывают нас за нашу суть, как злобные отцы. А мы не хотим злобных отцов. Никакого, тем более Верховного отца нам не нужно. Путин и его офицерики во многом глупее нас. Это третьестепенные, случайные люди.

Кремль в одиночестве спит в летней жаре на своем холме. Абсолютистское одиночество этого режима очевидно. Все ждут не дождутся, когда окончится правление. Удивительно единодушно сейчас российское общество. Все хотят избавления. Чтоб они ушли. И мы заживем. Потому что все уверены: без них нам будет хорошо. И очень хорошо. Уже только потому, что без них.

Кажется удивительным, как легко они сели нам на шеи, на головы своими офицерскими задницами. Они воспользовались нашими разногласиями, нашими ссорами, вот в чем дело. Пока коммунисты воевали с демократами, а демократы с красно-коричневыми, пока все воевали со всеми, они тихой сапой подмяли нас под себя. Но пять лет все-таки прошли не даром. За пять лет у нас не осталось иллюзий.

Они правят страной с помощью насилия. Они не понимают, что насилие — неэкономичный способ управления, что насилие архаично, что договариваться в обществе куда проще, легче и выгоднее. Но они никак не могут иначе, в свободном обществе, чтобы преобладать, понадобится талант. А вот как раз талантов у них и нет. По-нормальному ведь Путин не выдержит и десяти минут дискуссии со мной в передаче «К барьеру!». По-нормальному ведь любой, самый мелкий национал-большевик благороднее любого депутата Госдумы от фракции «Единая Россия» в тысячи раз. Если по-нормальному, то в осетинском суде должен идти процесс по иску потерявших детей жителей Беслана к В.В.Путину. И он должен бы получить солидный срок за свое преступление. Это если по-нормальному.

Отец, бьющий своих детей,— вот какая на сегодня у нас формула российского государства. Нам бы даже не доброго отца наконец заполучить — лучше отца такого верховного не иметь вовсе. Береженого Бог бережет. Даешь парламентскую республику. Долой злобных отцов. Мы ненавидим правительство офицеров и офицериков.

15 июня 2005 года

Первая кровь

В противостоянии Кремля и НПБ пролилась первая кровь. Можно предположить, что, как в сериале «Рэмбо», за первой последует и вторая. Первая пролилась вот как, и была кровью нацболов.

17 июня около 14 часов 30 минут к «бункеру» — помещению НБП на улице Марии Ульяновой, д.17 — подошел отряд спецназа Министерства юстиции и судебные приставы. Приставы должны были выселить ЗАО «Честные коммерсанты» — фирму, за которой скрывались нацболы,— согласно двум решениям арбитражного суда. Добавлю от себя, что решения эти, заведомо неправовые, были вынесены как карательные.

«Открывайте двери! Мы все равно войдем!» — закричали зеленые воины спецназа. Двери не отворились. Тогда нападающие стали резать дверь автогеном. Судебные приставы нервно курили в стороне. Тем временем из помещения повалил густой дым. К бункеру съехались все службы города: войска МЧС, пожарные, ФСБ, УБОП, обычная милиция, оперативники в гражданском. Не было только бронетехники.

Всего дверей оказалось пять. Нацболов обнаружили в последней комнате. Всех их положили на пол. И хотя спецназ боялся их бить открыто, ввиду того, что у помещения на ул. Марии Ульяновой скопилось большое количество российских и иностранных журналистов, по нацболам все же побегали ботинками. Там же, в последней комнате, обнаружили, что четверо из пятнадцати захваченных в плен нацболов в знак протеста вскрыли себе вены. Пленных и не раненых одиннадцать нацболов вывезли в ОВД «Ломоносовский», а четверых окровавленных увезли в больницу. ФСБ и УБОП произвели обыск, бесцеремонно разбросав личные вещи нацболов.

По свидетельству очевидцев, у привыкших ко всему милиционеров и эфэсбэшников все же были круглые глаза. Кровищей залитое помещение встревожило, должно быть, их усталые нервы. Вскрыть себе вены в знак протеста — это старый метод зэка, употреблявшийся с незапамятных времен. Нацболы вывезли его из тюрем, и, конечно, это определенного вида изуверство. Вместе с недавней голодовкой нацболов вскрытие свидетельствует об эскалации борьбы с Кремлем, войны Кремля с нацболами.

Из ОВД «Ломоносовский» национал-большевиков стали выпускать около 23 часов. Последний нацбол покинул стены ОВД в 01:30 ночи. Пока не возбуждено ни административного, ни уголовного дела. Административное должны возбудить приставы. Пока они этого не сделали. Уголовное дело может быть возбуждено по статье 315 УК РФ — неисполнение приговора суда, решения суда или иного судебного акта. По некоторым сведениям, прокуратура Москвы решает вопрос о возбуждении. Хотя верно и то, что в руках Фемиды сейчас находится 48 национал-большевиков, так что упрятать за решетку еще дюжину будет как-то слишком.

Конечно, сокрушить непокорную НБП Кремлю очень хочется, но пока репрессии привели лишь к усилению партии. А репрессии достигли своего апогея. В финальную стадию перешел процесс о ликвидации МОО НБП (Межрегиональной общественной организации «Национал-большевистская партия») в Московском областном суде. Следующее заседание состоится 29 июня, и на нем, вероятнее всего, судья Власова примет решение о ликвидации партии. То есть фактически будет принято решение о запрещении политической партии. Пожалуй, в современной истории России это будет первый случай, когда столь крупная партия, столь видимая и ярко выступающая на национальной политической сцене, будет запрещена. Полагаю, что Кремль стремится к запрещению со слепой яростью великана Полифема. Однако реакция общества и самих нацболов на запрещение будет противоположной той, на которую надеются отечественные держиморды. Это будет еще один довод в пользу того, что власть неисправима, на уступки она не идет и таким образом политическая борьба в России может сводиться лишь к полному устранению группы Путина от руководства страной.

На последнем заседании Московского областного суда 16 июня прокурор Михлина (по совету судьи Власовой, высказанному на предыдущем заседании) выступила с дополнительным заявлением: якобы, поскольку деятельность НБП была приостановлена еще в 2003 году, то мы незаконно провели шествия и митинги 5 апреля и 1 и 9 мая сего года, а я незаконно выступал на них как лидер НБП. Что нас следует ликвидировать еще и по этой причине: неподчинение решению суда. На самом же деле Кремль уничтожает НБП за то, что мы неподконтрольны Кремлю, за то, что мы независимы, за то, что мы долговременная политическая структура, пользующаяся все большей приязнью масс. За то, что мы готовы дать отпор Кремлю и даем ему отпор.

Вообще вся история НБП — это история российской несвободы. Нам отказывают во всероссийской регистрации с 1998 года. Четыре отказа зарегистрировать партию как общероссийскую и тем дать нам доступ к избирателю — свидетельства не просто двойных стандартов, практикуемых Кремлем, но свидетельство наглого беззакония, творимого в стране власть предержащими. И что будет дальше с НБП?— задается вопросом думающая часть российского общества. Запретят партию, и дальше что? Исчезнут ли с улиц российских городов юноши и девушки с красным флагом и черным серпом и молотом? Да нет же, не исчезнут. Тюрем мы не боимся. Первая кровь уже пролилась. Это была наша кровь. Мы пролили ее, чтобы доказать, что не боимся крови. Я настоятельно советую Кремлю подумать, и прежде чем запрещать партию, взвесить все негативные последствия этого акта, сталкивающего национал-большевиков в подполье.

Вы, господа из Кремля, поступаете несправедливо. Выборочно применяете насилие против политической партии. На каком основании, скажем, Министерство юстиции зарегистрировало «Народную партию» господина Гудкова, бывшего эфэсбэшника, да еще с заявленной численностью в 120 тысяч человек? На самом деле такой партии нет, это фальшивка, злобная шутка. Свыше десяти лет существует НБП и видна всей стране. Но вы упорно попираете наше право на создание партии и политическую деятельность. Вы насильники и мерзавцы, вот вы кто. Я хочу вам сказать, что мы не отступим, несмотря на запрещение партии. Что мы будем выходить на наши политические акции под нашими лозунгами и знаменами. Хуже будет вам.

Когда я заканчивал написание этой статьи, мне сообщили о нападении на пикет НБП у метро «Ленинский проспект». На наших товарищей налетели молодчики, вооруженные бутылками. Среди бела дня, около двух часов, в оживленном месте Москвы, у известного памятника Хо Ши Мину наши товарищи дали им достойный отпор и обратили их в бегство.

И совсем последняя новость. 30 июня в 12 часов дня в Никулинском суде на окраине Москвы состоится первое заседание суда по делу 39 нацболов, «захвативших» приемную администрации президента 14 декабря 2004 года и впервые в истории современной России потребовавших отставки Путина.

21 июня 2005 года

Закат в сапогах

Господин Сурков вновь дал программное интервью, на сей раз журналу «Шпигель». Из того, что он сказал в интервью об НБП, я сделал вывод, что он внимательно следит за моими публикациями. В частности, как свидетельствует нижеследующий его ответ немецким журналистам Вальтеру Майеру и Уве Клуссману, он внимательно прочел в Гранях.Ру мою статью «Исламская карта». Судите сами:

«Но эти люди (национал большевики, как следует из вопроса.— Э.Л.) представляют собой опасность, которую не следует недооценивать. В России лютует терроризм. Только в прошлом году зарегистрировано 250 террористических актов. А если шовинистические профашистские силы спровоцируют всплеск исламского экстремизма, это создало бы серьезную угрозу для целостности многонационального государства».

Я, разумеется, не писал ни о каком исламском экстремизме. И разумеется, я никакая не шовинистическая и не профашистская сила. Я мощнейший русский писатель и мыслитель (ну простите, другого слова нет) XXI века, и если я высказываюсь, то все большее количество моих сограждан прислушивается к моим словам. Юношеский радикализм во мне все более уступает место ответственному и мудрому отношению к миру. Я хотел бы в идеале занять пустующее сейчас место властителя российских дум, то, которое занимали то оба вместе, то поочередно Сахаров и Солженицын, а когда-то Лев Толстой.

Ну разумеется, у меня более эксцентричный темперамент, я менее спокойный, чем названные национальные статуи, но ведь и эпоха какая беспокойная! Так что не удивляйтесь, господин Сурков, если уже в течение пары лет обнаружите меня на этом месте. И что, будете продолжать уверять всех, что Лимонов — профашист и шовинист? Никто не верит, уже иностранные даже журналисты перестали верить в эту глупую ложь и относятся к НБП по меньшей мере как относились в свое время к диссидентам. С уважением относятся: уважают самопожертвование и героизм.

Хочу напомнить господину Суркову: это мы сидим в ваших тюрьмах, а не Вы в наших. Есть такое определение: государственный фашизм. Так вот именно Вы, г-н Сурков, идеолог и создатель системы государственного фашизма в России. То, что Вы создали организацию «Наши», выйдет Вам боком, обойдется Вам дорого, ибо это стопроцентно фашистская организация для борьбы с инакомыслящими. Только Вам это не очевидно, но моральные нормы во всем мире таковы, что никак иначе подобную организацию не увидишь, только однозначно: «Путинюгенд». Вам надо поставить кол за проделанную работу. Вы зря так самоуверенно радуетесь в своем интервью:

«У нас восстаний не будет… Попытки переворота, без сомнения, будут. Но ничего из них не получится.»

Получится, Владислав Юрьевич, гарантирую. Ставлю свой огромный талант против Вашего скромного.

Так вот, в статье «Исламская карта» я ни о каком всплеске исламского экстремизма не писал. Я просто-напросто заметил, что русские мусульмане такие же стопроцентные русские, как и православные. Я призвал мусульман в ряды национал-большевистской партии, бороться за ту будущую Россию, которая будет всех нас устраивать, где мы будем жить все как братья. Такое обращение не ново в русской политике. К трудящимся Востока, мусульманам, обращался Ленин. А до этого такой парень, как Емельян Пугачев. Пугачев приглашал в свою армию «башкирцев, калмыков и мухаметанцев». И мы знаем, что многие мусульмане ответили на его призыв и доблестно сражались в его войсках. Вот и мы зовем, по примеру предков зовем своих братьев мусульман на помощь в борьбе с охранкой и путинюгендом. Пугачев, кстати, в своих указах

«обольщал народ вольностию, свободою от платежа податей, также крестом и бородою (то есть признавал старообрядчество) и всякими выгодами».

Вот и мы зовем. По старой русской традиции. В Ледовом побоище в 1242 году вместе с национальным героем князем Александром Невским сражался против немецких псов-рыцарей отряд лихих татарских товарищей. А то, что страна г-на Путина и Суркова глубоко не устраивает мусульман России, мы знаем. Вот и получается опять как в 1242 году: Путин-западник со Шредером (может, его приворожили немецким пивом в ГДР, Путина, когда служил там?), а мы с мусульманами как князь Александр.

Как предотвратить столкновение?

Вот рецепт. Он прост. Кремль должен восстановить политические свободы. Распустить обманом выбранный парламент. Путин должен уйти в отставку и уехать из страны. Должны быть проведены свободные выборы в Государственную думу. (При этом нынешний ЦИК должен быть распущен, разумеется). По результатам выборов должно быть создано коалиционное правительство России.

Так как питерские «чекисты», стоящие во главе государства, от власти не откажутся и даже не подвинутся, то столкновение предотвратить уже нельзя. Оно неизбежно. Оно не будет иметь форму оранжевой революции. Я знаю, какую форму оно будет иметь, но не скажу сейчас об этом — только олухи разбалтывают свои секреты. Сурков напрасно хорохорится и делает вид, что все спокойно в государстве Российском. Ничто не спокойно в государстве Российском. Морально общество уже смотрит на Путина как на политический труп в доме, который почему-то долго не выносят. (Ну если не морально, то мысленно.) Все уже свершилось в действительности: общество отвернулось от Путина, каждая его группа (политические партии, богатые, бедные, интеллигенция, пенсионеры, мусульмане, учителя, бывшие «льготники» и прочие) видят в Путине врага, узурпатора, несущего ложь, насилие и несвободу. Все сделали ставки и ждут конца игры.

Защищать-то Кремль будут только питерcкие «чекисты». Милиция поступит так, как поступили недавно в одном из московских ОВД во время массовой драки в Гранатном переулке: закрылись изнутри и подождали, пока драка закончится. Господин Якеменко уедет в Республику Панама или где там у него закуплена вилла на те сребреники, которые ему платит Кремль. Остальные «комиссары» «Наших» растворятся в природе, так же как и железные когорты путинюгенда.

Я все больше улыбаюсь, потому что вижу, что события развиваются по моему сценарию. Так, как я предполагаю, они должны бы идеальным образом развиваться. С нетерпением жду появления брошюры «Необыкновенный фашизм» в классах и коридорах школ. Якеменко обещал поставить брошюру в сентябре, а другой нашист — скандальный министр образования Фурсенко — сообщил, что дал согласие, чтобы брошюра против НБП раздавалась во всех школах России. После этого следует ожидать огромного притока в НБП подростков.

Вообще все отлично. 29 июня, в среду, через день после появления этой моей статьи в Гранях.Ру, Московский областной суд, вероятнее всего, примет решение о ликвидации МОО НБП и тем самым сделает нас запрещенной политической партией — и вызовет этим актом симпатию народов России к НБП. 30 июня начнется суд над тридцатью девятью национал-большевиками в Никулинском суде города Москвы. Туда уже аккредитовались многие десятки журналистов. Беспрецедентный в истории современной России суд еще раз обнажит сущность режима. И чем суровее будет приговор, тем более обнажится жестокость и тупость Кремля. Как при штурме здания на Дубровке в Москве, как при кровавой пальбе в детей в Беслане. (Вспомним, кстати, что библейский царь Ирод вырезал детей и тем сделал свое имя отвратительным и нарицательным.)

Вообще, о чем еще говорить… Художник, писатель, артист — не принимайте премий от этих. У них руки по локти в крови. Не сотрудничайте с Кремлем ни в коей мере, не ходите на сборища нечестивых.

Политики Запада и Востока — не встречайтесь с Путиным и его офицерами. Потому что они тюремщики, вертухаи над собственным народом. Один мой бывший приятель, а ныне ренегат, когда-то написал статью «Заря в сапогах», приветствуя приход «чекистов» к власти в России. Перефразируя заголовок этой статьи, можно сказать, что происходит «закат в сапогах». Целая эпоха кончается. Будем надеяться, что закат в сапогах будет умеренно кровавым. Вы же все знаете, что Путин советовал Акаеву стрелять в народ. Акаев не стрелял, но Путин посоветовал Каримову стрелять. И тот убил около 800 человек. Но свобода стоит жертв.

28 июня 2005 года

Сезон репрессий

Как я и предполагал в предыдущей статье, 29 июня судья Власова приняла подобострастное решение: Московский областной суд в ее лице объявил Межрегиональную общественную организацию «Национал-большевистская партия» «ликвидированной». Звучащий формалистически отстраненно эвфемизм «ликвидация» следует понимать здесь однозначно: «запрещение». Впервые в новейшей истории России запрещена политическая партия национального значения. Что это запрещение будет означать на практике, национал-большевикам предстоит выяснить на своей шкуре опытным путем. Будут ли судить нацболов, пришедших со своими знаменами на мирную демонстрацию 7 ноября или 1 и 9 мая, предстоит увидеть.

Такое впечатление, что Кремль и его слуги — прокуроры и судьи — сами не знают, какие меры будут принимать, осуществляя ликвидацию. Вероятнее всего, на очереди судебное запрещение символики партии: знаменитого красного полотнища с черным серпом и молотом. Запретят ли только черный серп и молот, а запрета на желто-золотой серп и молот различных коммунистических партий не последует? Удержится ли не очень грамотная провинциальная милиция от соблазна вырвать красные знамена с желтым серпом и молотом из рук сторонников коммунистов? Подобный запрет вызовет большой бордель в стране. С нетерпением ожидаем этого и других диких решений Кремля.

Что еще интересно — это заявление Московской областной прокуратуры, сделанное в тот же день. Точнее, два ее заявления. Пресс-служба прокуратуры Московской области пригрозила мне сроком за неисполнение судебного решения.

«Лидер НБП может быть привлечен к уголовной ответственности за игнорирование или неисполнение судебного решения вплоть до лишения свободы на срок до двух лет».

Второе заявление Московской областной прокуратуры свидетельствует не только о ее угрожающей мстительности, но также о полном непонимании того, что она, прокуратура, собственно делает.

Она, оказывается, Московская областная, попуталась. Ее пресс-служба заявила, что партию ликвидировали якобы за то, что

«в программных документах и внутренних изданиях партии содержатся призывы к созданию национал-большевистской армии, к изменению границ России, подготовке к вооруженному вторжению в Казахстан и созданию на его территории так называемой «второй России»».

Это заявление, заявляю я, либо коллективный бред, либо злонамеренная клевета. На процессе под председательством судьи Марии Власовой, начавшемся в марте 2004 года и закончившемся 29 июня сего года, подобные обвинения не прозвучали. Ни разу. И никакие документы подобного рода представлены не были. Следовательно, они не могли быть и не были положены в основу судебного решения (его мотивировочная часть решения будет оглашена судом на этой неделе).

Судья Власова ликвидировала нас по формальным поводам: ненаписание и непредоставление в Управление юстиции Московской области ежегодных отчетов о деятельности партии и невыполнение судебного решения о приостановлении деятельности партии (доказательством служат участие НБП в демонстрациях 1 и 9 мая с.г.). Вот так. Перечисленные же прокуратурой обвинения о создании НБА и вторжении в Казахстан фигурировали на процессе моем и пятерых моих товарищей, который закончился 15 апреля 2003 года.

Саратовский областной суд тогда оправдал меня и товарищей по этим пунктам обвинения. Так что либо Московская областная прокуратура сама не знает, за что нас ликвидировали, либо злонамеренно клевещет. Множество изданий процитировали лживую версию прокуратуры.

На следующий день, 30 июня, в тревожной обстановке начался процесс над тридцатью девятью национал-большевиками — «декабристами», захватившими мирным путем приемную администрации президента. Дело слушается в Никулинском суде на окраине Москвы. Я все недоумевал, почему там: ведь судья А.Шиханов приписан к Тверскому суду. Стратегия стала понятна мне лишь по прибытии на место. Суд окружает солидная ограда, он стоит особняком, а по другую сторону улицы — зеленый склон холма. Этот суд удобнее защищать, нежели любой другой, вросший в мясо московских кварталов. Так что суд был выбран военачальниками МВД.

Местность была оцеплена по периметру, так же, как в последние дни был оцеплен Мещанский суд, где судили Ходорковского. Всевозможные правоохранители в формах и в гражданском сотнями стояли и шли по зеленому пейзажу. Десятки телекамер, журналисты российских и зарубежных изданий, национал-большевики и родители заключенных — и хмурое небо России. В здание суда не допустили ни родителей, ни меня — руководителя партии, членов которой судят, ужасных злодеев, которые предложили президенту Путину уйти в отставку и аргументировали свое предложение листовкой, в которой представили десять доказательств неспособности Путина руководить страной.

Выглядел весь этот военный лагерь погано. Было такое впечатление, что правят нами тяжелые параноики. Кто-то принес весть, что по ту сторону холма стоит бронетехника. Журналисты ринулись проверять. Бронетехнику не обнаружили, но нашли «КаМАЗы», блокирующие улицу. Часам к 14 вышел адвокат Аграновский, один из двенадцати защитников, участвующих в процессе, и сообщил, что все тридцать девять нацболов содержаться в зале в трех клетках, наши девять девушек в одной клетке — зрелище чудовищное. Нацболы встают и называют себя, возраст, вуз, где учатся. Все — студенты. Такое впечатление, что судят молодую Россию, сказал Аграновский. Ему зааплодировали. Журналист Доренко, сумевший добраться до председателя суда, был шокирован присутствием множества ротвейлеров. Он отметил хрипение собак-убийц.

Телерадиокомпания ВВС, агентства France Presse и Associated Press, японская телекомпания NHK — вот лишь некоторые мировые СМИ, представленные на театре ожидаемых военных действий. Да и российские присутствовали в изобилии, даже государственные телеканалы. Уже по подбору прессы стало понятно значение процесса Тридцати Девяти Декабристов. Это История с Большой Буквы.

Оглядываясь на события июня, я вижу логическую цепь. 17 июня — штурм бункера НБП, 2,5-часовая осада, взятие бункера. Его заварили. Четыре национал-большевика успели взрезать себе вены в знак протеста против беспредела, чинимого против партии. 29 июня — ликвидация НБП. 30 июня 39 активистов партии предстали перед судом уже как члены запрещенной организации. В таком качестве их легче будет осудить и оправдать заведомо неправедное судебное решение. 8 июля состоится следующее судебное заседание. Репрессии продолжаются. История России тяжелыми шагами следует своим путем. Стучат сапоги и затворы. Рычат ротвейлеры. И следит за всем этим народ. Он уже сделал свой выбор.

7 июля 2005 года

«Гнусно…»

Безусловно негативное влияние на консолидацию оппозиции режиму Путина будет иметь раскол думской фракции «Родины» на две «Родины»: рогозинскую и бабуринскую. Кто там правее, Рогозин или Бабурин, не берусь судить, но в любом случае это печально. Рогозин и «Родина» еще в апреле сего года приняли участие в подготовке референдума из 17 пунктов, предложенного КПРФ, и мы сидели за одним столом: Зюганов, Рогозин, Глазьев и Лимонов — впервые. Что теперь?

8 июля на заседании Никулинского суда города Москвы, где начался процесс над 39 нацболами, присутствовал один из лидеров КПРФ, профессор МГУ Иван Иванович Мельников. Несколько подсудимых просили, чтобы Мельников был их общественным защитником. Суд отклонил ходатайства, заявив, что подсудимые и так достаточно обеспечены защитниками. Тогда адвокат Завгородний заявил ходатайство об удалении из процесса одного из прокуроров, мотивируя просьбу тем, что если подсудимых лишают права на дополнительных защитников, то следует уравнять в правах защиту и обвинение. Судья, хладнокровно бубня мимо микрофона, отклонил все ходатайства защиты, в том числе о допущении теле— и фотожурналистов в зал суда. В сущности судья А.Шиханов ведет себя точно так же, как печально известная судья Тверского суда Сташина, которая в декабре прошлого года засудила группу из семерых нацболов, приговорив каждого к пяти годам тюрьмы.

Длинная клетка из трех секций, занимающая четверть всего зала, производит гнетущее впечатление. Бледные, как картофельные ростки, парни и девушки сидят в клетке на скамьях в несколько рядов. Девочки помещены дальше всех от входной двери и от лавок, на которых помещаются родители, их можно увидеть лишь фрагментами. Адвокаты сидят за столами лицом к лицу по четверо, и их количество также потрясает воображение, я насчитал двадцать три.

Когда во время перерыва девочек повели в туалет, то в дополнение к наручникам их всех пристегнули к общей цепи, и они стали напоминать изможденных рабынь на невольничьем рынке в каком-нибудь XVI веке, да и то не в Европе, а, может быть, в Алжире, который был в те времена центром мирового пиратства. Гнусно, гнусно совершать подобные деяния. Мне понятно, что гнусно водить студенток на цепи, почему это непонятно генеральному прокурору или министру юстиции? Они что, дикари?

Я бы писал в своих статьях о многих проявлениях оппозиционной политики, если бы они были. К моему сожалению, я пишу главным образом об активности Национал-большевистской партии, потому что она много активнее других политических организаций оппозиции. Я пытаюсь быть беспристрастным, но мое беспристрастие приводит меня вновь к действиям НБП.

Дом два на Охотном Ряду закрылся до осени. Депутаты или уже удалились из Москвы, либо не сегодня-завтра удалятся. Я вот думаю: опять Охотный ряд служит символом реакционности и тупого насилия. В первые десятилетия XX века слово «охотнорядец» было символом черносотенства, шовинизма, реакции. Через сто лет три сотни с лишним депутатов от «Единой России» вновь завоевали право именоваться «охотнорядцами», так они соответствуют старому, дореволюционному значению этого слова.

На озере Селигер открывается лагерь «Наших», там станут воспитывать комиссаров движения, научат их «охотнорядческой» идеологии и, возможно, навыкам обращения с бейсбольной битой и кистенем. Я уже употребил несколько раз слово «гнусно», но вынужден употребить его еще раз, теперь уже в отношении создаваемого Кремлем движения. Гнусно. Кстати, Россия все это уже проходила, также как и «охотнорядцев»: фальшивые рабочие движения, профсоюзы и даже рабочие кассы взаимопомощи были созданы знаменитым полицейским Зубатовым. Остроумно создали, но не помогло. Не поможет и сейчас. Дело в том, что Кремль (так же, как в свое время царь Николай II) лишил прав на свободную и достойную жизнь многие миллионы людей. Потому от их гнева (и от их грозного коллективного ума и таланта) не спасут Кремль никакие 60 или более тысяч «наших». Таких получите, что мало не покажется. Я уже видел в октябре 1993 году усыпанное фуражками, шапками и касками Садовое кольцо на участке от Крымского моста до Смоленской площади. Внутренние войска и милиция бежали как зайцы перед трехсоттысячной толпой народа. Полицейские меры никогда не решали политические проблемы — только усугубляли их.

Между тем в минувшие выходные Национал-большевистская партия провела конференцию, в которой участвовали сорок руководителей региональных организаций и несколько десятков экспертов и технологов. Была проведена партийная чистка, в результате которой партия отсекла вредных и гнилых людей. Трое были исключены из партии. Чистке подверглось Новосибирское отделение партии за антипартийный сайт, за форум, использованный провокаторами ФСБ. Избран новый состав полисовета партии. Теперь мы можем идти дальше, веселые и здоровые. На съезде мы узнали, что Национал-большевистская партия по состоянию на 10 июля насчитывает уже 22 тысячи человек.

Итоги конференции таковы, что Департамент по борьбе с терроризмом и политическим экстремизмом (он нами, этот департамент, беззаконно занимается, осуществляет политический сыск и репрессии) может доложить о неудаче своей операции по расколу НБП. Доложите господину Патрушеву, что все ваши подлые подслушки, провокации в Интернете, попытки организовать раскол привели только к усилению НБП и увеличению численности.

Еще несколько недель назад мы узнали от господина Явлинского, что в течение года НБП перестанет существовать. Так хвастливо заявили Явлинскому видные чиновники. Не удалось и не удастся, даже если расклеите портреты нацболов на каждой стене каждого дома. Мы, знаете, сделаны из другого теста, чем те политические организации, которые вы уже раскололи. Партийная конференция НБП по примеру ленинской партии большевиков приняла резолюцию о запрещении фракционной внутриполитической деятельности, запрещении публичной критики партии, как наносящей ущерб единству и целостности партии. Виновные в нарушении запрета (а он будет действовать до победы на режимом), сказано в резолюции, будут исключаться из партии невзирая на лица. Такие вот дела, господа из охранки, господа из Кремля.

Тем прокурорам и штатским лицам, которые захотят вдруг привлечь меня к ответственности за продолжение политической деятельности как лидера ликвидированной партии, сообщаю: решение облсуда уже обжаловано нами и вступит в силу, только если будет подтверждено Верховным судом Российской федерации.

12 июля 2005 года

В рамках закона…

Господин Жириновский — интересный господин, и всякий раз у него наготове интересные предложения. 14 июля в пустой Государственной думе г-н Жириновский созвал представителей 34 политических партий с целью объединения всех их в одну крупную Социал-демократическую партию России. Были приглашены КПРФ, СПС, НБП, РКРП, «Трудовая Россия», партия «зеленых» и так далее. Однако явились в летний зной лишь человек двадцать: заметны были господин Подберезкин, РКРП представлял Былевский, НБП из любопытства послала на разведку главного редактора газеты «Генеральная линия». Под занавес явился Надеждин из СПС. Поглощали чай с печеньем и слушали г-на Жириновского.

Вкратце предложение звучало так: всем объединиться в одну партию со множеством сопредседателей, дабы противостоять на выборах 2008 года «Единой России». Зная манеру политического существования г-на Жириновского, можно с уверенностью предположить, что о его столь интересном предложении знает Кремль. Как минимум знает и не возражает, а может быть, и является автором идеи.

Естественно, сильным партиям такое предложение — размыть свою политическую организацию в чужих людях — невыгодно и для них неприемлемо, зато для слабых партий — это манна небесная. То, что г-н Жириновский пригласил меня на эту тусовку лично, может быть, свидетельствует о том, что Кремль все же ищет возможности инкорпорировать как-то беспокойную партию НПБ в конвенциональную политику. Однако дураков в НБП не держат, и ни в какое стадо НБП не пойдет. Надуть нас не удастся.

Еще одна интересная информация была найдена мною на сайте агентства Росбалт в материале «Задрав штаны, бежать за Европой» от 5 июля. Речь шла о первом международном форуме «Европа: итоги перемен». На форуме присутствовал серый кардинал Путина, все тот же Владислав Сурков. И, как пересказывает Росбалт

«о лимоновцах он тоже сказал нечто вроде того, что согласен с предложением использовать их для деятельности за пределами России, а в тюрьму сажать бойцов НПБ нелепо».

В свое время Марат Гельман сказал мне о Суркове: «Он много думает о вас. Вы властитель его дум». Я тоже много думаю о Владиславе Юрьевиче, хотя куда больше думаю о президенте РФ как об источнике всех наших бед. Посему я расценил информацию Росбалта как свидетельство признания Кремлем неуспеха всех видов репрессий против нас. Кажется, Кремль начинает мыслить более конструктивно.

Может быть, Кремль согласен финансировать завоевание нацболами Казахстана? Дайте сигнал, Владислав Юрьевич. Именно за проект «Вторая Россия» в Казахстане меня и сажали ваши «чекисты». А теперь такой поворот — «согласен с предложением использовать их для деятельности за пределами России»!!! А, каково: экспедиционный корпус Кремля — НБП. От одной мысли дух захватывает. Ракетные дивизионы, системы «Град» и «Шилка», как поет Леонард Коэн: «Вначале возьмем Манхэттен, потом возьмем Берлин!»

Шутки шутками, но там, в 14-м корпусе Кремля, сидят отъявленные авантюристы. Им мало грандиозных политических работ в пределах РФ, вот уже «за пределами России» их творческая мысль витает. Главное — выкурить НБП за пределы страны. Избавиться от нас.

Между тем медленно мелет мельница богов — совершается судилище в Никулинском суде. Ни один из 39 национал-большевиков не признал себя виновным, все подсудимые смело и гордо несут свой крест страданий. Глядя на это зрелище, я спокоен за судьбу России: появилось честное, гордое и непокорное поколение, оно уберет уродов, убийц и палачей от власти.

14 июля судья разрешил фото- и телесъемку перед началом заседания. Не менее восьми телекамер отсняли беспрецедентные кадры позора российского правосудия — юноши и девушки, точнее, мальчики и девочки в клетке как дикие звери. CNN и BBC, так же, как НТВ и 1-й канал, сохранили для современников и потомков лица детей: они, эти дети, были первыми. Я подумал, каюсь, и о себе: может, меня когда-нибудь помянут в моей стране добрым словом: я взбунтовал детей против диктатуры. Я ценю свою гражданскую миссию куда выше литературной, кстати сказать.

Группа Путина опять доказала свою подлость, возбудив уголовное дело против бывшего премьера страны Михаила Касьянова. Стоило Касьянову заявить о своих политических планах на будущее и занять антиправительственную позицию, как Инквизиция РФ, она же Генпрокуратура РФ, нарыла материал на уголовное дело — якобы Касьянов незаконно приобрел элитную землю.

Подлость состоит не в том, что сотни тысяч, если не более, приватизаторов земли, фабрик-заводов, газет-пароходов и газа-нефти остались ненаказанными, а в том, что Инквизиция губит выборочных ходорковских и касьяновых, руководствуясь приказом из Кремля. Кого хотим — губим, на проступки других закрываем глаза — вот порочный принцип российской Фемиды. Я сам побывал у них в лапах и свидетельствую: в путинских прокуратурах могут работать только беспринципные ребята. Сколько я видел голубых мундиров, ох сколько! Вот уж типажи! Иногда охватывает сомнение в их человеческом происхождении: от отца и матери. Не родились ли они от морганатического брака тюремной решетки с растрепанным томиком Уголовного кодекса?

Тем временем на озере Селигер в Тверской области собрались в летний лагерь три тысячи «Наших». К ним уже приезжал губернатор Зеленин. Тот самый, что присутствовал на их учредительном съезде. Лекции этому сборищу читали аналитики Сергей Марков и Глеб Павловский. Маркова я встретил в дискуссии на радиостанции «Эхо Москвы», он давно потерял право называться аналитиком и стал ревностным пропагандистом и агитатором путинского режима. Павловский — ястреб по своим политическим убеждениям, и такой же крайне правый, как его кошелек в правом кармане. Уже много лет хвастается своим умением обманывать публику в избирательных кампаниях. За те деньги, которые Павловский получал, можно обмануть жителей нескольких стран. По слухам, после провальной кампании в пользу Януковича на Украине, Павловский привез в Россию 24 миллиона долларов.

И вот эти асы обмана и фальсификации учат своим уменьям «нашистов». Учите, учите… Еще их будет учить РУБОП, не сомневаюсь, искусству подбрасывать наркотики и патроны, как нанести удар по черепу сзади, ну короче, преподавать весь джентльменский набор пыток и истязаний, с помощью которого РУБОП доблестно борется с криминальным миром… и с НБП.

Короче, все готовятся ко дню Х. Каким он будет, Кремль не знает. Но моделирует его по типу происшедшего на украинском Майдане. Мы тоже раздумываем над вариантами дня Х. Мы работаем творчески, поэтически, пытаясь смоделировать день Х неожиданным образом. Власть готовится к Майдану, а мы начнем не там. Или мы заставим Кремль поверить, что Майдана в России не будет, а в самый последний момент устроим Майдан. Надо спутать карты и обмануть противника. Пусть он не будет спокоен, нужно вывести его из себя. Пусть он нервничает и натворит непоправимых глупостей. Разумеется, все должно быть совершенно в рамках закона. Но и в рамках закона, если мыслить нестандартно, можно совершить многое.

18 июля 2005 года

Как надо понимать ситуацию в РФ

Что происходит в стране?

Кремль потерпел моральное поражение в самые последние месяцы, он занял оборонительную позицию, признал, что боится революции в России, и признал, что видит НБП авангардом этой революции. Кремль видит будущую революцию оранжевой — ну что ж, не станем переубеждать Кремль. Вряд ли Кремль способен трезво оценивать ситуацию. Кремль в истерике, пошел даже на то, что пообещал всяческому сброду (движение «Наши») вручить в будущем власть над Россией. Подумать только: футбольным хулиганам и РУБОПу — власть над Россией! До чего дошло!

Николай II никогда не обещал власть охотнорядцам, черносотенцам, Союзу Михаила Архангела.

Зачем, спрашивается, вручать власть шпане, когда есть национальная, изначально патриотическая политическая организация НБП? Проще было не создавать потемкинскую фальшивую организацию, а взять уже существующую. Так ведь? Напомню мало известный факт, что когда создавалось в 2000 году движение «Идущие вместе», политолог Станислав Белковский и в шутку, и всерьез предложил на совещании, которое вел Сурков, создать такое движение на базе НБП. Предложение было с гримасой отвергнуто. (Ясно, что на подобное фантастическое предложение, если бы оно случилось, мы бы ответили гневным отказом.) Поскольку мы не управляемы из Кремля, то понятно, что нас панически боятся.

Однако вот я думаю: а так ли уж надежны будут «Наши», так ли уж верны Кремлю? (Это помимо того, что я не верю в успех бездарного, а-ля Зубатов проекта, исполняемого неталантливыми людьми, шпаной, подламывающейся под — просто смех!— «антифашистов»!) Или же Кремль никакую власть никому вручать не собирается? Вероятнее всего, так. Просто вербует команду поддержки. Cheerleaders, которые в момент революции будут одобрительными криками поддерживать войска президента. Вряд ли эти румяные студенты и моторные фанаты лягут костьми за режим олигархов и чекистов.

Думаю, что граждане РФ заметили карикатурную схожесть прокремлевского движения с хунвэйбинами Мао. Но Мао вызвал в 1966 году школьников и студентов для другой цели — для борьбы с партийной бюрократией, с мандаринами Компартии Китая, для борьбы с властью. Хунвэйбинам была дана цель: «Огонь по штабам!» Т.е. штабы, высокие дома партийной номенклатуры. Партийных чиновников в шутовских колпаках под плевки и брань потащили на массовые народные судилища. Сурков создал карикатуру: шарики, майки, бессмысленные толпы халявщиков из провинции на Ленинском проспекте. Они не потрясают книжечками Суркова, цитатника Сурков не создал и не роздал его толпам. А из банальностей, произносимых президентом Путиным ежедневно, цитатник получился бы убогий.

Однако налицо действительно широкомасштабная попытка создать в стране реакционное движение. Недаром газета «Наших» называется «Реакция». Реакция могла бы быть успешной только в стране, где царит или только что царствовал революционный режим, как под властью банды Пиночета после правления левого Альенде. Но в стране не царит революция, потому реакция у нас насаждается искусственно, это несерьезно и обречено на провал. Конечно, Сурков взял спокойно 300 миллионов долларов на свою затею из наших с вами карманов, что ему провал.

Кремль — это свинство. Оттуда идет фальшак, как из Юго-Восточной Азии поддельные «Картье» и «Роллексы». У меня были фальшивые часы «Картье». Наталья Медведева привезла когда-то из Сингапура. Через месяц у них облезла «позолота» корпуса, а через два отлетело колесико, которым часы заводят. Кремль делает партии: «Единая Россия» — просто сборник некрасивых и бездарных лакеев; движения, которые сыплются, не успев вырасти… Кремль лжет, являясь по существу цитаделью государственного фашизма. Гундосит что-то про «фашистов НБП». Это просто несусветная группа олухов, вообразивших себя военными министрами, президентами, экономистами. И это злобные олухи. Но неумелые, потому и олухи. Таланта нет.

Для того чтобы победить Кремль, нужно играть не по правилам Кремля. Нужно идти на неожиданные союзы, а для этого сменить на время все светофоры на политических улицах и проспектах. Я призываю НБП к самым неожиданным союзам. Мы должны пожать множество рук, высказывая свое дружелюбие. Пожимать руки по кругу, эти крепкие руки нам пригодятся. Одна из таких рук — рука мусульманского мира. Можно пожимать и руки богатых, и тем более руки бедных. Все руки пожимать, тех, кого не устраивает Кремль. Такой должна быть толковая политическая позиция. И только такой. Все остальное — сопли и слюни.

Кремль в истерике. Внутренне он признал неизбежность своего поражения. Откатиться со взятых позиций он не может. Вдруг дать стране политические свободы, им же и отобранные, может только высокоталантливый человек, а не полковник КГБ. Потому все разговоры с Кремлем бессмысленны. Его надо жать, дожимать лопатки к полу и не отпускать, даже если сам попросит. Потому что коварен.

Обращаюсь к тем, кто еще боится НБП. Бояться не надо, говорю вам я как лидер партии. Мы стремимся к созданию в России климата тотальной политической и личной свободы. Мы честно стремимся к этому климату. Мы не лукавим, не пытаемся всех обмануть. Мы твердо верим, что именно свободы нужны нашим гражданам. На примере путинских чекистов мы убедились, что абсолютная власть какой-либо группы в нашей стране, мягко говоря, нежелательна. Режим не должен быть слабым и вялым, однако удобен он должен быть всем гражданам, и не только «Единой России» и министрам. Я за мультипартийный парламент и коалиционное правительство. Я за парламентскую республику. Я за тотальную независимость российских судов от влияния властей. Я за полную свободу средств массовой информации, даже если они станут писать обо мне мерзости. Я хочу, чтобы граждане это знали.

Я не верю, что сегодня или в ближайшие десять, а то и двадцать лет в России может возобладать одна партия. Я считаю, что это невозможно, и если это случается, как сейчас (правда, с помощью обмана избирателей), то это трагедия. Партий должно быть столько, сколько идеологий исповедует наш народ. Двадцать — пусть будет в парламенте двадцать партий.

Я повинен, если повинен в чем-то, в некоторой несдержанности, в риторическом экстремизме, если хотите, в середине 90-х годов, когда собственно партии, как организации еще не было, но я уже пробивал ей путь красочными фразами и неожиданными сравнениями. Я чуть более, чем это необходимо, напугал российскую интеллигенцию. Каюсь. Я вырос за последние годы и, так как очень старался, превратился-таки из писателя в политика и стал более ответственно пользоваться словом. Тюрьма научила меня отвращению к насилию, особенно государственному, и жестко напомнила мне о ценности свободы. Не нужно бояться НБП и Лимонова. Меня вы знаете, а нацболы — это ваши дети, юные русские интеллигенты. Нет в нас злобы.

27 июля 2005 года

«Не будем бояться…»

Несколько дней назад я узнал из источника в Интернете, что газету «Генеральная Линия» (наследницу «Лимонки», официально закрытой по решению суда в 2002 году), оказывается, закрыли решением неназванного суда еще 4 июля сего года. По иску Федеральной службы по надзору за соблюдением законодательства в сфере массовых коммуникаций и охраны культурного наследия. (Фуй, пока написал это белибердовое название комитета, устал даже!) 11 июля сего года эту новость сообщил, оказывается, некто Борис Боярсков, руководитель этой белибердовой службы, во время интернет-конференции в компании «Гарант».

Поражает, что ни главный редактор «Генеральной Линии» А.Волынец, ни ее учредитель С.Дьяконов, ни я, ни вообще никто из национал-большевиков о факте состоявшегося суда не знаем, приглашены не были. Ни как ответчики, ни в каком другом качестве. Вот узнали из Интернета, будем теперь наводить справки. Какой суд принял решение, почему нам было отказано в праве на защиту газеты на этом процессе в неизвестном нам суде? Почему нас не известили о процессе?

Интернет вообще бездонная бочка всего вперемешку. Дегтя вперемешку с ложками меда. Вонючего дегтя много. Так, например, я недавно узнал, что в НБП у нас, оказывается, раскол. На кого и кого мы раскололись, я так и не понял. Заявляю, что сам лично только что, 9 и 10 июля, председательствовал на партийной конференции НБП в городе Москве. Обсуждались текущие дела партии. Присутствовали представители большинства региональных лидеров НБП. Они единогласно (среди иных решений) исключили из партии четырех членов Новосибирской организации партии за антипартийную деятельность (в том числе и за создание антипартийного сайта и форума). Ни один из исключенных не являлся сколько-нибудь популярным среди национал-большевиков активистом.

За их исключение голосовали после того, как заслушали аргументы «за» и «против». Одним из аргументов являлось то, что эти четверо как раз и допустили распад Новосибирской организации аж на три группы. Понятно все? Я считаю, что исчерпывающе понятно. (Голосовали за исключение этих четверых поименно, за каждого в отдельности.)

Однако наши враги и соперники были бы рады, если бы раскол произошел. Не дождетесь. НБП основана на иных принципах. Хотя Федеральная служба безопасности активно работала против нас на новосибирском сайте, на его форуме. За это (в том числе и за это) мы и исключили четырех случайных людей. На конференции же мы узнали, что общая численность партии достигла 22 тысяч человек. Это что, раскол, когда 22 тысячи с одной стороны и четыре человека на другой? Но уж очень хочется. Не дождетесь — ни сегодня, ни завтра, ни в будущем. Просьба к СМИ: не пересказывайте слухи. Обращайтесь непосредственно к партии: есть пресс-секретарь НБП, есть председатель. На партконференции был избран Политсовет. Вот и обращайтесь.

Я помню, НБП предрекали скорую гибель уже в 1995 году. Десять лет прошло. И что? За эти десять лет вымерли сотни партий. Но не мы.

В «Новой газете» №50 я прочел статью И.Яшина «Фанаты строят стенку», в которой обнаружил фамилии, известные национал-большевикам. Известны нам эти фамилии из трех уголовных дел, возбужденных ГСУ Московской городской прокуратуры по факту нападений на штаб-квартиру НБП 29 января и 5 марта сего года, а также по факту нападения на нацболов в метро 12 февраля. При этом нападающие избивали национал-большевиков бейсбольными битами. (В частности, был жестоко избит ветеран чеченской войны нацбол Яков Горбунов. Я писал об этом, но хочу напомнить.)

Яшин в своей статье называет фамилии трех футбольных фанатов, сообщает, что эти люди являются лидерами организации «Наши», и добавляет: «На счету фанатов два захвата бункера НБП». Сайт Газета.Ру подтверждает сведения И.Яшина в статье «Они больны футболом». Получается, что 26 июля В.В.Путин, принимая у себя 56 нашистов, возможно, принимал и этих, с позволения сказать, «федеральных комиссаров». Которые дробят черепа бейсбольными битами. В хорошей компании оказался президент в фанатской одежде — в клетчатой рубашке и джинсах.

Президент сказал: «Ваша организация — яркий пример гражданского общества»,— и добавил, что он «очень надеется на то, что «Наши» смогут повлиять на ситуацию в стране» (цитирую по газете «Коммерсант» от 27.07.2005). Г-н Путин не знает, с кем имеет дело? Г-н президент, вы имеете дело с погромщиками и криминальными элементами. И как только это выяснят на любимом вами Западе, вам вынуждены будут перестать подавать руку даже гг. Шредер и Берлускони. Ей-богу, так и будет. Все это крайне серьезно, в свое время президенты теряли работу за меньшие проступки, чем организация государственного преступного сообщества.

Из показаний свидетелей на процессе Нурпаши Кулаева, за которым я внимательно слежу, выяснилось очевидное для внимательных наблюдателей: штурм школы №1 в Беслане начали федеральные войска. Крыша школы была обстреляна из огнеметов федеральными войсками, а не взорвана боевиками, как нагло лгут официальные «расследования». Никакой взрывчатки в баскетбольных кольцах не взрывалось. Крышу атаковали из огнеметов, чтобы создать панику и облегчить штурм федеральным войскам. А осетинские дети и их жизни не входили в расчеты отдавших приказ о штурме. Погибнут, ну и что, зато уязвленное самолюбие Верховного Главнокомандующего Вооруженных Сил РФ будет удовлетворено: ему не придется уступать чеченцам. Ни в чем. Все будут мертвые. И дети-заложники, невинные, и боевики — ясно, что виновные.

Бесланские матери планируют поход на Москву. Я хотел бы, чтобы они соединились здесь с матерями и отцами сорока девяти политзаключенных национал-большевиков. Наши сорок девять политзаключенных — такие же жертвы режима г-на Путина, как и бесланские матери.

До сих пор раздаются язвительные голоса, упрекающие меня лично в том, что 39 подсудимых сидят в зале Никулинского суда г.Москвы. Льют крокодиловы слезы по нацболам больше всех враги НБП. Отвечаю. Первое: тот факт, что 39 активистов партии сидят уже около восьми месяцев за решеткой, всецело лежит на совести Генеральной прокуратуры, правительства РФ и президента РФ. Ибо состава преступления в деянии 39 нацболов в помещении приемной администрации президента НЕТ, нет и еще раз нет. Второе: молодые люди, сидящие в железной клетке в Никулинском суде, являются ответственными гражданами России, не менее ответственными и разумными, чем я. Люди приходят в партию, чтобы изменить судьбу страны.

Разумеется, родителям нашим все мы кажемся детьми. С этой точки зрения моя восьмидесятичетырехлетняя мама ничем не отличается от родителей молодых национал-большевиков. Она так же ворчит: «Твои национал-большевики тебя опять посадят». Это родительский взгляд на вещи, пристрастный, понятный, но несправедливый. Когда же крокодиловы слезы льют враги, то здесь и вовсе понятно: они хотят восстановить нас всех друг против друга и тем ослабить, чтобы сломить и уничтожить.

Из истории давно известно, что если одни силы противятся изменениям в обществе, то другие их хотят, потому и происходит конфликт. Конфликты неизбежны, они движут человечество по его дороге в Вечности. И если бы не появлялись люди, пересиливающие страх, то человечество так бы и находилось во глубине своих пещер. Сидели бы даже без огня, трясясь от страха. К чести человечества, всегда находится кто-то, чтобы сказать: «Не будем бояться! Давайте выйдем из пещеры и сразимся со зверем. И отнимем у него прекрасную землю, ведь она наша!» И встают молодые люди, и идут за тем, кто сказал: «Не будем бояться». И уж тут, что сказать, я счастлив, если сегодня это я, кто говорит: «Не будем бояться».

2 августа 2005 года

Будем бойкотировать выборы

НБП бойкотировала выборы 2003 года с успешным плакатом — согнутая в локте рука, подсеченная другой рукой, и лозунг: «Я положил на выборы». На все имевшиеся у нас деньги мы сделали несколькосоттысячный тираж и расклеили листовки во всех городах России, где присутствуют активисты НБП. Думаю, что порядочное количество российских граждан получили от этого плаката азартный заряд протестности и большой процент не участвовавших в выборах — наша заслуга.

Мы знали, что участвовать в выборах в полицейском государстве, когда меню политических партий в бюллетенях для голосования отобрано одной из конкурирующих сторон — Кремлем, значит признать себя не просто рабом, но рабом-активистом. После выборов расследования, проведенные автономно КПРФ и партией «Яблоко», показали, что фальсификация выборов 7 декабря 2003 года достигает чудовищных размеров. Так, только по федеральному округу были сфальсифицированы 250 тысяч голосов.

Незадолго перед президентскими выборами 2004 года НБП обратилась к кандидатам с убедительной просьбой не участвовать в этой злобной пародии на демократию, не служить спарринг-партнерами, куклами для отработки ударов президента Путина. Нас не послушали, а зря. Для нескольких кандидатов это участие закончилось неприятно. Был осмеян и потерял политическую репутацию Рыбкин. Ирина Хакамада впоследствии признавалась, что ее участие в выборах было ошибкой. Лучше всех, может быть, вышел из этой истории Харитонов. Но и его участие лишь оттенило и подчеркнуло победу Путина. А как нарисовали эту победу — одному Вешнякову известно. Я лично не верю в результаты президентских выборов по Татарстану, Башкортостану, Ингушетии. Совсем не верю. Как и рейтингам президента, предоставляемым нам мониторинг-компаниями, оплачиваемыми из госбюджета.

Через два с небольшим года нас ожидают очередные несвободные выборы в несвободной стране. Удивляет то, что многие оппозиционные партии начинают готовиться к выборам 2007 года. Всерьез, представьте себе, готовятся к выборам в полицейском государстве. Это глупая и тупая ошибка. Это опять на те же грабли, опять будут те же раны в ноге и на голове.

Единственный разумный выход — бойкотировать выборы. Полностью. То есть нужно, чтобы политические партии оппозиции решились на бойкот. И нужно убедить граждан бойкотировать выборы. Разумеется, самое тяжелое решение предстоит принять КПРФ — ведь эта партия заведомо проходит в Госдуму и проходила в нее ранее при всех обстоятельствах, от ее результатов могут отнять, но совсем уничтожить ее результаты не решатся. До сих пор не решались.

Что же делать? Нужно начать бойкот уже сегодня. Нужно демонстративно отказать этой власти в легитимности. Повернуться к ней спиной и не участвовать во всех ее маневрах. И в главном обмане — выборах в Госдуму. Для того чтобы убедить граждан не участвовать в выборах, необходимо следующее. Необходимо сделать краткую сводную выжимку из результатов расследования выборов-2003 партиями КПРФ и «Яблоко». Уже сейчас начать распространять эти сведения в обществе.

До выборов в Государственную думу еще более двух лет, потому каким бы ограниченным ни было количество СМИ, согласных донести до общества эту информацию, мы обязательно преуспеем в том, чтобы убедить большое количество граждан не принимать участия в выборах. Газеты оппозиции, как левой, так и правой, интернет-сайты, листовки, агитация на улицах городов — все годится.

Есть смысл создать общеоппозиционную газету с большим тиражом, нацеленную именно на организацию бойкота выборов в полицейском государстве. Я готов, если не найдется более достойного кандидата, стать главным редактором такой газеты. Разумеется, для этого будут нужны большие деньги и героизм и самоотверженность распространителей.

Я подчеркиваю — многое будет зависеть от КПРФ. Продолжать им довольствоваться сидением в Госдуме, не влияя ни на одно решение, парализованными фальшивым большинством «Единой России», или уйти из этого помещения в Охотном ряду и тем самым изменить курс Истории России? Вот какая встает перед ними дилемма.

Признаю, что решение тяжелое. В.И.Ленин, думаю, в данном конкретном случае принял бы сторону отзовистов и отозвал бы депутатов-коммунистов из Госдумы. Я друг КПРФ и потому приму любое их решение. Но присоединившись к бойкоту и даже возглавив его, КПРФ приобрела бы больше, чем потеряла.

Но даже если политические партии не поддержат бойкот выборов 2007 года, НБП этот бойкот осуществит имеющимися в ее распоряжении силами и средствами. В том, что мы поступаем правильно, сомнений у меня нет. Нельзя участвовать в злодеяниях, направленных против народа, против политических партий и свобод. Мы, заключенные огромного лагеря, не должны голосовать за кандидатуры наших тюремщиков. Это противоестественно.

Хотелось бы, чтобы в бюллетенях выборов 2007 года стояли только подразделения власти: старых единоросцев и новеньких «Наших». Пусть соревнуются между собой. А более чтобы никого, пусто.

Хотелось бы, чтобы в декабрьский день 2007 года тотальное большинство избирателей-граждан РФ остались дома. Мы должны лишить группу Путина единственного аргумента в пользу их пребывания у власти — их всегда фальшивой, всегда бесчестной якобы победы на выборах.

Если у оппозиции хватит сил, то вместе с бойкотом кремлевских, вешняковских, бесовских выборов следует организовать народные, подлинные выборы. Может быть, начать их раньше срока и не ограничиться одним днем, а, предположим, голосовать весь ноябрь 2007 года. Иметь переносные избирательные урны и ходить с ними по домам, по местам скопления граждан — у станций метро, у центров социального обеспечения, у проходных заводов и фабрик.

В такой бюллетень, наряду с КПРФ и другими партиями оппозиции, я посчитал бы честь внести название и моей партии — НБП. Это для власти она ликвидирована. Для народа она есть. Это единственная партия, которая сидит в тюрьмах за народ. И мы с удовольствием поглядим на результат свободных народных выборов. И предъявим свои права.

9 августа 2005 года

Воруют у НБП

Россия большая, но настоящих «буйных» мало. Потому мы пять лет терпим на себе ярмо авторитарного по сути своей режима. Пока еще не восстали. Но и настоящих «умных» мало. Трудно себе представить, чтобы я и моя партия НБП в одиночестве генерировали большую часть политических идей в России. Поскольку мании величия у меня нет, я не хочу в это верить. Однако именно на такую мысль меня наталкивают все новые и новые инициативы Кремля, его «ходы», если позаимствовать шахматную терминологию.

Эти инициативы и коды имеют знакомый вид. Такое впечатление, что большинство их украдены у НБП. Кто по-обезьяньи копирует нас? Вероятнее всего, Глеб Павловский — у него ни одно публичное выступление не обходится без упоминания НБП,— и Владислав Сурков, серый кардинал Кремля. Но впрочем, какая, собственно, разница. Важно, что раболепно, но неудачно копируют.

Примеров сколько угодно. Я уже упоминал, что созданное в конце 1990 — начале 1991 года первое движение «Наши», задуманное Виктором Алкснисом и Александром Невзоровым, было названо так под впечатлением моей статьи «Размышления у пушки». Статья была опубликована в сентябре 1990 года в газете «Известия». В ней впервые термин «Наши» был употреблен в патриотическом смысле множество раз. Речь как раз шла о войне, о Победе, о надписях на развалинах Рейхстага в Берлине. В январе 2005 года Кремль запустил движение «Наши», направленное против НБП, примазавшись к войне, к Победе, а меня и НБП объявив фашистами.

Или вот Общественная палата, с которой сейчас носятся кремлевские. Открываю «Лимонку» №30 за январь 1996 года и читаю пункт 5-й Программы Национал-Большевистской партии:

«Парламент России будет состоять из двух палат: Палата Депутатов (450 мест) будет законодательной и выборной; второй палатой станет Палата Представителей (900 мест), совещательная и невыборная. Во вторую палату будут выдвигаться представители народа по народным предложениям; представлены будут профессии, возрасты, «авторитеты». Глава правительства будет опираться на Палату Представителей, получая от нее рекомендации».

Спустя десяток лет Кремль пытается реализовать мою идею Палаты Представителей, а меня очерняет, называя фашистом.

Шестой пункт программы НБП 1996 года уже реализован Путиным наполовину, а вторая его часть находится в стадии реализации. Судите сами:

«6. Россия будет разделена на управляемые из центра стратегические округа; национальные республики и края будут упразднены».

Вертикаль власти — семь федеральных округов — Путин создал еще в первые годы своего правления, а сейчас приступил к укрупнению субъектов федерации именно с целью поглощения национальных округов, краев и республик.

Путин реализует программу НБП образца 1996 года, в то время как его верные слуги из ФСБ, МВД и завербованная шпана из «Наших» держит членов партии в тюрьмах за несуществующие преступления, подло избивают их на улицах, ликвидировали партию, лишили нас в который раз помещения, закрыли газету. Возникает психиатрический по сути своей вопрос: «За что ты преследуешь нас, фараон Путин? Не за то ли, что ты украл у нас наше достояние?»

Разумеется, Путин и его кремлевская группа не реализуют, скажем, пункт 12 программы НБП 1996 года. Он звучит так:

«12. Военнослужащие, бюджетники, пенсионеры, все низкооплачиваемые слои населения будут полностью освобождены от налогов. Жилье будет безвозмездно передано в собственность проживающих в нем. Ветеранам войн в Чечне и Афганистане, многодетным и молодым семьям будут переданы пустующие квартиры. Установим уровень зарплаты не ниже прожиточного минимума. Квартирная плата и плата за коммунальные услуги будут заморожены».

Разумеется, Путин никогда не пойдет на реализацию пункта 13 программы НБП:

«13. Введем твердые, фиксированные цены на основные продукты питания: хлеб, картошку, масло, крупы, молоко, говядину».

Он делает противоположное — он отобрал у народа льготы.

Путин, Сурков, Павловский, забивая до смерти Ходорковского, конечно, не руководствовались пунктом 17 программы НБП 1996 года:

«Предприниматель-производитель не будет обижен, а доказавшие свою пользу будут всемерно поощряться».

А когда нагло, по-солдафонски отбирались у российского общества, у граждан телеканалы, Путин действовал вопреки пункту 18 программы НБП:

«18. НБП твердо уверена, что культура должно расти как дикое дерево. Подстригать ее мы не собираемся. Полная свобода. «Делай что хочешь!» будет твоим единственным законом».

Я взялся за труд обширно процитировать программу НБП, с тем чтобы показать, как Кремль выборочно ворует у нас, при этом свирепо преследуя нас. Ворует, потому что своего нет. Думаю, скоро начнут воровать радикальные идеи и из моей книги «Другая Россия». Потому что мыслить не умеют. А проект НБП и газета «Лимонка» за 11 лет своего существования генерировали огромное количество идей, которыми будут пользоваться десятилетия. Можно сказать, на здоровье, если во благо России. Вон Гельман уже продвигает «Россию-2», а Дугин упомянул «Россию-3». Ну это безобидный плагиат, хотя за мой проект «Вторая Россия» меня пытались осудить на 14 лет строгого режима. Мне не жаль, берите, я щедр.

Движение «Наши» раболепно скопировано с НБП. Доходит до смешного. Придуман красный флаг с элементами белого (Так Гитлер украл у немецких коммунистов красный цвет. Намеренно.) — чтобы максимально походил на флаг НБП, дабы запутать возможных сторонников. Украдены у нас «комиссары». Цитирую из Инструкции НБП 1996 года:

«Что делать. Ты объединяешь вокруг себя группу ребят, способных и надежных (школьных друзей, товарищей по работе и т.д.) — будущих комиссаров». «При отборе ребят следует сразу делить их на «комиссаров», способных вести работу по пропаганде и агитации, способных выступать перед массами (убалтывать массы), и на солдат. Солдатская должность почетна, но на данном этапе борьбы нам важнее «комиссары» — сеятели нашей идеологии, развитые и образованные».

По моим заветам собрали только что на озере Селигер три тысячи «комиссаров» и учили их ненависти к НБП и ко мне лично. Интересная коллизия русской истории, не правда ли? Я просто утверждаю, что все слизано с НБП. Только души, честности и самоотверженности нет. И нет героизма. И нет страданий. Есть много денег. И попытка «зубатовской» сурковской охранки вырядиться в политическое движение. Дабы разгромить нас. Во благо кремлевского олигарха Путина и его семьи.

Послали боевой отряд «Наших» 29 января и 5 марта сего года оккупировать штаб-квартиру НБП на улице Марии Ульяновой. Человек сорок шпаны. И дали им наказ: «Действуйте методами НБП». Но во главе поставили находящихся на крючке у ФСБ бывших футбольных фанатов, а руководил ими РУБОП. Потому ненасильственного, в стиле НБП, вторжения у этих господ не получилось. Били активистов НБП по головам бейсбольными битами, привезли с собой по рубоповской привычке «компромат» — шприцы и бутылки с водкой. Вот как Кремль хочет, да не может имитировать НБП — все получается как всегда: грязно, погано, кроваво, насильственно. Ибо не чистыми руками, а продажными делается.

Целью этой статьи является доказательство того, что Кремль в действительности ворует из идеологического багажа НБП, обезьянничает с нас до деталей. И при этом уничтожает национал-большевиков. Я достиг своей цели. Доказал. Возникает вопрос: зачем нужен Кремль, зачем нужен манипулятор Сурков, зачем нужен толстый болтун Павловский, третьесортные идейки и созданное государством криминальное сообщество? Не лучше ли обратиться к первоисточнику — к НБП? Российскому обществу следует еще и еще раз внимательно к нам присмотреться.

17 августа 2005 года

Новая политическая эпоха

Великий Инквизитор, исполнитель политического геноцида, учиненного в Российской Федерации по приказу президента Путина, стеклянноглазый Александр Вешняков заслужил бюст в Пантеоне России. В отрицательном Пантеоне. Он уничтожил конвенциональную парламентскую политику в стране. Парламент стал отныне местом, где политики заведомо нет. Где сидят безлицые господа, числом более 300, и некоторое количество живых людей с лицами, которые, как бы ни голосовали против каждого отвратительного закона, предложенного президентом, например №122, бессильны что-либо сделать.

Но господин Вешняков совершил и Историческое Деяние, которое уже оказывает огромное влияние на судьбу России. Дело в том, что, уничтожив Политику в здании на Охотном ряду, он ответственен за то, что Политика обосновалась в других местах и делать ее стали другие люди. Сейчас объясню, что я имею в виду.

Как и во всех странах мира, депутат Парламента — Госдумы — считался у нас политиком. Каждая политическая партия стремилась иметь депутатов. Не иметь депутатов было признаком несерьезности, маргинальности партии. Воздвигнув непреодолимые для политических партий, обходящихся без помощи Кремля, трудности в деле посадки своих депутатов в Госдуму, гражданин Вешняков сделал так, что теперь политиками стали другие люди, вне стен Государственной думы. Ибо по всем законам физики и социологии страна не может существовать без политики и политиков. Если их нет в Госдуме, то они либо появляются в эмиграции, либо в лесу партизанами, либо в тюрьмах как члены Национал-Большевистской партии.

Господин Вешняков сделал именно это: исторически именно он организовал новую эпоху в российской политической жизни. Ведь как было дело раньше? Раньше достаточно было поразглагольствовать на паркете Государственной Думы перед теле— и фотокамерами, выходя с очередного заседания, и депутат в силу самого факта интервью на телевидении в парламенте называл себя политиком. И все его называли политиком. И Савик Шустер приглашал лучших болтунов на свое шоу, подтверждая: да, этот говорливый субъект — политик.

Теперь этой возможности нет. Тех, кого называли политиками, бывших депутатов, еще опрашивают дружественные им СМИ вместе с политтехнологами, экспертами и аналитиками. Опрашивают о политике. Но будут опрашивать все реже и короче. И вот почему. Дело в том, что политиком может считаться человек, за которым стоит политическая партия, осуществляющая политические деяния. Большинство российских политических партий никаких деяний не совершали, но это казалось не очень важным, ибо на паркете здания на Охотном ряду депутаты выглядели значительно, а их речи были освящены самим местом, где они их произносили: Парламентом. Оказавшись вне стен Парламента, лидер-экс-депутат может быть спасен от забвения только членами своей партии: их активностью, их самопожертвованием, их политическими акциями. Я уже назвал несколько способов вести политическую борьбу, если ее нельзя вести в Парламенте: эмиграция, партизаны или тюрьмы. Вот где, если не в Парламенте.

Так что можно и поблагодарить маниакального Столыпина XXI века — г-на Вешнякова за все его хитрые ловушки, барьеры, засады, покупки, за фальсификации, за выдвижение законов, уничтоживших политическую жизнь в Парламенте. Сделав все это, господин Вешняков одновременно вывел Россию из тупика. Больше не будут болтунов, просто болтунов, называть политиками. А политиками будут называть других людей, чьи партии совершают политические акции. И либо они будут вынуждены научиться совершать политические акции, либо через год-другой бывшие блистательные депутаты X, Y, Z исчезнут в реке Забвения.

Таким образом, мы живем в тотально ином политическом мире, нежели тот, который существовал до декабря 2003 года. Более того, только что принятые Госдумой новые законы, еще более ужесточающие правила избрания в Парламент, вскоре выбросят из Госдумы еще одну порцию ненужных Кремлю депутатов, которые также могут потерять право называться политиками. И непременно многие из них потеряют, потому что их политические организации так и не научились работать, а существовали иждивенцами за счет болтовни своих депутатов.

Да, именно так. Все серьезно. Эмиграция, тюрьма или партизаны. Кто найдет в себе талант, силу, энергию и сумеет перестроить свои обленившиеся партии, тот вновь станет политиком. Уже в самом прямом и честном смысле этого слова. А кто не станет — ну, жалеть никто их не будет. Нищих и то никто не жалеет в России, а тут бывший депутат. «Небось в масле-то годами валялся»,— скажет народ. И будет прав.

Мне понятно, почему так рьяно взялись многие политические партии за выборы в Мосгордуму. Это почти подсознательное стремление, чтобы все было как раньше: уютно, красиво, паркетная болтовня. В лес не хочется, в тюрьму и подавно. Потому продолжаются мечты о выборах в 2007-м, 2008-м и далее везде. Но господа, как можно участвовать в выборах, в которых г-н Вешняков заведомо обеспечил вам проигрыш? Он закрыл все дырки, куда вы могли просочиться, учел наперед все хитрости, которые вы можете употребить, этот гений злодейства.

Итак, повторяю мой тезис. В России организована Новая Политическая Эпоха. Старая и ее герои — ушли или уходят со сцены. У них есть шанс быть политиками в новой политической эпохе, только если их партии станут иными. Будут совершать политические акции. Мне представляется, что те политические партии, которые так долго паразитировали на своих парламентских фракциях, мало способны стать иными. Ведь кадры создают партии, а кадры, которые десять лет или более валяли дурака, оживляясь только к выборам, разве что могут?

Мне понятно недоумение многих аналитиков, которые долгое время, а некоторые и сейчас, не считали Национал-Большевистскую партию серьезной политической силой. Мы были гостями из будущего, из эпохи, только сейчас организованной господином Вешняковым. Нас не то что на паркет — и на порог-то в качестве гостей Госдумы плохо пускали. Но зато мы сумели выработать определенные методы работы, определенные навыки и вырастили кадры, которые парламентским политическим партиям в лучшем случае только предстоит выработать. Мы на годы впереди.

Я говорю все это не из высокомерия, а в качестве пояснения к своему предложению полностью бойкотировать выборы в Госдуму в 2007 году. Как и любые другие несвободные выборы. Надо забыть о выборах и вести себя иначе. Жестко. Стать жесткой преградой на пути авторитаризма г-на Путина. Последний предел уже достигнут. Тот, кто думает, что можно продолжать жить в старой политической эпохе и продолжать действовать по ее правилам, по меньшей мере неумен. А для политиков это заблуждение — самоубийство.

23 августа 2005 года

Против вульгарного экономизма

На прошлой неделе я участвовал в дискуссии о будущем социал-демократии на «Эхо Москвы». Один из слушателей прислал свое мнение, выражающееся в вопросе: «Почему я должен голосовать против Путина, если я и моя семья стали в последние годы жить лучше?» Я ответил на этот вопрос следующим образом: «Дорогой слушатель! Я не сомневаюсь в том, что вы стали жить лучше. И может быть, еще несколько миллионов граждан стали жить лучше. Вот и голосуйте за Путина, если вам важно ваше собственное благосостояние и только оно. Но процентов под 90 российских граждан не живут лучше, а часть населения безусловно стала жить хуже».

Далее я высказал мысль, которую хочу сейчас развить здесь. Дело в том, что измерять качество жизни в том или ином государстве, взяв за основу только материальное благополучие граждан,— ущербный метод. Должны быть учтены многие параметры. Пользоваться только одним экономическим параметром — значит исповедовать вульгарный экономизм. Кремль его исповедует. Потому с таким пылом, подобно лидерам КПСС, президент Путин проповедует цели: догнать и перегнать Португалию и (или) удвоить ВВП за десять лет. Теперь уже в качестве радикальной цели выдвигается удвоение ВВП к 2010 году.

Вульгарный экономизм выгоден Кремлю. Он намеренно фетишизирует экономический рост, причем только в одном его параметре. Существует рейтинг стран по уровню ВВП, и администрация президента хочет демонстрировать, что Россия продвигается в этом рейтинге вверх. Это выгодно: рейтинг ВВП убеждает граждан, что президент и правительство правильно все делают, ведут страну вверх рейтингового списка. Но вот что интересно: в какой-либо стране ВВП может неуклонно повышаться, но при этом на улицу нельзя выйти — такая жуткая преступность, или чрезвычайно дикая и неуправляемая полиция представляет опасность для граждан, или такое чудовищное состояние заражения среды, что люди мрут как мухи. А рейтинг ВВП при этом может расти.

Программа развития ООН публикует ежегодные рейтинги стран по величине ВВП на душу населения, но эта же организация публикует и рейтинг по индексу развития человеческого потенциала (ИРЧП). Российским гражданам об ИРЧП, по-моему, решительно ничего не известно, а хорошо бы знать. Индекс складывается из многих аспектов: социальные возможности, доступность образования, медицинских услуг и т.п. Так вот, по индексу развития человеческого потенциала Россия находится на 57-м месте. Правда, можно утешаться, что Южная Африка находится еще ниже, на 119-м месте, но, думаю, это слабое утешение.

На самом деле ситуация в той или иной стране оценивается многими показателями. В случае России все они неутешительны. Мы на 89-м месте по индексу государственных институтов. В последнем индексе экономической свободы Россия на 112-м месте. В индексе технологического развития — на 68-м. В индексе устойчивости развития — на 61-м месте. В индексе экономической безопасности на 41-м месте, в индексе конкурентоспособности роста на 70-м (из 104). И с каждым годом наша страна опускается в этих списках все ниже и ниже.

Между тем по размеру территории и обеспеченности природными ископаемыми Российская Федерация стоит на 1-м месте в мире, по количеству вооружений на 2-м, по численности населения до сих пор на 6-м, по размерам общего ВВП на 10-м (однако он у нас в 10 раз меньше, чем у США, и в пять раз меньше, чем у Китая). (Цифры взяты из журнала «Свободная мысль» №8, 2005.)

К чему я, собственно, привел все эти цифры? К тому, что даже по чисто экономическим параметрам мы отсталое государство, плетущееся в хвосте человечества. А если разбираться конкретно в качестве человеческой жизни, то оно еще дряннее, чем наше 57-е место в индексе развития человеческого потенциала.

Экономика (и частный мелкий, и средний, и любой другой бизнес) у нас не развивается, потому что этому препятствует слишком сильное государство, которое всех и вся контролирует. И так будет всегда, пока у нас существует такое государство образца XIX века, фактически самодержавие. Потому никакие реформы в контексте этого государства не сработают и не работают. Благосостояние основной массы населения если и будет расти, то на йоты, на жалкие рубли. Драматического, воодушевляющего роста не будет.

Никакой экономикой нельзя сломать, например, милицейские палаческие традиции. Современной России нужна новая современная полиция, основанная на других принципах, чтобы служила обществу и защищала граждан (я еще в 1996 году говорил о выборности милицейских начальников и предлагал избирать «шерифов»). Но кто сейчас помышляет о другой милиции? Мечтатели.

России нужна социальная мобильность. Дабы талантливый человек мог в одном поколении добиться успеха в жизни. У нас наблюдается противоположный процесс: окаменение структур общества и власти. Сын Матвиенко стал начальником, внук Пьехи — певцом, дочка Михалкова — актрисой и так далее. А так быть не должно. Окаменевшее кастовое государство плодит недовольных в огромном количестве. Социально неудовлетворенные, находящиеся на дне общества по причине жесткой структуры власти в РФ будут требовать своего. И никакими репрессиями их не остановить.

Традиционно российское общество контролируется чиновниками. Нельзя продвинуться ни в одной сфере жизни, если не иметь связей. Однако миллионы простых людей имеют связи только с такими же простыми людьми. Как им быть? Их ожидает массовый неуспех. Все ругают коррупцию, однако, может быть, коррупция — средство, позволяющее простому человеку решить свою проблему в обход жесткой структуры власти? В этом контексте, может быть, коррупция это благо? Но вот засилье чиновников — это уж точно зло.

16 августа Верховный суд принял решение отменить решение суда Московской области о ликвидации МОО НБП и, более того, выступил со своим решением: ликвидация незаконна. Я внимательно наблюдал за судьями Верховного суда и нашел, что выглядят они и ведут себя с большим достоинством, как римские сенаторы. Я увидел в этих людях желание гордо нести честь судейской корпорации. Я уверен, что судьи будут только счастливы наконец освободиться от давления власти. И лишь после этого можно ожидать, что они будут выносить справедливые и законные решения. И судей безусловно следует выбирать гражданам. Так же, как своих представителей в парламент.

У нас же перестали выбирать даже губернаторов. В то время как нужды России и общества в XXI веке требуют отхода от традиций самодержавия, требуют уменьшения власти государства, фактически власть государства упрочилась и распространяется. Распространяется она под одним лживым предлогом — что якобы только сильная власть способна осуществить в стране закон и порядок и обеспечить безопасность и благосостояние граждан. В эту якобы аксиому верят миллионы. Между тем у нас в России традиционно очень сильна власть государства, а с приходом Путина она усилилась вдвое. Что, решена проблема вашей безопасности, граждане? Нет. Преступников смела с улиц милиция. Но она же заменила преступников в их бизнесе. Милиция стала преступной.

Это лишь некоторые из неэкономических проблем российского общества. Они могут быть решены только при условии уничтожения климата самодержавия в стране. Наглого царя из спецслужб следует убрать от власти и не допустить воцарения его преемника или любого другого самозванца. Для этого не нужны новые политические партии или союзы партий. Достаточно понять, что последний рубеж выглядит так: по одну сторону Путин и его ощипанные, но с гонором Сергеи Ивановы, а по другую — Россия. Вовсе не экономическое благосостояние есть конечная цель оппозиции, но климат свободы. Будет свобода — будет и все остальное, в том числе и благосостояние. Поэтому я против вульгарного экономизма.

29 августа 2005 года

Вот с кем ужинает шашлыками мистер Путин

Я не могу не проанализировать состоявшееся 29 августа нападение на собрание национал-большевиков вблизи метро «Автозаводская». Прежде всего хотел бы указать на неточность, допущенную большинством средств массовой информации. Были избиты не «представители левых движений», а именно национал-большевики, охранявшие здание, где КПРФовцы дружественно разрешают нам проводить собрания московской организации НБП на принадлежащем им этаже. Несколько представителей организаций СКМ, АКМ и «Родины» действительно находились в тот вечер в здании: они пришли договариваться о совместном проведении марша протеста «Антикапитализм-2005». Но они не были избиты, поскольку спустились с четвертого этажа, когда все уже было закончено. Наемная шпана, посланная Кремлем, была послана именно для жестокого избиения национал-большевиков.

Второе замечание: нападавшие не могли не знать, что в том здании имеет помещение КПРФ, и сознательно шли на конфликт и с КПРФ.

Еще одно замечание. В отличие от нападений на штаб-квартиру НБП 29 января и 5 марта, налетчики 29 августа скрывали свои лица под масками и даже надели на руки перчатки, дабы не оставлять отпечатков пальцев. То есть они сознательно намеревались совершить преступление, возможно, готовы были и на убийство бейсбольными битами. В одном эпизоде нападения они старательно пытались поджечь партийный микроавтобус НБП, там выгорели сиденья. А во время нападений 29 января и 5 марта налетчики не только не скрывали свои лица, но давали интервью вызванным ими пропутинским телеканалам. Правда, следует напомнить, что и тогда они применяли бейсбольные биты, и тогда были потерпевшие нацболы с разбитыми головами. 29 августа впервые было применено огнестрельное оружие.

Стоит задуматься над тем, почему в этот раз они надели маски. Потому ли, что боялись ответственности за налет, погром, массовые беспорядки и попытку убийства национал-большевика Дмитрия Елизарова? Думаю, что не наказания они боялись: в конце концов ведь приехал представитель ГУВД, генерал, и велел отпустить 25 задержанных. Еще в автобусе они вели себя нагло и обещали милиционерам, что снимут с них погоны. Они знали, что у них есть «крыша» — высокие покровители. Они не наказания боялись, а опознания. Поскольку в трех уголовных делах, которые неторопливо ведет следователь Шилин из ГСУ Московской прокуратуры (по налетам 29 января и 5 марта на штаб НБП и по налету в метро 12 февраля), именно они фигурируют. А расследования многих СМИ еще и обнаружили их принадлежность к «Нашим». Вот потому и маски (черные), и перчатки (белые). Зловещий маскарад, чтоб не опознали. Очень не хотели запятнать собой «чистое», «антифашистское» движение «Наши».

Однако его величество случай повернул дело иным образом. Представители левых организаций на месте все же были, потому можно считать это нападением на весь левый спектр оппозиции, считая КПРФ. Простой российский мент-регулировщик не был посвящен в планы, созревшие в высоких кабинетах, и о крышевании ГУВД ничего не знал. Он увидел людей, бегущих в масках к автобусу, затем срывающийся с места автобус, и немедленно дал знать своим товарищам в патрульном автомобиле. Те бросились в погоню, как им полагается по чину. Догнав автобус, эти уважаемые мной милиционеры стали протоколировать подозреваемых. А затем появились высшие чины милиции, генерал из ГУВД — видимо, представитель крыши,— и приказал задержанных отпустить. Сделавшим свою профессиональную работу милиционерам, видимо, стало так горько, что они уронили список подозреваемых прямо под ноги журналистам «Коммерсанта», а газетчики, сработав так же профессионально, как менты, его опубликовали.

Скандал. И какой! И еще более скандальным выглядит скандал, если учесть, что в новостях в 20 часов появилось сообщение, что в районе метро «Автозаводская» происходит массовая драка между скинами и азербайджанцами. В то время как налет состоялся в 20:06, а например «Эхо Москвы» честно процитировало источник — новостное агентство, ровно в восемь вечера, то есть когда нападение не началось.

Проверив, откуда новостные агентства получили ложную информацию, мы выяснили, что источником информации о еще не начавшемся нападении было ГУВД!

Во как — простые менты в данном случае честно ловят преступников, а генералы обеспечивают им алиби и участвуют в преступлении! На сей раз все они попали крепко. Так крепко, что всегда ухмыляющийся самодовольный Якеменко разразился стенаниями на страницах «Известий». Оправдывается. Потому что понял: на сей раз погорел, всем теперь ясно, что ряхи погромщиков — это и есть «Наши». Якеменко, впрочем, ноль без палочки. Если дело дойдет до суда, а оно дойдет в этот раз, последует серия разоблачений, будут измазаны наконец, потому что они этого заслуживают, и манипулятор г-н Сурков, и даже сам беззаботный незнайка — наш президент.

Вот так все это выглядит. Я чрезвычайно благодарен всем за помощь и поддержку, оказанную НБП, и прежде всего за то, что не дали и не дадут замолчать акт вопиющего бандитизма, государственного бандитизма против членов НБП. Я благодарен в первую очередь КПРФ и лично Ивану Мельникову, депутату Госдумы: он приехал в тот вечер на место погрома. Благодарен я и партии «Яблоко», и СПС, выступившим с гневными заявлениями протеста. Я благодарен мужественным нашим ребятам-нацболам, не пропустившим наемных бандитов в помещение, где происходило собрание. Они — наша охрана: Д.Елизаров, С.Дьяконов, А.Толстиков, П.Шестов и другие пострадали, но остановили налет. Я благодарен СМИ за то, что они правильно поняли и правильно осветили происшедшее.

Практика ненасильственных акций, осуществляемая национал-большевиками уже шесть лет, приносит свои плоды. Мы, вызывая огонь на себя, сумели расшевелить политику, придать ей страсть. И главное, мы сумели разозлить Кремль, выманить его, ввергли его в истерику. Мы изобличаем его во лжи — реагируя на акции нацболов, он предстает перед обществом таким, как есть: злобным, феодальным, античеловечным, неуклюжим и тупым людоедом. Мы показываем его вам без маски. В истерике маска слетает.

Аморальность же «кремлевских» просто беспредельна. Уничтожив детей в Беслане (только «избиением младенцев» эту бойню и можно называть), держа в тюрьме и лагерях 49 национал-большевиков исключительно за ненасильственные акции, кремлевский режим показывает всему миру свою суть: государственный фашизм в его худшей форме. Происшедшее 29 августа побоище, лужи крови, свист пуль (у Дьяконова, кстати, в дополнение к трем ранам на голове есть еще и ножевое ранение), поджог, разбитые стекла автомобилей, сломанные руки у Елизарова — все это дело рук Государственной Преступной Группировки. Вот с кем ужинает шашлыками мистер Путин.

6 сентября 2005 года

Открытое письмо президенту Путину

Только что произошли два события, дополняющие друг друга и являющиеся как бы продолжением зверского нападения на активистов НБП 29 августа. Они менее яркие, однако в контексте репрессий против национал-большевиков они чреваты последствиями. Эти события также отражают ситуацию террора против инакомыслящих граждан и партий, созданную в нашей стране администрацией президента.

7 сентября утром у здания Никулинского суда, где идет процесс по делу 40 национал-большевиков (напомню, они, придя в приемную администрации президента 14 декабря 2004 года, потребовали отставки президента Путина), мать подсудимого национал-большевика Владимира Линда обратилась ко мне с упреком:

«Почему вы ничего не сделаете, чтобы изменить судьбу ребят? Более двух месяцев идет процесс, девять месяцев они за решеткой. Посмотрите, какие они бледные, мой сын болеет… Их осудят… Почему вы не потребуете встречи с президентом Путиным, как это сделали матери Беслана? Потребуйте встречи!»

Я попытался объяснить, что президент Путин не имеет в обычае встречаться с гражданами, что даже с бесланскими матерями он встретился под огромным нажимом российского и мирового общественного мнения. Часть этого разговора прозвучала на радиостанции «Эхо Москвы» в тот же вечер.

8 сентября мой друг, адвокат Беляк, ссылаясь на источники в ЛДПР, предупредил меня, что на меня готовится нападение, так же как и на моего помощника, и что готовят его те же люди, что совершили нападение 29 августа. Что нападения состоятся в ближайшие дни (напомню, что по факту нападения 29 августа были задержаны 25 человек, возбуждено уголовное дело, ведется расследование, так же, как и по трем предыдущим нападениям на активистов НБП 29 января, 12 февраля и 5 марта сего года, когда были задержаны 16 человек). Таким образом совершенно очевидно, что не понесшие никакого наказания за избиения нацболов, нападения и погромы лица продолжают свою преступную деятельность при прямом попустительстве и — более того — под руководством государственных чиновников. Во всех четырех нападениях были замечены несколько человек, идентифицированные источниками в СМИ как принадлежащие к движению «Наши». Следователи, а затем суд, если им позволят сверху довести работу до конца, назовут виновных. Но очень сомнительно, что Кремль и администрация президента позволят следователям работать. Пока они работают.

Анализируя события последних двух лет, я пришел к единственно возможному выводу: против Национал-большевистской партии мобилизована карательная государственная машина. И если до января сего года функции карателей выполняли оперативники ФСБ и РУБОПа, то с января обязанности костоломов, погромщиков и палачей исполняет боевое крыло движения «Наши». Разумеется, задействовано и якобы законное юридическое преследование. Как в случае с семью нацболами, фигурантами дела по мирной оккупации Министерства здравоохранения, такое «юридическое» преследование выразилось в насилии, ибо были неправомерно применены суровые статьи, дело было намеренно квалифицировано как преступление, в то время как национал-большевики совершили проступок, наказуемый в пределах Административного кодекса. То же самое беззаконие осуществляется в отношении 39 юношей и девушек, всего лишь потребовавших, чтобы президент ушел в отставку.

Проанализировав волну государственного насилия, обрушившуюся на НБП, я решил последовать все же совету матери подсудимого Линда и обращаюсь к президенту Путину. Вероятнее всего он со мной не встретится, но, по крайней мере, я предприму эту попытку и расставлю все точки над всеми «i» в отношениях между администрацией президента, президентом и Национал-большевистской партией.

Итак, я обращаюсь к Вам, Владимир Владимирович Путин, Президент Российской Федерации. Я хочу встретиться с Вами в любое удобное для Вас время. Цель моего визита к Вам — добиться прекращения инспирированных Вашей администрацией репрессий против членов Национал-большевистской партии. Прекращения как юридически беззаконных репрессий, так и зловещих нападений погромщиков из движения «Наши», созданного заместителем главы Вашей администрации В.Ю.Сурковым. Напомню Вам, что на учредительном съезде этого движения присутствовал министр Вашего правительства, министр образования Фурсенко, губернатор Тверской области Зеленин, назначенный Вами, и замглавы Вашей администрации В.Ю.Сурков ездили инструктировать погромщиков-интеллектуалов в лагерь на озере Селигер. И Вы сами нашли время встретиться с 56-ю так называемым «федеральными комиссарами» движения «Наши». В настоящее время мы изучаем фото— и видеоматериалы этой встречи на предмет обнаружения среди встретившихся с Вами лиц погромщиков, участвовавших в нападениях на национал-большевиков 29 января, 12 февраля, 5 марта и 29 августа.

В ходе личной встречи с Вами я хочу сообщить Вам, что Национал-большевистская партия, созданная еще в сентябре 1993 года, никогда не была замечена в применении насилия. Мы никогда не причиняли увечий, не совершали избиений и нападений. Ни один из членов партии не был осужден за такие или подобные деяния. Я также хочу сообщить Вам, что НБП — партия, образовавшаяся не в кабинетах власти, но снизу, по инициативе масс. Мы были партией патриотов с самого основания НБП, партией государственников, партией, отстаивающей интересы народа, партией национальной и социальной справедливости. И мы остались такой партией. Мы одними из первых озвучили патриотические и национальные цели, тем самым опередив Вашу патриотическую риторику чуть ли не на десятилетие. Я хочу лично сказать Вам, что все усилия лжецов из Вашей администрации не могут скрыть того факта, что в то время как Вы работали в администрации радикального демократа Собчака, НБП уже была заметной патриотической организацией. Усилия Ваших пропагандистов очернить НБП чуть ли не как пособников американского империализма или фашистов — просто жалкая сопливая ложь.

Мы развивались так, как развиваются партии, не финансируемые Кремлем. Лишь к 1998 году у нас образовались 47 региональных организаций, количество достаточное для того, чтобы зарегистрироваться как Общероссийская политическая партия. Однако обманным путем, ссылаясь на ложные предлоги, партии отказали в регистрации. Четырежды повторялась эта лживая, позорная для государства история.

В 1999 году президент Ельцин сделал Вас своим преемником. НБП не понравилась эта, мягко говоря, нечестная, недемократическая передача власти, когда Вас сделали премьером, затем полгода вне конкуренции пиарили день и ночь, а в результате, конечно же, Вас избрали президентом в марте 2000 года. До этого, 23 февраля 2000 года, НБП вышла на демонстрацию с лозунгом «Долой самодержавие и престолонаследие!» Вас мы не знали еще, однако нам не понравилась авторитарная манера передачи власти из рук в руки. Говорят, Вы чувствительны ко всякой критике. Может быть, Вы невзлюбили НБП уже тогда.

Оттого что нам неправомерно, лживо закрыли доступ в большую политику, не зарегистрировав, лишили доступа к избирателю, мы вынуждены были обратиться к тактике акций протеста. Нет нужды перечислять их здесь, страна знает о них, я уверен, знаете и Вы. Хочу лишь опять подчеркнуть их ненасильственный характер. Кульминацией наших действий явились такие крупные акции, как прерванный спектакль в Большом театре 7 мая, в день Вашей инаугурации. Тогда мы мирно оккупировали Вашу ложу в Большом и сцену. Мы никому не причинили вреда. Мы хотели лишь показать, что далеко не вся страна довольна Вами. Потом были акции в Минздраве 2 августа и в приемной Вашей администрации 14 декабря.

Да, НБП Ваш идеологический противник. Да, мы считаем преступлением войну в Чечне, где за клан Кадырова гибнут русские парни. Да, мы считаем, что Вы лично жестоко отдали приказ об операциях в театре на Дубровке и в Беслане. Да, мы считаем, что Вы не жалеете народ и готовы оставить стариков без средств и возможности выехать из дома. Впрочем, все претензии к Вам выразились в листовке, которую распространили 39 национал-большевиков в приемной администрации 14 декабря 2004 года. Вы к ним не прислушались. Более того, Ваша прокуратура уже девять месяцев держит ребят и девушек за решеткой. Мое личное мнение: Вы опасны для страны. Вы человек прошлого и умеете решать (а они не решаются) все проблемы только насилием. И все же я прошу Вас о встрече, чтобы остановить цепь насилия. Так дальше нельзя, Вы вовлекаете страну в водоворот насилия.

Я знаю, что в Вашей Администрации есть лица, которые хотят довести национал-большевиков до такого состояния, когда они в слепой ярости ответили бы насилием на насилие. И Вы и Ваша группа получили бы право на проведение жестоких мер реагирования. Уже не через наемных погромщиков, но открыто, самим государством. Как ответственный политик, я не могу допустить этого, и хотел бы при личной встрече убедить Вас прервать цепь насилия.

У Вас есть шанс, господин Президент, изменить курс истории России. Вы лишь должны понять, что насилие не достигает цели. Но я все равно попрошу Вас уйти в отставку. Никсон был вынужден покинуть свой пост всего лишь за прослушивание в помещении демократической партии. Вы встретились с погромщиками организации, созданной Вашей администрацией, с теми, кто избивал людей бейсбольными битами, Ваш Уотергейт — это Беслан и Автозаводская улица.

Прошу о встрече, господин Президент.

9 сентября 2005 года

Я обвиняю!

В моем «Открытом письме президенту Путину», помещенном в «Гранях», я сообщил, что получил предупреждение о том, что на меня готовится нападение, подобное тому, что произошло 29 августа. А уже 11 сентября, в воскресенье, произошло следующее событие. После 14 часов я ожидал приезда моего водителя на «Волге» — он должен был привезти ко мне несколько национал-большевиков, и мы собирались вместе на той же «Волге» отправиться на встречу. В 12:52 зазвонил мой мобильный (такая точность объясняется тем, что позднее я просмотрел звонки и время) и незнакомый спокойный голос спросил: «Вы продаете «Волгу» 3110?». Я сказал: «Нет, вы ошиблись номером». «Извините»,— спокойно ответил собеседник. Минут через сорок позвонил мой водитель и сообщил, что они попали в аварию — отказали тормоза. Никто, к счастью, не получил ранений, но машина врезалась в бордюрный камень и вышла из строя. Когда «Волгу» отбуксировали в автосервис, оказалось, что передние тормоза были повреждены намеренно. Только тогда я и связал телефонный звонок с поврежденными тормозами. Кто-то захотел дать мне знать заранее, что авария, которая последует, не случайна.

Вот так выглядит политическая жизнь в Российской Федерации. С партией и со мной лично воюют уже с помощью вот таких гангстерских подлых приемов. Это называется «покушение на убийство». У меня нет врагов помимо Кремля, я не занимаюсь бизнесом, и в контексте физических нападений на активистов НБП в течение всего того года (только массовых нападений было четыре) у меня нет сомнений, что те же самые лица, по приказу тех же лиц вот докатились до покушения на убийство. Поэтому я обвиняю. Я обвиняю Кремль в создании криминального сообщества. Обвиняю заместителя главы администрации Президента г-на Суркова, обвиняю самого Президента господина Путина, что в целях борьбы с инакомыслящими политическими партиями они создали, поощряют и руководят организацией, которая по характеру своих противоправных действий может быть охарактеризована как организация государственного фашизма. А как иначе могут быть охарактеризованы погромщики, набрасывающиеся на национал-большевиков с бейсбольными битами и ножами, поджигатели и преступники? Почему, г-н Президент, Вы встретились с погромщиками из организации «Наши»? Почему Вы стали гарантом безнаказанности для этих преступников?

Я обвиняю также лиц, создавших интеллектуальную группу поддержки преступникам из организации «Наши». Я обвиняю Вас, г-н Павловский, якобы интеллектуал и якобы аналитик и якобы политолог. Вы недвусмысленно и много раз призывали и продолжаете призывать к физической расправе над национал-большевиками. Вы не интеллектуал, Вы такой же погромщик и преступник, призывающий к розни, разжигающий ненависть к политической партии, действующей мирными методами. Я обвиняю Вас, г-н Фурсенко, министр образования. Вы уронили свою честь так низко, поддержав своим присутствием на учредительном съезде «Наших» принципы уничтожения политических оппонентов с помощью дубин. Вы — министр образования? Вы тоже преступник. Я обвиняю Вас, губернатор Зеленин. На Вашей тверской земле состоялся гнусный летний отдых Государственной Преступной Организации. Я вас обвиняю, господа, всех вас во главе с президентом, в преступлениях, в организации избиений и расправ с политическими противниками.

Видит Бог, Национал-большевистская партия не искала быть врагом Кремля или Президента лично. Это вы выбрали нас во враги. Точнее, это ваш животный иррациональный страх потерять власть толкнул вас на прямое нарушение закона, на многочисленные преступления. На самом деле вовсе не наш красно-черно-белый флаг с серпом и молотом причина вашей злобной враждебности, не наша идеология патриотизма, национальной и социальной справедливости — нет, не они. Вы озлоблены потому, что видите в национал-большевиках единственную силу, способную лишить вас власти.

В ваших параноидных снах вы видите НБП в авангарде революции, которая сметет вас. Вы понимаете, что, глядя на смелость и самоотверженность национал-большевиков, смелеют российские граждане, смелеет молодежь. Что вас перестают боятся. И это страшно для вас, потому что если вас перестанут бояться, вас перестанут терпеть. Вам придется покинуть Кремль. А далее вам, как простым гражданам, придется отвечать за все, что натворили. А натворили вы многое.

То, что происходит сейчас в России, немыслимо ни в одной стране мира, ни на Западе, ни на Востоке. Немыслимо, чтобы президент Буш, например, встретился с представителями Ку-клукс-клана. Немыслимо, чтобы министр правительства какой бы то ни было страны сидел на съезде организации, специализирующейся на раскалывании черепов. А вы это делаете — то ли в хвастливой наивности не понимая, что творите, то ли будучи нагло уверены в безнаказанности.

Вам придется дать нам дорогу к избирателю. Вам придется дать указание послушному вам Министерству юстиции зарегистрировать НБП как общероссийскую партию. Вам придется сделать это потому, что уничтожить нас физически вам уже не под силу. Моральная правота национал-большевиков в их конфликте с преступной верхушкой в Кремле очевидна многим. И становится очевидной все большему количеству людей. Даже согласно последнему опросу верноподданного и послушного вам ВЦИОМа симпатизируют НБП 11 процентов граждан. Еще 6 процентов хотя и плохо разбираются в идеологии НБП, также смотрят на нас с симпатией.

По нашим сведениям, этот опрос ВЦИОМу заказала администрация президента. С какой целью? Узнать, что 17 процентов граждан симпатизируют нам, и еще жестче избивать национал-большевиков, подавлять их, убивая? Или же наконец понять, что НБП — общенациональное явление и решение по поводу НБП может быть принято только политическое: зарегистрировать партию как общенациональную политическую организацию и прекратить репрессии против нее. Разумеется, следует прекратить политические репрессии и против других партий оппозиции, разумеется, следует вернуть России политические свободы, которые Кремль и его сатрапы, такие как Вешняков и Сурков, у нас отобрали. Но прежде всего руки прочь от НБП!

НБП оказалась в центре борьбы с режимом. В силу некоторых качеств, заложенных в нее основателями партии, в силу молодости и храбрости ее членов мы делаем первые ходы, а уж Кремль нам отвечает. Он отвечает безудержным государственным насилием. Но он может не отвечать. Мы на самом деле ведущая в этой борьбе сила, а Кремль ведомый. Акции НБП — акции свободных граждан России — вызвали гнев этой допотопной доисторической туши — Кремля, и она отвечает как может, насилием. Но в то же самое время своей реакцией на национал-большевиков Кремль обнажает свою суть перед народом. Гонит свои заседания в помещении Никулинского суда озлобленный судья Шиханов, стоят конвоиры с нечеловеческими лицами, сидят ничтожные прокуроры, но за решеткой, в громадных клетках тридцать девять человеческих, светлых и благородных лиц. Мертвые души, как всегда в России, судят души живые.

Я обвиняю Кремль во лжи, в подлоге и в преступлениях. Я утверждаю, что в конфликте Кремля с НБП ярко просматриваются ложь, подлоги и преступления российского руководства, в частности, администрации президента,— так же, как и в конфликте руководства с «Матерями Беслана». Подобные конфликты, хотя и не только они, есть веские причины для революции. Предлагаю Кремлю успокоиться, понять, что НБП уже неотъемлемая и важная часть современной российской политики. Предлагаю Кремлю немедленно прекратить репрессии, выпустить заключенных национал-большевиков и дать указания мрачным чиновникам Минюста отойти от дверей в большую политику, зарегистрировать партию. Однако в любом случае история свершится, справедливость исторических законов известна: руководить страной с помощью насилия далее невозможно. Патерналистская модель государства с жестким Паханом Президентом, подавляющим инакомыслящих, архаична и нежизнеспособна. Россия должна управляться свободными гражданами на основе общей договоренности, консенсуса, учитывая интересы всех групп населения. Без насилия и жестокости. Садистским методам правления (а правление Путина — это садизм по отношению ко многим группам граждан) следует положить конец. Так или иначе. В этом году или в следующем. Но положить конец.

20 сентября 2005 года

Дружелюбная критика

СМИ полны бравурных сообщений об общем списке, выдвинутом СПС и «Яблоком» на выборах в Московскую городскую думу. Особенно много сообщений в неподконтрольных Кремлю СМИ: фиксировался каждый этап трудно доставшегося соглашения между партиями, любая деталь смакуется. Представляется как победа уже сам тот факт, что удалось объединиться в одном списке. Однако и впереди самим участникам видятся победы: хотят взять 25% мест в Мосгордуме и рассматривают московские выборы как primaries перед выборами в Государственную уму. При том условии, по словам депутата Мосгордумы Бунимовича, «если эти выборы хоть в какой-то степени будут выборами». Если не будут — «на площадь должны идти москвичи».

Помимо СПС и «Яблока» другие оппозиционные партии также готовятся к выборам в столичную думу, словно не было вопиющих широкомасштабных фальсификаций выборов 7 декабря 2003 года. Выборы в Мосгордуму таким образом представляются как важное политическое событие. Однако так ли это? Безусловно не так. У СПС и «Яблока» во всякое время были депутаты в Мосгордуме. И в настоящий момент у них есть несколько депутатов. Влияют эти депутаты на социальную и политическую жизнь в Москве и России? При всем моем уважении к депутатам Бунимовичу, Катаеву, Новицкому и прочим, мне их деятельность не видна. Страна успешно идет по пути авторитаризма, и Мосгордума (даже если она будет состоять наполовину из представителей партии оппозиции) не в силах даже на мгновение остановить страну на этом пути.

Создается впечатление, что, не умея должным образом противостоять воцарившемуся в РФ авторитарному режиму самодержавия Путина, политические партии оппозиции имитируют политическую деятельность. Неужели они надеются изменить страну посредством «малых дел»? В 70-е годы, после неудачи молодежных революций и бунтов на Западе, появилась теория «малых дел», согласно которой предполагалось, что консервативную и антинародную суть режимов возможно изменить малыми делами на местах — работая в муниципалитетах, в городских комиссиях, занимаясь правозащитной и гуманитарной деятельностью. Теория «малых дел» за четверть века доказала свою несостоятельность.

У НБП были на протяжении последних лет два члена законодательных собраний областей. Мы поначалу гордились, что у партии есть представители в законодательной власти. Но сколько-нибудь влиять на местную политику наши депутаты не могли. Они были годны для того, чтобы вытаскивать активистов НБП из отделений милиции — и только.

По вышеперечисленным причинам мне, простаку, непонятен весь шум, создаваемый вокруг выборов в Московскую городскую думу, весь ажиотаж. Эти выборы, уважаемый г-н Бунимович, будут в такой же степени выборами как и выборы 7 декабря 2003 года, ибо считать результаты будет избирком, подчиненный тому же государеву министру по подсчету Вешнякову, под руководством которого были проведены выборы 7 декабря 2003 года. Сильно сфальсифицированные, мягко говоря, то есть полностью сфальсифицированные. Вы хотя бы для начала добились бы как минимум отставки г-на Вешнякова…

Вообще должен констатировать, что после некоторого подъема в оппозиции, вызванного примером «революции» на Украине и прокатившимися по стране «льготными» бунтами, сегодня наблюдается если не откат, то застой оппозиции. Появилась новая иллюзия: упование вместо ставших полностью контролируемыми выборов на большую толпу граждан, которая когда-нибудь соберется и политикам оппозиции останется лишь ее повести. Но, извините, это тактика ожидания, это пассивность. В то время как тактика НБП, как доказала практика, выводит власть из себя. Если выводит, то нужно больше действий, подобных тем, что совершают национал-большевики. Устроим им десятки и сотни Вьетнамов. Как призывал Че Гевара.

Увы, появившаяся было после революции на Украине и успеха акций НБП подражательная мода на молодежные движения не создала ни одной сколько-нибудь значительной политической организации. Появилось множество до смешного многочисленных эфемерных групп по 5–10 человек(«Мы», «Вы», «Пора», «Нельзя», как бы они ни назывались), но и только. Даже самые крупные — молодежное «Яблоко», они же «Оборона», или молодежная «Родина» — не представляют собой значительных групп. К тому же названные молодежные организации не решаются применять например тактику НБП, ограничиваясь легким, подчас водевильного характера, протестом. В стране господствует фээсбэшная хунта, а молодежные группы противопоставляют ей театрализованные неуклюжие капустники на улице. Выпускают в небо шарики, приводят животных, глупо острят с переодеванием. Это несерьезно, имейте совесть, господа и товарищи!

Сама идея молодежных организаций при взрослых партиях ущербна. Для меня это бесспорно — как бесспорно и то, что политические организации создаются долго, не по велению моды, но по другим, серьезным причинам. Однако даже если согласиться с тем, что молодежные организации имеют право на существование, приходишь к выводу, что эти организации халтурят, играют в политику, модничают без особого ущерба для себя. В то время как вся тяжесть репрессий падает на нас, на Национал-большевистскую партию. Нас выслеживают, подстерегают, избивают, мы сидим в тюрьмах и лагерях, а остальная оппозиция не очень напрягается. Это очень плохо. Много упреков можно высказать и по адресу «взрослых» партий — но как же пылкая молодежь, что же вы так осторожны, до такой степени, что можно назвать это трусостью!

Единственное исключение — это Авангард красной молодежи, уже имеющий за плечами семь или восемь лет существования. Действительно, в АКМ — красная и храбрая молодежь, хотя и им можно пожелать быть посмелее.

Смелости не хватает многим. В то время как «взрослые» партии никак не отвыкнут от бесполезных в контексте реальности 2005 года упований на выборы (авось Верховный Главнокомандующий смилостивится и, чтоб не уронить образ своей якобы «демократической» России на Западе, проведет партию X или Y в Думу), молодежные группы халтурят с воздушными шариками и хвастливо завираются на пресс-конференциях. Я задаю оппозиционной России вопрос — что же вы оставили нас на переднем крае одних?! Мы благодарны за словесную защиту, за выражение дружелюбия, за то, что приходите на митинги в защиту наших политзэков. Но лучшее, что Вы можете сделать, это стать смелыми! Такими смелыми, как национал-большевики, а то и смелее нас. Станьте. Преодолейте страх. Вы увидите, как изменится страна.

Оппозиция нуждается в радикальном пересмотре своих политических средств, тактики. Да и стратегии тоже, ибо сегодня нет никакой стратегии, разве что упование на появление толпы.

Оппозиция должна создать хотя бы Координационный Совет. Оппозиционные партии должны рассматривать себя как отряды одной и той же армии, подчиняющиеся Координационному Совету. Нужно чтобы Путин быстро ушел — и никаких преемников. Чтобы вместе с Путиным ушла и страна, населенная Вешняковыми и Устиновыми, которую он создал. Осталось всего ничего времени. Чего вы медлите? Вы опять профукаете, прохлопаете ушами, и хунта навяжет нам очередного кромешника в правители. Смелее, надо нападать! И перестаньте, ради Бога, готовиться к несвободным выборам это бессмысленное занятие.

26 сентября 2005 года

Докатились до подлости

Я давно заметил, что с возрастом лишь немногие люди становятся благороднее. Большинство становятся и внешне неприятными, а некоторые даже выглядят отталкивающе, и их социальное поведение ухудшается. Меньше цельности, больше конформизма, а то просто подлости. Возможно, виной тому ослабление телесное. Реакционность мнений также болезнь пожилого возраста. Увы, мне хотелось бы видеть моих современников стареющими благородно, но не получается.

Я тут вычитал в «Независимой газете», что для прокремлевского движения «Наши», оказывается, учрежден негосударственный вуз под названием «Высшая школа управления» и осенью в его стенах начнется обучение 150 так называемых комиссаров организации.

По информации «НГ»,

«отбор на первый курс осуществляется на самом высоком уровне — чиновниками кремлевской администрации».

Ну да черт с ними, пусть бы обучались — и будут обучаться, денег у Кремля немерено; меня поразил не сам факт создания вуза для обучения молодых реакционеров. (Хотя, конечно, интересно и это: даже цари до создания университета, обучающего самодержавию, не додумались, как и царская охранка.)

Поразительно другое. «НГ» пишет:

«Известно также, чему и кто будет обучать молодых ультраконсерваторов».

Методику обучения разрабатывали известные прокремлевские политологи и преподаватели московских вузов.

«Это связано с идейной ориентацией движения «Наши», члены которого декларируют поддержку Путину»,

— заметил в разговоре с корреспондентом газеты ректор Высшей школы управления Владимир Нечаев. И далее «НГ» сообщает:

«По названиям курсов и лекций школы (к примеру, курс политолога Александра Ципко «Идеологическая борьба в современной России» или лекция директора Института политических исследований Сергея Маркова «Путин и олигархи») можно понять, что готовят революционеров самым серьезным образом и во вполне определенном направлении».

Позволю себе привести еще несколько кусков этой удивительной информации, которая осталась совсем без внимания нашей безучастной общественности. Между тем это настоящее зеркало эпохи: и без того уродливая часть нашей интеллигенции может полюбоваться на свои хари.

«Естественно и понятно — их готовят к большой политике,— говорит Александр Ципко о членах движения «Наши».— В России идет холодная война, и все должны отдавать себе в этом отчет».

А вот как видит свою задачу политолог Марков:

«Политическая практика должна реализоваться в организационном развитии и в решении масштабных задач, стоящих перед страной и в частности перед движением «Наши»».

Марков предлагает нашистам сражаться также и с «олигархией, которая душит Россию». Преподаватели школы — глава Фонда эффективной политики Глеб Павловский, журналисты Михаил Леонтьев, Сергей Кара-Мурза, Владимир Соловьев и Андрей Караулов. Еженедельно по субботам и воскресеньям на базе Высшей школы управления с их участием будут проходить мастер-классы. По некоторым данным, согласие на преподавательскую деятельность дал и бывший «яблочник» Вячеслав Игрунов.

Всех упомянутых в статье в «НГ» людей я знаю, встречал, наблюдал за их деятельностью в 90-е годы. С некоторыми из них, в частности с Марковым и Ципко, я до сих пор встречаюсь на круглых столах, всяческих коллоквиумах, дискуссиях, иногда в эфире «Эха Москвы». О том, что с годами они сползли в консерватизм и стали реакционерами, я знаю, я следил за этим процессом, он мне понятен. У человеческого животного есть в отличие от зверей уникальная возможность пойти служить существующей власти, прижаться к ней. Все достаточно примитивно. В основном этим объясняется феномен, известный под названием «реакционность».

Еще у человеческих животных с седыми волосами и морщинами, как правило, появляется тщеславное желание возглавить что-нибудь под напыщенно звучащим названием: Центр, Фонд, Институт, Университет… желательно супер, мега-политики. Короче, нечто «супер» и «мега». Можно посмеяться над этой мелкой страстишкой, над их визитками, состоящими из трех, пяти, а то и шести этажей титулов, но можно и понять. Как и то, что среди перечисленных преподавателей Высшей школы управления сведущие люди увидят двух-трех алкоголиков, несколько неудачников, пару откровенных ренегатов.

Все бы ничего, если бы движение «Наши» было коллективом невинных молодых энтузиастов, сбившихся вместе в коллективном экстазе по поводу судьбы родной страны. Учатся и работают ребята, экономят копейки, создали свободный университет, и там, за грубо обработанными столами с занозами, с ними занимаются такие же пылкие преподаватели, чахоточно кашляя или задыхаясь от астмы. Ну ладно, пусть даже изможденные, в морщинах, пожилые и даже алкоголики, но желающие просветить молодежь во благо будущего России.

Однако, сообщает «НГ», стоимость обучения на заочном отделении равна 1.500 долларов в год. Оплату учебы активистов полностью берет на себя движение «Наши», которое финансирует, по словам его лидера Василия Якеменко, «национально-ориентированный бизнес». Не удержусь, чтобы не прокомментировать — по-видимому, те самые олигархи, с которыми предлагает бороться учитель Марков. (Вспомним также похвальбу Якеменко, опубликованную в «МК» в феврале сего года, что «Наши» получат от государства 300 миллионов долларов.)

Но и это бы еще полбеды. Мы привыкли что у нас государство финансирует всяческую подлость. Помним полицейского Зубатова, успешно создававшего для охранки рабочие кассы взаимопомощи и рабочие организации еще в начале XX века. Одна такая организация, поп Гапон впереди, вышла из-под контроля охранки и пошла с петицией к царю. Казаки стреляли, а кончилось все это первой русской революцией. Ну да ладно.

Самое отвратительное то, что у организации «Наши» существуют боевые отряды по избиению инакомыслящих граждан Российской Федерации. Состоят эти отряды из различного рода ущербного человеческого материала: из небольшого числа уличенных в криминале футбольных фанатов, из курсантов школ ФСБ, из ветеранов спецназа и тому подобных склонных к насилию типов. Многие из них находятся на крючке РУБОПов и спецслужб за прошлые преступления. Десятки нападений на активистов НБП в Москве — четыре массовых (29 января, 12 февраля, 5 марта, 29 августа) и множество индивидуальных с применением квалифицированного наружного наблюдения и прослушивания — их рук дело. Это не просто мнение, это реальность: в настоящее время по четырем массовым нападениям открыты уголовные дела и идет следствие. И происходят очные ставки подозреваемых с потерпевшими.

Подозреваемых несметно много: сорок один участник нападений был задержан. Пять-шесть человек опознаны как участвовавшие в нескольких нападениях. И среди них люди, названные СМИ лидерами организации «Наши». Конкретно.

Более того, по стране прокатилась волна нападений и избиений музыкантов левой антипутинской позиции. Был жестоко избит певец Гарик Сукачев — за то, что выступил на концерте в футболке НБП,— был атакован Егор Летов. Примеров неисчислимое множество. Нападение на помещение горкома КПРФ, где проходило собрание московской организации НБП 29 августа, было организовано как боевая операция, как побоище: нападавшие были вооружены бейсбольными битами, были в масках и в перчатках, у них было огнестрельное оружие, они пытались поджечь автомобиль, принадлежащий НБП, национал-большевиков били по головам бейсбольными битами с целью убить.

Какая же это холодная гражданская война, г-н Ципко? Это покушение на убийство, это организованное вооруженное нападение. И чего вы на старости лет подались в учителя к погромщикам? Я следил за вашей карьерой политического журналиста и политолога, редко был с вами согласен, но куда вы вляпались сейчас? Вам хочется оставить по себе память как об учителе организованного преступного сообщества? Громкий, яростный г-н Леонтьев, с надсадой в голосе защищающий Путина! Продолжайте его защищать — это ваше право, но зачем же вооружать погромщиков идеологией и интеллектуальными доводами? К Павловскому и Маркову я даже не обращаюсь. Павловский просто призывал к физической расправе над национал-большевиками, приводя убийственный довод — ему не нравится наш флаг. Владимир Соловьев, разумеется, озабочен прежде всего своим величием, но ему следовало бы тоже подумать — кого он собирается инструктировать. Вы называете себя евреем — как вы можете поддерживать организацию, избивающую людей бейсбольными битами по головам, г-н Соловьев? Что, пепел ваших предков не стучит в ваше сердце?

Я ничего не преувеличиваю — я основываюсь на материалах уголовных дел, на фотографиях, на видеозаписях, на показаниях свидетелей. Я не утверждаю, что все две с половиной тысячи членов движения «Наши», подавшие заявления в Высшую школу управления,— погромщики. Но движение «Наши» несомненно имеет в своей структуре погромщиков. Этого достаточно, чтобы вы, господа, не участвовали в этой гнусной затее — обучать погромщиков грамоте. Обучать их не только неблагородно, но подло. И не надо прикрывать свою подлость аргументами про не те флаги и гулаги прошлого века.

5 октября 2005 года

Бесы боятся праведников

Да, судьи Верховного суда, особенно его Президиума, выглядят впечатляюще. Возможно так, как выглядели римские сенаторы: черные тоги с широкими плечами, изрезанные морщинами лица мрачны, полны то ли достоинства, то ли высокомерия. В первый момент, когда они вошли, одиннадцать, во главе с председателем ВС Лебедевым, я даже почувствовал торжественность. Появилась вдруг некая надежда: такие могут и не послушать заместителя генерального прокурора, спешно явившегося, как пожарный, гасить принятое 16 августа решение Верховного же суда (но не Президиума) не ликвидировать МОО НБП. Такие лица должны, думал я, дорожить честью судейской корпорации, честью мантии… Я зачитал им речь, я ночью писал эту речь… Мне стыдно сейчас, но я процитирую себя, глупого и наивного (это в мои-то годы!) идеалиста, процитирую, чтобы избавить от иллюзий других идеалистов.

«Безусловно,— писал я,— запрет НБП произведет неприятное впечатление на общественность России и других стран. И таковое решение, если уважаемые судьи Президиума Верховного суда решат инициировать его и, не дай Бог, поддержать Генеральную прокуратуру в ее стремлении ликвидировать МОО НБП, нанесет ущерб репутации судебной корпорации России в целом и Верховного суда в частности. Я изучал в индивидуальном порядке и римское право, и кодекс Наполеона, я преклоняюсь перед понятием «Закон». Это высокое и благородное понятие, лучшее в организации человечества,— Закон, ограничивающий дикость и животные начала. Я хотел бы, чтобы российские суды, и в частности Верховный суд, были могучей и самостоятельной корпорацией. Народ верит, что сегодня прокуратура не самостоятельна. Не уступайте, прошу вас, давлению прокуратуры».

Они слушали меня внимательно. (Вечером, я думаю, они рассказывали чадам и домочадцам и седым супружницам своим обо мне. В чем я был одет, прическа, галстук, очки — может, признали мой дар красноречия. Пересказали, если запомнили, пару моих перлов — ну, скажем, о римском праве и кодексе Наполеона.) Выслушав меня и адвоката Виталия Вариводу, они удалились, как черные статуи, на совещание. С достоинством, мерно колыхаясь.

В перерыве я беседовал в коридоре с Генрихом Павловичем Падвой — мы знакомы уже лет десять. Генрих Павлович ожидал своей очереди быть выслушанным Президиумом Верховного суда. Падва — остроумный собеседник, у него приятные, несколько старомодные манеры. Не то что заместитель генерального прокурора, который только что визжал как гастарбайтер, в какой-то неотесанной тональности. Впрочем, я пристрастен — как бывший зэк, не выношу прокуроров.

Через час меня и адвоката Вариводу пригласили. Опять вошли одиннадцать чернецов. Мы стояли, но устать не успели, так как решение было коротким. Президиум ВС отменил решение трех судей ВС от 16 августа и удовлетворил требование прокуратуры: отправить дело о ликвидации на новое рассмотрение в Верховный суд. Стало ясно, что уже в следующем рассмотрении политическую организацию НБП ликвидируют. Непременно.

Я посмотрел на них. На их очки и серые волосы. Кое-кто, большинство из них, оказались просто живописно выглядящими стариками, трусами. Кое-кто — я верю, что меньшинство,— принципиальными карателями. Ведь они знают, что все суды над членами НБП, организованные Кремлем, действующим через прокуратуру и прокуроров, суть внесудебные расправы. Разве заслуживают суда 39 юношей и девушек, пришедших в приемную администрации президента с требованием всего лишь его отставки? Старые судьи знают, что нет, не заслуживают. Но трусливо молчат. Как им возмутиться, возвысить свой голос? Пенсию отберут. У них внуки по вечерам меж тапочек ползают, а без пенсии и ковер под тапочками будет похуже, и внуки будут одеты неярко, не в бенеттоновские джинсы. Чего доброго, еще дачу отберут. Поэтому, якобы достойные и высокомерные, они подобострастны и заискивающи — и бесчестны на самом деле. Они позорны, эти старики, я еще перечислю их по фамилиям, когда мы получим на руки их постыдное решение…

Что в конце концов происходит, если взглянуть шире: за пределы зала заседаний Президиума Верховного суда РФ, высшей судебной инстанции Российской Федерации, и за временные пределы дня 5 октября 2005 года? Происходит беззаконное нарушение Конституции РФ, в частности, ее статьи 30-й. Беспредел происходит. Убийство во всех смыслах политической организации — Национал-большевистской партии. Линчевание происходит. В нем участвуют сотрудники администрации президента, без сомнения сам президент, ФСБ, МВД, прокуроры, чиновники, судьи, конвойные охранники, а с недавних пор еще и наемный криминальный сброд, сформированный Сурковым,— боевики движения «Наши».

За что так особо, так злобно убивают и травят НБП? Нет, не за то, что декларирует и на что ссылается циничный идеолог Кремля Павловский: не за флаг, не за название, не за следы пребывания в НБП консервативного и реакционного Дугина (хотя и за них нам приходится до сих пор отдуваться). Но я скажу за что: за то, что узнают в юных, честных и чистых лицах девушек и ребят, сидящих в клетках в Никулинском суде, лица из своих снов. Лица праведных могильщиков старой гнусной России, России бесчестных прокуроров, бесчестных судей, бесчестных ментов, интриганов, палачей, предателей, лжецов и мерзавцев. Вот за что! Бесы боятся праведников!

В ноябре 1998 года, шестого ноября, помню, как мы, юная партия, все время переживали, сидели у телефона. Тогдашний министр юстиции Крашенинников, тогда он был демократом и члены СПС, в тот день заседал с коллегами и представителями Кремля, решал нашу судьбу. За месяц до этого мы принесли в Министерство юстиции несколько килограммов документов для регистрации в качестве всероссийской партии. По закону нужно было зарегистрироваться за год, чтобы участвовать в выборах 1999 года. Время шло, мы нервно звонили сотруднице Минюста, ответственной за наши документы, она нервно отвечала, что «руководство заперлось и обсуждают в кабинете у министра». Обсудили и не зарегистрировали в 19:30. Позднее на заседании Таганского суда краснолицый старый алкоголик-сотрудник Минюста сгоряча, защищаясь, выдал причину, истинную, а не ту ложь, на которую они сослались. «Их пять тысяч, они все молодые, мы не знаем, чего от них ожидать…» Бесы, они уже тогда боялись праведников. Тех, что похоронят их гнусный мир.

Крашенинникова я спросил, остановив его на празднике «Эха Москвы» осенью 2004 года: «Вас совесть не мучает, за то, что тогда не пропустили нас к избирателю?» «Я и сейчас бы не зарегистрировал НБП»,— отвечал он, толстая и увеличенная копия Николая II, этот господин Крашенинников. Он теперь в «Единой России», перебежал как настоящий чиновник-приспособленец. Вы, господин Крашенинников не стоите и ногтя одного пацана национал-большевика из тех 39, что сидят в железной клетке,— и ногтя…

Но в не в нем дело: не он бы не пустил — другие бы грудью встали. С прутьями, с бейсбольными битами, с милицейскими дубинками, со всеми арсеналам лжи, изрекаемой неприятным Павловским, и с другими, иже со Кремлем в одной стае бесов.

Проблема России не в коррупции, не в дураках, дорогах, не в незнании того, что делать и кто виноват, но в той лжи, гнусной, огромной, которая накопилась. Стреляли в детей в Беслане намеренно, но лгут. Курск столкнулся с американской подлодкой, но упоенно лгали и лгут… И так далее. И так далее. И полнейшая аморальность властей — ни в Бога не веруют, ни в справедливость, ни в народ не веруют.

Российское общество уже заметило, что власть особо жестоко относится к НБП. Вот «мнение редакции» газеты «Известия»:

«Для тех, кто следит за процессами по делам лимоновцев (а неоднозначная, или наоборот, однозначно негативная оценка их политической деятельности здесь ни при чем), ничего удивительного не произошло. (Речь шла об отказе судьи Шиханова выпустить подсудимого Линда проситься с умирающим отцом.— Э.Л.) Российская правоохранительная машина уже давно перемалывает судьбы членов этого молодежного движения с особой жестокостью».

И далее:

«Лимоновцев кто-то очень не любит. Кто-то очень хочет, чтобы они получили по максимуму».

И еще:

«Власть давно чрезмерно жестока по отношению к лимоновцам. Просто только сейчас все это заметили».

Они преследуют нас, как первых христиан, подозревая, что мы можем стать авангардом революции в России. Они правильно подозревают. Они не ошибаются. Нацболы с невинными лицами непременно станут под жестокой тяжестью преследований теми, кого вы страшитесь, о бесы!

Почему НБП? Почему НБП стала группой, олицетворяющей сегодня абсолютную совесть России? Потому что они безошибочно пришли на мой честный талант со своими талантами, восторгом и героизмом. Я горжусь моими младшими товарищами по партии, они выносят гонения как святые.

Я не преследую личных целей. У меня нет желания быть депутатом, у меня нет желания стать президентом. У меня было желание создать Партию Праведников. Я его осуществил. А ликвидировать нас невозможно, даже если расстрелять нас всех. Потому что в Партию Праведников сольются другие Праведники. Я знаю, что в России их немало.

12 октября 2005 года

Ненависть к Интернету

Интернет, конечно, та еще клоака! Недавно я опять имел неудовольствие в этом убедиться. Пришел в Грани.Ру, и мне по моей просьбе показали форум, где обсуждаются мои статьи. Ни за что ни про что неизвестные авторы под глупыми псевдонимами запросто называли меня всякими словами, из них «подлец» и «зомби» были самыми лучшими, а то и просто грязно ругались.

Ну, конечно, ясно, что в мире полно ничтожеств, ясно, что их зависть бесконечна. Стара как мир и та истина, что ничтожества, молодые и старые, ненавидят гений или просто талант, не говоря уже о том, что чужое величие вызывает в них отвращение. Так же верно и то, что большинство человечества можно уподобить инвалидам в инвалидных креслах сидящим у окна, покуда за окном упоенно играют между собой немногие игроки. Инвалиды, сами не умея бегать и прыгать, тем не менее дают советы: «Не так! Не туда!»

Такое впечатление, что все эти инвалиды скопились сегодня в одном месте: в Интернете. Их словесная распущенность объясняется, разумеется, тем обстоятельством, что эти ребята уверены в своей анонимности, знают, что не пострадают ни в каком виде. Что им не придется отвечать за ложь, за оскорбления по моему (да и любому другому) адрес.

Резким контрастом к грязному миру интернетовских форумов служит тюрьма. За тюремными стенами заключенные сквернословят крайне редко, а если уж употребляют грязные слова, то ни в коем случае не по отношению друг к другу. Зэки хорошо знают, что за все слова придется отвечать, что оскорбление и мерзость языка будут тотчас замечены, словесной грязи будет дана оценка и виновный понесет наказание — и достаточно суровое, если оскорбление нанесено принципиальному и опытному зэку.

Наказанием может послужить избиение, денежный штраф, который внесут на воле родственники наглеца, «споровшего косяк», то есть, в переводе с тюремного, провинившегося. «Напоровший» несколько «косяков» в конце концов может быть «поставлен на лыжи» — то есть зэковское общество в камере больше не захочет терпеть его и он поедет кататься из камеры в камеру, дурная слава впереди. В новой «хате» его уже будут ждать настороженные взгляды и предубежденное мнение.

В тюрьме можно «сидеть хорошо» и «сидеть плохо». Напоровший косяков будет сидеть плохо. Будет одиноким и отверженным, с ним не захотят общаться. И «катать на лыжах», то есть перекидывать из хаты в хату, его будут постоянно, и администрация тюрьмы в этом поможет зэкам. Будет собачья жизнь. Но это справедливо.

Более того, тюремная справедливость простирается так далеко, что «накосячившему» предоставляется право на защиту. Он должен и может «обосновать» свои слова, свои обвинения. Его выслушает камера, и старший по хате вынесет свое суждение. В случае совсем серьезного конфликта обращаются к авторитетам, к смотрящему за тюрьмой.

Если кто-то назвал другого зэка «подлецом», скажут «накосячившему»: обоснуй свои слова! Почему ты так сказал? Какие у тебя доводы и доказательства? Если у тебя их нет, а есть только грязный рот, изрекающий грязные слова, то тебе придется пострадать за сказанное. Ни одному зэку в тюрьме не позволено беспредельничать. (Когда это происходит, то, как правило, беспредел исходит от администрации, действующей в своих целях.) Даже на воров в законе есть свой как бы Верховный суд — собрание коллег за стенами тюрьмы.

В Интернете же невидимые авторы позволяют себе быть принципиально гнусными. Меня, писателя с мировым именем, по оценке многих — лучшего современного писателя, 62-летнего мужика, прошедшего через войны и тюрьму, председателя партии, которую репрессируют, вдруг мелкий гнусняк, клякса какая-то электронная называет «подлецом», подумать только. А я ничего подлого в жизни не совершил, я честный и порядочный человек. За что?

И сам собой напрашивается неприятный ответ. Общество у нас на самом деле неприятное: завистливое, гнусное, полное неполноценных людей с гнусными душами. Но я не хочу такого итога, я надеюсь, что Интернет отдельно, а общество отдельно. Я хочу в это верить, иначе к кому я обращаюсь в своих книгах и статьях?

Впрочем, часть соотечественников имеет черные души по долгу службы. С 1999 году Федеральная служба безопасности имеет спецотдел по работе в Интернете. Учредили этот отдел в ФСБ при директоре Владимире Путине. К настоящему времени этот отдел интенсифицировал свою работу и активно занимается дезинформацией и подрывной деятельностью, внедряясь в интернетовскую сеть оппозиционных политических партий. Мне известны случаи, когда сотрудники ФСБ пытались (и пытаются) создать в Интернете якобы внутрипартийную оппозицию. Под псевдонимами, а также используя фамилии, отдаленно напоминающие фамилии людей когда-то состоявших в НБП, сотрудники ФСБ наводняют Интернет слухами, враждебными сплетнями, статьями, якобы написанными нацболами. Пересказывать все эти уловки охранки (довольно тупые, кстати сказать) нет смысла. Недавно создан ФСБ сайт «НБП без Лимонова», направленный лично против меня, где впрямую предлагаются рецепты раскола партии.

Помимо эфэсбэшных сайтов, засоряют Интернет ненавистью и словесными измышлениями сайты компроматного направления, такие как «Правда.Ру», «Компромат.Ру», «Кремль.Орг» и другие. В то время как ФБС обделывает свои грязные служебные делишки, «компроматные» сайты либо банально зарабатывают свои дежурные тридцать сребреников, «опуская» заказанного персонажа, либо сводят счеты с ненавистными им организациями и личностями, руководствуясь лишь эмоциями зависти и неприязни.

Короче, зловоние исходит из Интернета. За тридцать с лишним лет моей литературной и двенадцать лет политической деятельности, каких только мерзостей обо мне не писали традиционные СМИ (из этой коллекции гнусностей определение «фашист» еще самое легкое), но Интернет превзошел все гнусности. В Интернете злобно радовались, когда меня посалили, и злобно сетовали, когда я вышел через два с половиной года: «мало дали». В Интернете некто утверждал, что я якобы заплатил двадцать три тысячи долларов (почему 23?), чтобы сесть в тюрьму и таким образом приобрести славу великого писателя. Нашлись негодяи, утверждавшие, что я «голубой» и сел в тюрьму для того, чтобы испытать радости мужской любви. Поистине человеческой низости нет предела, и всей этой разнообразной низостью полон Интернет.

О счастливые властители дум XIX и почти всего XX века, времен когда не существовала клоака Интернета! Трудно припомнить, чтобы кого-либо из известных и великих писателей или политиков так забрасывали помоями и ложью, как меня. Ведь не было столь гнусного отношения ни к Толстому, ни к Достоевскому, ни к Чернышевскому или там Бакунину — ну не было. Двух последних преследовало правительство, да, но тогдашнее общество, если и не было с ними согласно, все же не забрасывало помоями.

Или забрасывало бы, да негде было? В те времена гнусные люди (старички, школьнички, толстые девочки, уроды и маньяки, некрасивые люди, больные раком..? Я пытаюсь определить кто они, эти гнусные насекомые Интернета) не имели технических возможностей для исполнения своих заветных желаний. Нынче же любой урод, способный истратить от 500 до 1.000 долларов на обзаведение компьютером и Интернетом, может приятно оплевывать и облевывать в безнаказанности своих известных современников.

Ну ясно, что я несправедлив, но ведь достали же. В результате у меня получилась неполитическая статья.

18 октября 2005 года

Лимоны, яблоки и платные мерзавцы

Я тут был неделю в Питере, 11 октября у меня состоялась пресс-конференция в Доме журналистов. Интерес к НБП огромен, потому пришли представители 23-х средств массовой информации. Однако я не об этом. К вечеру я должен был выступить перед активистами питерской региональной организации НБП. Поскольку предполагалось, что национал-большевиков будет много, руководители питерских нацболов арендовали зал. Утром одиннадцатого выяснилось, что те, кто согласился предоставить нам в аренду зал, под давлением враждебных НБП сил струсили. Выручили нас товарищи из питерского «Яблока», со времен «льготных» бунтов питерские нацболы и питерские яблочники работают в полном согласии. Максим Резник — руководитель питерских яблочников — любезно представил нам помещение штаба «Яблока».

К назначенному времени и питерские силы правопорядка, и питерские «нашисты» были в состоянии безумия. Поскольку поступали сведения о концентрации неопознанных групп молодежи вблизи штаба «Яблока», собравшиеся несколько сотен нацболов и яблочников вышли меня встречать у здания штаба. Приехали и местные омоновцы во главе с большим полковником в папахе. Вся эта встречающая делегация запрудила улицу. Полковник обязательно хотел поговорить со мной до начала встречи. Он попросил меня (очень вежливо) уважать закон. Я очень вежливо сообщил ему, что никакие столкновения нам не нужны, так же как и ему, и я пошел в здание. Там уже кто-то распылил слезоточивый газ. Когда я вошел в зал, там уже просто яблоку негде было упасть. На стене, у которой стоял стол, висела эмблема и название партии наших любезных хозяев «Российская демократическая партия «Яблоко»». А чуть ниже был приколот флаг НБП. Я подумал, что если бы эту стену за моей спиной увидел заместитель руководителя администрации президента Владислав Юрьевич Сурков, его бы обязательно хватил удар.

Встречу я провел в хорошем нервном, взрывчатом темпе, метался перед слушателями почти два часа. Ответил на вопросы демократической молодежи, так как у нацболов вопросов не было. Я был, что называется, в ударе и этим обстоятельством был доволен, потому что не всегда бываешь в ударе. Иногда, скажем, день не благоприятствует, и, сколько ни бейся, блеска в тебе нет. 11 октября блеск был. Пока я там выступал, в зал пытались прорваться «нашисты», но нацболы и яблочники не допустили этого физически. Жарко там было так, что я в свитере и вельветовом пиджаке весь взмок. Мне очень сильно аплодировали и, провожая, говорили, что вот отлично, что я приехал и сам все так хорошо яблочникам объяснил по их вопросам. В конце той недели я уехал домой. А газеты и телевидение Питера с удовольствие смаковали соседство логотипа «Яблока», флага НБП и портрета А.Д.Сахарова за моей спиной.

А на неделе, начавшейся 17 октября, в Питер примчался Якеменко и привел к стенам штаба «Яблока» свою «нашенскую» братву. Они так грозно шумели. А также позднее обратились к Григорию Алексеевичу Явлинскому с доносом на Максима Резника, который вот такой, что дружит с НБП, и потребовали его сместить. Это, разумеется, глупость, но «нашисты» талантами не обладают. Грозно крича, Якеменко и его силы потребовали к себе Резника. Максим — плотный молодой мужик 30 лет — вышел к ним и в ответ на претензии Якеменко ответил ему самым народным и патриотическим лаконичным образом. Он сказал: «Пошел ты на …» (слово из трех букв). И ушел себе не торопясь в штаб. Якеменко, приведший к штабу «Яблока» телеканал, отказался от намерения показать эту сцену по телевидению, а первоначально он собирался.

А в субботу, 22 октября, Пятницкую улицу в Москве, где расположен центральный офис РДП «Яблоко», перегородили две изобретательно воткнувшиеся друг в друга «Газели». И тотчас появились 150 «нашистов» — впрочем, они теперь называются «Молодая Россия», потому что московская прокуратура объединила четыре дела о массовых нападениях на нацболов в одно и дело вскоре пойдет в суд, а там фигурируют «нашисты». Потому они теперь переименовываются, в то время как все это те же люди. «Нашисты» кричали у штаба «Яблока» лозунги против Лимонова, а два персонажа, костюмированные под яблоко и лимон, представляли там что-то. Короче, занимались, если взять слово, употребленное остроумным Максимом Резником, и добавить окончание «нёй», то получим именно то, чем они там занимались,— три буквы плюс «нёй».

Мое мнение, что истерия по поводу НБП — это психическая эпидемия. Есть такое словечко «пандемониум», то есть одержимость демонами подразумевается. Казалось бы, поехал Лимонов в Питер, ну чего особенного, так его наружное наблюдение за ним в том же вагоне поехало, а вдруг в Твери выйдет? Ведь кошмар, если в Твери!

Однако все это не так уж хаотично, и вовсе не на одних бессмысленных страстях держится. Вовсе нет. Возьмем «сенсационные» слухи о якобы расколе в НБП. Нам удалось выяснить, кто делает сайт «НБП без Лимонова». Это Кирилл Белянинов — журналист по найму (и, говорят, хронический алкоголик), муж толстой американской жены. В ноябре 2003 года вышла его книга «Господа с гексогеном», откровенная заказуха, где «доказывалось», что Березовский финансирует чеченских боевиков и КПРФ. Другим авторским проектом Кирилла Белянинова является сайт politgeksogen.ru.

Но черт с ним, с Беляниновым. Желаем ему поскорее спиться окончательно. Возглавляет же информационную кампанию против НБП прославленная стукачка, иначе не назовешь, некая Ольга Костина. Именно с ее показаний против шефа службы безопасности «ЮКОСа» Пичугина началось масштабное наступление на «ЮКОС». Костина когда-то работала советником Ходорковского, потом советником Лужкова, сейчас же является советником директора ФСБ Патрушева. Костина также возглавляет отдел спецпроектов в самом продажном, самом циничном и самым прокремлевском пиар-агентстве — Бюро общественных связей «Союз» (БОС «Союз»). БОС «Союз» работает по поручениям администрации президента и ФСБ. Через БОС «Союз» осуществляется финансирование спецпроекта «НБП без Лимонова», задача проекта шире, чем собственно сайт. Это и финансирование антиНБП-фильмов (например, «Цыпленок жареный» Сванидзе на канале «Россия»; аналогичное дерьмо готовит на первом канале редактор передачи «Человек и закон» Алексей Пиманов), и проплаченные статьи на сайте Pravda.ru, и т.п. Очевидной целью проекта является раскол НБП, но есть и более преступная сверхцель: создать вокруг партии мутное информационное поле. Чтобы в случае «загадочной» смерти (убийства) кого-либо из лидеров НБП списать все на «внутрипартийные разборки». Вспомним, как старались представить события 29 августа на Автозаводской улице (когда «нашисты» в масках напали с бейсбольными битами на нацболов и членов леворадикальных организаций) внутрипартийными разборками в НБП. Когда несколько дней тому назад было совершено нападение на национал-большевика Анатолия Тишина, немедленно появились сообщения, что нападение было совершено по приказу Лимонова. Мерзавцы! Это старая испытанная временем гэбэшная практика и вообще практика всех спецслужб. Такими вот «безобидными» вещами занимаются журналист Кирилл Белянинов и его шеф — Ольга Костина.

Новое интересное начинание Костиной — создание общественного движения «Сопротивление». Провозглашенная цель движения — защита потерпевших и свидетелей от давления со стороны подсудимых. Якобы благая цель, но за ней маячат новые крупные политические процессы против инакомыслящих. На процессах против национал-большевиков, Ходорковского и других, менее громких, Генпрокуратура и ФСБ столкнулись с явным недостатком «ручных» свидетелей. А в Беслане потерпевшие и вовсе сплотились против гособвинения. Власть нуждается в организованной системе подкупа свидетелей. Этим, видимо, и будет заниматься «Сопротивление» — готовить свидетелей обвинения для политических процессов. Кроме Костиной в проекте участвуют: специалист по телезаказухе, ведущий программы «Человек и закон» Алексей Пиманов (многие помнят его подлый фильм «Суд над призраком» во время процесса над Лимоновым и пятью его товарищами), лучший друг ОПГ «Наши» Владимир Соловьев, зампредседателя комитета Государственной думы по безопасности, рупор Конторы в Госдуме Михаил Гришанков и другие подобные «герои».

Для полноты картины: муж Ольги Костиной — Константин Костин, главный пиарщик «Единой России» — правая рука Владислава Суркова. Во как! А вы говорите…

26 октября 2005 года

В эту осень трагических юбилеев

Да, Ходорковского и Лебедева загнали воистину «куда Макар телят не пас». Ходорковский будет глотать урановую пыль до 2011 года близ города Краснокаменска, в Забайкалье, в тех самых местах, что прославлены старинной каторжной песней «Славное море, священный Байкал». Там есть, правда, обнадеживающие строки:

Долго я тяжкие цепи носил,
Долго страдал я в горах Акатуя,
Старый товарищ бежать пособил,
Ожил я волю почуя.

Но в песне ничего нет об уране, об урановой руде и об урановой пыли, так как уран там стали добывать уже во второй половине двадцатого века. Стали добывать открытым способом, не в шахте, а в карьере. То есть сняли бульдозерами слой земли, прикрывавший урановое месторождение, и потом бульдозерами же начали срезать урановую корку. А урановую пыль стали вольно гонять по тем местам ветры. А счетчик Гейгера там трещит и скрежещет повсюду. Урановая руда, кстати, имеет лиловый темный цвет. Не отсюда ли и название города Краснокаменск, что там находили урановые камни: лиловый ведь ближе всех к красному?

Я думаю, что даже самые закоренелые социалисты, противники олигархов сейчас думают, что Кремль переборщил с наказанием. Как-то уж совсем нечеловечески получается, как упыри себя ведут кремлевские, как эти ребята-вампиры из фильма Тарантино «От рассвета до заката».

Лебедева тоже заслали «куда Макар никогда не хаживал». В лагерь близ поселка Харп в Ямало-Ненецком автономном округе. Ближайший населенный пункт — поселок Лабытнанги. Слова звучат таковски, будто бы они слова на незнакомом нашей планете языке. В Харпе тоже не обошлось без добычи редкоземельных металлов — там комбинат по добыче и переработке хромидов. Я не геолог, но предполагаю, что счетчик Гейгера там трещит, как и в Краснокаменске. Налицо ярко выраженное желание руководства страны погубить этих двух людей. Осудили, но не остановились. Малым кажется из Кремля наказание.

Послесудебная расправа до сих пор применялась только к чеченцам. Когда я сидел в Лефортовской тюрьме в первые годы этого века, там в тот же период сидели чеченские бойцы: Радуев, Атгериев, Лечо Исмаилов. Их судили: Радуев получил пожизненное заключение, Атгериев был осужден на 15 лет, а Исмаилов получил, если не ошибаюсь, десять.

В течении восьми месяцев все они были мертвы. Исмаилова отправили прямо на этапе из тюрьмы в колонию, а Радуев и Атгериев (обоим было около 35 лет всего) скоропостижно скончались в колониях. Ну, скажут в почтенной публике Интернета, «враги России, туда вам и дорога!» А как же закон? Их же осудили по российским законам, а потом еще и злобно убили, безоружных, небось с наручниками на запястьях для пущей безопасности «сотрудников смерти». Да, они воевали против нас, но надо было их или в плен не брать и застрелить при аресте, либо осудив — дать отсидеть срок, подвергнуться полученному наказанию. У Радуева и так был пожизненный срок. А зачем закон тогда? Закон, что — злобная шутка? Издевательство? Они что там, в Кремле, сатанисты?

Кремль опасно сдвинулся к Аду. Начали с умервщления осужденных воинов Аллаха, теперь олигархов в урановую пыль окунают, а дальше? Чего удивляться, что в центре на Дубровке чуть ли не «Циклон-Б» применили. Это все замашки умертвителей, а не карающая десница закона. Представляете, что там творилось, в центре на Дубровке, когда спецназ ФСБ, офицеры эти всю ночь трупы переносили туда-сюда! В каком состоянии у них психика после утра 26 октября?! Официально 129 трупов, а неофициально потерпевшие родственники скорбят в эти дни, вспоминая о 174 трупах. И ни одного погибшего в рядах спецслужб! И ни один себе пулю в лоб не пустил, вспоминая ту ночку! Трупы на себе, пыхтели, ругались, водки, наверное, выпили, пусть и нельзя было. Не по-человечьи! Так нельзя! Ведь я же прав, признайтесь, я прав!

Я сидел в те октябрьские дни 2002 года в Саратовской Центральной тюрьме в третьем корпусе, где содержали в более или менее сносных условиях тяжелостатейных и рецидивистов. Вставал в пять утра и начинал готовиться к выезду в суд. В суде два исчадья Ада — прокурор Вербин (он ассистировал Устинову на процессе Радуева) и его коллега в голубых мундирах (вспомним Лермонтова) старались меня погубить. Не добивались того, чтобы я понес соответствующие содеянному наказание, но стремились погубить, сгноить к чертовой матери, чтоб я никогда не вышел из заключения!

Вот чего хотели. Отглаженный, как длинная пила, Вербин, с большим кадыком, в белой рубашке гнал и гнал свое. Наконец, уже 31 января, когда большинство обвинений были в ходе судебного процесса опровергнуты, он мне в сумме постатейно 25 лет запросил, но «учитывая возраст подсудимого» и так далее, предложил суду дать мне «путем частичного сложения» милостивые 14 лет строгача. Какой «хороший» мундир голубой!

Через сутки с небольшими покончила с собой, ужаснувшись всему этому Наташа Медведева. Прокурор Вербин, это ты ее убил! А в апреле, после приговора, как ни в чем не бывало поздравил адвоката Беляка с победой, словно это шутка была. А Наташа Медведева России была нужна. Другой такой долго еще не будет…

Детей угробили сколько… На Дубровке, в Беслане. За что угробили? Чтобы увидеть, как Рамзан Кадыров в трениках к президенту дверь открывает? Да отдайте вы эту Чечню, с ее неприветливыми обитателям хоть тому же Рамзану Кадырову, он же хочет. Он не любит «Русню» не меньше Шамиля Басаева. Пусть сами там разбираются. Насильно мил не будешь. Пролив тонны чеченской и русской крови, какая совместная жизнь, к чертовой матери! Отдать Чечню, взять красивую приветливую курортную Абхазию и Южную Осетию, эти к нам сами просятся.

Все неразумно и жестоко в нашей стране. Такие вот у меня мысли в эту осень трагических юбилеев массовых умервщлений в центре на Дубровке и в Беслане.

Нами правят насильно. У нас нет ни свободы, ни радости. Это размышления не политика, но человека. Звонит телефон. Думаешь, ну что еще? Точно, возле подъезда дома, где он живет, напали на активиста НБП Анатолия Тишина. Трубой по голове его уже избивали трижды за последний год. Пытаемся понять, почему сейчас. А, ясно, его девушка завтра идет на очную ставку опознавать одного «нашиста».

Через пару дней. Телефонный звонок. Избили ночью активиста партии Романа Попкова. Почему? Он давал показания на процессе 39 национал-большевиков. Бьют молча, с остервенением, чем придется.

28 октября, раннее утро. Телефонный звонок. Избили демократа Ивана Старикова. Ваши комментарии? Сам он считает, что его избили за выдвижение кандидатом в депутаты Государственной Думы Ходорковского. Я тоже так считаю.

Бедняки, олигархи, демократы, коммунисты, нацболы — мы все ходим не под Богом, но под злой волей нескольких десятков человек. Это президент и его королевская рать, вероятнее всего, это даже не все члены правительства, а часть его плюс часть более могучего правительства: Администрации президента. Нужно добиваться, чтобы они ушли. Иначе они нас, если не всех, то многих погубят. Конкретно. Однозначно. И это не политика. Тут пахнет шизофренией и сатанизмом. Вот что.

31 октября 2005 года

Нужен единый кандидат от всей оппозиции

На прошлой неделе «демократические силы» усиленно радовались нескольким высказываниям лидеров демократических же сил: Григория Явлинского («Яблоко») и Никиты Белых (СПС). Григорий Алексеевич высказал ту мысль, что следует стремиться к выдвижению на президентских выборах единого кандидата от демократических сил, а Никита Белых сообщил, что президентских амбиций не имеет, и привел неопровержимое доказательство — возраст не позволяет.

Демократические СМИ комментировали высказывания лидеров в радостном тоне. Меня же лично это повергло в полное уныние. Я сказал себе: «Опять они за старое взялись, опять на те же грабли наступают!» Единый кандидат только от демократических сил заведомо проиграет президентские выборы, неужели это не ясно? Нечего пыжиться и надуваться, вместе все демократические силы могут взять в лучшем случае ну 12 или 14 процентов. Но не более! Наше общество сложилось таким образом, что ни у одной партии оппозиции, даже у КПРФ с ее более или менее постоянным электоратом, могущим достигать в отдельных случаях и 24%, не будет в ближайшие годы большинства. Это иллюзии. Это похвальба, биение себя в грудь, стремление казаться больше, чем есть. Ну хватит же этого, милейшие вы господа! Обернитесь на реальное положение вещей! Посмотрите трезвыми глазами!

Нужен единый кандидат от всей оппозиции. Такой, чтобы он устраивал всех. Мы все укрепим его тем, что станем за его спиной. Кто это будет? Да хоть Касьянов, если он согласен осмелиться. Нужен не очень запятнанный, не навредивший лично народу. Желательно беспартийный, либо выпирающий далеко за пределы своей партии. Единый кандидат от демократов, так же как единый кандидат от коммунистов, заведомо проиграет выборы.

Если единый кандидат от демократических сил будет выдвинут — это будет предательство и оппозиции, и народа. Вы что, покрасоваться хотите на выборах? Дело серьезное, нам попытаются навязать Путина II, а вы? Ну вы же не дети, откуда эта легкомысленность?! Либо политического таланта нет? Ни в коем случае, нельзя! И я тут именно в свое дело лезу — это моя страна, и если ваш кандидат оттяпает у общего кандидата от оппозиции эти 12–14%, то ему, общему кандидату, не выиграть! В президентских выборах 2008 года следует участвовать, но только при двух основных условиях: единый кандидат от всей оппозиции, и только он, единый. И второе условие — разумеется, нужно будет всей оппозиции установить как можно более строгий контроль за проведением президентских выборов, поскольку Кремль обязательно будет пытаться их сфальсифицировать. Если вся оппозиция не сможет обеспечить этих двух условий на выборах 2008 года, то бессмысленно и позорно идти на них вообще. Бессмысленно и позорно. И унизительно.

30 октября отмечался День политзаключенных. Гарри Каспаров пригласил и НБП придти к Соловецкому камню, что представляется разумным приглашением: в конце концов, у нас сидят в тюрьмах и лагерях 49 национал-большевиков. И сидят именно за политические акции. Кого же, как не нас, и приглашать? Однако нашлась мне лично вообще неизвестная некая группа «Совесть», которая публично заявила, что не придет на митинг Каспарова в 16 часов, потому что там будут национал-большевики, а группе «Совесть» не нравится наш флаг. С одной стороны — сидят за политические акции протеста 49 юных героев, в тюрьмах и лагерях, а с другой — склочные пикейные жилеты, с которых и волос не упал за эти годы, на всю страну заявляют о себе за наш, НБП, счет. А может быть, они прописаны в Кремле, эта группа «Совесть»? Что касается флага, то это же наш черный серп и молот в белом круге, партийный, мы его вам не навязываем. А нам нравятся ваши флаги, господа, мы не против.

Вообще за последние годы, сравнивая мои слова и поступки с поступками и словами некоторых демократических лидеров, я заметил, что оказываюсь сплошь и рядом и шире, и демократичнее многих демократов. Хотя я никогда не стремился заслужить репутацию «демократа».

Еще одно событие недели: «правый марш» 4 ноября. Впервые с 1999 года около двух тысяч правых прошли от Чистых прудов до Славянской площади. Там были разные люди. Например, депутат Госдумы от ЛДПР Николай Курьянович, действительно человек правых взглядов, юрист из Иркутска. Вывел свое «Движение против нелегальной иммиграции» некто Белов. О нем известно только, что ему около сорока лет, он был некогда активистом «Памяти», якобы одновременно и милиционером. Этот Белов вроде бы пробил через МВД для своего движения совместное патрулирование с милицией в некоторых районах Москвы. Если это так, то он идет по стопам РНЕ, а смычка с милицией для политической организации пагубна. Еще о Белове известно, что он якобы находится под влиянием Севастьянова — автора книги «Демократический национализм», а в прошлом издателя куртуазных маньеристов и в недавнем прошлом члена «Державной партии». «Евразийский союз молодежи», основанный эстетом Дугиным, возглавляли бывшие национал-большевики (они ушли от нас с Дугиным в 1998 году) — Валерий Коровин с рыжей бородой и Павел Зарифуллин, некогда руководитель НБП в Казани. Евразийцев в колонне было около пятидесяти человек, по большей части они выглядели экзотично и скандировали неожиданный для правых лозунг в поддержку арабского восстания в парижских гетто — городах-спутниках. Зато в марше участвовал огромный отряд фанатов «Спартака». Было множество людей в штатском с характерными лицами. Пришли скины и московские фанаты.

Я не разделяю истерии, которой дружно предалась пресса по поводу «правого марша». Может быть, потому, что хорошо знаю правых. А вы что, господа журналисты, не знали, что у нас существуют крайне правые? Организационно их самую крупную партию «Русское национальное единство» разгромил мэр Лужков еще в 1999 году, не разрешив провести съезд РНЕ в киноконцертном комплексе «Измайлово». Тогда РНЕ потерпело огромное моральное поражение, не решившись на проведение съезда вопреки всему. (На самом деле, демократически рассуждая, они имели право на проведение съезда.) В том же 1999 году была разгромлена партия «СПАС», возглавляемая тогда еще депутатом от ЛДПР ученым Давиденко. «СПАС», обманув бдительность и Министерства юстиции, и Центризбиркома, был зарегистрирован как избирательный блок и вышел бы на выборы, если бы не поставил первым в своем списке Александра Баркашова. Не так давно, перед выборами 2003 года, разгромили «Державную партию». Но были разгромлены их организационные структуры, а вообще-то эти люди никуда не делись, они есть.

Более того, они будут всегда, как и демократические силы. Ибо политические верования, перерастающие в мировоззрения,— суть архетипы. Как есть человеческие архетипы, так есть архетипические мировоззрения. Но можно успокоиться: крайне правых всегда будет немного, вдвое или втрое меньше, чем демократических сил, и во много раз, раз в пять меньше, чем левых людей с левым мировоззрением. Если демократия/либерализм суть идеология городского, как правило обеспеченного и как правило образованного слоя, то крайне правого мировоззрения придерживается, например, казачество — земледельцы из Ставропольского и Краснодарского краев или псковская беднота, а в Москве и Питере таким мировоззрением щеголяют эстет Дугин, барин Севастьянов, актер и режиссер Иванов-Сухаревский, некоторое количество футбольных фанатов, хулиганы с окраин или бывшие воины ВДВ.

Их не так много, чтобы представлять опасность. Организационно и политически они, как правило, бездарны. Однако никаких проступков эти люди не совершали и не совершают. И это правда. Столько лет демократы детей пугают РНЕ, а что они совершили, кроме того что с байроническим видом в камуфляже расхаживали на обочинах чужих митингов? Да ничего, собственно. Кокетничали. Нет ни одного приговора суда членам РНЕ, вынесенного за насильственные действия.

У правых много актерства. Неслучайно и первый российский крайне правый — лидер «Памяти» «Дим Димыч» Васильев — был актером. Это он обрядил своих «памятников» в сапоги и портупеи, а гостей принимал сидя на деревянном троне. В конце концов «памятники» мирно постарели и превратились в сельскохозяйственную коммуну. Баркашов любил сниматься с большим мечом. В трагических «вождистских» позах. Ну и все. А когда запретили съезд, то меч не помог. Уступили давлению власти. Актерами оперетты оказались, а не трагедии. Иванов-Сухаревский Иван Кузьмич, режиссер и актер по профессии, любил выступать в белых перчатках и красном пуловере.

Прошу понять меня правильно. За 13 лет из меня получился политик, глядящий на мир трезво и без истерики. Потому я и говорю: ну и что, вышли, показали себе, прокричались, довольны, наверное, собой — вот пугнули добропорядочное буржуазное общество! Сколько разговоров среди них будет! Между тем никакой реальной политической деятельности они не ведут. Шесть лет о крайне правых ничего не было слышно; прошли, потому что разрешили. И разошлись по квартирам. И будут дальше сидеть. Еще лет шесть. Театр, ей-богу, один театр.

А вот зачем их вывели — большой вопрос. Либо это признак скудоумия Кремля — не рассчитали, опозорились. Очень уж хотелось, чтобы новый праздник хоть кто-то отметил шествиями. А вероятнее всего, крайне правых готовят на роль жупела — врага на следующих выборах в Госдуму в декабре 2007 года. А спасать от «нацистов» будет «Единая Россия и, конечно, Кремль, который на самом деле преступнее всех крайне правых Российской Федерации вместе взятых, потому что у них только бравада и правая мрачность, а у Кремля: деньги, танки, ФСБ, неизвестный газ, методы фальсификации выборов…

Так вот. Можно со мной не соглашаться, но следует прислушаться к тому, что я говорю, я тринадцать лет в активной политике. И не на паркете Госдумы, но на улицах и в подвалах. Послушайте, не нужно помогать Кремлю взвинчивать истерию вокруг крайне правых, а по-моему, именно этого Кремль и хочет — консолидировать вокруг себя потерянных демократов под предлогом общей якобы угрозы. Не вышло сделать жупелом НБП, решили сделать страшным врагом крайне правых. И Дугину тут мало поможет то обстоятельство, что, по слухам и по его собственным признаниям, его организацию финансирует Кремль. Совсем не поможет. Российская политика построена на лжи. Предадут закланию.

Приговоренный к трем годам заключения и содержащийся в колонии в Башкирии, 450049, г.Уфа, ул.Новоженова, 86 «А», УЕ 394/9 Максим Громов уже более 125 дней находится в штрафном изоляторе. Напомню, что это тот самый Максим Громов, который из кабинета Зурабова в Министерстве здравоохранения 2 августа 2004 года выбросил на улицу портрет президента Путина. Тогда пойманный объективами фотокамер портрет в полете обошел газетные полосы не только России, но и мировых изданий. Теперь Громова наказывают, заживо гноят в карцере. Ему отказывают в свиданиях с родственниками, зато в колонию как к себе домой входят сотрудники ФСБ, допрашивают и запугивают Громова. Мы крайне мало знаем о его самочувствии, знаем только, что его собираются содержать в лагерной тюрьме, в так называемом ПКТ — «помещении крытого типа», название говорит само за себя. В ПКТ человек полностью отгорожен от мира, то есть это на самом деле строгое тюремное заключение. Громова также пытаются «раскрутить» на еще один срок. Ни от него, ни к нему не поступает корреспонденции, связи нет никакой. Все, что мы знаем о Громове, добыто буквально по крупицам. Одновременно подходит срок — точнее, уже отсидели полсрока — те три национал-большевика, которые получили по делу Минздрава по два с половиной года. Чтобы они получили возможность попытаться выйти из мест заключения условно-досрочно, они должны оплатить гражданский иск Минздрава в сумме 147 тысяч рублей. Партия готова заплатить этот иск, но когда наши адвокаты обратились в Министерство здравоохранения с просьбой дать нам номера счетов, куда бы мы могли перевести деньги, министерство заявило, что от денег отказывается. О нет, это не прекраснодушный жест чиновников Минздрава, а еще одно злодеяние. Дело в том, что с непогашенным иском семеро осужденных за акцию 2 августа не смогут освободиться условно-досрочно и вынуждены будут отсидеть полный срок. Как видим, низость — распространенное среди российских чиновников качество.

10 ноября 2005 года

Такой президент нам не нужен!

8 ноября НБП отвоевала для граждан РФ еще одну свободу. Теперь можно придти в приемную Федерального собрания в количестве 30 человек, каждому подать петицию и не быть арестованным, как это случилось с 39 национал-большевиками 14 декабря 2004 года, не быть брошенным в тюрьму. Какая безграничная свобода! Какое уважение к гражданину! В нашей стране учатся демократии? Как же это было?

Около полудня 8 ноября в приемную Госдумы и Совета Федерации на улице Моховая, дом 7 пришли национал-большевики. «Поначалу нас не хотели впускать, потом разрешили входить по одному. Но вскоре всем дали пройти, поняв, что ни о каком захвате и насилии речи не идет»,— сказали национал-большевики. Милиционеры же, в свою очередь, сказали корреспонденту «Коммерсанта»: «Мы не собираемся им препятствовать. Ведут они себя нормально, не шумят. Если хотят что-то там подавать — пусть подают, мы не против.» Нацболы также заявили: «Другая цель нашего прихода сюда — показать, что так называемый захват приемной администрации президента 14 декабря носил точно такой же характер, как и сейчас». По два-три человека нацболов вызывали в кабинеты, где еще у них у всех в индивидуальном порядке приняли петиции, расписавшись в получении на копиях. Фээсбэшники снимали происходящее на видео, но не вмешивались.

В тот же день шестеро активистов НБП, отправившиеся в Комиссию по реабилитации жертв политических репрессий при администрации президента с требованием освободить 39 национал-большевиков, арестованных в декабре прошлого года, были задержаны сотрудниками ФСБ. Через пару часов они все же были отпущены.

Что, власть в Кремле поумнела и теперь не будет наказывать национал-большевиков за то, что они осуществляют на практике свои конституционные права? Как бы не так! С ходу, в ночь с 8 на 9 ноября от власти пришел ответ: был сожжен на стоянке в районе Беляево партийный автомобиль НБП «Соболь». Сожжен дотла, осталась только куча обгоревшего железа. 9 ноября на троих национал-большевиков было совершено нападение группы граждан численностью около 15 человек. Нацболы сумели укрыться в аптеке и вызвать наряд милиции, Двоих нападавших с помощью охранников аптеки и милиционеров удалось задержать. Без всякого удивления нацболы стали свидетелями того, как один из нападавших извлек книжечку работника прокуратуры, у другого оказалось удостоверение… милицейского оперативника.

Напомню, что тот же автомобиль «Соболь» уже пытались поджечь 29 августа, при нападении на помещение КПРФ, где проходило собрание НБП,— в него тогда забросили семь «файеров», употребляемых футбольными фанатами. Напомню также, что в ночь с 28 на 29 августа сего года был сожжен в районе Нового Арбата гараж, где хранилась атрибутика НБП — знамена, лозунги, растяжки. Гараж тогда сгорел дотла, а вместе с ним два соседних гаража. Хозяин гаража Ю.Валеев слышал вначале хлопок, а затем гараж просто запылал. Это все произошло, напомню, непосредственно перед манифестациями первого и девятого мая, в которых нацболы традиционно принимают участие. Кстати, точно такой же хлопок слышали очевидцы пожара в магазине «Фаланстер», торгующем политической литературой неугодного Кремлю толка. Вот не знаю, слышали ли хлопок в магазине «Билингва» также сгоревшем дотла. Утверждаю: Кремль развязал против инакомыслящих как индивидуумов, так и магазинов, издевательств, партий физическую войну на уничтожение. Происходят злодеяния.

Это все было о пожарах. Теперь позволю себе привести здесь петицию, которую принесли нацболы в приемную на Моховой. Вот ее текст:

Господа депутаты и члены Совета федерации! Прошу вас рассмотреть мои обвинения в адрес президента РФ В.В.Путина. Я, член Национал-большевистской партии, обвиняю президента РФ Владимира Путина в следующих преступлениях против России и ее граждан:

1. Фальсификация выборов — как в Госдуму, так и президентских.

2. Лишение граждан избирательных прав: переход от выборов к назначению губернаторов.

3. Ограбление народа через «монетизацию льгот». Под текстом антинародного 122-го закона стоит подпись президента.

4. Передача Китаю российских территорий.

5. Закрытие независимых телеканалов.

6. Массовое убийство детей и взрослых в «Норд-Осте» и Беслане.

7. Возобновление судебных политических репрессий.

8. Организация внесудебных расправ над политической оппозицией; фактически создание «эскадронов смерти».

9. Приобретение за 50 миллионов долларов яхты «Олимпия».

10. Создание в стране авторитарного криминального режима.

Как патриот России, не могу смириться с тем, что во главе страны стоит личность, недостойная во всех отношениях. Не блещущая ни умом, ни смелостью, ни честностью, ни добротой. Такой президент нам не нужен!

Ничего смелее, нужно сказать, я не читал. Ни один оппозиционер не сформулировал так четко обвинения по адресу президента (за исключением яхты «Олимпия» — это подарок Путину от благодарного олигарха Абрамовича. У президента на самом деле пять яхт). Петиция эта — потрясающий документ Молодой России, ее можно использовать как манифест всех оппозиционных сил. Более того, национал-большевики правильно сместили акцент на личность президента. Недобрый (помилований почти нет, амнистия коснулась едва ли двухсот человек, ветеранов ВОВ, каждому не менее 80 лет! Да таких вообще держать в неволе постыдно и без амнистии), более того — злой.

Вот так характеризовала газета «Вашингтон пост» пресс-конференцию Путина в 2004 году:

«Российский лидер говорил в течение трех часов, разражаясь вспышками гнева и с искаженным гримасами лицом атакуя критиков его политики.»

Может быть, «Вашингтон пост» была несправедлива к президенту, хотя его отношения с «другом Джорджем» тогда были на высоте и ничем не омрачались, а «Вашингтон пост» — столичная проправительственная газета, фактически рупор Белого дома и Капитолия? Что ж, вот мнение «Нью-Йорк таймс», либеральной, противоположной «Вашингтон пост», о той же пресс-конференции:

«Даже когда Путин говорил спокойно и даже мягко, его заявления были заметно резки. Во время разговора с кем-либо его тело вело себя как во время поединка. Когда ему задавали вопросы, он часто откидывался к спинке стула, двигая плечами или выравнивая спину, подобно тому, как ведет себя атлет между подходами к поднятию веса… Когда вопрос был задан, он наклонялся вперед, перенося свой вес на предплечье и давал подробные ответы… Его заявления… напоминали стиль деятельного микроменеджера».

Так что диагноз Запада:

«раздраженный, гневный, с гримасами… микроменеджер».

Диагноз национал-большевиков почти тот же:

«Личность, не блещущая ни умом, ни смелостью, ни честностью, ни добротой».

При такой Конституции, которую мы имеем, где права президента РФ поистине безграничны, они больше прав которыми обладали русские цари, качества личности президента небезразличны нам, гражданам. Если он в гневе отдает приказ штурмовать при помощи неизвестного газа центр на Дубровке, то мрем мы, граждане, и наши дети, а не дети Путина. Если в Беслане он отдает приказ идти на штурм, инсценировав, по-видимому, самоподрыв изнутри, то гибнут осетинские и русские дети в школе номер один, а не дети семейной пары Путиных. Вторая чеченская война (я резюмировал многочисленные данные о ее жертвах и вывел среднее) унесла жизни 30 тысяч человек (это и гражданские лица, и федеральные войска, и боевики Масхадова/Басаева), а президент хоть и не вполне спокойно, но взирает на эту войну как на явление природы и не принимает реальных мер. Значит, это опасный президент. Он опасен потому, что любой кризис решает лишь насилием. Это потому что он выходец из спецслужб или потому что он по природе такой? Мы не знаем почему, но то, что он опасен для нас, знают вдовы и родственники всех, кто погиб в Чечне, и матери и отцы Беслана, и родственники тех, кто погиб на Дубровке.

С тем, что говорит президент, а он говорит много, порой и даже часто можно согласиться. Невозможно согласиться с тем, что он делает,— разве что когда дает овса мини-лошадке Вадику. В остальном это гневный, мстительный глава государства, ставший таковым благодаря назначению. Он устроил нам патерналистский тип правления, когда все решает он, а мы ничего не решаем. Он позиционировал себя как наш злой отец.

Чтобы понять, кто он такой, вообразите тридцать тысяч трупов, разложенных на сером асфальте города Москвы. Не он один причина смерти этих людей. Но и он. Правильно говорят нацболы: «Такой президент нам не нужен». И его преемник, новый злой отец, нам не нужен.

15 ноября 2005 года

Подвиг разводчиков

Я уже высказывал свое мнение о правом марше, состоявшемся 4 ноября. Я твердо убежден, что группа Путина вознамерилась сделать врагом на следующих выборах «нацистов» (они же «фашисты»), точно так же, как на прежних выборах врагом делали коммунистов. Особенно усердно, вспомните, общество «боролось» в 1996 году против Зюганова — так боролось, что в 1999 году получили подполковника Путина.

Сейчас происходит то же самое. Опять на те же грабли. Повторяю: в России сейчас нет сколько-нибудь значительных крайне правых организаций. Те, что есть, слабы, влачат полуподпольное существование и похожи больше на фольклорные ансамбли, чем на политические партии. Однако в обществе есть потенциально истеричные силы, готовые немедленно удариться в истерику при виде правых позеров, вышедших один раз в шесть лет продемонстрировать свою мрачную глупость.

Констатирую: на приманку Кремля немедленно клюнули все демократические силы. Перебивая друг друга — от несгибаемой анекдотичной Валерии Новодворской до прагматичного Чубайса. Чубайс заявил:

«Проблема фашизма сейчас важнее, чем проблема «за» или «против» власти».

Это именно то, чего хотят президент Путин и его офицеры. Для этого и вывели, по-видимому, ничего не подозревавшего интеллектуального реакционера Александра Дугина, добавив ему попутчиков на «марше» костюмированных «фашистов». Чтоб получить, создать из страха «фашистов» и выиграть выборы — как парламентские, так и президентские. А заодно и сблизить Кремль и демократическую и либеральную интеллигенцию, поскольку за последние годы она опасно (для Кремля) разошлась с верховной властью. Ход не гениальный, но верный — учитывая, как у нас легко воспламеняются при словах «нацист», а того хуже «фашист».

Нет у нас фашистских партий и организаций. В Российской Федерации есть ксенофобские настроения, есть нелюбовь к кавказцам, есть антисемитизм (не больше, а то и меньше, чем, например, во Франции), есть просто темные, социально необразованные люди, говорящие черт знает что, но никаких сил вроде тех, что победили в 1922 году в Италии или в 1933-м в Германии, нет. Пусто. Обыщите все уголки от Камчатки до Брянска — не найдете.

Такой вполне разумный господин, как Чубайс, знает, что нету их, однако говорит заведомую неправду. Да еще и указывает, что надо делать: оставьте проблему «за» или «против» власти, соединимся с властью, чтобы «они» не прошли. «Они» — страшное зло, нам угрожают «они», «они» проблема. Почему, Анатолий Борисович? Если бы вы были бедным человеком, я бы предположил, что вас купили. Но вы не бедный, так что же предположить?

Идет операция по приручению Кремлем либералов и демократов. Вторая операция: создание врага для употребления его образа на выборах. Чубайса попросили помочь. Он помог. Таких, как Валерия Ильинична Новодворская, и просить не надо, она всегда на взводе.

Вот «они», прошли маршем 4 ноября! Враги есть, их видели в городе! Все на врага! Вместе с Кремлем!

«Фашистами» хотели сделать НБП — и старательно делали последние года полтора. Однако практика НБП настолько противоположна шовинизму или фашизму, что доказать широким массам, что ребята, сидящие в тюрьмах за народные интересы, в частности, яростно протестовавшие против отмены льгот, на самом деле фашисты и враги, давно нереально. Тогда вот устроили «правый марш». Но господа, интеллигенция России, ведь вас же просто «разводят». Самым недостойным образом.

Между тем в России к власти уже пришел государственный фашизм. Парадокса тут нет никакого. В 1930-е годы в Японии усиленно громили фашистские организации, не стесняясь в средствах — расстреливали. Однако сам режим тех лет, установленный государственными структурами, в первую очередь армией, был фашистский — государственный фашизм во главе с императором. Такие же режимы установились в Болгарии, Венгрии, Румынии. Под властью главы государства — где царя, где адмирала, где премьера. В 50-е и 60-е годы подобные режимы существовали в Латинской Америке. Даже столь милый сердцу многих демократических политиков де Голль совершил в 1958 году настоящий военный переворот, и у деголлевского правления было немало неприятных сторон. Сейчас они, правда, забылись, эти черты, но я изучал проблему, я помню.

Оборотитесь честными лицами на президента, правительство, администрацию президента, Госдуму. Простым невооруженным взглядом видно обилие офицеров спецслужб и вообще военных. Этот режим можно по праву называть офицерской хунтой. Настоящее правительство страны сидит не в Белом доме, но в кремлевской администрации. Она и есть истинные правительство, а не подставной Фрадков и его министры. Политические свободы полностью уничтожены, политические партии, неугодные Кремлю, уничтожаются, раскалываются, создаются фиктивные политические партии. Выборы каждый раз организовываются администрацией президента: составляется угодное Кремлю меню из политических партий, и только после тщательной чистки этого меню оно подается избирателям. Но даже в таком варианте теневое правительство на Старой площади и верный слуга президента Вешняков продолжают контролировать и выборы и результаты выборов. Прирезают, отрезают части электората в зависимости от того, какую им задали задачу. К тому же офицерская хунта контролирует основные государственные сырьевые компании.

Испугавшись оранжевой революции на Украине, поняв отчетливо, что российская милиция, по-видимому, как и на в Украине, в случае народных волнений стрелять в народ не станет, создали полувоенную организацию «Наши» для подавления политических противников. С января 2005 года инакомыслящих избивают бейсбольными битами, стреляют в них из травматического оружия, бьют арматурой. (Правда, перестарались каратели. Их, кажется, перестают афишировать и, возможно, скоро «сольют». Потому что жестокость избиений вызвала возмущение общества.)

Именно создание военизированных структур, атакующих инакомыслящих, является одним из верных признаков государственного фашизма. Вспомним диктатора Гаити Дювалье и его «тонтон-макутов». Поверьте мне, я изучал в свое время франкоязычные и англоязычные материалы, у меня огромный жизненный опыт. У нас в стране государственный фашизм.

Не верите? Но пусть вас не смущает существование радио «Эхо Москвы» или полдюжины газет, где все еще звучат голоса оппозиции. Это всего лишь военная хитрость режима — захватив все телеканалы и вообще основную часть СМИ, можно ловко осадить какую-нибудь Кондолизу Райс примером «Эха Москвы». Общая картина — все равно государственный фашизм. И не улыбающийся, а жестокий. Когда эмигрант Березовский, зело ненавидимый президентом и его офицерами, стал создавать оппозиционную партию «Либеральная Россия», сразу вдруг начались убийства лидеров новой партии. За несколько месяцев были убиты депутаты Головлев и Юшенков. Чего вдруг? Жили себе, жили до создания партии, а тут стали гибнуть. Ну, Генеральная прокуратура у президента талантлива. Виновных нашли. А вот те ли это виновные? Я не верю, что те.

То, что совершено на Дубровке и в Беслане,— это не освобождение заложников, а государственное преступление. Деятельность спецслужб никто не контролирует. В Госдуме сидят такие люди, как бывшие главы МВД Куликов и Грызлов, бывший директор ФСБ Ковалев, офицер резерва ФСБ Гудков, генерал МВД Васильев (тот, что лгал по поводу успешного завершения операции в центре на Дубровке) и тому подобные офицеры. Так что же это за режим?

Ну конечно, все эти люди истово крестятся и называют себя лукаво, глумливо и издевательски «антифашистами». Но вы-то, интеллигенция, демократы, либералы,— что, нельзя быть чуть умнее? Вас разводят. Чтобы привести к власти еще одного офицера! Эх вы! Я надеялся, что вы будете союзниками в борьбе за свободу страны, а в вас так легко возбудить истерику.

НБП продолжают уничтожать и мстить ее активистам. 15 ноября на заседании Верховного суда судьи Пчелинцева, Пирожков и Меркулов своими решениями подтвердили ликвидацию НБП, а 17 ноября в здании Никулинского суда три прокурора, сменяя друг друга, запросили для 39 национал-большевиков для каждого от полутора до пяти лет. Большинству подсудимых запросили по три и четыре года. В нефашистском государстве 14 декабря 2004 года к 39 национал-большевикам вышел бы либо Сурков, либо Сечин, либо Илларионов, принял бы петицию — и инцидент был бы исчерпан.

Тем яблочникам, кто застеснялся НБП, в преддверии выборов в Московскую городскую думу, хочу по-дружески рекомендовать подумать над одной только цифрой: НБП симпатизируют (согласно опросу ВЦИОМ сделанному по заказу администрации президента) 17% населения РФ.

22 ноября 2005 года

Эпоха тайных обществ

Несколько дней тому назад мне позвонили из газеты «Ведомости»: что вы думаете о намерении Михаила Касьянова, Владимира Рыжкова и Григория Явлинского создать объединенную демократическую партию?

Я ответил, что считаю идею вредной. Касьянова — я в это верю и повторяю здесь — не следует втягивать в узкопартийные контексты. Он сегодня наиболее приемлемый кандидат в президенты от всей оппозиции. Использовать его для объединения лишь демократических сил — чудовищная ошибка, граничащая с преступлением.

Но с Касьяновым они преодолеют семипроцентный барьер, заметил журналист «Ведомостей».

Я ответил, что да, конечно, они сделают свое маленькое дело — демократические силы вернутся в Думу,— но большого дела не сделают. Между тем вся оппозиция имеет шанс победить преемника Путина на президентских выборах. Если кандидатом будет бывший премьер-министр, это привлечет ту часть нашего народа, которая всегда тяготеет к власти. Касьянов был у власти, был властью. Это уже полдела. А вторая половина в том, что его поддержим мы — представители различных политических сил оппозиции — и убедим наш электорат голосовать за него. Касьянов — человек здоровый, молодой, крепкий, ничего не натворил в ущерб народу (дачный скандал — комариный укус, в России у всех дачи), надо его уговорить и поддержать.

А использовать его для решения задачи прохождения демократов в Думу слишком роскошно и разорительно. И что сделают демократы в Госдуме, где большинство у этой стаи единороссов?! Надеетесь на чудо — что 30–40% вдруг проголосуют за вас? Это ваши фантазии! Никогда такого не будет. Самое большее 12% — и так будет до тех пор, пока не вымрут те, кому в январе 1992 года, в разгар экстремистской шоковой терапии Гайдара было 10–15 лет. Неужели непонятно?

Ясно, что в Думу хочется,— но, пожалуйста, не ценой Касьянова, не надо гробить кандидата. Это все равно что на рояле дрова колоть. Михаил Касьянов, упаси вас Боже, не соглашайтесь на этот заколдованный круг — опять в Думу! Дума сегодня не место для порядочного человека, вы сейчас способны на большее. Но так будет не всегда.

Кромешники, то есть опричники из Государственной думы, спешат отличиться перед Государем все более фантастическими проектами, воняющими тюрьмой, решеткой и цепями. Некто Макаров, с вкрадчивым голосом лжеврачевателя, представил проект закона, жестко контролирующего деятельность общественных объединений и некоммерческих организаций. Госдума послушно приняла его в первом чтении. Речь идет о расширении оснований для отказа в регистрации НКО, наделении регистрирующих органов правом запрашивать у НКО их финансово-хазяйственные документы и проверять соответствие их расходов установленным целям. Общественные объединения, не имеющие статуса юридического лица, будут обязаны уведомлять регистрирующий орган о своем создании.

Как председатель только что «ликвидированной» общественной организации, могу лишь констатировать, что Россия возвращается к эпохе тайных обществ. Люди не станут более ничего регистрировать, только и всего. Гнев будет нарастать, и подслушать этот гнев трудно будет даже ФСБ, так как непонятно будет, в какой же из нескольких миллионов московских квартир его слушать. Вообще говоря, уже давно ясно, что политическая борьба обставлена таким чудовищным множеством правил, выгодных для властей предержащих, что самое разумное — не играть в политическую игру на их столе, их картами и по их правилам, а просто перевернуть стол. Да-да. Играть с шулерами в заранее проигранные игры, господа и товарищи, Григорий Алексеевич, Геннадий Андреевич, и другие, нельзя. А вы все играете.

Надеюсь, некоторое уныние охватит ряды оппозиции после выборов в Московскую думу. А то видно, как за два года после предыдущих выборов (декабрь 2003 года) оклемались бывшие депутаты и бывшие парламентские партии — и опять у них вся надежда на выборы, устроенные шулерами. Если бы в Кремле сидели дальнозоркие провидцы, они бы должны были дать некоторый успех некоторым очень уже (временно) отверженным партиям, дабы вернуть их в лоно семьи и отвратить от союза с такими политическими радикалами, как НБП. Но жадность не даст.

Между тем гражданская война кремлевского корпуса №14 и Старой площади с НБП продолжается. 23 и 24 ноября Силы Зла (в штатском, сборная ФСБ и РУБОПа, вероятнее всего, документы не предъявляли), применяя вспомогательные силы милиции, осадили помещение газеты «Генеральная линия» на Каширском шоссе, 54. К 17:30 24 ноября, прорезав дверь болгаркой (от чего начался пожар), Силы Зла ворвались в помещение. Мат Сил Зла, крики избиваемых сотрудников газеты… Затем их в присутствии журналистов стали выволакивать, некоторых за ноги, из помещения. Ren TV и иностранные телекамеры снимали происходящее. Тела отгрузили в три ОВД: «Царицыно», «Москворечье-Сабурово» и «Нагатино-Садовники».

Налет Cил Зла был тотально незаконным. Газета «Генеральная линия» сняла помещение, заключив договор на год, заплатив посреднику, а также за три месяца вперед. Силы Зла в начале операции схватили арендодателя Марата Гизатулина, солгали ему, что в помещение к нему вселились «фашисты РНЕ», и продемонстрировали некую газету «Коловрат». Гизатулин, просвещенный клиент магазина «Фаланстер», где он покупает книги, дал себя запугать.

Никаких законных оснований у Сил Зла и милиции не было ни для выселения, ни для штурма тем более. Ну ничего, я же говорю: наступает, наступила эпоха тайных обществ. То, что политические партии громят, не беда. Французская революция была совершена не партиями, а множеством общественных групп. 14-й корпус Кремля и Старая площадь борются с НБП и ждут оранжевой революции, а получат восставшие какие-нибудь «Зеленые Повязки» в Союзе с «Алой Гвоздикой» и обществом Свободных Автомобилистов. Флаг наш не нравится, НБП? Мы завтра сделаем его черным (белый круг и черный серп-и-молот в круге). Как вам такая перспектива? Тогда «Яблоку» не будет стыдно за нас.

Держитесь, яблочники, ассоциация с НБП в глазах народа вам выгодна. Выбирают ведь не Арбатовы, Павловские, Марковы, Сурковы, а жильцы московских квартир. Мы ходим и ходим к ним в квартиры, они нас все более жалуют.

Как я и предсказывал, поутихла активность эфемерных оранжевых «молодежных» организаций. Мода начинает проходить. А существование помимо моды, серьезно и трагично, с нападениями спецслужб и милиции, с уличными столкновениями — свыше сил большинства из них. Оказались людьми не длинной воли, а короткой. Жаль.

28 ноября исполнилось одиннадцать лет существования газеты «Лимонка» (она же «Генеральная линия»), с чем себя и молодую интеллигенцию России и поздравляю. Как бы ни пошла русская история в ближайшие два с половиной года — газета подготовила и создала новую российскую интеллигенцию. Оформила ее и воспитала в лучшем виде. Честной, героической, боевой. Ура, товарищи, и ура, господа!

30 ноября 2005 года

Зачистки и выборы

В то время как «порядочные» граждане готовились к выборам в Мосгордуму, карательные отряды неидентифицированных силовых структур совершали зачистки в городе Москве. 24 ноября отряд гражданских лиц, поддерживаемый милицией, четыре часа штурмовал редакцию газеты «Генеральная линия» по адресу: Каширское шоссе, дом 54. Командовал отрядом, согласно газете «Коммерсант», некий Руслан, заявивший, что «лучше вам не знать, кто я». На каком основании штурмовали, взрезая дверь пилой-болгаркой? Незаконно штурмовали. Договор на аренду помещения составлен по всей форме, деньги за аренду выплачены. У газеты «Генеральная линия» есть учредитель, и это частное лицо. Газета не запрещена и не ликвидирована.

Правоохранители, они же погромщики избили нескольких задержанных и даже (о, верх беззакония!) преуспели в наказании сотрудников редакции. Так, К.Ананьев был приговорен к двум суткам за сопротивление сотрудникам «правоохранительных» органов.

Через неделю, 1 декабря, в ночной темноте отряд силовых структур штурмовал квартиру М.Гасовича (юриста, кстати сказать!) по адресу: Ореховый бульвар, д.39, корп.1. В квартире находились юноши и девушки, готовившие документы для того, чтобы сдать их в понедельник, 5 декабря, в Федеральную регистрационную службу с целью зарегистрировать политическую партию НБП. Это право гарантировано нам законом, так как мы провели учредительный съезд партии, опубликовали ее программу (в «Российской газете» от 19 января 2005 года), довели ее численность до 56 тысяч человек.

Правоохранители-налетчики вышибли дверь, избили явившегося по нашей просьбе на помощь осажденным нашего защитника адвоката Д.Сирожидинова, ворвались в квартиру. Задержали всех находившихся в квартире людей, включая прибывшего срочно хозяина квартиры М.Гасовича и национал-большевиков, явившихся поддержать товарищей. Всех их отвезли в ОВД «Орехово-Борисово» и «Зябликово». Тех, кто находился в квартире безо всяких на то оснований, оставили за решеткой на четверо суток. Из квартиры вывезли документы, извлекли жесткие диски компьютеров, квартиру опечатали. По свидетельству адвоката Сирожидинова, налетчики себя не назвали и своих действий не объясняли. Провели зачистку как в каком-нибудь чеченском селении — в Ведено там или в Толстой-Юрте.

Милицейско-спецслужбистский сериал продолжился 2 декабря. Около 11:30 утра мне сообщили, что УБОП рвется в квартиру пресс-секретаря НБП Александра Аверина на Старо-Алексеевской улице. Обычный милицейско-спецслужбистский мат, удары в дверь, затем начали крушить замок. Сами выломать дверь не смогли, тогда вызвали МЧС.

Несколько национал-большевиков, находящихся в квартире Аверина, обратились по телефону к депутатам Госдумы — коммунистам и представителям партии «Родина». К месту осады приехал депутат Виктор Алкснис. Его просьбу показать документы штурмующие выполнить отказались. Через некоторое время выяснилось, что у этих людей есть начальник — глава УВД Северо-Восточного округа генерал-майор Трутнев. Депутату Алскнису удалось поговорить с ним. Генерал объяснил желание своих налетчиков ворваться в квартиру пресс-секретаря НБП тем, что якобы поступили сведения, что в квартире находятся взрывчатые вещества. Депутат Алкснис по телефону получил консультацию у адвоката и выяснил, что согласно закону о милиции милиция может войти в квартиру частного лица только в нескольких случаях: если преследует по горячим следам преступников, или если в квартире совершается преступление, или если есть решение суда, позволяющее войти в квартиру. Милиционеры отправились за решением суда, но так его и не получили.

В какой-то момент, уже около 9 вечера, у двери появился эксперт, молодой человек с чемоданчиком. Он отвинтил от дверной ручки квартиры Аверина два винта и сделал с них смывы. А затем произошло совсем дикое: эксперт полез в свой атташе-кейс, вытащил оттуда третий винт, не принадлежащий ручке двери Аверина, и сделал смыв и с него. «Вы что делаете?» — обратился к нему Алкснис. «Вы не беспокойтесь»,— сказал молодой человек, намеревавшийся совершить служебное преступление: представить смыв с «левого» винта смывом с винта дверной ручки квартиры национал-большевика. По всей вероятности, эксперту в голову не пришло, что находящийся у двери человек — депутат Госдумы. Он, видимо, принял Алксниса за оперативника.

Преступление сорвалось. Штурмовать квартиру не решились. Однако РУБОП остался держать осаду квартиры, и занимался этим еще сутки, до вечера 3 декабря.

Ясно одно. РУБОП и ФСБ (ребята в квартире слышали, как осаждающие переговаривались у двери, и поняли, что те слишком хорошо осведомлены о жизни НБП и ее кадровом составе) сорвали нам подачу документов в Федеральную регистрационную службу. Совершенно беззаконные зачистки совершаются в столице Российской федерации — Москве.

У нас нет батальонов, чтобы силой противостоять насилию власти. Мы можем лишь сослаться на Конституцию и законы нашей страны. Никакой закон не предусматривает, чтобы орды грязно матерящихся вооруженных людей вламывались в квартиры граждан, в то время как граждане на основании легальной процедуры заканчивают оформление документов для регистрации политической партии. Это все называется «государственный фашизм». Я писал об этом феномене в одной из предыдущих своих статей.

Кто там из кремлевских корпусов или со Старой площади управляет зачистками, кто дает приказ врываться в квартиры — не суть важно. Важно преступное нарушение закона. Милицейские генералы неосторожно подставляются, а ведь переход власти от группы Путина объективно неизбежен. Я бы советовал милицейским генералам не участвовать в политике, не подавлять инакомыслящих — это опасное дело. Мальчики и девочки НБП пользуются серьезной политической силой. Неровен час — окажутся злопамятны. Впрочем, генералы в политике мало что понимают.

Зачистки следует прекратить. Они преступны. Что касается состава НБП, то мы выдержим и зачистки. Так вот и закаляется сталь.

На фоне репрессий против нацболов (оглядываясь на прожитый 2005 год, сколько же их было, сотни больших и малых нападений, избиений, погромов руками спецслужб, РУБОПов, «нашистов») вполне логичным выглядит отстранение от выборов в Московскую городскую думу партии «Родина». Разумеется, их видеоролик был рискованным и неумным политическим жестом (ведь мусульмане — более чем двадцатимиллионный электорат, помимо того, что они такие же россияне, как Ивановы, и заслуживают уважения), но снять за это партию с выборов?! Кремль с удовольствием воспользовался оплошностью «Родины».

Что же до самих выборов в Мосгордуму, повторяю, мне недоступно значение этого мероприятия. Прежняя Дума Москвы тихо сидела под Лужковым, и эта будет сидеть тихо. Оппозиции следует срочно создать общий проект на 2007 и 2008 годы. Выработать стратегию и тактику. Создать координационный совет. Ничего этого сегодня нет. Нужно уже знать фамилию кандидата в президенты от всей оппозиции. Нужно уже сегодня знать, что мы все будем делать, чтобы выхватить власть из рук КГБ, ибо разве непонятно, что это КГБ захватил власть в России.

Вместо того чтобы решать важнейшие задачи, которые я только что перечислил, взрослые дяди продолжают играть в выборы. Или вы возглавляете не оппозиционные партии? Где общий проект? Почему занимаетесь пустяками?

Итоги выборов подтвердили мой анализ. 28 депутатов будет иметь «Единая Россия», 4 коммунисты, и 3 — демократические силы. Это и есть пустяки.

5 декабря 2005 года

Как бороться с дикарями

Михаил Касьянов все-таки совершил трагическую ошибку и объявил, что вступил в Демократическую партию России (ДПР), лидером которой он станет. Вслед за этим неумным жестом Михаил Михайлович собирается стать лидером объединенной демократической оппозиции. Той самой, которая, объединившись, даже в самом демократическом городе — Москве — едва получила трех депутатов. На кой черт, если можешь играть в большой лиге, идти в дворовую команду?— так вот я обращаюсь, перефразируя, кажется, Бориса Грызлова, к Михаилу Касьянову. Вы могли (и еще чуть-чуть сможете, еще пару месяцев) стать кандидатом в президенты от всех оппозиционных сил, а вместо этого будете тяжело добывать жалкие проценты, представляя заранее побитую команду.

Решительно не понимаю вас — зачем? Мой прагматичный ум неспособен к пониманию вашего политического самоубийства. Жаль. Касьянов — один из немногих, кто мог бы стать реальным кандидатом: он был у власти, он был премьером (то есть уже как бы властью). Он не был окрашен идеологически. Мне представляется, что, войдя в ДПР, Касьянов совершил именно политическое самоубийство.

8 декабря в Никулинском суде судья Шиханов, более похожий на славянского братка, чем на судью, выдал приговор по которому 31 национал-большевик — участники мирного захода в приемную администрации президента — получили условные приговоры от 1,5 до 3,5 лет и вышли через несколько часов на свободу. Одновременно восьмерых национал-большевиков суд оставил за решеткой. Денис Оснач и Юлиан Рябцев — те, кто вел себя на суде так, что выглядел лидером,— получили по три с половиной года лишения свободы с отбыванием их в колонии общего режима. Марина Курасова и Наташа Чернова, так же, как Алексей Тонких и Сергей Резниченко,— по три года, и, наконец, Алина Лебедева и Юрий Беднов по два года. Прокремлевские СМИ немедленно закричали о гуманности и справедливости, проявленных судом. Либеральные издания посчитали приговор «мягким». На самом деле это жестокий приговор, это расправа. Сейчас объясню почему.

Что, собственно, совершили 14 декабря 2005 года активисты НБП в приемной администрации президента на Ильинке? Они вошли в помещение, затем все собрались в одном кабинете №14, извлекли лозунг «Путин, уйди сам!», флаг НБП, листовки и провели в помещение несанкционированный митинг. В речах на митинге, листовками, вывешенным в окне лозунгом и выкриками «Путин, уйди сам!» они призвали президента страны добровольно уйти в отставку. Само по себе требование добровольной отставки президента РФ не является незаконным — это реализация права граждан на свободу слова, предусмотренного статьей 29 Конституции РФ. А за проведение несанкционированного митинга КоАП РФ предусматривает наказание, определенное статьями 20.2, ч. 1 и 2 (нарушение установленного порядка организации и проведения собрания, митинга, демонстрации и пикетирования), статьей 20.7 (самовольное проникновение на охраняемый в установленном порядке объект) и 20.1 (мелкое хулиганство, другие действия, демонстративно нарушающие общественный порядок): от 1 до 15 суток ареста либо штраф.

Что же сделала власть — вначале Кремль указкой прокурорам, потом прокуроры, потом судья Шиханов, похожий на братка? Они коварно, лживо и беззаконно вменяли национал-большевикам статью 212, ч.2, то есть обвинили их в массовых беспорядках. Это гнусно. Но часть нашего общества, не имеющая даже элементарных юридических знаний (не отличающая, например, задержания от ареста или оправдания от условного наказания) послушно заговорила о «мягком» приговоре. «Российская газета», являющаяся рупором власти, поучительно назвала свою статью «Не путать политику с хулиганством».

Но что можно взять с «Российской газеты» — положение обязывает. Обидно, что в мягкий приговор поверили и нормальные люди. Тем, кто еще не понял, объясняю. Национал-большевики проводят ненасильственные акции протеста с 1998 года. Они, в отличие от обывателя, знают законы и не позволили бы себе пойти на правонарушения, которые противоречат принципам ненасилия. Тем более после того как сумасшедший прокурор Циркун на процессе обвиняемых в захвате Минздрава приравнял строительный пистолет, забивающий гвозди, к оружию. В приемную администрации не были взяты (это все выяснено в ходе процесса) предметы, могущие хоть отдаленно напоминать оружие. Взяли листовки, книжечки Конституции, полотнище лозунга и флаг без древка, то есть мягкие предметы. Старались не задеть оргтехнику в кабинете, сами спрятали ее под стол, зная, что ОМОН ворвется и будет все крушить.

Эта юридическая подтасовка, моральная подлость власти — то, что она нагло и злобно сделала ребят преступниками. Попыталась сделать. Ни я, ни национал-большевики не могли себе представить, до самого последнего времени, что кремлевские люди в шелковых галстуках на самом деле мрачные дикари, не понимающие, что за то, что люди разбрасывают листовки и требуют отставки президента, их нельзя крушить по черепам дубиной. Это элементарно, но не для них. У них сознание дикарей. Ну что я могу поделать, если они дикари: и Сурков дикарь, и вся их иерархия — и вверх от Суркова, и вниз. Дикари.

Поэтому я рассматриваю приговор для 39 нацболов, оглашенный 8 декабря, как отвратительный. И законная радость освобожденных национал-большевиков и их родителей меня не утешает. Приговор отвратителен по своему лицемерию и содержащейся в этом приговоре идеологии дикаря. «Моя власть, потому что моя дубина!» — ревет дикарь и бьет по рукам и головам тех, кто… на самом деле бьет, всех кто осмеливается усомниться в справедливости власти дикарей. И оспорить ее.

Вот только что в городе Курске столкнулся с организацией «Наши» господин Касьянов. Милиция не вмешивалась. Бывший премьер-министр сделал несколько заявлений протеста против диких выходок прокремлевского движения. Михаил Михайлович, нацболы противостоят этим дикарям годами! Вам достались лишь крики и угрозы. А у нас физические столкновения — ежедневная жизнь! Из факта существования государством оплачиваемых репрессий давно пора сделать один-единственный вывод: оппозиция дикарям может быть только радикальной. Против дубины и тысяч дубин не помогут рассудительный барин Явлинский, поэт Бунимович, интеллигент Новицкий и прекрасные вечера с ними в эфире «Эха Москвы». Не помогут Гражданские конгрессы с прекраснодушными правозащитниками, рассуждения о том, что нужно менять сознание народа, нужен не другой народ, нужна иная оппозиция. Она будет. В ближайшее же время. Потому что страна не может жить с робкими политическими партиями, в то время как у власти дикари. Мрачные и опасные.

Я приветствую Гражданский конгресс, на который НБП опять не пригласили. Опять поболтаете и разойдетесь? Впрочем, успеха вам все равно.

P.S. Только что услышал, что на конгрессе решили создать сайт «нерукопожатных». Это с дикарями-то, это дикарей-то вы решили пристыдить? Радикальная мера.

13 декабря 2005 года

Не хотите и пуговицы потерять?

15 декабря в 12:30, к ужасу начальника охраны Министерства юстиции РФ, пятеро национал-большевиков со мной во главе появились у КПП Минюста. Завидя нас, охрана вызвала подкрепление, и дополнительные бойцы, путаясь в ботинках и камуфляжах, заполнили прилегающее помещение. Между тем мы мирно принесли документы в Федеральную регистрационную службу Министерства юстиции: коробку из-под ксерокса и 12 папок желтого цвета.

Приемная ФРС расположена рядом с приемной Главного управления исполнения наказаний — две белые, жалкого вида двери разделяет разве что метр коридора. В узком этом коридорчике, заканчивающемся собственно КПП — здесь входят в здание сотрудники, предъявляя пропуск,— когда мы пришли, сидело (вдоль стены, поджав колени) с десяток посетителей. Мы были первые, так как предусмотрительно послали туда белобрысого нацбола занять очередь.

Я тут извиняюсь за всю эту художественность в политической статье на политическом сайте, но она необходима, чтобы продемонстрировать ясную истину: власть даже самим выбором вот этих приемных, кабинетиков этих жалких показывает как низко, ниже половой тряпки она ставит российскую политику. Такое впечатление, что издевательский чей-то ум нарочито поместил рядом две двери: конторы регистрации партий и управления тюрем и лагерей. Тут и намек присутствует: «Политик, эй ты, политик, эй вы, возомнившие себя политиками,— как бы в соседний кабинетик не пришлось заходить, если не вам, то вашим родственникам».

Из приемной ГУИНа два раза выходила военная девица: рослая, хаки-юбка, погоны, сиськи, ремешок, бедра, пилотка. Как оберштурмбанфюрер, такая русская девушка ГУИНа… майор. А в приемной ФРС, когда мы туда вошли, мы обнаружили Ольгу Арнольдовну, такую себе доброговорящую женщину в очках, можно представить ее себе и как солдатскую мать, и как мать нацбола. Она вспомнила меня, я — ее: оказывается, она принимала уже у нас документы. Приняла и в этот раз радушно, посмотрев по описи 131 документ. НБП существует в 54 субъектах федерации, и в нашей партии 55.569 национал-большевиков. Сдав документы, мы ушли, к облегчению охраны, сели в автомобиль и исчезли в Москве. Только в этот раз, Ольга Арнольдовна, мы не примем отказа в регистрации. Вне зависимости от ответа мы будем вести себя так, как полноправная политическая партия. Вот увидите.

Где-то за три дня до визита в Минюст я встретился с неким человеком (назовем его «информатором») и он, вздыхая, сообщил мне, что «принято решение нейтрализовать вас, Эдуард Вениаминович. До весны вас либо посадят, либо…» Он запнулся, ища нужное слово, потом обошелся без слов, выставил мне палец пистолетом и произнес: «Паф-паф!» Вот так вот: родился, жил, набирался таланта и мудрости, а к тебе приходят и говорят: они решили… до весны «паф-паф!».

Самое неприятное, что этот «информатор» в двух случаях уже оказывался абсолютно точен в своих всегда неприятных сообщениях. Однажды он даже назвал фамилию офицера спецслужб, который должен был руководить проведением провокации против меня. Тогда я написал письмо генеральному прокурору, сделал заявление в СМИ, что если что случится, скажем, найдут под ванной два патрона, то предупреждаю: я туда их не клал, патроны не мои и так далее. Предупреждаю и сейчас: преступной и предосудительной деятельностью не занимаюсь, оружия и наркотиков не имею, здоровье отличное, сердце в полном порядке, если умру — значит, убили. Прошу товарищей по партии обязательно отомстить за меня.

Такие вещи оставлять безнаказанными нельзя. Когда убили Че Гевару, кубинцы в течение нескольких лет отправили на тот свет всех, кто участвовал в его убийстве. Последовало двадцать или более смертей среди боливийских военных и агентов ЦРУ. Это вещи серьезные: паф-паф, если кто чего задумал, лучше оставьте.

17 декабря на территории Москвы состоялись, как в авантюрном романе, целых два съезда Демократической партии России: один, под председательством некоего Богданова, в Колонном зале Дома Союзов, захваченном группой Богданова ночью, другой — группы Касьянова в Измайлове. Собственно, мы все это уже видели: в отношении КПРФ власть в свое время применила те же методы: помните — съезд на теплоходе и Зюганов, читающий свою речь на своем съезде при свечах? Все это вещи недостойные, то, что они происходят в нашей стране, позор для нас. Конечно, Кремль участвовал в противостоянии группы Богданова группе Касьянова. Однако, как и в случае с Компартией, главные роли играли все же актеры самой труппы ДПР.

Богданову можно сказать: «Что ж ты, мужик, пошел на сговор с Кремлем?!» А к Касьянову можно обратиться со следующей фразой: «Михаил Михайлович, зачем вам понадобилось лезть в чужую партию председателем? Создали бы свою, если уж так приспичило!» Еще Богданову можно напомнить судьбу Тихонова, коммуниста-раскольника и бывшего губернатора Ивановской области: он уже не губернатор, и его вот-вот осудят за ничтожную сумму денег, 50 тысяч рублей, якобы взятку. Так что Кремль у нас контролирует и оппозицию, так, чтобы и заяц не проскочил к избирателю.

В карательных съездах 17 декабря замечено было присутствие депутата от «Единой России» Франца Клинцевича. По свидетельству лидера ДПР в Алтайском крае, Богданов предложил ему вначале пять тысяч долларов за участие в съезде группы Богданова, затем десять, но получил отказ. Тогда Клинцевич сообщил, что в случае избрания председателем ДПР Богданова Министерство юстиции зарегистрирует ДПР как общероссийскую партию в течение недели и партия получит на выборах 10% голосов избирателей.

Наглость господина Клинцевича поражает. Бесстрашный человек господин Клинцевич, возглавлял «Единую Россию» в Чеченской Республике, является председателем организации воинов-афганцев. Это он на съезде этих самых воинов заявил недавно (как раз перед заседанием Президиума Верховного суда РФ по делу о ликвидации НБП), что Национал-большевистская партия должна быть ликвидирована. Бесстрашный Клинцевич сказал лидеру ДПР Алтайского края то, чего менее бесстрашные люди не высказывают: что Кремль у нас помыкает Министерством юстиции и Центральной избирательной комиссией, что регистрируют в РФ только лояльные Кремлю партии, а выборы фальсифицируются так, как заблагорассудится кремлевской администрации. Бесстрашно так и сказал.

Я тут заглядывал в Интернет и увидел, что на сайте (по-моему, Дни.ру) меня назвали «колумнистом «Граней», и вроде так уничижительно. Ну да, я колумнист «Граней», а еще колумнист двух глянцевых журналов, а еще автор издательства Ad Marginem, а еще колумнист англоязычной газеты Exile. А еще я политик, уже с двадцатилетнем стажем, недавно вновь переизбранный председателем политсовета НБП. Нас усиленно пытаются развалить спецслужбы. Созданы несколько специальных сайтов, в том числе и «НБП без Лимонова». Но Богдановых и Тихоновых среди нацболов, слава Богу, пока не нашли, и потому копошатся себе на восьми, кажется, сейчас сайтах одни чекисты, выдавая себя за нацболов.

Никто еще не написал книги о России лживой, о России подлой, о России византийского коварства, о России предательской, а между тем, как видим мы своими глазами ежедневно, эти России живут рядом с нами и являют свое гадостное присутствие очень часто. Я, например, твердо верю, что за 2000–2005 годы спецслужбы убили по меньшей мере шестерых нацболов, что суперстранно выглядят убийства двух активистов «Либеральной России», Головлева и Юшенкова, в момент, когда создавалась «Либеральная партия», верю, что активист молодежной «Обороны», погибший недавно под поездом, погиб не сам. (Я так думаю еще и потому, что целых три активиста НБП тоже погибли под поездами, а один был выброшен из окна).

Вывод можно сделать только один. Всем нам нужна другая Россия. Однако методам убийц из спецслужб и подлости комбинаторов из Кремля, Минюста, ЦИКа, МВД следует противопоставить не сырые и неумные мероприятия вроде Гражданского конгресса и съезда чужой партии ДПР, куда Касьянов пытался вписаться, а радикальную смелую политику. Новую политику. Я предлагаю такую политику уже более двух лет, с того момента, когда вышел из-за решетки. Нужен как минимум постоянно действующий Координационный совет оппозиции.

Национал-большевистская партия смотрит на происходящее в стане демократических сил с некоторой досадой. На деньги, угробленные на проведение бесполезного конгресса и бесполезного съезда ДПР, лучше было купить несколько автобусов или «КАМАЗов» для доставки активистов НБП и демократических сил в критические точки столицы. Со стороны либералов продолжаются нападки и лично на меня, сыплются упреки за то, что молодые активисты НБП сидят в тюрьмах. В том, что они сидят в тюрьме, вина кремлевских стратегов, а вот почему не сидят ваши ребята? Трусят? Изменения в каждой стране дорого достаются. Хотите и власть отобрать, и чтоб ни одной пуговицы на пальто не оторвалось? Такого не бывает. Активисты НБП — взрослые, умные люди, они выбирают свою судьбу добровольно. Даже если им 18 лет.

20 декабря 2005 года

Люди года

Все подводят итоги года. Газеты, журналы, радио. Обзванивают известных личностей и меня в том числе: «Кто, по-вашему, Человек года?» Я отвечаю неизменно: люди года — это национал-большевики, наши политзаключенные, те, кто томится в тюрьмах и лагерях. Они своим героизмом расширяют границы нашей свободы. До 8 декабря сего года у НБП насчитывалось 49 политзаключенных, после 8 декабря их стало 18 человек, но 20 декабря арестовали за акцию в Никулинском суде Дмитрия Васильева, парня из Орла, и политзэков у нас стало 19. Я вынужден называть героями членов своей партии, но за это не извиняюсь, ибо никаких других героев нет. Гляжу вокруг со вниманием, а их нет, только юные нацболы. Кстати, на Балканах слово «юнак» есть синоним слова «герой». Так что, всякие клуши и мужчины с женскими душами, перестаньте вопить о «бедных подростках». Это вы — бедные, трусливые пожилые люди.

20 декабря около 40 нацболов оккупировали мирным путем Никулинский суд. «Коммерсант» опубликовал великолепную фотографию: на крыше суда нацболы растянули лозунг «Путин, уйди сам!» (тот же, что был в руках их товарищей «декабристов» 14 декабря 2004 года в приемной администрации президента), и жгут файеры, и вид у них как у ангелов в судный день. В то же время еще часть нацболов заняла второй этаж и карниз здания суда и скандировала лозунги «Путин — в отставку! Мы ненавидим правительство!» Вся акция была полным повторением акции 14 декабря 2004 года, с крыши и карниза летели листовки того же содержания.

Власть не решилась бросить в тюрьмы еще сорок национал-большевиков. Несовершеннолетних отпустили, большинство осудили по КоАП на срок от шести до пятнадцати суток, лишь двоим предъявили обвинения по Уголовному кодексу — по статьям 318 и 319. Арестован был один — уже упоминавшийся мною Дмитрий Васильев. Он уже переведен в СИЗО. Нацболы наглядно показали власти, что жестокий приговор 39 их товарищам не испугал их. Вот так, трусливые дяди и тети, снисходительно пекущиеся о «бедных подростках». За вашим якобы соболезнованием о судьбе «детей» спрятана ваша простая личная заячья трусость.

Размышляя об оппозиции, я прихожу вот к каким выводам. 5 декабря отмечали сорокалетие первой диссидентской акции во главе с Есениным-Вольпиным. Именно тогда родилось диссидентство. Как ни крутите, господа, а единственными наследниками диссидентского движения являются все те национал-большевики, и только они на сегодняшний день. Андрей Сахаров, будь он жив, поддержал бы нас. И, к чести правозащитников, многие из них нас поддерживают. Но никто, отмечая сорокалетие рождения диссидентства, не упомянул о нацболах — их прямых наследниках. Мне было обидно. Также и сейчас мне обидно, когда людьми года называют людей всего лишь высказывающихся более или менее смело, но и только. Я голосую за ребят и девушек НБП, вот единственные герои 2005 года!

Продолжая размышлять о России, времени, оппозиции, я прихожу к выводу, что на самом деле у нас есть гражданское общество (около 350 тысяч общественных организаций), есть вдоволь политических партий, есть умные люди. Недостает лишь одного компонента: храбрости. Потому что только отсутствие храбрости мешает существующим политическим партиям, общественным организациям и умным людям наконец решительно возмутиться тотальным отсутствием каких бы то ни было свобод в стране. Воля общества парализована отсутствием храбрости. А когда храбрая молодежь идет в тюрьмы, инстинкт самосохранения толкает здравомыслящих дядь и теть к осуждению «несмышленых» якобы молодых людей и меня — руководителя НБП.

Но проблема в вас, а не в нас! То, что мы храбрые,— это здорово для страны. То, что вы трусите,— это удручающе для России. Предлогов для политической конфронтации с властью за последние годы было полно: хватай любой и выходи. Но вы отмалчивались, отводили глаза от глаз наглецов, постепенно отходили в темные углы. Ну и, разумеется, роптали против храбрых нацболов — «провокация!» Да просто себя и страну защищать надо, повысьте градус души, возмутитесь наконец!

Я верю и хочу верить в русскую интеллигенцию. Она немного растерялась в 90-е годы. Но она приходит в себя, она в значительной своей части скопилась по эту сторону, по нашу, оппозиции, сторону баррикады от Кремля. Еще одно усилие, больше храбрости! Не бойтесь стать революционной интеллигенцией, и вы возвратите себе утерянные величие и достоинство. В некоторые периоды истории обязанность интеллигенции — стать революционной. Это когда реакция становится невыносимой. А сейчас в русской истории именно такой момент.

Хотя меня опасливо выносили и выносят за скобки интеллигенции, я — русский интеллигент. Если Григорий Явлинский — вождь пожилой интеллигенции, то я лидер молодой интеллигенции России. Только и всего, это надо понимать. Явлинский — лидер приятных, старомодных, учтивых, но не храбрых. Я лидер радикальной, неучтивой, но храброй интеллигенции, не склонной к компромиссам. Поэтому хватит, нечего меня выносить за скобки, и молодым яблочникам не следует извиняться за симпатии к нацболам и Лимонову лично.

Абсолютно ясно, что и как крупный писатель, автор значительных книг, и как радикальный политик я привлекаю интеллигенцию. И все больше буду привлекать. А еще больше будет вызывать симпатию справедливая и самоотверженная борьба нацболов за свободу России. Я зову интеллигенцию — идите к нам, присмотритесь к нам: мы, может быть, не идеальны, но мы искренни, и мы храбры. И мы реально делаем дело: благодаря тому, что нацболы страдали в тюрьме, границы свободы чуть расширились. Встречаясь с яростным сопротивлением, власть отступает. Они ведь не решились заставить льготников жить по их закону. Храбрость и только храбрость рождает свободу. Если у вас нет храбрых вождей — изберите храбрых или идите к Лимонову!

Явственно выступает проблема двух интеллигенций — робких отцов и смелых детей. Не в первый раз в русской истории. Не по возрасту, но по велению судьбы мне суждено было стать предводителем новой интеллигенции. Кого-то это задевает? Кто-то этого не хочет? Этого не хочет Кремль — отсюда приступы истерики каждый раз, когда самая «интеллигентская» партия «Яблоко», соприкасается с нацболами и Лимоновым. А задевает это лидеров интеллигенции — конформистов, вздыхающих о паркете Госдумы, где они провели десять прекрасных лет, как в раю, откуда их изгнали. Потому что объективных причин для неприязни к НБП нет. Есть ревность лидеров интеллигенции и животный инстинкт Кремля, понимающего, что если большая часть интеллигенции уйдет «под Лимонова» либо станет ему сочувствовать, то Кремль потерпит поражение. Не сегодня так завтра.

Оправдан ли радикализм по отношению к Кремлю и лично Путину? Почему НБП устраивает только его отставка? Абсолютно оправдан, поскольку единственная форма отношений с политическими партиями, которую практикуют эти лица в Кремле,— полное подчинение партий себе.

Может быть, возможны переговоры с Кремлем? Нет, невозможны, потому что Кремль этого не хочет. Он уничтожает НБП и бессмысленно надеется нас уничтожить. За 12 лет существования НБП никто никогда не пытался с нами договариваться. Никто. Никогда. НБП всегда готова к переговорам. Наше единственное условие, впрочем, не может быть выполнено Кремлем: восстановить политические свободы в России. Провести свободные выборы в Госдуму с участием всех политических партий, без процентного барьера.

С Новым годом всех добрых людей. Да сдохнут злые!

28 декабря 2005 года

Россия должна стать привлекательной

Газовая война с Украиной, начавшаяся в последние дни старого года, закончилась невразумительным мутным соглашением в первые дни года нового, и много собой объяснила. Во-первых, мы получили еще одно фундаментальное подтверждение, что Хозяин Кремля — человек мстительный, ибо Украине выламывали руки, как Ходорковскому. Во-вторых, стало ясно, что месть ему дороже государственных интересов и прямой арифметической расчетливости. В-третьих, Хозяин Кремля опять потерпел сокрушительное поражение, как в 2004 году, когда он приехал в Киев поддержать Януковича и тем самым свалил его. Он обозлил народ Украины.

Без сомнения и цены на газ нужно было повышать, и начать это делать следовало давным-давно, и использовать поставки нефти и газа в целях давления на соседние страны нормально — почему не использовать, если можно чего-то добиться. Однако Россия подполковника Путина в газовой войне действовала как слон в посудной лавке — тупо, глупо, всем очевидно. Пританцовывая на украинской посуде на виду у всего украинского народа, а в его рядах — одиннадцать миллионов русских. И народу Украины было ясно, что повышение цен на российский газ вызовет соответствующее значительное повышение цен на Украине, в том числе и на продукты питания. Украинскому народу ясно, что его наказали за то, что он выбрал Ющенко и совершил оранжевую революцию. А Кремль просто балдеет как бешеный бык, услышав словосочетание «оранжевая революция».

4 января я был гостем «Эха Москвы». Говорили на тему «Чем скрепить СНГ» вместе с Сергеем Митрохиным («Яблоко») и Константином Затулиным («Единая Россия»). Словосочетание «оранжевая революция» первым употребил в передаче Затулин. С плохо скрываемым отвращением. Я сказал, что «оранжевая революция» — это чекистская паранойя, что за борьбой против воображаемой этой революции стоит всего лишь обычный страх потерять власть. Власти чекистскую группировку Путина может лишить только объединенная оппозиция. Потому они так боятся именно союза демократов («Яблоко» с национал-большевиками). Потому что именно демократы Киева и националисты Львова в сумме и поставили на Майдан революционные силы. Ясно и понятно, и комментариев не требуется. Что, собственно, ужасного в мирном союзе политических сил, даже таких противоположных, как демократы и националисты? Ничего ужасного, кроме удивления «как им это удалось?»

Здесь я уже вышел за рамки беседы на «Эхе», но вернусь в них, чтобы отметить, что Сергей Митрохин принципиально заметил после меня, что речь не идет о союзе между «Яблоком» и НБП, что «Яблоко» лишь защищает политзаключенных-нацболов, но их смущает и будет смущать символика НБП и ее название. На что я ехидно заметил: «Это Вы, Сергей, для Григория Алексеевича Явлинского сейчас сказали?» Воспользуюсь случаем и скажу, что Ющенко во имя победы солидаризировался с украинскими националистами-западенцами. Эти ребята — такие махровые ребята, возводящие свою родословную к Украинской Повстанческой Армии, что левая НБП рядом с ними выглядит как демократическая партия. Но, увы, продолжать ряд сравнений невозможно, потому что российского Ющенко в рядах «Яблока» нет. Увы. Кандидат же на роль российского Ющенко — Касьянов — в голосовании «политик года» на сайте «Эха Москвы» набрал всего 3 процента голосов. Меньше меня, грешного,— я набрал 4 процента и был в голосовании на пятом месте. Я спросил у ведущего Сергея Бунтмана, следует ли полностью доверять этому голосованию, он заверил меня, что результаты абсолютно честные. Меня не радует результат Касьянова, я видел его как нейтральную фигуру, способную стать общим кандидатом от оппозиции на президентских выборах. Мой результат меня радует, но не удивляет. В сущности, это оценка борьбы НБП в 2005 году. Эта оценка должна быть выше и была бы выше, если бы принявшие участие в голосовании трезво оценили роль НБП и не переоценивали роль какого-нибудь Илларионова, всего лишь оспаривающего экономическую политику Кремля. И только.

Возвращаясь к теме «Чем скрепить СНГ», могу констатировать с сожалением, что общего проекта для стран СНГ не существует. Хотя еще князь Трубецкой в начале 30-х годов ввел в обиход понятие «Евразия» и утверждал, что территории, издавна составившие Российскую империю, есть географическое, климатическое, геополитическое, экономическое и этническое единство. Что эти территории и народы, их населяющие, обречены на то, чтобы жить в единстве, что у них общая судьба. Сегодня мы видим, как примирившаяся Европа образовала естественный Европейский союз. Столь же естественным мог бы быть Евразийский союз во главе с бывшей метрополией (ядром Евразии) Россией. Однако страны от нас разбегаются. И не только вследствие неуклюжей внешней политики путинской группировки, но и ввиду ее отвратительной и деспотической внутренней политики.

Для того, чтобы понять проблему, обратимся к привлекательным странам. Привлекательны, несомненно, США. Это могущественная военная держава, способная, если необходимо, защитить страну-союзника или страну-сателлита с помощью прямого военного вмешательства. Это чрезвычайно богатая страна, способная поддержать своих союзников экономически. Это страна агрессивной современной поп-культуры: киноиндустрия, музыка, компьютеры, Билл Гейтс, чудеса науки. Все это знают. Есть оборотная сторона, как же без нее: не знающий пределов империализм, агрессия всех видов против врагов. Но для тех, кто хочет дружить с США, они выгодный и привлекательный друг.

Второй пример — Франция. Сохраняя непререкаемый авторитет в глазах стран мира и особенно бывших колоний, страна свободы и современной культуры, убежище для политэмигрантов всех стран, Париж остается Меккой европейской культуры, родиной Французской Революции, великих людей. Несмотря на проблемы (в 60-е годы отпадение Алжира и бунт студентов; только что — бунты в арабских кварталах), сохраняет привлекательность как столица культуры и свободомыслия, моды и «хорошей жизни», романтическая мечта.

Рядом с США и Францией представим Россию. Она тотально непривлекательна. Ее мощи было недостаточно, даже когда мы были вдвое больше и назывались СССР,— коммунистическому Афганистану мы помочь не смогли. В конце 90-х предали сербов, предали Ирак, боимся взять к себе Абхазию, Южную Осетию, Приднестровье. Когда-то в 18-м веке у нас просили убежища калмыки, спасаясь от войск Джунгарского царства, к нам под власть Белого царя пришла Грузия, чтобы мы спасли ее от набегов иранских шахов. Сегодня мы не можем никого защитить, у нас не запускаются баллистические ракеты, наши идиоты политики уничтожили ядерные подлодки. И так далее, и тому подобное.

Сегодня военную мощь олицетворяет Вашингтон. Туда, словно в Орду, ездят лидеры среднеазиатских стран, прибалтийских стран и даже родственная, своя в доску и «наша» Украина влюбленными глазами смотрит на свирепую империю — США. К тому же американский доллар кажется вечным и нерушимым, США так богаты, что даже могут не вести войны, они скупают врагов, как сделали это в Афганистане.

Мы не сильны, но, может быть, мы авторитетны в области свободы или культуры? Россия — не страна свободы, группировка Путина установила в стране климат политической несвободы, репрессии, расправы с инакомыслящими политиками (Юшенков, Старовойтова) и партиями (НБП) — печальная ежедневная действительность. В 90-е годы в Россию-метрополию ринулись было в поисках убежища политэмигранты из стран СНГ. Однако сегодня большинство из них покинули бывшую метрополию. Россия выдает политэмигрантов сплошь и рядом самым одиозным режимам — азиатским деспотам Каримову, Туркменбаши и другим. Сама Россия ведет второе десятилетие кровопролитную войну в Чечне. Последствия войны — одичание нравов в России. Бесчеловечная милиция устраивает погромы и зачистки в российских городах. Большая часть населения России, несмотря на рекордные денежные урожаи с продаж нефти и газа — жалкие бедняки. Если сравнить РФ с Украиной, Украина имеет куда больше политических свобод, там немыслим свирепый контроль над политическими партиями, какой есть в России. А если сравнить РФ с Казахстаном, Казахстан развивается стремительнее и доходы граждан выше. Если Россия для них и пример, то пример отрицательный.

Но, может быть, бедная, слабая, несвободная Россия является хотя бы страной высокой современной культуры? Ничего подобного нет. В России делают жалкие фильмы, глупые книги, тупые пьесы. Россия провинциальна. А Пушкин давно умер в своем глубоком 19-м веке, но и тогда он в переводах никого не впечатлял за границами Российской империи. Какой из российских певцов интересен за пределами России? Может, Пугачева или Шнур? А хиты-премьеры РФ — «Мастер и Маргарита», «Дневной дозор» — наивные кустарные постановки для домашнего потребления. Ведь так. В культурном пространстве россияне — гопники.

Нет, недаром самым крупным событием 2005 года большинство россиян назвали празднование 60-летия Победы. И это знаменательно и символично. Не имея никаких побед в настоящем, люди, превратившиеся из нации в население, судорожно ищут, чем бы себя психологически укрепить. И обращаются к суровой поре 1941–45 годов, когда у всей Евразии, у всех ее народов был общий проект — остановить нашествие на нашу землю. Вот тогда метрополия — Россия — пользовалась непререкаемым авторитетом, и была не просто привлекательна, но была единственным спасением.

Россия должна стать привлекательной. А манипулирование газовыми ценами — оружие слабых. Мерзнуть и считать гривны в кошельке будут не Ющенко и не Путин, а наши с вами простые родственники на Украине.

И среди них моя старенькая мама в Харькове.

6 января 2006 года

Я предупреждаю

Пустые, не наполненные политическими событиями, тусклые дни начала января мучительны для деятельного человека, каковым я являюсь. «Коммерсант» не выходит, вообще никакие газеты не выходят, считай жизнь остановилась. Только вот «Эхо Москвы» сообщает: то подробности операции израильского премьера Шарона, то о странной операции федеральных сил против боевиков в горах Дагестана.

В эти пустые дни у меня, впрочем, есть дополнительная причина для тревожного ожидания прихода, наконец, рабочих дней. Дело в том, что 15 декабря мною и моими товарищами были отданы документы для регистрации политической партии НБП в Министерстве юстиции. У нас 55.569 членов, собранных в 54 региональных отделения. И мы ждем регистрации. Мы настроены решительно. Мы понимаем всю историческую важность момента. Вот как момент выглядит с нашей стороны.

Мы выполнили все чрезмерные, драконовские, несправедливые требования закона о политических партиях. Мы существуем более 12 лет (в сентябре 1993 года была зарегистрирована Московская организация НБП). С 1998 года мы регулярно принимали попытки зарегистрировать партию как общероссийскую. И всякий раз под лживыми, выдуманными предлогами нам отказывали в регистрации и, таким образом, в доступе к избирателю.

На дворе январь 2006 года. Сегодня НБП — чрезвычайно популярная на национальной сцене политическая организация. То, что она существует, известно миллионам россиян. И они все больше задаются вопросом: а почему эта энергичная молодая партия не присутствует в избирательных бюллетенях на выборах в Государственную думу? Почему можно ЛДПР, «Родине», КПРФ, «Единой России», а НБП нельзя?

Российские граждане все больше осознают, что в отношении НБП совершается неконституционное, преступное по сути своей насилие. (В дополнение к насилию физическому, к нападениям на активистов партии, к судебным расправам, когда политические акции нацболов квалифицируются как уголовные преступления.) Российские граждане вообще невысокого мнения о правительстве своей страны, однако то, что делают с НБП, вызывает возмущение даже у самых мирных и непритязательных.

Возникает законный вопрос: доколе будет продолжаться подобная практика? С нашей точки зрения, после 15 января Министерство Юстиции должно будет вынести историческое решение. Либо Министерство зарегистрирует НБП и признает, таким образом, партию как неотъемлемую часть российской политики. Либо партия НБП не будет зарегистрирована и этот факт будет расценен нами, национал-большевиками, как акт политического насилия, окончательный и бесповоротный, антиконституционный, противозаконный, противоречащий принципам демократии и права.

Я предупреждаю и Министерство юстиции — исполнителей, и заказчиков в Кремле, что в случае отказа в регистрации НБП станет вести себя как легально существующая политическая организация. То есть мы не примем вашу очередную ложь, а просто откажем вам в праве выносить решение о судьбе НБП. Мы есть, мы не совершили ничего предосудительного, а если вы неприязненно относитесь к названию нашей партии или ее флагу, то не имеете права основывать далеко идущее политическое решение на своих субъективных чувствах и мнении. Мы имеем право быть — а потому будьте добры, лишь констатируйте факт нашего существования. Избиратель хочет голосовать за нас. Конституция РФ обязывает Министерство юстиции зарегистрировать НБП так же, как любую другую партию. Ваши вкусы и предпочтения оставьте при себе.

Более того. И в случае регистрации, и в случае отказа в регистрации Национал-большевистская партия уже решила принять участие в выборах в Государственную думу, запланированных на декабрь 2007 года. Как мы будем участвовать в выборах, мы сообщим по мере приближения этой даты, но поверьте мне — решение принято, и мы намерены его осуществить. Мы намерены положить предел насилию против нас.

У Путина и его группы есть сторонники. Есть они и у нас. И выборы 2007 года докажут, что наших сторонников множество.

Так что приближается последний рубеж. Грядут новые времена. Больше обращаться в Минюст мы не станем.

Тут я просмотрел внимательно книгу под названием «Новая молодежная политика 2003–2005» некоего «исследователя» Павла Данилина. Вся книга — своеобразный дифирамб НБП, только дифирамб, исходящий от врага. Павел Данилин ведь делает сайт kreml.org. Он в нас видимо влюблен, этот Данилин, но вынужден почему-то стоять на позиции Кремля. Вот образчик его прозы:

«НБП — Национал-большевистская партия — единственная реально действующая на территории России массовая молодежная политическая организация. Несмотря на то, что Московский областной суд 23 июня 2005 года принял решение о ликвидации НБП, сама организация никуда не делась. Более того, все репрессии в отношении рядовых активистов НБП привлекают к ним симпатии молодежи и способствуют росту числа активно действующих нацболов».

Как признает Данилин, у НБП

«самая высокая узнаваемость среди молодежных организаций (по 10-балльной шкале — 10)».

Он также высоко оценивает нашу политическую активность. Данилин подсчитал акции НБП за последние два года и дал им следующую оценку:

«Всего нацболами за рассматриваемый период совершено 870 акций (учитываются освещающиеся в СМИ, известные автору и упоминаемые самими нацболами). Это по меньшей мере в 20 раз больше, чем у любой иной политической организации, и значительно больше чем количество акций, проводимых существующими партиями. Особенно важен резонанс акций нацболов, который гораздо более ощутим в СМИ, чем действия иных организаций и партий».

Такая вот неестественная антилюбовь автора к предмету исследования сочетается у Данилина с подлыми и подстрекательскими призывами. Вот такого типа:

«Прокуратура действительно не должна была делать из нацболов героев и мучеников, фактически политзаключенных, а направить все силы на то, чтобы посадить Эдуарда Лимонова. Что же касается участников акции, то им достаточно было бы и 15 суток административного ареста».

Какой «добрый» исследователь, да? Он еще и лжет напропалую. Вот, например, такое замечание об НБП:

«С конца 2003 года последовательно выступает под знаменами Бориса Березовского и Леонида Невзлина».

Напомню, что Данилин кремлевский человек, но лгать-то зачем? Я никогда в своей жизни не встречал олигархов, включая двух вышеназванных, уж не говоря о том, что знамя НБП — единственное, под которым выступает партия, и уж такое знамя, предполагаю, не может нравиться двум упомянутым зарубежным олигархам. А вот что оба они заинтересованы в том, чтобы группа Путина лишилась власти,— это точно. Как верно и то, что НБП борется за то, чтобы Путин ушел от власти. Но этого же хотят миллионы патриотов, коммунистов, демократов, либералов, крестьян, студентов и просто граждан. Так что, они под знаменами Березовского и Невзлина? Ложь, господин Данилин.

Еще из книги Данилина совершенно невозможно понять почему НБП — плохая. Он скептически отзывается о всех других молодежных движениях и партиях, скептически смотрит на «Наших», фактически желая, чтобы «Наши», воспользовавшись опытом НБП, сделались такой же массовой и энергичной организацией. Возникает законный вопрос: зачем лепить из говна, извините, конфетку, называемую «Наши», когда в России уже есть массовая молодежная партия — патриотическая, сильная, популярная?

Кремлевский Данилин не сформулировал вину НБП. А она для Кремля состоит в том, что НБП неподконтрольна Кремлю. И только. Больше никакой вины за НБП нет. Поэтому безуспешно за дикие миллионы долларов лепят из подвернувшегося говна очередной свой каприз — «Наших». Но уже, кажется, начали к своей конфетке охладевать.

Откуда вообще вот эта идиотская уверенность, что можно за миллионы долларов создавать новую политическую реальность? Я, Эдуард Лимонов, создал новую политическую реальность без миллионов долларов — силой своего ума, таланта, организационных способностей. Но я такой один. А вы только можете за доллары очередного Голема слепить. Который развалится сухой, безмозглой глиной.

12 января 2006 года

Сопротивляйтесь!

14 января было совершено очередное массовое нападение на членов Национал-большевистской партии. На национал-большевиков, проводивших свой уже традиционный санкционированный пикет у станции метро «Авиамоторная», напали с бутылками, файерами (любимый атрибут футбольных фанатов), с бейсбольными битами и травматическим оружием. Нападавших было человек 30–40, нацболов около двадцати, часть из них — девушки.

Так как подобные нападения совершаются с января 2005 года, то за год нацболы научились их отражать. (Я тогда написал в адрес Кремля: «Хотите Берлин 20-х годов, получите Берлин 20-х!» Вот и получаете.) Один национал-большевик, студент-историк родом из Дагестана по имени Назир, был ранен — ему ткнули горящим файером в щеку. Однако нацболы достойно встретим врагов и, несмотря на их численное преимущество, обратили их в бегство.

Далее события развивались следующим образом. Когда через пару часов Назир, получив медицинскую помощь в 36-й больнице, шел по улице с сопровождавшими его двумя товарищами (одна из них девушка), то на него, выскочив из серебристой машины «Жигули» 14-й модели, набросились пять человек и стали избивать его обрезками труб и палками. Неожиданно появилась машина ДПС, и милиционеры исполнили свой долг: задержали и нападавших, и автомобиль.

Все нападавшие были доставлены в ОВД «Соколиная гора». При заполнении протокола один из них был опознан как некто Сергей Трифонов, уже участвовавший в двух массовых нападениях на нацболов — 29 августа 2005 года на Автозаводской улице и 5 марта, когда был атакован штаб НБП на улице Марии Ульяновой.

Вдобавок к этим пяти задержанным милиция, оказывается, задержала еще одного нападавшего у «Авиамоторной» еще в два часа дня. Всем им вечером были предъявлены обвинения по статье 213, ч.2 — хулиганство совершенной группой лиц по предварительному сговору. Они были отправлены в ИВС.

Пока все это происходило, пока рядовые милиционеры честно исполняли свой профессиональный долг, пресс-служба ГУВД вела себя странным образом. Сообщили, что пикет у «Авиамоторной» проводили не национал-большевики, а неизвестная молодежная организация, а также что нападения не было, а по окончании мероприятия началась небольшая драка между участниками пикета. Если это не прямая ложь по заданию начальства, призванная закамуфлировать нападение, затереть его, то что это тогда? Идиотизм.

Маловероятно, чтобы в пресс-службе ГУВД сидели очень глупые люди. Просто они знают, кто совершил нападение и на кого, но руководство обязало их все отрицать. Кстати, версия пресс-службы ГУВД странным образом совпадает со стандартной версией некоего Мостовича, руководителя пресс-службы «Наших». Он неизменно объясняет нападения на национал-большевиков внутренними разборками между членами НБП. Таким образом, можно говорить о честности и профессионализме рядовых милиционеров (29 августа они задержали целый автобус с 26 нападавшими, в этот раз «Жигули» с пятью) и высказать предположение о некой связи между нападавшими и милицейскими начальниками. Удивительно похоже на американские боевики, не правда ли?

Напоминаю, что четыре уголовных дела по нападениям на членов НБП объединены в одно, следствие по ним велось Московской городской прокуратурой и должно было быть закончено как раз в эти дни. Теперь, я надеюсь, имея еще шесть задержанных, в дополнение к 41 задержанному по четырем уголовным делам, власти поставят общество в известность о том, кто эти нападающие. И я хочу посмотреть на некоего Мостовича и некоего Якеменко Василия, на их лица. А также я бы хотел посмотреть, как президент Путин будет кричать на замглавы своей администрации Владислава Суркова (по моим данным, уже орал), создавшего Путину «путинюгенд» для подавления его врагов. И опозорившего президента, устроив ему встречу с «путинюгендовцами» в Завидове. Это как если бы советник Буша организовал встречу президента с молодыми куклуксклановцами, пусть и без балахонов. Буш тогда потерял бы свое место, сомнений нет.

Дело выглядит просто и дико. Администрацией президента создана организация для расправы с инакомыслящими политическими организациями. Первыми раскрыли это СМИ: «Коммерсант» (21 февраля 2005 года) и «МК» (24 февраля). Но действовать боевые отряды стали еще раньше: первое нападение на штаб НБП состоялось 29 января 2005 года. Сформировали боевое крыло (потому что основную массу — не боевую, а рыхлую, обманутую, глупую и жадную до халявы — составляет либо студенчество поставляемое педагогами, либо ученики старших классов насильственно поставляемые по требованию Васи Якеменко, то есть Кремля) из замочившихся в криминале и состоящих на крючке у УБОПов хулиганья. Обижать массы футбольных фанатов, говоря, что боевое крыло состоит из них, было бы несправедливо, потому что далеко не только они составляют эти банды — в регионах на ниве разбивания голов прилежно трудятся всякие курсанты, а также просто ранее попавшаяся на преступлениях шпана. Однако главное не в этом. Главное в низости, аморальности, безнравственности Кремля и его стратегов.

Я прошу поддержки у российского общества, у СМИ, у интеллигенции. Мне представляется чрезвычайно важной та борьба, которую ведет сегодня НБП в одиночку, принимая на себя физические нападения и избиения. Далеко не все из таких нападений попадают на страницы газет. (На том же месте, у метро «Авиамоторная», были совершены ранее еще два нападения.) Обществу пора проснуться, широко раскрыть глаза и понять всю дикость происходящего. Или вы считаете, что вас это не касается? Нам нужна ваша поддержка, а вам важно, чтобы мы устояли, ибо если растопчут нас, то никто уже не защитит вас.

Уже ясно, что газовая война обострила отношения с Украиной. Неуклюжее поведение путинского «Газпрома» вызвало к жизни украинских ястребов. По их настоянию захвачен маяк, взятый в аренду Черноморским флотом. Флот этот, правда, странно себя ведет. Когда 24 августа 1999 года члены НБП захватили башню Клуба моряков в Севастополе, то пятнадцать нацболов забаррикадировались в этой башне, на высоте 36 метров над городам. Развернули флаги, и лозунги «Кучма, подавишься Севастополем!» «Севастополь — русский город!» Тогда штурмовал башню Клуба моряков российский Черноморский флот! Вопреки приверженности сердца, вопреки чувству патриотизма, вопреки здравому смыслу, наконец. Тогдашняя акция нацболов — единственное за все последние годы действие граждан Российской Федерации, направленное на оспаривание статуса Севастополя. Все остальное было и осталось болтовней, демагогией, лживым популизмом на паркете Госдумы или на других паркетах. Это полезно знать приверженцам Васи Якеменко, оглупленным кремлевской ложью. А Черноморский флот — гнилая и бессмысленная толпа ржавых посудин, возглавляемая подобострастными царедворцами, сонными, пьяными офицерами и практикующими дедовщину, потерявшими ориентацию матросами. Даже морды не смогли набить ломившимся на маяк, горе-воины… Глаза бы мои на вас не смотрели.

За все нужно биться, драться, принимать удары. За Родину, за каждую мелкую свободу, за все драться. Свободы нет в России, потому что никто не сопротивлялся. Сопротивляйтесь! Хватит отступать.

16 января 2006 года

Другая оппозиция

Политика — это жизнь общества. Лет двадцать назад я сформулировал афоризм:

«Если ты идешь по темной улице и видишь под фонарем трех человек, а тебе нужно пройти мимо них — это уже политика».

Это политика одного по отношению к трем гражданам и политика трех граждан по отношению к одному. Возможны три варианта: безразличие, дружественность и агрессия.

Большая политика — это общественные отношения внутри всей страны, отношения между группами ее граждан. Если драка под фонарем с участием четырех граждан — инцидент неприятный, даже могущий стать трагедией для того, кто шел один, то драка в масштабах всей страны абсолютно нежелательна. Особенно если в ней будут участвовать многочисленные группы населения. Такая драка будет кровавой гражданской войной. Исход гражданской войны между большими группами граждан абсолютно непредсказуем. Он будет зависеть от ярости самих групп и от той поддержки, которую посторонние, казалось бы, по отношению к конфликту силы (в том числе и зарубежные) окажут участникам конфликта. Менее многочисленные группы могут оказаться более яростными и без поддержки посторонних сил и могут одержать победу над многочисленными группами.

Если не доводить дело до драки — гражданской войны, то способом решения конфликта являются всенародные свободные выборы парламента и президента. Чтобы удовлетворить всех или хотя бы основные группы населения, такие выборы должны быть абсолютно честными. Только тогда граждане смирятся с результатом не как с принуждением, но как с осознанной справедливостью. Между тем у нас в России огромные проблемы как раз со свободными выборами.

Затрудняюсь сказать, были ли полностью свободными выборы на Съезд народных депутатов СССР в 1989 году или выборы на Съезд народных депутатов РСФСР в 1990 году, однако уже выборы в Государственную думу 1993 года свободными не были. От выборов были отстранены тогда еще свежие противники Ельцина: «Фронт национального спасения», радикальные коммунисты «Трудовой России» и еще ряд организаций. Дальнейшие выборы 1995, 1999 и 2003 годов были намеренно стреножены и обставлены огромным количеством условий, таких, что считать их свободными просто невозможно. Степень несвободности достигла своей кульминации в 2003 году, когда КПРФ и «Яблоко» после выборов заявили о фальсификации 3,5 миллионов голосов избирателей. Доказательства несвободности выборов приведены мною во многих моих статьях, не стану здесь повторяться. Я хочу сказать о другом.

Сделав выборы полностью несвободными и контролируемыми собой, любимыми, группа Путина, как неопытный ученик чародея, оставила недовольным гражданам лишь один выход, а именно драку в масштабах всей страны, именуемую гражданской войной. Рассмотрим ситуацию в стране. Какие у нас группы населения наиболее многочисленные, какие наиболее яростные.

Яростнее всех у нас, конечно, мусульмане. Статистика неточна: утверждается, что в России двадцать миллионов мусульман, сами они говорят о тридцати миллионах. По моему мнению и по мнению самих мусульман, они такие же полноправные российские граждане, как и те, кто относит себя к православию и считает себя русскими. Принадлежа к различным этносам, самый многочисленный из которых — татары, мусульмане не только такие же российские граждане первого сорта, но и зачастую граждане наилучшие, так как большинство из них не употребляет алкоголь, они трудолюбивы, у них сильна семейственность, по рождаемости они опережают русских. Степень религиозности мусульман России различна, однако в данный исторический отрезок времени, когда мусульманский мир за рубежом переживает, без сомнения, пассионарный подъем, русские мусульмане также переживают такой подъем. Более того, мусульманский нравственный мир в последние десятилетия вдохновенно противопоставляет себя безнравственной западной цивилизации. И русские мусульмане тоже. Если девиз западной цивилизации — прогресс всеми правдами и неправдами, то девиз мусульманского мира — традиция.

Среди мусульман России, особенно в ее кавказских республиках, есть сторонники сепаратизма и изоляции от остальной России, но подавляющее большинство российских мусульман чувствуют себя и хотят быть российскими гражданами. Однако им не только не позволяют быть гражданами первого сорта, но смотрят на них как на врагов и террористов. Подчеркиваю, речь идет о громадном количестве людей: о двадцати или тридцати миллионах душ.

Любой ответственный российский политик обязан считаться с мусульманским фактором. Группа Путина, однако, безответственна. Внешнее соблюдение правил политического приличия налицо: президент Путин поздравил мусульман России с Курбан-Байрамом. Однако в Кабардино-Балкарии, судя по данным СМИ, царит милицейская диктатура: любой верующий, посещающий мечеть, рискует свободой и жизнью. В Башкирии Рахимова милицейская диктатура царит еще с 90-х годов: я знал об этом еще задолго до трагедии Благовещенска, когда из Башкирии мне как редактору газеты «Лимонка» поступали поистине страшные письма, повествующие об убийствах и иных злодеяниях, совершаемых тамошними милиционерами. В Дагестане правящая верхушка установила такую же милицейскую же диктатуру, и можно ежедневно видеть, как отвечают на эту диктатуру мусульмане Дагестана. Не говоря уже о том, что война в Чечне, продолжающаяся фактически двенадцатый год, страшным образом извратила и отношения к мусульманам повсюду в России, и вообще человеческие отношения. Боязнь кавказцев — это в огромной степени результат чеченской войны, отождествление всякого выходца с Кавказа и из Средней Азии с мусульманином-ваххабитом — порождение чеченской войны. Ее истерические последствия.

То море взаимной ненависти и непонимания, которое разлито между мусульманами и немусульманами в России,— прямое следствие абсолютной некомпетентности правящей группы Путина Это не вызывает сомнения. Однако эмоции не могут быть политикой. Когда ворчат по адресу кавказцев московские дамочки, или алкоголики, или пьяные подростки ночью у метро — это эмоции. Но эмоции родились из того моря ненависти, за разлитие которого ответственны президент и правительство, ибо они продолжают вести войну в Чечне. Посещая рынок и наблюдая вульгарность торговцев с Кавказа, граждане забывают, что все торговцы вульгарны, и в них вспыхивает бытовой гнев. Это президент и правительство должны обеспечить мирное сосуществование больших групп нашего общества, а они этого не делают. И тем подвергают опасности целостность России как государства. Должен быть общий проект государства Российского, в котором мусульмане обретут достойное место, а не будут представлены свадебным генералом в лице муфтия Равиля Гайнутдина.

Отношение к мусульманам — наиболее очевидный пример политической несправедливости. Однако так же, если не еще более, несправедлив режим к российской молодежи. По степени угнетения, которому она подвергается в государстве Путина, молодежь стала сравнима с пролетариатом конца XIX — начала XX века. Знаки этого угнетения видны ежедневно: юные солдаты, насильственно забритые в армию, бегут в панике неизвестно куда, спасаются от облав в русских городах студенты и уклонисты от армии. Государство требует исполнения всеобщей воинской повинности, аморально забывая о том, что у нас нет в стране братства и равенства, а лишь они дают государству право рекрутировать юных граждан в солдаты. Почему не в армии, а пьяный развлекается в Куршевеле внук Ельцина, а труп парня из алтайской деревни прибыл домой в гробу из Чечни?

В таком несправедливом государстве, как сегодняшняя Россия, всеобщая воинская повинность просто аморальна и преступна. Ее нужно отменить — в стране достаточно желающих воевать добровольцев. Вообще-то воевать за государство Путина, не имея в нем прав и благ,— противно. Молодежь не имеет жилья, она зависит от родителей, подселена к ним. А тем временем пропасть между сорокалетними и теми, кому 18 или 20, сегодня глубока как никогда. Даже пенсионеры в лучшем положении, чем молодежь. У них есть жилплощадь и хотя бы мизерное пенсионное содержание.

Высшее образование сегодня не является средством преодоления бедственного состояние молодежи. Основное средство продвижения по социальной лестнице — это теперь не образование, а связи, в первую очередь родственные. Те, у кого нет связей, обречены на прозябание, как в кастовом обществе. Российская федерация — антимолодежное государство, идеология которого — дедовщина, абсолютная власть старших над младшими. Такое положение вещей неестественно. Поэтому молодежь яростно недовольна.

В следственных изоляторах и колониях Российской Федерации несмотря на судебную реформу по-прежнему находятся около миллиона заключенных. Я провел с этими беднягами два с половиной года и свидетельствую: три четверти миллиона могут быть отпущены по домам хоть завтра, поскольку они совершили мелкие преступления и не представляют угрозы для общества. Большая часть заключенных — молодежь от 18 до 30 лет. Условия содержания в русских тюрьмах остаются отвратительными, система содержания унизительна и разрушительна — как для заключенных, так и для тех, кто их охраняет. ГУИН есть по сути садистская организация, в которую идут служить те, кого отвергли армия и милиция. В результате система исправления и наказания является на деле школой зла, где граждане воспитываются в духе взаимной ненависти и палачества. Поощряются доносительство, подлость, насилие. Российское общество теряет в человечности ровно столько, сколько граждан РФ отсиживает в ее мрачных казематах и унизительных лагерях. А сидели и сидят миллионы! Чуть ли в каждой семье есть нынешние или бывшие заключенные. Обойденные справедливостью, мрачные, униженные зэки. Они с ненавистью глядят на кремлевские башни. Я их понимаю, я один из них.

В то время как православные попы катаются как сыр в масле и РПЦ всячески обласкана Путиным, идет уничтожение религиозных организаций, не относящихся к православной конфессии. В Москве препятствуют сооружению храма кришнаитов, у них отобран по беспределу участок земли под культурный центр. Ликвидирована московская организация свидетелей Иеговы, их прессуют по всей стране. Отобрана земля под храм у пятидесятников. Примеров можно привести массу. В России уничтожается религиозная свобода. Неправославные конфессии, уничижительно клеймятся как «секты». О них выпускаются заказные негативные телерепортажи, заказные негативные книги. РПЦ, бесстыдно конкурируя за души и подаяния граждан с помощью административного ресурса, вопиет о «разгуле сектанства». На самом деле она устраняет конкурентов. Между тем в России, даже по оценкам противников «сектанства», насчитывается несколько миллионов последователей таких «сект». В свое время раскольники составили мощное ядро восстания Пугачева. Русскую революцию совершили инородцы и иноверцы. Неправославные поддержат драку в масштабах всей страны, потому что им не оставили выбора.

А гастарбайтеры! Вот уж к кому несправедлива официальная Россия. Приезжают работящие таджики, украинцы, молдаване на заработки в бывшую метрополию. А их травят как диких зверей менты, избивают тупые подростки, обирают до нитки российские и «свои» пограничники. Да еще снимают постыдные бесчеловечные репортажи с мест проживания этих страстотерпцев, из разрушенных домов в антисанитарном состоянии. Мы видим, как разбегаются честные люди от милицейских фар, как прячутся, убегают. Россия, высокомерная Россия, тебе не стыдно? Утро в Москве начинается с того, что выходят на улицы трудолюбивые дворники-гастарбайтеры, в то время как пухлые сторонники Москвы для москвичей валяются в постелях. Вы всего этого не видите? Я вижу. Нацболы зачастую работают с гастарбайтерами, эти ребята добрее и честнее многих похваляющихся своими исчезнувшими добродетелями «россиян».

Группа Путина (власть, Кремль) несправедлива и к бюджетникам, и к пенсионерам, и к солдатам, и к милиции (которой не доверяет, иначе зачем создали организацию «Наши»?), и ко многим другим группам населения. Но даже тех групп, что я перечислил, хватит с лихвой для того, чтобы избавить нас от группы, которая боится оранжевой революции. Вот она, другая оппозиция: молодежь, мусульмане, прочие неправославные, гастарбайтеры.

Вот и устраивайте в Кремле с участием наемных политологов дискуссию на тему: какой будет революция в России; оранжевой или тех цветов, что и не снились господину Павловскому? Рецепт русской революции был испробован впервые при Пугачеве: он звал в свою армию «мухамеданцев» и прельщал раскольников «крестом и бородою», казакам сулил восстановление вольностей. Ленин только повторил этот рецепт. Кремль, жадный и лживый, очень старается, чтобы следующая революция не стала оранжевой. Так она будет по старому доброму рецепту.

24 января 2006 года

Хватит терпеть, хватит стоять!

14 января были совершены сразу два нападения на членов Национал-большевистской партии: одно — на пикет НБП у метро «Авиамоторная», около 13:30, другое — через несколько часов, возле больницы №36, когда пострадавшие на пикете нацболы вышли оттуда. Выскочив из серой «девятки» с заляпанным грязью номером, пятеро погромщиков с кусками арматуры, завернутыми в пластиковые пакеты, набросились на четверых нацболов — двух юношей и двух девушек. Нападавших удалось задержать машине ДПС.

Об этом писали газеты, не об этом я сейчас. А вот о чем. 20 января четверо задержанных после этих инцидентов отправились в СИЗО. Впервые за целый год нападений на национал-большевиков (с 29 января 2005 года только по Москве их было более 50!) кремлевская администрация не вытащила нападавших, не помогла им. Измайловский районный суд постановил, что Сергей Трифонов, Павел Бритвин, Игорь Сафронов и Илья Тиркия должны содержаться в тюрьме.

В настоящее время дело о двух нападениях передано в главное следственное управление ГУВД Москвы. Сергей Трифонов фигурирует в делах о еще двух нападениях: 29 января 2005 года на штаб НБП и 29 августа (самое кровавое нападение) у горкома КПРФ на Автозаводской улице. Интересно, что в день задержания четверо погромщиков требовали вызвать людей из отдела собственной безопасности ГУВД! Но Кремль и «собственная безопасность» на этот раз, видимо, умыли руки. Приехали только адвокаты шпаны — к слову сказать, те же, что прибыли и 29 августа, при нападении на Автозаводской.

Сколько веревочке ни виться, а начало все же будет обнаружено — и приведет она и в лагерь на Селигере, и в штаб движения «Наши»: в ГСУ ГУВД Москвы собралось уже шесть уголовных дел по массовым нападениям на национал-большевиков. Согласно газете «МК» (24.02.2005), еще 10 февраля 2005 года г-н Якеменко предвидел подобный оборот дел. Цитирую выступление Якеменко в Курске:

«Дело кончится очень интересно: я буду в Гааге рядом со Слободаном Милошевичем, очевидно, как теоретик; руководители Курска и Орла будут в местных тюрьмах.»

Пророком оказался главный нашист — четверо уже в московской тюрьме.

25 января группа национал-большевиков (около 50 человек) пришла на Горьковской автомобильный завод, чтобы заявить протест против готовящегося массового увольнения рабочих. Владелец ГАЗа Олег Дерипаска, выступая в декабре в вашингтонском Фонде Карнеги, заявил:

«Мы считаем, что на ГАЗе должны работать всего 20 тысяч человек».

Национал-большевики считают, что на ГАЗе работают и должны работать 60 тысяч человек, потому они пытались воспрепятствовать готовящимся увольнениям.

Интересна листовка, которую распространяли нацболы:

«Нет массовым увольнениям! Национал-большевики требуют: сохранить все 60 тысяч рабочих мест! Не допустим массовых увольнений по прихоти олигарха! Национал-большевистская партия за тех, кто работает».

Этот новый лозунг НБП, пришедший с низов партии, от рядовых членов, мне очень нравится. Да, партия за тех, кто работает: и за таджиков, украинцев, молдаван. Легальные они иммигранты или нет, для нас не имеет значения. Мы хотим построить Россию с теми, кто работает. А не с темными силами общества, изощряющимися в межнациональной ненависти. Они, как правило, иждивенцы и никчемные работники.

Национал-большевики в Нижнем Новгороде, пришедшие на ГАЗ, ссылались, помимо всего прочего, на праздную жизнь самого господина Дерипаски. Вот так:

«Недавно Дерипаска отпраздновал на французском курорте Куршевель день рождения своей жены Полины. Только съели и выпили гости на 150 тысяч евро… Вот куда испаряются богатства, созданные умом и потом граждан России. Богатства проедаются и пропиваются в Куршевелях».

Без сомнения, это обвинение в праздности и нескромной сально-богатой жизни сильно прозвучало в холодных цехах ГАЗа, когда желтые листочки опускались на станки и машины, и рабочие ловили их руками в ссадинах и машинном масле. Они, рабочие Горьковского автомобильного, не забудут этих странных молодых людей, явившихся к ним. Они будут думать над содержанием сбереженных от эфэсбэшников и охраны листовок. Мы заронили первые семена. Мы потребовали справедливости.

В свое время, в 2000 году, когда я писал в городе Красноярске книгу «Охота на Быкова» — о том, как «мочили» неугодного Кремлю олигарха Анатолия Быкова,— я опросил нескольких бывших работников Саянского алюминиевого завода, собственником которого был Дерипаска. Выяснилось, что порядки на заводе как на зоне. Штрафы за любые мелкие провинности, стукаческий «телефон доверия» (за 500 рэ можно было заложить или оклеветать товарища по работе) — короче, гуиновская модель. Желающих узнать подробнее о методах г-на Дерипаски отсылаю к «Охоте на Быкова». В этой же книге описан метод отъема собственности у неугодного власти олигарха; впоследствии его (натренировавшись на Быкове и Живило, помните?) применили к Ходоркоскому.

Все покорные Кремлю СМИ замолчали «взятие» Горьковского завода нацболами. Но 60 тысяч рабочих будут еще долго говорить об этом и передавать друг другу зачитанные листовки. Уверен.

А 26 января, возмущенные повышением тарифов ЖКХ в два раза, пошли к зданию городской администрации жители Ульяновска. Тысяча человек, среди них национал-большевики. Стояли и роптали. Новый губернатор, некто Морозов, если не ошибаюсь, назначенный Кремлем после Шамонова, вышел к ним. И завел обычную пластинку всех начальников: «Денег нет в бюджете, мы бедная область, мы дотационные». Не вытерпев мерзкой демагогии, национал-большевик Виталий Удалов метнул в губернатора яйцо. И попал. Удалова скрутили. Народ закричал, заворчал, попытался отбить парня. Раздались народные крики: «Хватит терпеть! Хватит стоять! Захватим администрацию!» Однако часть митингующих по приказу своих партийных руководителей свернулась и ушла. Струсили.

Нацболов много анализируют и упрекают. Но партия действует, спонтанно и интуитивно правильно. Ну что могли еще сделать ульяновские нацболы? Если бы они забросали губернатора камнями, то всю организацию в Ульяновске судили бы за попытку убить этого кремлевского назначенца. Судили бы (мы знаем, кто у нас у власти) не иначе как за терроризм. Однако НБП — самая кипящая и смелая партия. Будьте как мы. Мы на деле расширяем границы свободы.

После того как «процесс 39» нанес реальный ущерб имиджу России, показал миру, что у нас полицейское государство, это полицейское государство уже боится обвинять нацболов в уголовных преступлениях. Акции 20 декабря в Никулинском суде и 25 января на ГАЗе в Нижнем Новгороде тому свидетельство. Их участники осуждены по Административному кодексу: статья 20.2 — штраф. Повторяю до одури: будьте смелее, граждане России. За свои права нужно бороться. Против полицейского режима.

К сожалению, политическая жизнь помимо акций нацболов, согласитесь, возмутительно ровная и скучная. Демократы и либералы опять в который раз чудят, как рабочие пчелы, над объединением. (А зачем, собственно? Можно идти и бороться и работать отдельными партиями, но не противодействовать интересам друг друга.) Не только демократы, но и коммунисты уже говорят каждый о своем отдельном кандидате на президентских выборах. Впору закричать им: «Безумцы, остановитесь! Получается, вы хотите каждый отстоять свое «я», а не победить на выборах!» Но разве послушают… Я, честно говоря, все более очаровываюсь другой оппозицией — униженными и оскорбленными. Я писал о них в статье «Другая оппозиция».

2 февраля 2006 года

«…Вывешивали плакаты где не надо»

Мрачная средневековая трагедия рядового Сычева, лишившегося ног и половых органов в результате пыток, которым его подвергли сослуживцы в новогоднюю ночь, обнажила скрытое коллективное психо России. А именно — палаческий характер наших и общества и государства. Потому что «дедовщина» — власть старших — есть по сути дела вечная, неувядающая идеология России. Социализм, капитализм приходят, уходят, проникают друг в друга, смешиваются, а власть старших (одна из ее форм — власть начальников) остается. Дедовщина — гнусная идеология, ее жертвы — российская молодежь.

Дедовщина — огромная тема для размышления, поскольку государство у нас патерналистское, во главе его президент — царь-государь, а затем низшие по рангу «отцы», среди них и отцы-командиры. Такая система вызывает у активной молодежи ненависть и безошибочно приводит к революции. Но я ограничусь здесь темой армии.

Похабно выглядит во всей этой истории министр обороны Иванов. Похвальба маленького человека — нового русского звучит в его фразе о том что он ничего не знает о происшествии в Челябинске, был «далеко за границами РФ, высоко в горах». Вот, мол, я какой, отдыхаю за границей, в горах, модный я, Иванов, и богатый. Иначе зачем, кто его за язык тянул оповещать всех о том, где он находился? Хвастовство. Он вообще явно в восторге от самого себя, этот Сергей Иванов, как некрасивая красавица. Вертлявый. Тщеславный. Случайный человек.

Что делать? Какой сделать армию? Реформа якобы идет, но, как и все иные реформы, в частности судебная, реформа армии провалилась и проваливается. Ибо никакие реформы не пойдут в контексте все той же идеологии беспощадной эксплуатации молодежи: в контексте дедовщины.

Национал-большевистская партия считает, что выход есть даже в контексте современного гнусного российского государства. Следует отменить всеобщую воинскую обязанность — единовременно, сразу, волевым решением. В армии должны служить добровольцы. Дело в том, что всеобщая воинская повинность появилась на свет во времена Французской революции. Она прекрасно выглядела как воплощение идеи гражданина-воина, защищающего страну, семью и себя. Всеобщая воинская повинность отлично выглядела в обстановке революции, главным лозунгом которой были свобода, равенство и братство. В современной России, где нет ни равенства, ни братства, всеобщая воинская обязанность выглядит как наказание и является по сути дела тяжким наказанием. Казарма и колония общего режима — два жутких близнеца.

Зачем России многомиллионная армия? Ни к чему, только ради тщеславия. России нужны солдаты для охраны границ и небольшая группа профессионалов для пары дивизий быстрого реагирования. Все эти нужды могут удовлетворить добровольцы. Как только НБП будет в состоянии вместе с другими партиями влиять на принятие решений в России, мы немедленно добьемся отмены всеобщей воинской повинности. Что касается Иванова, то этот человек не на своем месте, у него уровень районного уполномоченного ФСБ.

Президент Путин предложил для искоренения дедовщины создать военную полицию. Это предложение характеризует Путина, с которым нам все ясно: насилие Путин пытается уничтожить с помощью еще большего насилия. Гэбэшник — ведь это полицейский, а президент — гэбэшник.

В последних числах января Министерство юстиции, точнее, одна из его структур — Федеральная регистрационная служба (ее директор некто С.Н.Мовган) выслала мне решение.

«В соответствии со статьей 20 Федерального закона от 11 июля 2001 года №95 «О политических партиях» в государственной регистрации отказать…»

Далее федеральный чиновник перечисляет причины отказа на 29 строках.

Там все ложь, от начала до конца. Бессмысленно оспаривать ложь государства, да еще Министерства юстиции. Ложь — это акт подлости, тем более вызывающей, когда она исходит от государства. Удивительны для меня были мнения политологов и политиков, высказанные по поводу отказа НБП в регистрации. Из этих мнений вырастает некий кладбищенский фатализм. И, что самое удивительное, некая безропотность видна, глупая кротость. Вот Сергей Иваненко, зампредседатель партии «Яблоко», сказал «Коммерсанту»:

«Это [участие в выборах без регистрации Минюста] невозможно, тут вариантов нет, есть закон, но если исходить из того, что всеми он нарушается и мы будем,— так это путь в никуда».

В «Новых Известиях» адвокат Вадим Прохоров заявил:

«Действующий закон «О партиях» направлен на максимальное отсечение от политической деятельности неугодных организаций, которые стремятся стать политическими партиями».

Однако

«сами партии должны стараться, чтобы их не подловили»

И

«оппозиционная организация обязана иметь налаженное делопроизводство и не давать даже формального повода».

И наконец, Дмитрий Орешкин, политолог, в тех же «Новых известиях»:

«Если кто-то высказывается непочтительно, пусть он будет наказан, чтобы остальным было неповадно. А они вывешивали плакаты где не надо… Мы имеем дело со знаковым процессом. Какие бы документы они ни готовили, партию не зарегистрируют».

Неизвестно чего в этих мнениях больше — пессимизма или скорбного непротивления злу насилием. Мы «стараемся, чтобы нас не подловили» с 1998 года. Мы имеем «налаженное делопроизводство», и могу заверить общество, что наши документы оформлены не хуже, а то и лучше, чем документы парламентских партий: мы имели возможность сравнить.

Убежден, что никакое заискивание перед вершителями судеб политических партий никому не поможет и тем более не поможет НБП (партия к тому же органически не способна на компромисс). Я, может быть, сделан из другого теста, чем господин Иваненко, но более не намерен выносить глумление над законом преступников, сидящих в Министерстве юстиции.

Вот на что надеется Сергей Иваненко, на что? Что за хорошее поведение преступники, поправшие закон, допустят партию «Яблоко» до выборов? Ну, может допустят. А может, нет. Допустив, могут «нарисовать» свыше 7%, а могут не «нарисовать». Все будет зависеть от их настроения, от того, в чем они друг друга убедят. Убедят, что лучше пусть «Яблоко» сидит в Государственной думе, чем участвует в совместных акциях с лимоновцами,— будет «Яблоко» в Думе.

Но это же признаки рабской психологии — они над нами измываются, придумывая самые изощренные формы унижения для политических партий: то 50 тысяч человек им подай, то отчетность каждые три месяца всех региональных организаций. Да над крепостными так издевались! А вы же, господа, политики, собрались в политические партии. Все ниже склоняются выи, все подлее унижения, придуманные «дедами» из Кремля, ЦИКа, Министерства юстиции, Генпрокуратуры.

Единственный человеческий выход из ситуации — бунт. Но у политических партий оппозиции кишка тонка поддерживать НБП. Откажитесь, господа, от регистрации, проявите солидарность. Заявите: «Хватит унижений! Ни шагу назад. Вы в Минюсте — жулье! Вы покорные слуги правящей партии, вы не арбитры. Мы не подчиняемся вам более. Долой регистрацию!»

Орешкин действительно важную вещь сказал об НБП: «А они вывешивали плакаты где не надо». Истинно говорю вам: где не надо, там и вывешивали, и правильно поступали. Почему вы, господа, не вывешиваете свои плакаты там, где не надо?

Сограждане, вы до такой степени унизительно подчиняетесь требованиям и придиркам «дедов» из государственных учреждений, что народ, наблюдающий за вами, будет все меньше вас уважать за ваши склоненные выи. Политика меняется на глазах. Это в 90-е годы можно было беззаботно балагурить на паркете Госдумы. Кончились эти «каникулы», эта лафа. Поскольку режим дегенерировал и стал невыносимо реакционным, то и противостоять ему сможет только радикальная политика. Мы, НБП,— радикалы. Поэтому партия будет участвовать в выборах в Государственную думу, игнорируя «регистрацию» ФСР. Нас зарегистрировал в своих сердцах народ.

А вы — слушайте своего царя-государя. За рабское поведение будете отмечены. Может быть, вас даже возьмут в Общественную палату.

10 февраля 2006 года

Новые «Протоколы сионских мудрецов»

Преуспеяние той или иной политической партии зависит от ее отношений с Кремлем. Такую нехитрую истину можно извлечь из мнений политологов и политических журналистов. Усиленно пишут сейчас о том, что Кремль «задвигает» Родину и поощряет Партию пенсионеров (где вместо недостаточно послушного Гартунга поставлен послушный Игорь Зотов), что есть система «чистых» и «нечистых» партий. Все это излагается спокойненько, с русским радостным фатализмом. Без возмущения, даже без тени возмущения. Тогда как должно быть возмущение. Должно быть негодование.

Более того, тот факт, что в России установилась управляемая из Кремля политика, не нарушает никакой гармонии. Российское общество в большинстве своем продолжает считать Россию демократией. Кремлевские манипуляторы увеличили проходной барьер в Госдуму с 5% до 7%, добились перехода к выборам в Госдуму исключительно по партийным спискам, довели минимальную численность партий с 10 тысяч до 50 тысяч человек, ввели подотчетные ЦИКу ежеквартальные финансовые отчеты партий. Но главное злое дело было совершено еще при Ельцине: право регистрации либо отказа в регистрации партии, а значит, право дать или не дать партии выход к избирателю присвоило себе Министерство юстиции, то есть подчиненная Кремлю структура.

Политически президент и «Единая Россия» являются всего лишь одной из сторон конфликта (или драмы, трагедии, если хотите). У них не должно быть права решать судьбу своих конкурентов. Тут должна быть нейтральная организация. Создана Федеральная регистрационная служба, но она действует под эгидой Министерства юстиции. А Министерство юстиции у нас, как при царях и большевистских цезарях, работает на Хозяина — на главу государства.

Короче, никакой политики в России нет. К такому выводу я пришел давным-давно, сейчас лишь раскладываю все по полочкам моего понимания. Но если политики нет, то что есть многие сотни квадратных метров газетной поверхности, заполненные якобы политическими новостями, что есть сотни часов радиопередач, посвященных якобы политике с участием политологов и всяческих директоров всяческих центров? Да так, болтовня, сор… В Саратовской центральной тюрьме в третьем корпусе мы, зэки, стояли, помню, под лестницей и гудели о том о сем, ожидая, когда нас повезут на «суд-допрос». Вот так и российская политика. Болтайте, голуби, болтайте…

Политика на самом деле — действие, а не болтовня о том о сем. Я уже не раз писал, что в Российской Федерации достаточно политических партий, достаточно общественных объединений граждан, но отсутствует один элемент, без которого ничто не возможно, а именно — храбрость для действия. В создавшихся условиях (полный контроль группы Путина над процессом выборов) участие в выборах в Государственную думу возможно только в протестной манере, с целью обнажить лживую суть подобных контролируемых выборов. Что мы, Национал-большевистская партия, и собираемся совершить, спутать все карты.

Только что отправилась в Европейский суд по правам человека жалоба Савенко (Лимонова), Волынца, Аверина, Фомченко, Дмитриева — членов НБП против Российской Федерации, оспаривающая ликвидацию НБП. Среди прочего в жалобе говорится:

«В период деятельности НБП ее члены многократно подвергались уголовному преследованию со стороны правоохранительных органов. (Следуют примеры.) При этом уголовное преследование членов НБП и полицейский контроль (наблюдение) осуществлялись специализированными правоохранительными органами, созданными для борьбы с бандитизмом, терроризмом и экстремистской деятельностью. (Следуют приложения.) Представители официальных властей Российской Федерации публично заявляли о своей нетерпимости к НБП. (Следуют приложения.) «НБП» осуществляла не запрещенную законом деятельность в соответствии с требованиями федерального закона «Об общественных объединениях» и пыталась зарегистрировать изменения в своем уставе в соответствии с требованиями федерального закона «О политических партиях», но официальные власти Российской федерации препятствовали этому. Невозможность зарегистрировать изменения в учредительных документах НБП в 1998–2003 гг. явилась одним из оснований для ее ликвидации. В связи с этим заявители утверждают, что судебное решение о ликвидации НБП явилось актом государственного подавления политической оппозиции в Российской Федерации».

Среди приложений к жалобе в Европейский суд меня шокировало фигурирующее под номером 14 — рапорт майора А.И.Третьякова от 15 декабря 2004 года своему начальнику — начальнику УБОП ГУВД г. Москвы полковнику П.А.Павлюку. Замечу, что рапорт написан на следующий день после того, как сорок нацболов мирным путем захватили приемную администрации президента. Вот текст этого полицейского документа с незначительными сокращениями. Общество должно знать своих полицейских.

«Рапорт.

Докладываю, что 2 отдел 5 ОРЧ при УБОП ГУВД г. Москвы осуществляет оперативное сопровождение уголовного дела №300188, возбужденного прокуратурой ЦАО г. Москвы по признакам преступления, предусмотренного статьями 214, 167 ч.2. УК РФ. В ходе проведения оперативно-розыскных мероприятий была получена оперативная информация о том, что члены Национал-большевистской партии (далее следуют фамилии сорока участников акции 14 декабря — от Ангирова В.В. до Черновой Н.Ю.) не отказались от намерений продолжать экстремистскую деятельность, в том числе по захвату учреждений государственной власти и управления. Ими, а также лидерами НБП (следуют фамилии) запланированы подобные акции на территории г. Москвы. Кроме того, указываемые лица неоднократно высказывали намерения скрываться из г.Москвы в случае применения к ним мер уголовно-процессуального характера.

В период с 29 по 30 ноября 2004 года в помещении Театра-студии мимики и жеста (г.Москва, Измайловский бульвар, д.39/4) под председательством Э.Лимонова (Савенко) состоялся 5-й учредительный съезд так называемой Национал-большевистской партии, в работе которого приняло участие 672 человека, из 56 субъектов России, а также Украины, Азербайджана, Белоруссии и Эстонии.

Основным вопросом съезда явилось переизбрание руководства партии, а также выработка программы действий, состоящей из следующих блоков:

— Регистрация НБП в органах юстиции в качестве политической партии, что позволит более эффективно вести агитационную работу с населением, участвовать в избирательных кампаниях, использовать бесплатно предоставляемое эфирное время в СМИ для пропагандирования своих идей.

— Захват власти в России путем осуществления буржуазной (!) революции по «грузинско-украинскому» сценарию, для чего планируется совместно с оппозиционными силами нагнетать социальные противоречия в российском обществе. С этой целью указано о необходимости оперативного реагирования на возникающие социальные конфликты (проблемы русских беженцев, отмена льгот, события в Беслане и др.).

— Организация массовых беспорядков, которые должны перерасти в буржуазную революцию и привести к нелегитимной смене режима.

— Сотрудничество с эмиссарами незаконных вооруженных формирований Чечни. Делегатами съезда заявлено, что «чеченская оппозиция» — революционеры, захват заложников в г. Беслане — акт отчаяния с их стороны, ответ на проведение выборов президента Чеченской Республики.

— Инициация социальных потрясений в стране во время выборов 2007–2008 годов, поводом для которых может стать распространяемые через средства массовой информации данных о якобы имевших место фальсификациях. При этом заявлено, что сам факт фальсификаций будет лишь поводом для того, чтобы вывести людей на улицы.

— Руководство со стороны НБП указанными процессами и, как следствие, насильственный захват власти и замена действующего президента России, с последующим устранением оппозиционных сил.

Кроме того, заявлено, что у партии имеется и будет приумножаться опыт проведения захватов государственных учреждений.

По полученной информации, общее количество затраченных на организацию и проведение съезда денежных средств — около 100 тысяч долларов США, а в распоряжении Э.Лимонова находятся денежные средства в сумме около 10 миллионов рублей… Таким образом, программа и деятельность участников партии представляют собой реальную угрозу национальной безопасности РФ, лидеры и активные члены НБП не отказались от экстремистской деятельности, ставя конечной целью захват власти…

Заместитель начальника 2 отдела 5 ОРЧ при УБОП ГУВД г. Москвы майор милиции А.И.Третьяков».

Комментариев у меня будет немного:

1. Диковато слышать, что НБП планирует «буржуазную» революцию. Многие яблочники и члены СПС не согласятся, думаю, с этим утверждением.

2. Я повторял и повторяю, что Путин должен уйти. Смена власти, разумеется, должна произойти мирным путем. Для того и существуют политические партии, чтобы оспаривать власть. Обвинять политическую партию в том, что она хочет придти к власти,— дикарство. Слово «захват» оставим на совести майора УБОП.

3. Рапорт майора Третьякова был приобщен к у/д №300188, и его рекомендации были приняты прокуратурой, а затем судом. 39 нацболов вначале были обвинены в насильственном захвате власти, а затем в организации массовых беспорядков.

4. Ни я, ни другие руководители НБП никогда не видели вблизи эмиссаров НВФ Чечни. Разве что в тюрьме сидели в одних камерах. Но тех, с кем мы сидели, уже убили в русских тюрьмах российские спецслужбы.

5. Реакция на возникающие социальные конфликты (проблемы русских беженцев, отмена льгот, события в Беслане) есть обязанность всякой политической партии, и не является преступлением. Вообще ни один из перечисленных майором пунктов, вменяемых в вину НБП и якобы оглашенных на съезде, не является преступлением, и УБОПу нечего совать туда свои нечистые руки. Занимайтесь бандитами, их много и в вашей среде. Только при царях и при советском абсолютизме реакция на социальные конфликты и участие в них считалось преступлением.

6. У меня нет и одного миллиона рублей, это Кремль потратил на организацию «Наши» сотни миллионов долларов. А вот где их взял господин Сурков? Хорошо если бы этим заинтересовались независимые депутаты Госдумы и потребовали у прокуратуры объяснений — где?

7. По сути рапорт майора УБОПа — это своего рода «Протоколы сионских мудрецов», направленные в данном случае против нацболов. Ничего подобного в здании Театра мимики и жеста не произносилось. К тому же театр был набит ОМОНом и окружен толпами спецназа и милиции.

Европейский суд, я надеюсь, с удовольствием даст оценку этой полицейской галиматье и паранойе. Ну и режим!

13 февраля 2006 года

Подлость против революции

7 февраля в магазине «Фаланстер» прошла презентация моей новой книги «Лимонов против Путина». Журналисты были — однако, видимо, редактора газет струсили, и только радио «Свобода» да некоторые сайты упомянули о выходе книги. Но когда 9 февраля Глеб Павловский и Владислав Сурков представили обществу творение некоего Алексея Чадаева под названием «Путин. Его идеология», то об этом закономерно дружно писали и вещали СМИ.

Между тем налицо идеологическая борьба Кремля, организованная Павловским и Сурковым (или Сурковым и Павловским) против идеологий революционности, демократии и вообще против изменений в обществе, за сохранение монархизма и единовластия Путина. Помимо книги Чадаева в издательстве «Европа» (тот же адрес, что и Фонд эффективной политики: Б. Якиманка, 1) только что вышли книги еще двух младотурок реакции: книга Павла Данилина «Новая молодежная политика 2003–2005» (я писал о ней в Гранях.Ру) и «Антиреволюционер» некоего Виталия Иванова. На обложке книги комически указан год рождения этого Иванова — 1977-й, как будто этим выхваляются. Кстати, на обложке книги Данилина также указано, что «автор достаточно молод». То есть Кремль хвастается отрядом молодых реакционеров, собранных Павловским, так же, как недавно хвалились отрядами «Наших».

Младотурки удушливо одинаковы. Им дали общую тему — восхваляй монархию, обоснуй хоть как-нибудь, почему нужно мочить «оранжевых»,— и ребята сделали каждый по окрошке. Чего только там нет. Цитаты из классиков и просто человеческая подлость. Вот некоторые рецепты 29-летнего господина Виталия Иванова:

«Кремлю необходим свой оппозиционный лидер или пара лидеров, которых будут выводить на выдвижение в президенты, которых объявят «врагами» и «угрозой» при заранее определенной планке, за которую не должен перешагнуть их рейтинг. То есть такие будут обязаны стягивать на себя протестные силы, а затем и избирателей — протестников с тем, чтобы они не достались «революционерам»… Кто может быть этими лидерами?.. можно ведь с теми же Рогозиным или Касьяновым попробовать. Одному можно пообещать какой-нибудь госбанк или должность (а потом и не дать ничего — кто сказал, что с такими нужно настоящим золотом расплачиваться?), другого сориентировать, что мол, все впереди у тебя, а если ты сейчас «зарубишься», то утопим с концами» (с.201).

Вот такие циничные советы Кремлю дают свежие рекруты господина Павловского. Казалось, учить Кремль подлости нет необходимости, он и так подл, но вот находятся новые, еще более гнусные ребята. Человек предлагает преступные действия — и кому, государству! На с.209 1977-й год рождения предлагает формулу монархии:

«Я убежден, что России нужна настоящая правая партия, которая провозгласит своими главными ценностями… не «справедливость», «свободу» или «права человека», но Державность, Государственность, Патриотизм, а также религиозность, консервативную мораль и семейные ценности».

Вот как, серьезно. По-видимому, к семейным ценностям относится и «если «зарубишься», утопим с концами». Вот сейчас из тюрьмы «Матросская Тишина» в Бутырскую тюрьму переведены товарищи господина Виталика Иванова: Трифонов, Сафронов, Бритвин и Тиркия. Они, правда, не интеллектуалы, они солдаты-нашисты (из другого подразделения — не господина Павловского, а господина Суркова). Это они атаковали раненого нацбола у больницы 14 января. Консервативная мораль требует их «утопить» — ведь они «зарубились».

Таким образом, Фонд эффективной политики разрабатывает всякие подлые решения, подсказывает через Суркова Государю. По моим сведениям, Кремль сам обращается в фонд Павловского по большим и малым нуждам. Люди из ФЭПа даже жалуются в Сети, что их заставляют проводить опросы по поводу НБП чуть ли не каждую неделю. Я бы с удовольствием вызвал интригана Павловского на дуэль (я бы Путина вызвал, но он не пойдет, струсит) хотя бы в передаче «К барьеру». Ну что, г-н Соловьев, как вам: «Путин. Его идеология» versus «Лимонов против Путина», или «Подлость против революции»? Отличная тема. Зрители прильнут к телевизорам! Только чтобы мне микрофон не глушили, как в споре против Гудкова.

Режим, идеологи которого выступают против справедливости, свободы и прав человека, закономерно топчет и уничтожает справедливость, права и свободы там, где они еще остались. Одно из последних прибежищ свободы — это, разумеется, интернет. На весенней сессии Госдумы ожидается принятие решения о введении уголовной ответственности за экстремистскую деятельность в интернете. Подготовленные в Думе поправки к законам уже переданы в правительство, Верховный суд и Генпрокуратуру. Генпрокуратура уже поддержала эти поправки (кто бы сомневался!).

Задача новых правил — ввести реальную цензуру в Сети. Планируется введение обязательной лицензии на предоставление платных услуг, в том числе междугородной или международной телефонной связи, и, соответственно, порядок лишения этих лицензий. После принятия поправок в УК РФ, КоАП РФ и в закон «О противодействии экстремистской деятельности» наказывать за «экстремистские материалы» станут не только авторов неблаговидных ресурсов. Виновны будут и те провайдеры, которые ставят ссылки на «экстремистские» сайты. Кроме того, владельцам поисковых систем будет запрещено заносить уличенные в «неблагонадежности» сайты в свои поисковые ресурсы.

Система СОРМ тоже будет усовершенствована — на смену ей уже готов СОРМ-2. Сделано это для тотальной перлюстрации электронной почты. Содержание всех российских писем, содержащих ключевые слова (например, «шахид», «Че Гевара», «Березовский», «правозащитник», «$100 млн»), будут известны органам.

Дума, разумеется, возьмет под козырек, и мракобесы из «Единой России» дружно проголосуют, вызвав отвращение среди миллионов свободных душ, населяющих Сеть. Как председатель Национал-большевистской партии обещаю всю поддержку партии борцам за свободу Сети.

В Государственной думе лежит также законопроект о персональных данных. В самом конце февраля — начале марта Госдума планирует принять его во втором чтении. По замыслу авторов каждому гражданину РФ будет присвоен личный код в едином государственном регистре населения. Успокаивая общество, авторы разъясняют, что в реестре будут содержаться только фамилия, имя, отчество, пол, дата и место рождения граждан РФ, а также иностранцев пребывающих на ее территории. Однако они же заявляют, что «реестр будет использован для сверки данных, хранящихся в не связанных между собой системах». То есть личный код будет выводить на базы данных Федеральной налоговой службы, на базу данных Федеральной службы исполнения наказаний, загсов, банков и т.д. А еще, вероятно, провайдеров обяжут собирать сведения на всех пользователей. То есть, например, станет известно, посещаете ли вы сайт «Кавказ-центр» или сайт НБП, как часто, когда именно…

Перспективы, что и говорить, дерьмовые. Даже депутат Госдумы Александр Чуев напуган:

«Рано или поздно личный код придется нанести на тело человека, а это уже начало апокалиптических событий».

А то нет…

Кто-то (может быть, интеллектуал Глеб Павловский) надоумил президента успокоить общество. Господин Путин неожиданно поддержал 16 февраля депутатов оппозиции в Госдуме, предлагающих исключить из законопроекта «О персональных данных» положения о создании единого реестра населения и присвоении гражданам идентификаторов персональных данных. Но мы уже слышали от президента немало заверений, которые легко говоря, оказались огромной неправдой. Вспомните, он обещал не уничтожать «ЮКОС», сказать всю правду о подлодке «Курск», расследовать штурм школы в Беслане. Президенту следует верить наоборот. Значит, будет личный код, будет и реестр. И будет еще больше поводов для революции. А еще маленький Иванов назвал меня и Каспарова «бешеными» революционерами. В своей подлой верноподданной книжонке.

21 февраля 2006 года

Оранжевая революция — миф, созданный Кремлем

Я должен выступить против отвратительной лжи некоего господина Андрея Воробьева, руководителя ЦИК «Единой России», опубликованной в «МК» за 20 февраля 2006 года. На меня ежедневно вываливаются врагами ведра грязи и лжи, но когда гнусная ложь исходит от «руководителя ЦИК «Единой России»» — то это ложь официальная, я обязан высказаться, хотя этот безликий тип мне неизвестен и безразличен.

Вынужден обширно процитировать кусок бесчестного интервью.

«Обращаясь к «Яблоку», мы ждем, что эта партия прекратит свое сотрудничество с НБП и больше никто не будет называть «Яблоко» либералами со свастикой. Особо остановлюсь на обязательстве бойкотировать СМИ, предоставляющие эфир и печатные площади тем, кто исповедует идеологию национального превосходства. Это очень важно. Я имею в виду, скажем так, «гламурный фашизм», то есть легализацую носителей националистической идеологии через модные издания или эфир популярных радиостанций. Тот же Лимонов, чьи идеи сегрегации, то есть дискриминации по национальному признаку широко известны, предстает этаким благообразным господином, рассуждающим в глянцевых журналах о том да о сем, но только не о своих расистских воззрениях. Какой сигнал получают читатели и слушатели? Однозначный: раз уж СМИ не брезгуют этим господином, значит к нему стоит прислушаться, талантливый человек, и так далее. Возникает доверие. В том числе к тому, что пишет Лимонов в своем собственном издании, выкрикнет на митинге. Он легализован, если хотите, «отмыт» через вполне респектабельные средства массовой информации. Думаю, вряд ли стоит пояснять всю опасность такого «гламурного фашизма». Заметьте, что это один из тех случаев, когда юридически ничего сделать нельзя и единственный способ воздействовать на ситуацию — моральное осуждение».

Конец цитаты.

Вам это что-нибудь напоминает? Мне это напоминает ситуацию в начале 70-х годов, когда Александра Солженицына накануне присуждения ему Нобелевской премии в официальной печати иначе как «литературным власовцем» не называли. Тусклый Воробьев, ты хоть книги мои читал? Я написал свыше сорока книг и ни в одной никогда (так же, как и в моих статьях) не было и тени идей сегрегации и дискриминации по национальному признаку, читал? Какая идеология национального превосходства! Я только и делаю в своих книгах, что сурово критикую национальное чванство, «русский адат». Слышал звон и не знаешь где он, так молчи, не выставляй себя идиотом, господин Воробьев! В конце 90-х — начале 2000-х годов НБП вела героическую борьбу за права русскоязычных в Прибалтике, за ветеранов ВОВ и чекистов, арестованных в Латвии и Эстонии. Это национал-большевики в одиночку сумели сделать известным дело Василия Кононова, а то гнить бы старику в латвийской тюрьме. Погляди в СМИ той поры! В ноябре 2002 года члены НБП захватили мирным путем башню Святого Петра в Риге и получили за этот мирный захват по 15 лет, а между тем они выступали как раз за то, чтобы гражданство Латвии и политические права в Латвии получили 600 тысяч русскоязычных, до сих пор этих прав не имеющие. Сейчас сидит в латвийской тюрьме чернокожий национал-большевик Айе Бенес. Читайте газеты и не лгите, члены ЦИК «Единой России».

Или вот пример. Мне запоздало попала в руки изданная Полит.Ру брошюра господина Павловского «Власть и оппозиция». Лекция его, прочитанная в феврале 2005 года в книжном магазине «Билингва». Это достаточно лживая и запутанная лекция, ну да черт с ней. Меня возмущает ложь. Павловский на 31-й странице заявляет:

«Я думаю, что прежде чем партиям взаимодействовать с НБП, надо попросить НБП определиться по поводу своих изданий, в которых достаточно большое количество антисемитских и профашистских текстов».

Господин Павловский, вы же лжете! Если этот тусклый Воробьев, может быть, и не знает, не читал, то уж вы-то лжете по заказу и, может быть, по потребностям вашей души. Никогда из-под пера Эдуарда Лимонова не вышло ни единого антисемитского текста либо фразы. Вы это знаете. Ни мое воспитание, ни мой жизненный опыт, ни мой крупнейший талант не могли бы меня подвигнуть на подобную недостойность, дурь и гнусность. Более того, однажды в Ростове мне показали антисемитскую брошюрку, где меня зачислили в «скрытые евреи». То, что вы делаете вместе с Кремлем, не безобидно, но подло. Что касается обвинений в профашистских текстах, то ваш «антифашизм» до того отвратителен (бейсбольные биты «Наших» — его символическое выражение, вашего глумливого «антифашизма»), до того имеет целью любой ценой оставить Путина у власти в стране, и вы сами до того вымазаны по уши в деньгах, грязной жиже власти, что кто вам поверит? Если с грязной продажной душой и грязными руками бороться против фашизма, то можно добиться противоположного результата. Вот так.

Моя популярность закономерно растет. Тому причиной является и мой мощный литературный дар, и моя политическая честность. Какому бойкоту и кого вы собираетесь подвергнуть? Да вы сами добьетесь вашим бойкотом, что, как и «литературный власовец» Солженицын, «гламурный фашист» Лимонов получит Нобелевскую премию. И получу! Только в отличии от Солженицына, вашу власть я никогда не приму. Вы дурно воняете. Все. Вы воняете ложью. И физиономии ваши бесчестны.

В нашей стране не больше антисемитов, чем во Франции. В Соединенных Штатах больше фашистов, чем у нас. И вооруженных, вот что. Членов разнообразных милиций. Но вот выборы нужно готовить и потому нужен враг. И засуетились «шестерки» и «десятки» режима — сооружают врага. Спешно нашли в стране «фашистскую» угрозу. Придумали опасность цветной революции, оранжевой революции. Придумали, повторяю, потому что революция в Киргизии была криминальной, а не оранжевой; потому что чуть ли не насильно навязанный Грузии советский Шеварнадзе не справлялся с делами страны и его сместили более сильные соперники. Революция в Украине также была вызвана своими объективными причинами: кучмовское тусклое правление не позволяло стране развиваться, а фальсификация первого тура выборов вызвала всенародное возмущение. Но Кремлевские идеологи слепили из различных явлений одиозную угрозу «оранжевой революции в России», якобы ее готовят и спонсируют зарубежные силы.

«Оранжевая угроза» — обыкновенная разводка электоральных масс с одной вульгарной целью — остаться у власти. При этом союз демократа Ющенко с львовскими националистами произвел неизгладимое впечатление на чекистов и Администрацию президента. Они увидели именно в таком сочетании: союз националистов и демократов, угрозу своей власти. Поэтому власть не особенно раздражается, если «Яблоко» сотрудничает с КПРФ, но исходит яростью, когда часть яблочников выходит вместе с НБП. Потому что мыслят своими стереотипами.

Между тем есть определенная закономерность в том, что постсоветские режимы, управляемые полутиранами и тиранами, падают один за другим. Эти режимы личной власти несовременны. Они коррумпированы, они жестоки к своим гражданам. Они просто отжили свой век. Режим Российской Федерации — один из них. Режим Туркменбаши — азиатский деспотический вариант. Свирепый милицейский режим Каримова — другой вариант. Режим Назарбаева, где политических противников находят застреленными у края дороги,— третий вариант. Всех их ожидает гибель. Эти режимы. Потому лгут, лгут слуги: Павловский, Воробьев и прочая рать.

P.S. Эта статья была уже написана, когда 26 февраля вышли наконец послепраздничные газеты. Сразу в двух — в «Комсомольской Правде» и в «МК» — я нашел отвратительные заказные статьи в свой адрес, развивающие все ту же лживую тему, заявленную «Единороссом» Воробьевым. От отвращения не хочу их даже цитировать. Мерзавцы! Господин Гусев недавно возглавил комитет Общественной палаты по СМИ. Возглавляя гнуснейшую в России газету, человек теперь будет наблюдать за нравственностью в СМИ! А, каково?!

28 февраля 2006 года

Победа «декабристки» и челябинская операция Кремля

Валентина Долгова, одна из 39 «декабристов», осужденных в декабре прошлого года Никулинским судом, одержала победу над «правосудием» Российской федерации. Суд по правам человека в Страсбурге вынес свое решение: он заключил, что Долгова незаконно содержалась в тюрьме, пока шло предварительное следствие. Страсбургский суд постановил: Российская федерация должна выплатить Долговой компенсацию в пять тысяч евро, исходя из того, что на момент подачи жалобы (май 2005 года) Долгова провела в заключении пять месяцев, а компенсация установлена из расчета по тысяче евро за каждый месяц заключения. На самом деле Долгова провела в тюрьме 12 месяцев, после чего получила условный приговор. Так что можно ожидать, что при рассмотрении следующих исков Валентины она получит еще большую компенсацию.

Это большая победа для 39 «декабристов». Дело в том, что на суде им были предъявлены аналогичные абсурдные, злобные и жестокие обвинения. Таким образом, все 39 могут рассчитывать на компенсацию. Решение Страсбургского суда также большая моральная победа, одержанная НБП над зловещим «правосудием» РФ. Я уже говорил и повторяю: в своей деятельности НБП продолжает традиции ненасильственного сопротивления диссидентов, и только несправедливый лживый суд делает из нацболов преступников. Страсбургский суд вынес решение только по иску о незаконном содержании под стражей. Мы еще не подавали в Страсбург жалоб по поводу жестокого и несправедливого приговора. Мы ждем, когда Мосгорсуд будет рассматривать кассационные жалобы «декабристов», и если приговор не будет оправдательным, мы вновь обратимся в Страсбург.

Мы ждем сейчас решений Страсбургского суда по искам других декабристов о незаконном содержании под стражей. Так как обвинения им были предъявлены идентичные, то в результатах мы не сомневаемся. В ближайшее время Страсбургский суд должен рассмотреть иск «декабриста» Владимира Линда, которого Тверской суд отказался отпустить попрощаться с умирающим отцом. Результат будет в нашу пользу. Мы будем планомерно и с удовольствием каждый раз позорить на весь мир путинское правосудие. А оно позорно, потому что, являясь назначенцами, судьи зависят от Кремля. Судей всех инстанций нужно выбирать, тогда они будут ответственны перед гражданами своего округа. НБП предлагает выборность судей. Сегодня они являются фактически служащими кремлевской Администрации.

15 февраля НБП отправила жалобу по поводу ликвидации партии. Туда же, в Страсбург. У нас есть основания верить, что Страсбургский суд поддержит нас и твердо заявит о незаконности «ликвидации», то есть запрещения партии. В большую вероятность положительного решения верят и в Кремле. Потому усилился поток лжи и грязи, выливаемой на меня лично и на партию. В предыдущей своей статье я уже называл издания «МК» и «КП», начавшие против меня кампанию, обвиняя меня в расизме, лживо называя антисемитом и сторонником сегрегации. Эти мерзавцы хотят дискредитировать меня и партию именно в ожидании целой серии решений Страсбургского суда. Гнусные мерзавцы понимают, что обвинения в антисемитизме звучат на Западе. В настоящее время адвокаты НБП готовят иски о защите чести и достоинства против этих изданий.

Между тем никогда не прекращаются попытки уничтожить или хотя бы развалить партию. Подобная попытка была предпринята только что, 24 февраля, в городе Челябинск. Пятеро членов НБП якобы собрали некую «конференцию» на которой потребовали:

1) прекратить акции прямого действия, «заведомо заканчивающиеся тюремными сроками для партийцев»

2) сменить курс партии, поскольку сегодня взят «курс на сотрудничество с либералами и на поддержку оранжевой революции в РФ».

Третий пункт также показателен: он касается одного человека — Владимира Линдермана. Челябинцы требуют удалить его из руководства партии.

Четвертый пункт: они требуют восстановления в партии исключенных в июле прошлого года за антипартийную деятельность Казначеева, Лобарева («Пахома») и некоего Судакова («Ланагера»).

Претензии пятерых разумеется смехотворны. Так, они «приостановили» мою деятельность — председателя партии, избранного на съезде, где присутствовало 700 человек,— впятером. Всего в НБП состоит сегодня 55.569 человек. Но когда мы стали проверять их лживое заявление, что в Челябинске якобы присутствовали «делегаты» от 13 регионов РФ, то выяснили, что эти пятеро еще и мошенники. 12 региональных организаций из тринадцати упомянутых ими никаких делегатов на конференцию не избирали и не посылали. Только челябинское отделение, возглавляемое инициатором «конференции» А.Назаровым, по-видимому, не возражало против инициативы своего руководителя.

У нас в НБП не было внутренних диссидентов целых восемь лет, с 1998 года, когда из партии ушел А.Дугин. С ним тогда покинули партию 12 человек. (Некоторые из ушедших сейчас возглавляют костяк махровой реакционной организации «Евразийский союз молодежи»). У нас не было антипартийных и внутрипартийных групп, даже в самые тяжелые для партии времена. И вот на пике невиданной популярности НБП (ну, одни любят, другие ненавидят, но это и есть популярность), невиданный и неслыханной для непарламентской партии, когда опросы показывают, что 17 процентов граждан сочувствуют НБП, вдруг появляется внутрипартийная группировка. Да не просто группа людей, недовольных, например, курсом, но желающих обсуждать свои претензии с товарищами. Нет, группа сразу начала с поступков, направленных на раскол нашей организации. Это, согласитесь, ненормально в тот момент, когда успех сопутствует партии, когда о партии пишут книги, когда для борьбы с ней создана целая федеральная организация «НАШИ», когда против партии борется Кремль, когда… короче говоря, победителей не судят…

Мы размышляли над этим и пришли только к одному единственному правдоподобному объяснению. Челябинская группа была создана и собрана с единственной целью: уничтожить НБП. Вот как это началось. В сентябре 2004 года В.Сурков выступил против пятой колонны врагов России, лимонов и яблок, растущих на одной ветке. В том же сентябре некто Лобарев (он же «Пахом»), только что вступивший в НБП, открыл на сайте Новосибирской организации антипартийный форум, направленный лично против меня и собирающий все антипартийные статьи, мнения и слухи. Тогда же на форуме этом помещены были проекты Нового Устава НБП и Программы НБП, разработанных Судаковым. Когда мы исключили этих людей и руководителя Новосибирской организации из партии, вдруг появился на свет сайт «НБП без Лимонова». Долгое время мы не могли вычислить, кто скрывался за псевдонимом Антон Михайлюк, наконец узнали, что это некто Андрей Игнатьев, живущий в Калининграде. В 2001 году Игнатьев, будучи допрошен следователями ФСБ, дал против меня предательские и лживые показания, целых 11 страниц. И вот он вынырнул в качестве содержателя сайта «НБП без Лимонова». Средства на помещение ссылки на его сайт нужны немалые. Игнатьев — скромный переводчик с санскрита. Но если уж Кремль вложил миллионы долларов в создание вооруженных бейсбольными битами «нашистов», то уж за сайт-то Кремль способен заплатить. Заплатить предателю за второе предательство.

Интересна и фигура А.Назарова. Молодой, перспективный парень, он начал энергично. Однако после нескольких задержаний и избиений органами правопорядка (тогда он в панике звонил в Москву, спрашивая, нельзя ли его защитить) Назаров вдруг изменился, практически прекратил партийную деятельность и стал интриговать против партии. По нашему глубокому убеждению, его завербовали. Разделяет наше убеждение, например, агентство «Новый Регион-Челябинск». Вот что они писали 27 февраля, комментируя «конференцию» в Челябинске:

«Как стало известно «Новому региону», убрать Лимонова как харизматическую фигуру Назарову посоветовали в Челябинском региональном отделении партии «Родина», с которым местные нацболы поддерживают тесные отношения (…), а сама идея принадлежит кураторам из регионального отделения «Единой России», которые, горя желанием выслужиться перед Кремлем, ухватились за давно обсуждаемые планы расколоть НБП и влить участников движения в другие, менее радикальные партии».

Небезынтересен и тот факт, что известный реакционный депутат Госдумы от Челябинска — некто Гришанков, офицер запаса ФСБ.

Так вот. У нас есть все основания полагать, что Лобарев, Игнатьев и Назаров являются агентами ФСБ. Несколько примкнувших к ним — неудовлетворенные собой и миром неврастеники.

Если внимательно приглядеться к требованиям челябинской группы, то обнаруживается, что они ставят в вину курсу Лимонова — Линдермана то же, что и Кремль: союз с либералами, подготовку к «оранжевой» революции, а Линдермана считают организатором и вдохновителем вместе со мною этого курса. Недаром же Линдермана два раза похищала ФСБ, он был упрятан в Лефортово. Его пылко желали экстрагировать в Латвию. И, конечно же, Кремль выводят из себя акции прямого действия, как быка красная тряпка. Как признаются сами «единороссы», дело 39 декабристов нанесло колоссальный ущерб имиджу РФ, как внутри страны, так и за рубежом.

7 марта 2006 года

Будем простыми

Спешу сообщить пренеприятнейшую для всех врагов и гонителей НБП новость. 11 и 12 марта в Москве прошел 6-й съезд Национал-Большевистской партии. На съезде присутствовали делегаты из 53 региональных организаций НБП. В повестке дня рассматривалась политическая ситуация в стране, тактика НБП на выборах 2007 и 2008 годов, вопросы политических союзов с другими партиями, а также «Челябинское дело». Национал-большевики судили восьмерых раскольников, пытавшихся на собрании в Челябинске 24 февраля собрать антипартийную группу. Исключены из партии бывшие руководители екатеринбургской и самарской организаций, исключен предатель — создатель сайта «НБП без Лимонова» — А.Игнатьев, челябинские нацболы А.Назаров и И.Герасимов, общим числом восемь человек. Точка.

Надежда Кремля на раскол, ехидные комментарии гнусных прокремлевских СМИ (электронных и желтых) — все позади, господа, проехали. Не удалось и не могло удаться. НБП освободилась от предателей и сомкнула свои ряды. И впредь любая акция раскола, если таковая случится, будет караться безжалостно и жестоко высшей мерой партийного наказания — исключением из партии. Мы не можем себе позволить быть слюнтяями. Среди исключенных несколько человек с заслугами и тюремным заключением позади. Но никакие заслуги не спасли тех, кто покушался на единство партии.

Назарова и Герасимова (кстати, арестованных недавно по обвинению в деяниях, предусмотренных статьей 282) и вовсе не жалко. Люди без заслуг, пришедшие в партию недавно, они оказались носителями отвратительного расистского мировоззрения. Текст, за который их обвиняют, мог бы послужить (и, видимо, должен был послужить) провокацией против партии. Но теперь они исключены, и пускай сами разбираются с правосудием, а правосудие с ними. Это будет первый случай, когда НБП не станет помогать арестованным бывшим членам партии. Отныне НБП, конечно, станет осторожнее, будем проверять вступающих в партию людей.

Несмотря на репрессии против партии, несмотря на попытки расколоть нас, активность НБП велика как никогда. По подсчетам и союзников и врагов, и по нашим данным члены НБП участвовали в 90% всех прошедших на территории РФ митингов протеста против реформы ЖКХ. Особенно агрессивные акции прошли в Воронеже, в Ульяновске, в Самаре и в Нижнем Новгороде.

Интересно сообщение в том, что стотысячный потемкинский митинг «нашистов» в Москве, намеченный на 26 марта, откладывается якобы на сентябрь. Я полагаю, что митинг этот не состоится никогда. Бессмысленно вкладывать миллионы долларов в затею шкурную и показушную, да к тому же сквозь глумливый «антифашизм» все явственнее проглядывают окровавленные бейсбольные биты и арматура боевиков-«нашистов».

Шесть уголовных дел, открытых против боевиков организации «Наши», существуют и, безусловно, беспокоят Кремль (у нас есть данные, что беспокоят). Недавно мы узнали, что четверо «нашистов», посаженных в СИЗО за нападение 14 января на нацбола Н.Магомедова, были еще 13 февраля выпущены под подписку о невыезде. Очень жаль, однако следствие все равно продолжается. Адвокаты НБП сделают все, чтобы суды состоялись. Кремль с тревогой косит глазом на эти уголовные дела. Потому Якеменко не дождется денег и не удивит Москву дебильным шоу, сто тысяч халявщиков из регионов не пройдут как зомби по телеэкранам.

На своем шестом съезде мы задали вопрос региональным делегатам НБП: есть ли в Вашем регионе организация «Наши», какова ее численность, затухает ли деятельность «Наших» либо, напротив, активность возросла? Оказалось, что только в девяти из пятидесяти регионов, представители которых собрались на съезд, есть отделения «Наших». Численность личного состава от 10 до 30 человек. Кроме «уроков дружбы» нашисты в последнее время никакой деятельностью не занимаются. Точнее, деятельность все-таки есть: активисты, включая несовершеннолетних, дружно пьянствуют. С удовольствием вспоминаю важные физиономии кремлевских политологов (Маркова, Ципко и прочих), глубокомысленно предрекавших «нашистам» великое будущее. Забавно, что в последней акции «нашистов» в городе Шахты Ростовской области участвовали два человека. Один сгибался под тяжестью рюкзака с пропагандистскими брошюрами, другой раздавал их… Так проходит земная слава! А Владиславу Юрьевичу в Кремле пора понять, что из говна не слепить конфетку ни за какие суммы долларов.

И все-таки раздробленность оппозиции раздражает! Есть теперь ОГФ Каспарова, он человек честный и волевой, пусть его организация развивается. По-прежнему ведет «Яблоко» барин Григорий Алексеевич, принося ущерб своей организации, ей пора бы действительно сделаться организацией «интеллигенции в стоптанных ботинках», как ее обзывают враги. (Раз уж Явлинский постоянно вмешивается во внутренние дела НБП, настырно советуя нам сменить то флаг, то название, то извиниться перед кем-то за что-то, то вот и я позволил себе влезть в дела «Яблока».) А Григорий Алексеевич застрял в прошлом и слишком близок к Кремлю.

Есть «Родина», которую собираются распилить по приказу Кремля уже 25 марта, и то, чего не позволили сделать с собой ребята и девушки НБП, могут позволить сделать хмурые мужики-националисты из «Родины» (у них же семьи! а в НБП даже семьи — партийные), то есть могут позволить убрать своего лидера. Что будет ошибкой: Рогозин, как его ни суди,— прирожденный лидер.

Есть Касьянов, кажется, слава Богу, отказавшийся от ложной идеи стать кандидатом в президенты только от демократических сил и, видимо, собирающийся стать кандидатом в президенты от всей оппозиции (хотя пока он окружил себе только демократами).

Есть большая, ни обойти ни объехать, партия КПРФ, дай ей Бог здоровья, партии КПРФ. Она не такая резвая, как НБП, но коммунисты РФ в последние пару лет помогают НБП чем могут, за это партии КПРФ спасибо, мы будем верны союзу.

Есть еще группы оппозиционных сил: республиканцы Владимира Рыжкова, небольшие левые партии, есть АКМ, который я высоко ценю. Однако по-прежнему нет общей стратегии и тактики для 2007 и 2008 года. Должны быть и стратегия и тактика. Должен быть создан Координационный центр оппозиции, либо Оперативный центр, как угодно, но он нужен. Без него в стране будет продолжаться мутотень самодержавия.

Время тикает, часы не останавливаются. Приближаются вышеназванные даты. Нужно мыслить четко и просто. Если группы оппозиции не сомкнутся в одну Армию, которой они станут подразделениями, то будет поражение России. Она, замороженная чекистом Путиным, будет клевать носом в архаичном политическом климате, напоминающем царствование Николая II.

Я простодушный человек, и мои статьи простодушны. Это прямые и четкие мысли, без всяких витиеватостей и цитат из модных в прошлом веке французских философов. Я вообще простак. Потому я вижу историю как она есть, без шелухи ежедневности. История требует от лучших людей России возмутиться тем низким и постыдным патерналистским строем, который установлен в России исторически безграмотным господином Путиным. С помощью наглого пухлого господина Павловского, способного витиевато обосновать убийство родной мамы, и с помощью шарлатана Суркова он нам, представьте себе, диктует, что мы должны терпеть вечную «Единую Россию» как минимум еще лет двадцать. И с помощью других всяких персонажей. Унизительно для великого государства, для страстного населения. А сверху на нас презрительно смотрит История. Она видела Дантона и Робеспьера, Ленина и битву за Берлин в 1945-м. Нам ли, непокорному народу, терпеть дальше этих мелких господ. Нужен Центральный штаб оппозиции. Будем простыми.

15 марта 2006 года

«Народу вклады верните, гады!»

16 марта после полудня около сорока национал-большевиков вошли в здание Сбербанка на Большой Андроньевской улице. С криком «Это не ограбление, это политическая акция!» нацболы, оттолкнув охрану, прорвались в офисные помещения банка, а также на внутренний балкон. Там они развернули транспарант «Государство, верни долг народу!» и стали разбрасывать листовки. В них, в частности, говорилось:

«70 миллионов граждан России потеряли свои трудовые сбережения в результате «шоковой терапии» 1991–1992 годов. Общая сумма потерянных вкладов 216 миллиардов рублей. В среднем потери на семью составляли 8–9 тысяч рублей… Еще 10 мая 1995 года был принят Федеральный Закон 73-ФЗ, в соответствии с которым все сбережения граждан, помещенные на вклады в Сбербанке РФ до 20 июня 1991 года, признаны государственным внутренним долгом».

Далее нацболы указали, что долг народу не выплачивается, и потребовали признать приоритет внутреннего долга на внешним. Участники акции скандировали:

«Деньги — народу, правительство на хлеб и воду!

Народу вклады верните, гады!»

Охрана Сбербанка набросилась на национал-большевиков. Произошла потасовка. И нельзя сказать, что результат был в пользу охранников,— скорее наоборот. Когда появилась милиция, нацболы, естественно, не оказали ей сопротивления.

Что интересно: дежурный по ОВД «Таганский» сразу же сообщил журналистам, что «уголовное дело возбуждаться не будет». Это уже не первый такой случай чрезвычайной осведомленности милиции, знающей заранее о решении, которое будет принято судьей.

Можно с уверенностью сказать, что существует внутренний приказ милиции, судам и прокуратуре не возбуждать уголовных дел по акциям нацболов. Связано это, безусловно, с «процессом 39-ти» — после процесса российская злобная (по приказу Кремля) Фемида закрывает глаза на проступки нацболов, на такие же акции, как те, за которые национал-большевиков раньше сажали за решетку.

Власти смягчились? Ничего подобного. Они всего лишь подсчитали репутационные потери от процесса 39-ти — и ужаснулись. Нацболов по-прежнему сажают, но теперь происходит это индивидуально и по фальшивым свидетельствам. Только что получил два года колонии-поселения руководитель НБ-организации Алтайского края Дмитрий Колесников за то, что якобы избил (!) нескольких милиционеров прямо в отделении милиции. (Зная нравы нашей милиции, кто в это может поверить?!)

В любом случае НБП добилась того, что власть применяет теперь для наказания тех же по характеру деяний не Уголовный, а Административный кодекс. Мы не научили этих дикарей с дубинками хорошим манерам, но они хотя бы убедились, что им выгоднее не выглядеть дикарями. Это серьезное завоевание в области гражданских свобод было добыто тюремными отсидками храбрых ребят НБП.

Вообще-то, что тактика прямого действия достигает своей цели, очевидно. Монетизацию льгот удалось сорвать, и в этом огромная заслуга акций НБП, в том числе и великолепного взятия Министерства здравоохранения, когда героический Максим Громов швырнул портрет Путина из окна кабинета Зурабова. А после вторжения нацболов в заводоуправление ГАЗа перепуганная власть отменила массовые увольнения и позволила заводу выиграть тендер на изготовление медицинских автомобилей. Храбрость, как видим, приносит плоды. Мы добились некоторых вещей. А чем могут похвастаться другие партии оппозиции? Не слышу.

Также стала заметна тенденция правоохранителей и потерпевших к занижению ущерба. Так, и Сбербанк, и милиция лживо утверждают, что национал-большевикам не удалось проникнуть внутрь банка. Однако те, кто заходит на сайт НБП, могут полюбоваться фотографиями национал-большевистской акции внутри банка.

Занижается также количество участников. В акции 16 марта принимали участие более сорока нацболов — милиция и Сбербанк предпочитаю говорить о десяти. Когда нацболы захватили заводоуправление ГАЗа, то пресс-служба предприятия, а за ней и враждебные журналисты распространили слух, что якобы захвачены были только туалетные комнаты. И точно так же, как в случае со Сбербанком, было значительно преуменьшено количество участников. На самом деле акции национал-большевиков становятся все более массовыми.

Телеканалы, отобранные Кремлем у народа, естественно, хранят молчание о нацболах, либо исполняют отвратительную заказуху-негатив, но правда о нас пробивается в народ. Даже милиция там, где она может, относится к нам лояльно. Милиционеры поняли НБП. Мы есть, и мы часть народной жизни.

Результаты недавних выборов в регионах подтвердили мой политический анализ. Ничтожные результаты либералов и демократов, по моему мнению, не объясняются в первую очередь кризисом в руководстве их политических организаций — и потому не могут быть исправлены ни простой заменой одних лидеров на других, ни слиянием сил. Причина заключается в злодеянии, совершенном против народа 14 лет тому назад,— «шоковой терапией», лишившей сбережений 70 миллионов граждан. Нужно несколько поколений, чтобы негодование утихло.

Те демократические лидеры, которые не понимают, какая малая часть нашего народа верит им и идет за ними,— просто лунатики, а не политики. Нацболам дают советы все кому не лень, осуждая то за флаг, то за название, но правда такова, как показал опрос на радио «Маяк»: 87% на нашей стороне по той причине, что их обокрали, а мы требуем, чтобы вор — государство — возместил убытки.

Кстати, вожди либералов никогда не покаялись за жестокую, садистскую операцию под названием «шоковая терапия». А ведь если они хотят вернуть когда-то доверие народа, надо каяться.

Меня, честно говоря, не очень заботит судьба политических партий либералов и демократов. Но меня, как политика-практика, влечет к себе и интересует русская интеллигенция. Я и не скрываю своей заинтересованности. Я хочу, чтобы русская интеллигенция вся, а не только молодежь поняла НБП, а потом и поддержала бы нас. И на избирательных участках, и на улице. «Интеллигенты в стоптанных башмаках» — врачи, учителя, инженеры — вот кто нам нужен. Если их интересы не защищает господин Явлинский, то будем защищать мы. Мы хотим, чтобы интеллигенция поверила НБП. Верьте нам!

Я с интересом слежу за политическими шагами Михаила Касьянова. Мои политические вкусы и пристрастия не позволяют мне сказать, что бывший премьер — мой идеал политика. Более того, я не считаю его политиком. Он бывший высший чиновник государства. Однако, как политик-практик, я все же должен признать, что бывший премьер — лучший из возможных кандидат в президенты от единой оппозиции. Я еще не делал шагов в сторону Касьянова, но представляю, какой подымется ор со всех сторон, если даже эпизодическое сотрудничество с «Яблоком» приводит в бешенство Кремль!

На самом деле нам, оппозиции, следует осуществить революцию по образцу Февральской 1917 года, то есть революцию, которая положит конец самодержавию. В той революции, напомню, принимали участие все: и популярные в народе эсеры, и меньшевики, и большевики, и кадеты, то есть тогдашние демократы.

Политическая ситуация в сегодняшней России очень (до неприличия!) напоминает ситуацию февраля 1917 года. До неприличия — потому что стыдно, что мы так отброшены назад на столетие. Наша обязанность — восстановить в России свободы, восстановить многопартийность, построить современное государство. Сегодня мы оказались в затхлой казарме под названием Российская Федерация. Идеология этой казармы — дедовщина, то есть угнетение младших старшими (большими людьми), а жертвы этой казармы — мы все, население России.

Возвращаюсь к моей постоянной теме. Хватит уповать на народ — мол, авось он соберется и прогонит группу Путина. Прогнать — это работа политических организаций, нечего сваливать свою работу на народ. Где общий штаб оппозиции? Его нет до сих пор. Он нужен. Соблюдая Конституцию, защитим Конституцию. Нужен штаб оппозиции. Давайте делать, создавать штаб.

21 марта 2006 года

Деньги бизнесменов — на благое дело

Ожидаемой сенсации прошедшей недели стала «добровольная», она же и насильственная, отставка Дмитрия Рогозина с поста председателя партии «Родина». Все происшедшее с «Родиной» до этого события (недопуск партии до выборов в Мосгордуму, а затем до выборов в ЗС семи регионов) просто кричало о том, что на партию наехал тяжелый кремлевский каток. Но особенно стало ясно, что дни Рогозина как председателя партии сочтены, когда региональные организации «Родины» стали выбирать делегатов на съезд партии. В некоторых регионах появилось по два списка делегатов, причем, обратившись в соответствующие областные суды, конфликтующие стороны неизменно получали решение в пользу антирогозински настроенных делегатов.

Подобные судебные решения свидетельствуют о подлой безнравственности российских судов и их зависимости от кремлевской администрации. В отношении Рогозина применяется та же тактика, которая применялась при снятии Валерия Гартунга с поста председателя Партии пенсионеров. Гартунга, напомню, в свое время даже не пустили на съезд его же партии, всего лишь не выбрав его делегатом.

Еще одной, хоть и меньшей сенсацией стала пресс-конференция лидера Демократической партии России Андрея Богданова в агентстве «Росбалт». Напомню, что Андрей Богданов недавно был избран председателем ДПР, хотя предполагалось, что этот пост займет, несомненно, более яркий лидер — бывший премьер Михаил Касьянов. Все мы помним перипетии этой истории: два съезда, перетягивание каната с помощью, разумеется, кремлевской администрации, затем поражение Касьянова и триумф никому кроме Кремля не нужного господина Богданова.

У ДПР с господином Богдановым нет будущего — ни плохого, ни удачного. Я обратил внимание на его пресс-конференцию вот почему. Богданов сообщил, что его партия

«начала объединение демократов «без Чубайса, Явлинского, Немцова, Хакамады и Касьянова», которые, по его мнению, ответственны за то, что слово «демократия» запачкано».

Вам это что-нибудь напоминает? Мне лично еще как напоминает, направленный против меня, сайт «НБП без Лимонова» и недавнюю глупейшую попытку отстранить меня от руководства, предпринятую в Челябинске группой ныне исключенных из партии бывших нацболов. Пресс-конференция неумного Богданова обнажает методику этих господ из Кремля: НБП без Лимонова, «Родина» без Рогозина, ДПР без Касьянова и т.д. Только с НБП этот номер не прошел: мы — ликвидированная партия, личный состав нашей партии — революционно настроенная молодежь. Хотя меня, замечу, челябинская группа также обвиняла в том, что я «запачкал национал-большевизм».

Более того, Богданов на своей пресс-конференции наболтал, что получил от Федеральной службы регистрации Минюста списки членов демократических партий. Вот как он об этом сообщил:

«Мы нашли списки членов СПС, «Яблока» и «Республиканской партии», наши люди пошли по адресам с предложением партийцев выйти из этих партий и вступить в ДПР».

«Найти» списки членов политических партий можно либо прокравшись ночью в их офисы и взломав рабочие компьютеры, либо получив их у дружественных работников Федеральной службы регистрации. Только так. Оба пути «нахождения» списков суть уголовные преступления. Я советую СПС, «Яблоку» и Республиканской партии немедленно подавать в прокуратуру и в суды заявления с просьбой расследовать, каким образом господин Богданов получил списки членов этих партий. Победы не будет, но хотя бы будет огласка.

Мораль, которую можно извлечь из всех этих событий, одна. Взломщики, аферисты, провокаторы, чистят российскую политику от ярких фигур оппозиции. Их орудиями сплошь и рядом становятся люди мелкие, амбициозные, жуликоватые, которых, видимо, можно без труда отыскать в оппозиционных политических партиях. В этих условиях надо перестать играть во внутрипартийную демократию. Обращаться в российские суды с просьбой разрешить внутрипартийные конфликты — верх деревенской глупости. Так же, как обращаться в Центризбирком по вопросам, связанным с выборами. И Минюст, и Центризбирком, и суды, и прокуратура всецело перешли в руки партии власти, являются наемными служащими Кремля и, соответственно, участвуют в политике на стороне партии «Единая Россия».

Федеральная регистрационная служба, передающая списки демократических партий в руки г-ну Богданову, совершает одновременно подлость и служебное преступление. (Ну а что — Богданов шел по дороге и нашел списки сразу трех партий?)

То, что творится,— гнусь, мерзость, подлог. Выходить на политический поединок с заведомыми мошенниками и преступниками, щеголять в белых перчатках внутрипартийной демократии — это идиотизм, разжижение воли и мозга.

Теперь об олигархах, спонсорах и о деньгах в политике. Если верить враждебным газетам и сайтам, то НБП только и делает что гребет деньги то у Невзлина, то у Березовского. Соревнуясь в этом приятном занятии с демократическими партиями. Недавно появился новый вариант старой лжи — будто бы НБП работает на Каспарова, якобы мы «продались Каспарову». Оспаривать ложь глупо, но и ослу понятно, поглядев на деятельность НБП, что НБП работает на НБП и, в конечном счете, на Россию. Себестоимость нашей работы невысока, если выражать ее в рублях или долларах, но героизм и страдания — драгоценный металл, если взвешивать их на весах духовности. Для подлецов, мошенников, политических аферистов нацболы — ненормальные люди, добровольно идущие в тюрьмы. Куда партия (с помощью народных пожертвований, спасибо!) высылает им сносные «дачки».

Нацболы — бедные люди, потому что молодые в массе своей, накопить ничего не успели. Даже вождь партии, известный писатель, не имеет квартиры, и Москва не дала ему даже прописки. Однако режим, сложившийся к 2006 году в РФ, настолько отвратителен, настолько несправедлив, что, кажется, придется обратиться к дружественным бизнесменам с просьбой помочь наладить серьезную политическую борьбу против него. Заносчивый Кремль снабжает всяких погромщиков «наших» в момент, всего лишь бесцеремонно запустив руку в государственный карман, то есть в деньги, которые он выколотил из вас в качестве налогов, граждане! А если мы возьмем излишки у бизнесменов (да если и у олигархов), то это праведное дело, на народные нужды пойдет. А бизнесмен или олигарх меньше дорогущего коньяка (есть по 10 тысяч долларов бутылка, сам в журнале читал) выпьет, меньше прокутит и совесть чуть-чуть облегчит. Иисус ведь завещал: «Тратьте на благое дело неправедным путем нажитые сокровища ваши». То есть Иисус предусматривал возможность такую. Неправедные деньги были, видимо, всегда.

Надо брать у предпринимателей деньги на политическую борьбу. На то, чтобы была другая Россия. Россия свободная и созидательная. Заносчивый, бесчестный, Кремль черпает без удержу, когда ему надо и сколько надо, на свои проваливающиеся один за другим репрессивные проекты. На «нашистов», разбивающих черепа нацболам, патриотам и демократам, на оплату ФЭП Павловского (поинтересуйтесь, там заоблачные зарплаты!) на покупку яхт и отстройку дворцов для президента. Будем брать деньги и мы, чтобы приготовиться к противостоянию. Чтобы не было единоличного правления в России.

У Кремля есть выход. Распустить ЦИК и все жульнические избирательные комиссии, создать новые независимые избиркомы. Провести под контролем общества свободные выборы в парламент в декабре 2007 года. Тогда не нужны будут оппозиции деньги бизнесменов — ни мелких, ни крупных. А пока не будет свободных выборов, предлагаю брать, и еще раз брать, и готовиться к политическому противостоянию с шарлатанами и преступниками. Ведь Иисус велел: «Тратьте на благое дело неправедным путем нажитые сокровища ваши». Следуйте, господа, заповеди Иисуса! А если у вас сокровища нажиты праведным путем, то тем паче жертвуйте их на правое дело.

28 марта 2006 года

Страну подталкивают к фашизму

Власть все-таки решилась ставить на грядущих выборах на борьбу с фашизмом. Об этом свидетельствует прежде всего невиданная кампания в СМИ по выявлению и указанию перстом на фашистов. В фашисты записаны одичавшие малолетки из Питера или Воронежа, якобы нападающие по вечерам исключительно на иностранных студентов. То, что одичавшие малолетки, как стаи одичавших собак, нападают и на студентов не иностранных, а также на малолеток с других, «чужих» улиц, на пьяных и непьяных работяг, бредущих домой с остатками зарплаты, на стариков, на кошек и собак, в расчет не принимается.

Повсеместное одичание российской провинции и даже таких городов, как Санкт-Петербург и Москва, намеренно в расчет не принимается. Нужен «фашизм», на «фашизм» есть спрос, и СМИ исправно поставляют случаи фашистских нападений, хотя на самом деле случаи преступности происходят от дикости и варварства.

А дикость и варварство суть следствие всего вытворяемого в стране последние 20 лет, всех тех гопаков и танго, которые протанцевал на ней пьяный Ельцин, а теперь танцует трезвый, но злой Путин. Проще говоря, разгромили советскую систему организации массовой культуры и досуга малолеток, систему домов культуры (кружки, спорт-клубы), а другой не построили, и мальчики и девочки из народа одичали. При чем тут идеология фашизма? Психопат Копцев — родственник психопата Чикатило, что бы он там ни читал, хоть Библию.

Страну подталкивают к фашизму. Подталкивают профессионалы. Только что появились вдруг два списка. Известный политтехнолог (а на досуге галерист) Марат Гельман запустил в электронные СМИ свой список «фашистов», он их называет национал-патриотами. Ну зачем нам сейчас это, Марат? Вопрос застревает в глотке, когда вспоминаешь предыдущие «работы» Гельмана. В первую очередь его активное участие в создании избирательного блока «Родина», происходившем под руководством Кремля и в частности Владислава Суркова. Хотели (и преуспели в этом) вытащить патриотов из КПРФ, дабы КПРФ потеряла часть электората. Что, Гельман не знал, какие люди пришли в блок «Родина»? Знал. Интересно теперь видеть часть этих людей в списке Гельмана. Работа есть работа, профессионалы не имеют убеждений. Вчера создал «Родину», сегодня назвал часть «родинцев» фашистами. Но ты же их организовал!

Депутат от ЛДПР Николай Курьянович выступил со своим списком: врагов России. Если знаешь, что ЛДПР всегда и при всех обстоятельствах выполняет заказ Кремля и во всех созывах Госдумы в 100 процентах случаев голосовала за законопроекты Кремля, то не удивляешься.

Ребята с двух сторон дружно поляризуют общество, создают угрозу фашизма. Никакой ненависти, вероятнее всего, у них нет — ни друг к другу, ни к людям из списков,— но работа есть работа. Разделят общество, поляризуют, озлобят всех и уйдут — один в галерею, другой в Госдуму. И тут придет мудрый, светлый, прекрасный «святой» Кремль и отведет божественным мечом угрозу свирепого фашизма.

Я фигурировал вначале в обоих списках. Факт. Затем Гельман убрал меня из национал-патриотов, видимо, пораздумав. А у Курьяновича я — враг России. Я знаю и того и другого, они со мной здороваются. Во всяком случае до сих пор здоровались — мы разговаривали и даже оказывали друг другу услуги. Но работа есть работа, скажут оба.

Александр Ципко, политолог, разразился в «Российской газете» огромной лужей мыслей под названием «Свой-чужой» (подзаголовок: «Еще раз о ксенофобии, национализме и фашизме в России»). В луже нашлось место и для меня и партии НБП. Разумеется, он называет нас «фашистами». Работа есть работа. К тому же я его как-то обидел в одной из статей: написал, что он читает лекции «нашистам» — организации, боевое крыло которой избивает инакомыслящих бейсбольными битами по головам. Политолог затаил обиду — и вот дождался своего часа, мстит. Я всего лишь попенял ему: мол, нехорошо вроде получается — этим уродам, шпане лекции читать. А он теперь выдает о «назревшей необходимости борьбы с фашизмом нацболов и скинхедов». Уверен, что он ни одного нацбола в глаза не видел. Вот о скинхедах не знаю — может, и видел.

В стране творится черт знает что. Истерия. И если нет ни одного разумного человека, чтобы сказать это, кроме меня, то вот заявляю я: Россия одичала, нравы ожесточились, проявлений варварства и ксенофобии огромное количество, но фашизма в России нет. Нет ни одной политической организации фашистов, есть опереточные, почти фольклорные группки и только. Прекратите истерию все, и те, и эти, потому что вас обводит вокруг пальца все тот же Кремль, чтобы неприятные Ивановы и Путины сидели на троне до бесконечности. Они уже на вас ездят и вами погоняют, а вы с помощью подсунутыми вам профессионалами раздора списков скоро вцепитесь друг другу в горло. А эти ребята в Кремле, лощеные морды только с хохоту будут покатываться, глядя на глупцов. Разводят вас, вот что я хочу сказать. По лучшим стандартам разводки, такой разводке можно научиться в тюрьме. И вот в Кремле этому византийскому искусству учат: как правильно развести общество.

Я видел столько людей в моей жизни! Общался с вежливейшими жителями Запада, сидел в одной камере с убийцами. Но ей-богу, не перестаю удивляться византийским нравам Российской Федерации. Остыньте все, займитесь самосовершенствованием или йогой, медитацией, на горные вершины, что ли, поднимайтесь время от времени, но перестаньте «работать». Марат, зачем Вы так? Николай, Вы чего?

Московский городской суд в полтора часа решил судьбу 39 нацболов. Оставил жестокий и несправедливый Тверского суда (от 2 до 4 лет каждому) в силе. То есть восемь моих товарищей поедут на зону, остальные, осужденные условно, будут взвешивать каждый свой шаг на свободе. За то, что потребовали отставки Путина. А что, нельзя требовать отставки Путина? Он что, император? Пожизненно, что ли, сел на трон?

Судей всех инстанций должны выбирать граждане. Тогда судьи будут понимать, что несправедливый приговор через два или четыре года может привести к тому, что их не выберут. У нас бессовестные суды и судьи, потому что они зависят от администрации президента. Кстати будет здесь упомянуть о судьбе судьи Шиханова, судьи Тверского суда, он вел «дело 39-ти». Кремль остался недоволен тем, что Шиханов не смог осудить нацболов быстро, затянул дело. И тем дал возможность обществу увидеть процесс, обратить на него внимание. Приговор также сочли мягким. Он больше не будет судьей.

Так вот, покорность не всегда выгодна судьям, Шиханов имел исторический шанс взбунтоваться и оправдать подсудимых нацболов. Он предпочел покорность. Теперь мы обратимся в Европейский суд. И этот суд не может принять по «делу 39-ти» никакого другого решения, кроме как огласить вердикт: «Нацболы ни в чем не виновны, они воспользовались своими правами, которые им принадлежат согласно Конституции». Перестаньте трусить, граждане Российской Федерации. Судьи и не судьи, вспомните о справедливости, о чести (да хотя бы и мундира!), о совести.

5 апреля 2006 года

Проблему НБП придется решить

6 апреля нацболы Иркутской области, более 20 человек, захватили офис компании «Транснефть» в городе Ангарске. Цепью был заблокирован вход в здание. На козырьке перед входом была вывешена растяжка «Байкал дороже нефти». Распространялись листовки. Нацболы протестовали против того, чтобы нефтепровод «Восточная Сибирь — Тихий океан» был проложен всего в нескольких сотнях метров от байкальской воды, да еще в сейсмоопасной зоне.

Охране удалось задержать троих национал-большевиков и передать их милиции. На следующий день ребят судили. Достаточно мягко судили, ибо и милиционеры, и судьи оказались противниками строительства газопровода. Суд признал ребят виновными только в проведении несанкционированного митинга и приговорил каждого к штрафу в 500 рублей. 7 апреля Константин Павловец, Максим Калашников и Антон Морозов вышли на свободу.

Борьба за Байкал будет продолжена. Уже есть знаки того, что испуганная привлечением внимания к проблеме Байкала власть, кажется, намерена попятиться и отодвинуть трубопровод от Байкала. В свое время мирный захват национал-большевиками заводоуправления ГАЗа в Нижнем Новгороде заставил олигарха Дерипаску отказаться от увольнения 40 тысяч рабочих. Тогда быстро нашлась и долговременная работа для завода — власть помогла ему выиграть тендер на производство медицинских автомобилей. Так что акции нацболов имеют огромный эффект. Не желая отдавать НБП «тему» для работы и повод для поднятия престижа партии, власть вынуждена всякий раз реагировать и закрывать тему как можно скорее.

«Списочная война», о которой я уже писал неделю назад, тихо продолжается. Мне сообщили, что заседавший в эти дни в храме Христа Спасителя cобор во главе с митрополитом Кириллом назвал меня в числе самых отъявленных «сатанистов» страны. Чем я заслужил такую «честь», ума не приложу. Отношу это за счет дикости соотечественников, собравшихся в ХХС. Вот думаю, может быть, обозвать их в ответ как-нибудь тоже?

Вообще взаимные обвинения лагерей достигли необычайной степени идиотизма. «Фашист!» — «Сам фашист!» — это еще самая цивильная схема обвинений. Меня все-таки потрясает Гельман, запустивший эту дурь. Я всегда считал его хотя и неуравновешенным, но умным человеком. Беседовал с ним порою об искусстве и политике. И нате, некий «Интернационал» поместил меня в черный список национал-шовинистов России.

А манифест этого «Интернационала» подписал вместе с Гельманом еще Илья Кормильцев, оказывается. Тру глаза свои, ибо глазам своим не верю. Это же мой издатель, главред издательства «Ультра. Культура», где вышли мои книги «В плену у мертвецов», «Другая Россия», «Русское психо» и еще несколько. Вы чего, Илья, что с Вами? Такое впечатление, что российское общество безнадежно поглупело.

О церкви, о Русской православной церкви, с удовольствием скажу следующее. Вы, господа попы, чиновники государевы (а то нет — к тому же попы берут деньги за посредничество между Богом и верующими, брокеры какие-то, б-р-р!), РПЦ всегда в ее истории за редкими исключениями прижималась к сапогу государства. На самом деле без вашего посредничества верующим можно обойтись. Я стою на той точке зрения (первыми ее, если не ошибаюсь, высказали гуситы), что общаться с Богом можно и на скале, и под деревом. Да и лучше на скале или под деревом. В тюрьме я общался с Богом напрямую и продолжаю общаться.

Митрополит Кирилл — я слушал его по радио — страстен, как актер драмтеатра, но делу РПЦ не поможет. Его хрипотца и уверенный баритон не затмят того факта, что претензии РПЦ на роль лидера нации нравственно несостоятельны. Люди приняли бы лидерство святых, да. Но Алексий II и его попы не только не святые — они богатые, толстые, многогрешные, плоше «Мерседеса» автомобилей не признают. Им ли, изнеженным и светским, вести нацию? Им ли порицать меня? Нравственно я выше их. Я в тюрьме сидел, гонения испытывал…

Чтобы добыть приязнь народную, РПЦ должна уйти к бедным, в трущобы и хрущевки, супы разливать. Роскошь продать, народу жить помогать. Тогда народ уверует не только в Господа (эта вера в них нерушима), но и в Церковь. Сейчас, кстати, хорошее время, удобное время для церковного раскола, для образования антигосударственной бедной Церкви Бедняков. Если найдется лидер, так и будет. Я бы взялся, если бы был помоложе и не был занят политикой. Когда-то Лютер назвал католическую церковь вавилонской блудницей, ибо погрязла она в злобе тогда, обмаслилась. О верхушке РПЦ можно это сегодня сказать. Самое время для церковного раскола и реформатора. Церковь Бедняков я бы восторженно приветствовал.

8 апреля в Москве прошел учредительный съезд созданного бывшим премьер-министром Михаилом Касьяновым движения «Народно-демократический союз». На съезде я не был (не приглашали), но знаю, что представители более 30 регионов избрали Касьянова своим лидером. Я приветствую создание нового движения, заявившего своей целью фактически устранение нынешнего режима (разумеется, мирным путем), хотя меня и настораживает присутствие среди организаторов примелькавшихся за последние десятилетия фигур. Могу посоветовать наливать новое вино в новые мехи.

На съезде движения присутствовал Гарри Каспаров. Когда он позвонил мне с места действия, я услышал довольно отчетливые крики «Позор! Позор!» Скандировали это, как выяснилось, около двух сотен человек, якобы все они активисты движения «Россия молодая». Могу сообщить Михаилу Касьянову, что это все та же Россия наемной шпаны, которая выступала ранее под логотипом «Наши». Дело в том, что 7 апреля, накануне касьяновского съезда, эти люди пытались атаковать меня, когда я выходил из здания Таганского суда (состоялось заседание по иску НБП к Федеральной регистрационной службе Министерства юстиции; мы оспаривали отказ во всероссийской регистрации, пятый отказ с 1998 года).

Так вот, когда я выходил из здания суда, в меня полетели камни и яйца. Ни один предмет в меня не попал, нападавшие убежали. Милиция оставалась на местах, хотя милицейский автобус стоял в десяти шагах от места нападения. Однако интересно вот что. Нам удалось выследить нападавших, когда они отправились в электричке в Ярославском направлении (в дороге они хвастались попутчикам, что участвовали в нападении на Лимонова). И куда же они направились? В город Королев, тот самый, откуда прибыли в автобусе «Королев-Москва» 25 человек, задержанных после нападения 29 августа 2005 года на нацболов и представителей левых сил в здании горкома КПРФ на Автозаводской улице.

То есть движение «Наши», дискредитировавшее себя фашистскими по стилю нападениями на НБП, власти задвинули, создали движение «Россия молодая», но в качестве исполнителей используют тех же людей, которых использовали «нашисты». Хочу заметить, что глупенькие студенты могут и не знать, участвуя в акциях «Наших», а теперь вот «России молодой», что их руководство нанимает за кремлевские деньги погромщиков. То, что против Касьянова выступают те же силы, что и против НБП,— уже достойный повод для взаимной поддержки. Ибо враг моего врага — мой друг.

Возвращаясь к отказу ФРС в регистрации НБП, заявляю: мы либо добьемся этой регистрации (а также регистрации партии на выборах 2007 года), либо добьемся ухода тех сил, которые препятствуют осуществлению конституционных прав граждан, объединившихся в НБП.

Проблему НБП придется решить. НБП не спрячешь, она есть, активна, лезет из всех щелей российской жизни. НБП уже не пересажаешь — придется разом посадить несколько тысяч активистов. Мы, однако, готовы и к этому. Попытки выдать нас за фашистов не удались. Я предлагаю Кремлю подумать об этом.

12 апреля 2006 года

Сразу, сейчас, сегодня!

На прошлой неделе я упомянул в моем тексте о нападении на меня у Таганского суда 7 апреля, когда милиция безучастно смотрела в сторону. 13 апреля сериал продолжился. На этот раз милиции вообще не было, зато нападавших было более сорока человек. Эта угрожающая толпа ждала меня, когда я вышел из машины. Без криков и лозунгов эти люди двинулись на нас. Была недвусмысленная угроза моей жизни. Национал-большевики, значительно уступая в численности нападавшим, дали им достойный отпор и обратили в бегство. Некоторым из нападавших досталось тумаков.

Насколько мы можем судить, нападавшие — те же самые люди, которые осуществляют действия против Каспарова и Касьянова, по-видимому, они же ответственны за нападение на сотрудницу Каспарова Марину Литвинович. Эта публика называет себя «Россией молодой». Из-за спины у них выглядывает искаженное злобой лицо Кремля. Так же из-за спины «Наших» выглядывало то же лицо. Это своего рода «эскадроны смерти» правящего режима. Дай Бог чтобы они и впрямь не докатились до смерти своей или чужой. Для этого они должны остановиться или их должны остановить. Лживо разглагольствуя об опасности фашизма, власть сама создает одну за другой фашиствующие организации, нападающие на лидеров оппозиции.

Судья вынужден был вызвать милицию и ОМОН. Естественно, те приехали, когда мы уже победили. Естественно, что стражи порядка стали хватать нацболов, чтобы сделать их виновными. Слава Богу, это им не удалось. Наша общественность правильно делает, когда возвышает свой голос в защиту, например, иностранных студентов, время от времени избиваемых в российских городах. То, что регулярно и правоохранительные органы и прокремлевские фашиствующие организации нападают на национал-большевиков, возмущает общественность чуть-чуть. Мало возмущает. Мы не можем драться с ОМОНом и милицией, атакующими нас (в тех случаях, когда они это делают), но мы даем и будем давать отпор гражданским наемным лицам, атакующим нас.

Еще год назад, после первых нападений нашистов на нацболов, я сказал, обращаясь к Кремлю: «Хотите Берлин 20-х — получите Берлин 20-х!» И вот, видите, все происходит как сказано, ибо избиения и нападения вызывают ненависть и отпор. Обращаюсь к «великим» стратегам из кремлевских корпусов и со Старой площади: уберите свою шпану с улиц. И знаю, что не буду услышан. Обязан призвать.

Судья? Результат суда? Конечно, принято решение не в нашу пользу. Я знал, каким будет решение: в России все, как правило, всегда знают результат, он будет в пользу власти. Мы оспаривали отказ ФРС Минюста в регистрации НБП. Пятый отказ с 1998 года. Отвратительная с виду, распухшая, как утопленник, тетка из ФРС (неправдоподобно черные волосы над мучнистым лицом) упоенно лгала. Судья в перерыве полил цветочки в зале суда (жирные зеленые гады заплели все окна). Я глядел и думал: откуда такие родятся? Лживые работники Зла — откуда? Философические мои размышления были лишь эмоциями. Я знаю, что рассуждать тут нечего, пример надо брать со святого Георгия, поразившего дракона копьем и мечом. Зло должно быть повержено. Зло — это глубокая неправда, это издевательская ложь. Зло — это Кремль.

Ну конечно, мы все это обжалуем. Без устали и досады — и в Мосгорсуде обжалуем, и в суде Европейском. Нам нужна психологическая победа. И мы ее добьемся. Мы добьемся, чтобы мир признал, что мы — репрессируемая Кремлем политическая партия. И что репрессируют нас исключительно за политическое инакомыслие.

Прокатившиеся по стране протесты против реформы ЖКХ страдают одним тактическим изъяном: у них нет формирующей цели — пошумели и разошлись. Нужно идти к губернатору или мэру и требовать ответа. Нужно идти к чиновникам в кабинеты, если они не хотят выйти к народу. Следует формулировать требования таким образом, чтобы неизбежно последовал результат. Следует выдвигать конкретные требования и ставить конкретные сроки. Чего вы (мы) хотите (хотим)? Вернуть цены в ЖКХ на уровень января 2004 года? Тогда именно этого и следует требовать везде, по всей России, и не успокаиваться, пока именно это требование не будет удовлетворено. НБП в своей программе действий предлагает именно заморозить цены на ЖКХ, вернув их на уровень 1 января 2004 года. Нельзя действовать без цели. Это лишь стихийная борьба, а она должна быть организованной.

Обязанность государства — обеспечить гражданам достойный уровень благосостояния. Страна сегодня богата: за пазухой государства прячет 60 миллиардов долларов стабилизационного фонда. Почему же от одной трети до половины наших граждан еле сводят концы с концами? Государство жадно прижимает 60 миллиардов для нужд высших должностных лиц государства? С какой стати? Нам, гражданам, никто внятно не объяснил. Уже одно это обстоятельство могло бы послужить причиной для народных волнений и требования сменить и президента, и правительство. Так давайте давить, давайте добиваться наших с вами денег.

Не хотят президент и правительство раздавать каждому гражданину часть стабилизационного фонда? НБП и я от имени партии предлагаем другую схему повышения благосостояния граждан.

1. В соответствии с федеральным законом 1995 года восстановить вклады граждан, утерянные в 1992 году. Деньги взять из стабилизационного фонда. РФ исправно выплачивает внешний долг странам-кредиторам. Страна даже выплачивает долг французам по облигациям, выпущенным в годы Первой мировой войны. А что российские граждане — их можно ногами пинать? Отдайте деньги! Предпочтение должно быть оказано внутреннему долгу.

2. Отменить подоходный налог для лиц с низкими и средними доходами. Это позволит людям чуть-чуть стать на ноги, туфли купить новые, костюм. Старики ведь ходят в старом тряпье. Отменить налог как минимум на пять лет. А там посмотрим.

3. Заморозить цены на ЖКХ, как я уже говорил, на уровне 1 января 2004 года. Российские граждане не могут оплатить ваши прихоти, чиновники. К тому же, как я недавно узнал, организации, занимающиеся ЖКХ, в большинстве российских городов скупил олигарх Вексельберг. Вы помните его яйца, точнее, яйца Фаберже — царский подарок не то президенту, не то казне? Может, в обмен на яйца ему и позволили скупить все эти ДЭЗы и что там еще, жилищно-коммунальные конторы? Моя информация требует детализации, но подумайте: оказывается, замусоленные бумажки из-под матрасов старушек идут олигарху. Каково!

4. Квартиры безумно дороги. Приобрести жилье в течение одной человеческой жизни честным трудом нереально для большинства населения. Разрабатываются заумные схемы строительства якобы относительно недорогих квартир, но это утопия. Жить надо сегодня. НБП предлагает: пересмотреть и перераспределить жилищный фонд РФ. Расселить нуждающихся и в нежилые помещения. Позволить гражданам самим восстановить покосившиеся здания, разрешить «сквоты». Да пусть у нас будет скопище каких угодно курятников и бидонвилей, но у молодежи будет свое жилье. Сейчас.

Это лишь часть наших предложений. Их прелесть в том, что их можно осуществить сразу, сейчас, сегодня.

21 апреля 2006 года

Одним ведром больше

17 апреля сенатор, председатель комитета по международным делам Совета Федерации, вице-спикер ПАСЕ Михаил Маргелов разразился статьей, помещенной на сайте РИА «Новости». Статья называется «Европейские ценности надо уметь защищать». Тема его статьи — неонацизм, который якобы угрожает жителям европейских городов. Цель его статьи — очернить НБП в глазах европейцев, дабы не допустить положительного решения Страсбургского суда по жалобе нацболов на ликвидацию партии, осуществленную в 2005 году Московским областным судом и подтвержденную (после внутренней борьбы в ВС) судом Верховным. Судите сами. Вынужден процитировать заказную агитку Маргелова:

«Между тем СС вместе с СА и Гестапо были признаны в Нюрнберге криминальными организациями. Нюрнбергский трибунал задал установки, которые полностью совпадают с ценностями современной Европы. Мы не можем жертвовать этими ценностями ради прав неонацистов и борцов за тоталитаризм. В Страсбурге идет процесс по жалобе российских национал-большевиков. Им было отказано в регистрации. Мне не известно, что представили суду ответчики и истцы, но экстремистские и антидемократические устремления этой партии в России известны хорошо. Недавно под давлением общественного мнения сменилось руководство другой российской партии — «Родина». Эта партия замечена в разжигании национальной розни. Сменится ли идеология этой партии — вопрос».

С первого взгляда у меня было впечатление, что Маргелов перепутал статьи, как бы сбой компьютера: строки из одной статьи — об СС и Гестапо — попали в другую, в статью о политике современной России. Но вспомнив, что уже целая дюжина или более высших чиновников законодательной и исполнительной власти с 20 февраля выступили против НБП и меня лично, каждый со лживыми и подлыми обвинениями, я понял, что вот и Маргелов подоспел со своим ведром дерьма. На самом деле то, что происходит,— беспрецедентно в истории даже современной России. В течение двух месяцев против партии и меня лично развязана гнусная кампания шельмования. Причина — 15 апреля адвокат НБП Джалиль Сирожидинов отправил в Страсбургский суд жалобу против незаконной ликвидации НБП. Просто перечислю здесь те залпы дерьма, которые я заметил или мне на них обратили внимание. Возможно, есть еще и другие залпы дерьма, которых я не заметил.

Итак, 30 февраля, через пять дней после подачи нами жалобы, появилось интервью в «МК» Андрея Воробьева, руководителя ЦИК «Единой России». Он впервые, специально для Лимонова придумал термин «гламурный фашизм», он обвиняет меня таким образом:

«Лимонов, чьи идеи сегрегации, то есть идеи дискриминации по национальному признаку широко известны».

(Автору романа «Это я, Эдичка», я думаю, нет нужды оправдываться в обвинениях в сегрегации. Воробьев выглядит идиотом со своими обвинениями, но служба, дали заказ).

В конце февраля тему развивает любавический раввин Берл Лазар, неизвестно каким хитрым образом оказавшийся во главе Федерации еврейских общин России, если еще учесть, что он родом из Италии. Берл Лазар обращается (через автоответчик!) с гневной отповедью в адрес редактора журнала GQ, где я веду уже более года колонку. О его вмешательстве в мою судьбу сообщают СМИ. 10 марта под исходным номером 3038 председатель правления ФЕОР некто Александр Борода отсылает в редакцию журнала GQ письмо и около 30 страниц макулатуры, никакого отношения ко мне не имеющей. Достаточно сказать, что половина «доказательств» — рисунки питерского художника Лебедева-Фронтова и смоленского Эдуарда Кулемина. В письме сказано, среди прочего:

«Человек, постоянно призывающий к противоправным действиям, насильственной смене власти и фактически — к гражданской войне, не должен иметь возможность выхода на широкую аудиторию через СМИ даже как писатель или тем более публицист. Потому что его имя, как имя любого «вождя» экстремистской организации, уже является символом идеологии, носителем которой является он и его приспешники»…

«Федерация еврейских общин России обращается к редакции журнала GQ с призывом лишить экстремиста Эдуарда Лимонова возможности обращаться к широкой аудитории, чтобы избежать губительных последствий распространения его идей в обществе».

Я думаю, что вскоре идея г-на Бороды достигла ушей председателя Общественной палаты Велихова, и он выступил с законодательной инициативой о запрещении печатать и произносить имя «Эдуард Лимонов» — после того как справится с задачей запрета символов враждебных идеологий «доллар» и «евро». Я не считаю, что посты главного раввина и председателя правления ФЕОР, так же как сан в православной церкви, избавляют человека от порока раболепства и пресмыкательства перед властью.

16 марта появляется в «КП» статья некоего Игоря Баринова — депутата Госдумы, председателя подкомитета по борьбе с терроризмом. Статья называется «Танцы с волками», и проиллюстрирована она фотографией замерзших немецких солдат где-то в России. (И «МК», и «КП» в эти месяцы, с конца февраля и поныне, вовсе не ограничивают себя тем, что публикуют только лживые нападки на меня видных сановников. Гнусные статьи просто «журналистов» идут потоком. По факту публикации в «КП» от 26 февраля я подал в суд.) Баринов тоже плюется дерьмом:

«Прежде чем приглашать Лимонова на свои конференции, тому же Каспарову следует внимательно изучить практику борьбы с фашизмом в Западной Европе».

Ну и так далее.

Между тем известный «аналитик», а на самом деле агитатор и пропагандист режима Г.Павловский не забывает меня в своих воскресных телеагитках в марте и апреле. Ему вторит еще один пропагандист Александр Ципко. Вместе они читали лекции «нашистам» на Селигере, то есть шпане, которая виновна во многих десятках нападений на нацболов, в избиении бейсбольными битами. В «Российской газете» от 29 марта в статье «Свой — чужой». Там, в правительственной газете, стоит это подчеркнуть, Ципко послушно исполняет заказ — не допустить положительного решения по делу о ликвидации НБП в Страсбурге. Старый человек, но послушно бубнит:

«Конечно же, борьба с лимоновцами является по духу и по сути борьбой с проявлениями фашизма в России».

Затем в бой вступает сенатор Нарусова — большой моралист, мама Ксюши Собчак. Вряд ли она читала хоть строчку Эдуарда Лимонова. Затем, совершенно уж неожиданно, призывает бороться «со скинами и национал-большевиками» мэр Юрий Михайлович Лужков. (Юрий Михайлович, а вы помните август 1999 года, когда нацболы мирным путем захватили Башню Клуба моряков в городе Севастополе и вывесили лозунг «Севастополь — русский город», а потом гнили шесть месяцев в украинских тюрьмах. Лозунг тот был тогда и ваш лозунг!) Юрий Михайлович, вас вытеснили из политики, зачем вам эта грязь на душу? Ложь эта зачем?

Затем в ХХС три дня вещает некий собор. Согласно моим данным митрополит Филипп называет меня не то дьяволом, не то слугой дьявола. Ну, понятно, РПЦ с XV века под государями, запряженная для их нужд, весело, жирненькая, бегает. Дальше — больше: вступает господин министр. В газете «Известия» за 14 апреля на первой полосе в статье «По какой статье пойдут националисты?» нашел я сообщение:

«На заседании правительства в четверг с докладом по законопроекту, который призван ликвидировать существующий пробел в Уголовном кодексе, выступил министр внутренних дел Рашид Нургалиев».

Это его ведомство, анализируя в течение последних лет ежедневные милицейские сводки, отсеивало сообщения о захватах военкоматов и судов, блокадах пикетчиками федеральных трасс и прочих правонарушениях, совершенных участниками молодежных экстремистских организаций. В своем докладе Нургалиев назвал особо активных, чья деятельность

«таит в себе угрозу законности и правопорядку».

Это — Национал-большевистская партия, скинхеды, «Российское национальное единство» и «Актив красной молодежи». Члены этих организаций по всей стране активно участвовали в акциях протеста, связанных с монетизацией льгот, реформой жилищно-коммунального хозяйства, и призывали участников к захвату зданий органов власти. А это, по мнению руководителя МВД,

«не только наносит материальный вред, но и значительно подрывает авторитет государственной власти».

Остановился. Главный милиционер страны сказал по простоте душевной то, что другие, с позволения сказать, «государственные деятели РФ» тщательно избегали говорить. Что «нацизм», «фашизм» гламурный и негламурный — лишь неловкий тупой предлог деревенских стратегов Кремля, что ненависть к НБП и только к ней объясняется этим

«активно участвовали в акциях протеста, связанных с монетизацией льгот, реформой жилищно-коммунального хозяйства, и призывали участников к захвату зданий органов власти».

Скины тут приплетены (так же как давно несуществующее РНЕ, кому как министру МВД этого не знать), чтобы испачкать национал-большевиков. Скины, участвующие в акциях протеста против монетизации,— нечто неслыханное, г-н министр, ей-богу. Это уже не скины, а социалисты какие-то.

Первый канал телевидения, 16 апреля. Некто Дмитрий Липскеров — говорят, писатель (но кто читал его книги? где они?), член Общественной палаты, член «Объединенного гражданского сопротивления фашизму»:

«Некоторых политиков, некоторых деятелей культуры, которые насаждают ксенофобские настроения, ну, например, писатель Лимонов, бывший руководитель партии «Родина» и многие-многие другие, должны стать персонами нон-грата в стране, в обществе. Им не должны предоставляться трибуны ни газетные, ни телевизионные, издательства не должны сотрудничать с такого рода людьми, не печатать их книги, то есть общественная обструкция, что называется».

Ну да, издательства взамен будут печатать Липскерова.

Ну а 17 апреля выступил г-н Маргелов. Он на таком высоком, авангардном, выдвинутом на Запад посту находится, что врет как все, но цели не скрывает. Упомянув СС, СД и гестапо, он открывает истинную причину наезду сановников на меня и НБП:

«В Страсбурге идет процесс по жалобе российских национал-большевиков».

А, так бы сразу и сказали, гнусные ребята! Между тем мы готовим для отправки в ПАСЕ материалы о сорока (!) случаях физических нападений на членов НБП.

25 апреля 2006 года

Обращение ФЕОР к редакции журнала GQ

Федерация еврейских общин России всегда выражала непринятие любой ксенофобской и экстремистской идеологии, провоцирующей дискриминацию и насилие. Именно поэтому ФЕОР поддержал подписание Антифашистского пакта 20 февраля этого года.

Сегодня стал очевидным тот факт, что маргиналы и экстремисты, независимо от провозглашаемой политической позиции, все чаще выступают единым фронтом. Это еще раз подтвердили демонстрации 23 февраля, когда левые радикалы шли в одних колоннах со скинхедами и неонацистскими группировками.

Именно поэтому ФЕОР призывает бороться с экстремизмом, который всегда влечет за собой ксенофобию и нетерпимость. В этой связи, ФЕОР призывает все СМИ лишить лидеров экстремистов трибуны, возможности высказывать свои взгляды и рекламировать себя.

Одним из наиболее одиозных лидеров экстремистов является лидер нелегальной организации «Национал-большевистская партия» Эдуард Лимонов, постоянный автор русскоязычной версии журнала GQ.

*

Обращение Федерации еврейских общин России к российской редакции журнала GQ.

Федерация еврейских общин России выражает свою озабоченность тем фактом, что на страницах одного из ведущих интеллектуальных мужских журналов России и мира имеет возможность высказывать свои взгляды один из наиболее одиозных лидеров российских экстремистов Эдуард Лимонов.

На наш взгляд, человек, постоянно призывающий к противоправным действиям, насильственной смене власти и фактически — к гражданской войне, не должен иметь возможность выхода на широкую аудиторию через СМИ даже как писатель и тем более публицист. Потому, что его имя, как имя любого «вождя» экстремистской организации, уже является символом идеологии, носителем которой является он и его приспешники.

Активисты НБП неоднократно высказывали свое восхищение германским национал-социализмом, а так же принимали участие в демонстрациях, организованных радикалами фашистского толка. Это лишний раз подтверждает существование опасности объединения разномастных маргиналов и радикалов в единый фронт. Последствия такого объединения хорошо известны из истории.

Выдвижение Эдуарда Лимонова на соискание премии журнала GQ «Человек года — 2005» в номинации «Политик года» можно расценивать как полное непонимание процессов, происходящих в среде маргинальных политических групп, или как провокацию и попытку превращения экстремизма в модное политическое течение. Присутствие статей этого человека на страницах журнала GQ вызывает недоумение у правозащитных и общественных организаций, журналистов, а так же читателей издания.

Сегодня, когда политические, общественные и религиозные организации объединяются для созидательной деятельности на благо России и борьбы с теми, кто призывает к разрушению и насилию, Федерация еврейских общин России призывает редакцию журнала GQ лишить экстремиста Эдуарда Лимонова возможности обращаться к широкой аудитории, чтобы избежать губительных последствий распространения его идей в обществе. Ведь экстремизм — социальный, национальный или религиозный — одинаково опасен для будущего нашей страны.

Председатель правления Федерации еврейских общин России А.Борода

2 марта 2006 года

Фабрика лжи

Суть властвующего ныне режима — тупая фронтальная ложь. Открываю газету «Жизнь» 24 апреля. Заголовок:

«Скинхеды убили 17-летнего студента в центре Москвы».

Второй заголовок:

«Удар в сердце».

Текст:

«Озверевшие нацболы зарезали 17-летнего студента Вигена Абрамянца в самом центре Москвы».

Кровь бросается в голову. Вы что, жабы из «Жизни», пишете? Да за такое, за ложь такую срок полагается… Знаменитый комитет по печати, он что делает, он куда смотрит? Кто заказал «Жизни» эту отвратительную ложь? Сами? Играют? Но это не то, во что можно играть.

27 апреля. Подъезжаю к Савеловскому суду. Он похож… ну такое скопление войск я видел в последний раз под городом Сараево в 1992 году. Батальон, не менее, всех родов милиции: омоновцы, солдаты внутренних войск, милиция обыкновенная. И в гражданском упитанные ребята рубоповцы и знакомые лица ФСБ. Плюс толпа шелудивых личностей, называющих себя «Россия молодая». Сооружают некий стенд или помост. Все вокруг нервные. Присутствует и полсотни нацболов, пришедших меня поддержать. Дело в том, что я всего-навсего подал в суд на одиозное издание «Комсомольская правда» за статью в номере от 26 февраля. Я обвиняю их во лжи и клевете.

Прохожу в суд. Внутри он набит милицией. Меня, что ли, охраняют? Так я не просил. От меня охраняют? Кого? Зомбированных шелудивых личностей, называющих себя «студентами»? Но зачем тогда разрешили им проводить митинг у Савеловского суда? Да не только разрешили, но разрешили на весь световой день, с 9:30 до 15:30.

Стенд эти «студенты» соорудили. Лозунг: «Лимонов стреляет в детей», изображен лимон с автоматом. Очень глупо и тупо все. И пять сотен взрослых серьезных мужиков в форме охраняют шелудивых личностей от национал-большевиков, разделив их железными оградами. Проще было не давать разрешения на проведение митинга, в Москве префектуры постоянно отказывают жаждущим по многим причинам. Но префектуре, видимо, дан приказ стравить прокремлевскую шелудивую организацию с нацболами. А у милиции прямо противоположный корпоративный интерес — не допустить беспорядков в городе, подобных тем, что произошли 13 апреля у Таганского суда.

В каких детей я стреляю? Шелудивые повторяют тут прокремлевскую ложь, что якобы в столкновении 13 апреля якобы невинно пострадал проходивший мимо некий подросток. То ли 13, то ли 14, то ли 15-летний. И все это прокремлевский бред. Проходить мимо того боестолкновения было невозможно, потому что оно имело место во дворе суда. Этот парень был нападавшим, если он был вообще.

Хочу уточнить обстоятельства случившегося 13 апреля. С утра в окрестных дворах собирались группы здоровых мужиков. Нацболов это встревожило, потому что 23 марта у клуба «Билингва» на меня было совершено нападение, так же как и 7 апреля во дворе Таганского суда после первого заседания. Потому 13-го мы были настороже. Когда я вышел из машины во дворе Таганского суда, на нас набросилась толпа, вооруженная вовсе не яйцами, как уверяет прокремлевская сторона, а бутылками и палками. И они получили достойный отпор. Законный, подчеркиваю, в пределах допустимой самообороны. Правоохранительные органы этого, кстати, не оспаривают. Агрессоры получили по рылам, потому что нападали. Была непосредственная угроза моей жизни. Точка. То же самое будет повторяться отныне всегда. Потому что московская прокуратура приостановила расследование по четырем уголовным делам, открытым в прошлом году по массовым нападениям на национал-большевиков в 2005 году — 29 января, 12 февраля, 5 марта и 29 августа (вы помните, когда на Автозаводской улице нацболов избивали бейсбольными битами молодчики в масках).

Расследование приостановлено незаконно. Вопреки тому факту, что по четырем этим делам имеются более сорока свидетелей, которых следовало перевести в обвиняемых. Два других уголовных дела по нападениям 14 января 2006 года вяло затягиваются московской прокуратурой, и, видимо, их ждет та же участь. После месяца пребывания в СИЗО следователи выпустили на свободу четырех бандитов-«нашистов» (один из которых участвовал в трех нападениях на нацболов). Если правосудие наглым образом отказывается наказывать налетчиков, по которым плачет как минимум статья «Покушение на убийство», то члены НБП сделали вывод. Конституция дает нам право на самооборону. Этим правом мы воспользовались 13 апреля и будем пользоваться им впредь всегда, когда возникает опасность.

Правительство и президент — или кто там заведует у них репрессиями — администрация президента? Так вот, они тронулись умом, помешались. Неприязнь к созданной не ими свободной и независимой организации НБП увлекла их так далеко, что уже и не чеченцы видятся им главными врагами, но национал-большевики. Все прочее происходящее в стране кажется им неважным. Потому глава МВД Нургалиев посвящает свой доклад в правительстве практически исключительно Национал-большевистской партии. Потому брошюра «Агитатор «Единой России»» идентифицирует единственного врага экстремиста, всех других мутно обобщая до такой степени, что становится понятно: эти обобщенные понятия — тоже НБП.

Цитирую «Агитатор»:

«Экстремистские группировки, начиная от фашистов, «оранжевых», «коричневых» и заканчивая НБП, прикрываются псевдодемократическими лозунгами, обвиняя государство в том, что в нашей стране зажимается демократия, под которой они ущербно понимают анархию и вседозволенность. Их истинная цель — воровство, дестабилизация, а возможно, и распад России. Их лицемерная деятельность координируется из-за рубежа. Своим безответственным поведением они готовы ввергнуть нашу Родину в хаос. В этой своей цели они полностью примыкают и к сепаратистам, и к террористам».

Я руководитель партии НБП (на кремлевском языке она же — «оранжевые», «коричневые» и фашисты). Заявляю: я не управляюсь из-за рубежа. «Единая Россия» лжет. Есть доказательства — пошли в суд. Моя цель — не воровство. Я достаточно известен своим пренебрежением и к имуществу, и к деньгам. Я не примыкаю к террористам. Это гнусная ложь. У вас есть доказательства, что примыкаю,— судите. Я не прикрываюсь псевдодемократическими лозунгами. Еще в 2001 году я написал президенту Путину из тюрьмы «Лефортово», из камеры 32, открытое письмо (тогда же национал-большевики опубликовали его отдельной брошюрой), где писал:

«Что нужно России? Свобода нужна ей прежде всего во всех областях жизни».

И продолжал:

«Во внутренней политике необходимо: войну в Чечне нужно закончить и дать Чечне независимость… Следует прекратить практику показательных процессов… Очистить тюрьмы. Для этого пересмотреть Уголовный кодекс… В стране должна быть проведена срочная и массивная десоветизация силовых структур и органов правосудия, как-то: МВД, ФСБ, Министерства юстиции, прокуратуры и судов… Следует отменить антидемократический Закон о политических партиях. Отобрать у Министерства юстиции право регистрации политических партий. В регистрации партий вообще нет нужды… Следует распустить нынешний состав Государственной думы РФ, избранный в 1999 году с непозволительным вмешательством и помощью государства. Назначить внеочередные выборы в Госдуму… Отменить 5-процентный барьер прохождения партий в Думу. Допустить к участию в выборах уже реально существующие партии: КПРФ, СПС, «Яблоко», «Трудовую Россию», РКРП, НБП, аграриев, «Единство», ЛДПР, «Отечество», «Всю Россию» и другие, повторяю, реально существующие партии. Отменить денежный залог как особо циничную форму дискриминации бедных партий на выборах. Честно обнародовать результаты выборов, каковы бы они ни были. Правительство России должно быть сформировано той политической партией, которая получила большинство голосов на выборах в Государственную думу. В случае если абсолютного большинства не будет иметь ни одна партия, партия, получившая простое большинство голосов, создает коалиционное правительство в союзе с другими партиями».

Все перечисленные меры суть демократические. Молодая единороссовская сволочь что, не читала моего открытого письма? И до этого письма, и после я высказал свои взгляды неоднократно. Но своей брошюрой «Единая Россия» нагло пытается обмануть людей.

Кремль, администрация президента, «Единая Россия», молодая сволочь с внимательными носами отличников — питомцы ФЭПа Павловского, образовали этакую пыхтящую ежедневно фабрику лжи. Не проходит дня, чтобы какой-нибудь из столпов самодержавия чего-нибудь не прокрякал продажным голосом. Г-н Исаев 28 апреля высказался в поддержку заявления Солженицына только для того, чтобы ударить по НБП:

«…в нашей стране, 60 лет назад победившей фашизм, все еще существуют политические силы типа НБП, которые копируют нацистскую символику… Мы призываем политические силы быть более разборчивыми, а общество быть нетерпимым к проявлениям экстремизма и ксенофобии».

(Бывший анархо-синдикалист, обхохочешься, в 1992 году этот господин Исаев принимал меня в редакции газеты «Солидарность» в сапогах, с гривой волос а-ля Махно, а на стене висело черное знамя с черепом и костями!) Наше партийное знамя красное, в центре — черные серп и молот на белом фоне. Это наше партийное знамя, учрежденное в 1993 году. Мы никому его не навязываем. Если вам, всемогущим единороссам, не нравится эта «символика», что вам мешает запретить красное знамя и серп и молот, а? Слабо?

4 мая 2006 года

Надо быть прагматичными

Я редко комментирую внешнюю политику РФ, поскольку справедливо полагаю, что от меня — лидера оппозиционной радикальной непарламентской партии — внешняя политика пока еще так же далека, как та сторона нашей Вселенной, которая находится за Солнцем. Так называемая геополитика, модная дисциплина, которой с удовольствием предаются студенты, отставные генералы и Александр Дугин, представляется мне пустой тратой времени. Чтобы играть в геополитику, эту игру богов, нужно как минимум быть главой государства, да не просто главой, а энергичным лидером. Тем не менее я обратил внимание на заявление вице-президента Соединенных Штатов Дика Чейни. Он предложил России «вернуться к демократии» или «стать врагом».

Конечно, Соединенным Штатам также можно пожелать вернуться к принципам демократии, ну хотя бы в международных отношениях (иракская авантюра провалилась, да и афганская пробуксовывает), однако я согласен, как это ни парадоксально, с Чейни. России надо даже не вернуться, но провести в 2007 году первые в истории страны свободные выборы. В которых примут участие все реально существующие политические партии: КПРФ, «Единая Россия», ЛДПР, «Яблоко», СПС, «Родина», а также такие не зарегистрированные Минюстом, но реально существующие политические образования, как НБП, ОГФ Каспарова и НДС Касьянова.

Центральная избирательная комиссия во главе с Вешняковым должна быть распущена, а на ее месте создана независимая избирательная комиссия, состоящая из независимых адвокатов, правозащитников и наблюдателей в равном числе от всех политических партий. Все партии должны оказаться в равных условиях. Для этого каждая партия должна будет собрать 200 тысяч подписей граждан за свое выдвижение. Привилегии для парламентских партий следует отменить. Также недопустим будет денежный залог вместо сбора подписей.

Процентный барьер для прохождения в Государственную думу должен быть отменен совсем. Страна, в которой все еще мало единомыслия, не может вводить его насильственно, урезывая в правах иметь своих представителей в Думе миллионы людей. (Сегодняшний барьер прохождения в Думу — 7% — соответствует недопущению к представительству в Госдуме около 8 миллионов избирателей!)

Было бы разумным провести одновременно с парламентскими выборами и выборы в губернаторы субъектов федерации, восстановив право граждан выбирать региональных руководителей. Губернаторов можно избрать вторым бюллетенем. Третий бюллетень содержал бы кандидатов в главы областных судов — такой шаг был бы гигантским шагом вперед по разделению властей: судебная власть должна быть зависима не от воли губернатора или главы государства, но от волеизъявления граждан. Даже только эти шаги изменили бы климат в стране. (Впоследствии следовало бы избирать и судей Верховного и Конституционного судов, а также начальников милиций.)

На основании результатов свободных выборов возникнет да, разношерстная, но живая Государственная дума. У меня нет никаких сомнений, что ни одна партия не будет иметь даже четверти мест в Думе. И это будет отлично, потому что на фундаменте результатов выборов в Госдуму будет создано коалиционное правительство и оно наконец-то станет рулить страной исходя из интересов не одной, но многих групп граждан.

После декабрьских выборов 2007 года будет смысл оттянуть президентские выборы — провести их, скажем, не в марте, а в октябре. Для того чтобы дать возможность гражданам отвыкнуть от абсолютизма и привыкнуть к многопартийности. Безусловно недопустимой должна быть признана поддержка действующим главой государства некоего условного «преемника». Вероятнее всего, выбирая президента России, граждане захотят смоделировать выбор президента по результатам выборов в Госдуму. Как бы там ни было, подсчет результатов должен быть проведен независимой избирательной комиссией, а цифры проверены и честно опубликованы, независимо от приязни или неприязни администрации страны к избранному, кто бы он ни был.

Эти ли процессы имел в виду Дик Чейни, не знаю, но вот для меня это единственный путь для России. Все другие пути неприемлемы.

Имел ли право вице-президент Америки на подобное высказывание? Да на любое имеет право, он же не ракетой в нас запустил, а словами. Россию пригласили в Вильнюс, но президент Путин туда не поехал и не послал ни умного, ни неумного человека, чтобы заявить о позиции России. То есть Путин оставил поле боя идеологическому противнику. (ВВП вообще зарывает голову в песок, прячется, когда возникает ситуация конфронтации. Прятался от своего народа, когда погибла АПЛ «Курск», прятался в кризисах со взятием заложников в Москве и в Беслане.)

Россия Путина вообще не проявляет никакого интереса к геополитической ориентации окружающих ее стран, бывших республик СССР. России Путина была безразлична судьба стран Балтии, путинцы за них не боролись. Вся внешняя политика РФ — это злость, месть и досада. Ничего умного. Сцепились с Грузией не из-за того, что нужна Грузия, а сцепились с Саакашвили, сцепились с Украиной, потому что «проиграли», как они считают, решили наказать ценами на газ, да так неуклюже… У меня в партии есть пара десятков нацболов, которые справились бы с внешней политикой России умнее, чем вся администрация президента и его МИД. Кем набито огромное здание на Смоленской, если некого было послать в Вильнюс?

Соединенные Штаты распространяются повсюду, куда могут распространиться. Покупают страны, привлекают их элиты, перекупают, интригуют. Не брезгуют никакой самой отдаленной и самой задрипанной страной. Исходя, по-видимому, из разумного принципа запасаться впрок. Они смотрят на планету как на свой большой двор.

Еще у них есть такая антропологическая особенность. Янки агрессивны, но против своего собственного народа вовсе не ополчаются или делают это крайне редко и не очень уж больно (последний пример — «маккартизм» в 50-е годы). Россия же Путина возродила жуткие самоедские привычки и, как бог Кронос, любит пожирать своих детей. Чавкая.

Русский президент занят. Столько энергии потрачено на то, чтобы угробить «ЮКОС»: хватило бы на десяток стран. Столько энергии тратится на подавление инакомыслящих организаций — за одной только НБП десятки тысяч топтунов, рубоповцев, нашистов, эфэсбистов и прокуроров «ухаживают». На внешнюю политику времени и сил не остается. Да еще и трусость берет. Потому и в Вильнюс не поехали. Трусы потому что. Я бы поехал. Построил бы всех.

Держава не может быть великой, если во главе ее стоят маленькие люди. Возобновим естественный отбор, пусть народ хлынет на политическую сцену России. Потому нужны свободные выборы. Чейни тоже так считает? Хорошо. Пусть так же считают главы государств «большой восьмерки» и вытолкнут из своей среды Путина. Нам здесь будет легче убедить тех избирателей, которые слепо голосуют за подполковника и готовы поддержать его любого преемника-ставленника. Будем говорить: «Смотрите, от него все отвернулись, его методы неприемлемы, он изгой». И это нам поможет заставить его уйти. Потому что он отобрал у нас свободу, а значит, жизнь. Надо быть прагматичными.

11 мая 2006 года

Демократия и демография

Глядя на свое расписание за прошедшую неделю, вижу, что жизнь моя проходит в ритме судов и уличных боестолкновений.

9 мая на общую с КПРФ демонстрацию я намеренно не пошел — облепленные как мухами ментами и ОМОНом демонстрации оппозиции давно уже превратились в прогулки заключенных. В прогулках заключенных, поверьте, я знаю толк, отходил под конвоем годы. Так что национал-большевики ходили 9 мая без меня. Трескучие фразы с трибун я произносить не хочу, а те фразы, что я хочу сказать, я сказать не могу: инквизиторы по судам затаскают, а то и посадят. (Мне известно, что и в «Единой России», и в кабинетах повыше усиленно высказывается желание посадить меня.)

10 мая состоялось заседание Тверского суда по делу Ольги Кудриной и Жени Логовского. Интересно отметить полное отсутствие милиции у здания суда — а ведь 27 апреля, в день предыдущего процесса по делу национал-большевиков (мой иск к «Комсомольской правде»), нагнали батальон всех родов милицейских войск. Зато 10 мая были все мыслимые спецслужбы. Видимо, устроители судилищ сменили тактику. Приговор последовал жестокий: 3,5 года общего режима для Ольги Кудриной и 3,5 года условно для Жени Логовского. Их «преступление» в стиле гринписовцев — из окна гостиницы «Россия» вывесили транспарант «Путин, уйди сам!» — было совершено год назад, 4 мая 2005 года. Обвинительного приговора ожидали, но не такого сурового. Кудрина и Логовский на суд не явились.

Почему такой суровый приговор? Видимо, московский «баши» озлился на нарушение нацболами его спокойствия во время визита Ангелы Меркель в Томск 27 апреля, когда нацболы сумели пробраться к телу «самого» и вручили Меркель антипутинскую листовку.

11 мая состоялся суд над Дмитрием Васильевым, якобы ударившим милиционера ногой в грудь во время акции протеста против приговора 39 национал-большевикам. Дело происходило на крыше Никулинского суда — нацболы кричали: «Свободу политзаключенным!», «Путин, уйди сам!», «Долой монетизацию льгот!», «Свободу прессе!». В акции участвовали 30 человек, однако показательно наказать решили одного. Не из гуманности — кремлевские царедворцы сами признавались, что «процесс 39-ти» принес власти огромную потерю в репутации. Так что массовых процессов, видимо, будут избегать, а по отдельным лицам репрессировать по полной программе. Дмитрий Васильев, 23 года, получил три года колонии-поселения. «Ударил в грудь ногами» — дикая фантазия «правосудия». Кто у нас в России этого не понимает?

11 же мая в клубе ОГИ на Петровке вечером должны были быть объявлены победители литературной премии «Исламский прорыв» — достойного уважения начинания, призванного поощрить светскую литературу российского мусульманского мира. Я вместе с издателем Ильей Кормильцевым, писателем Сергеем Шаргуновым и другими достойными людьми являюсь членом жюри этой премии.

За полчаса до начала моим охранникам и мне стали названивать с места события. Оказалось, во двор туда съехались около восьмидесяти зомби из организации «Местные». В числе этих зомби («Местные» — это якобы организация под губернатором Громовым) было около двадцати детей лет 10–12, судя по виду — детдомовцы. Милиция, как в случае сцены у Тверского суда, практически отсутствовала, зато спецслужбы были в полном составе. Более того, как сообщили очевидцы, один из руководителей центра «Т» встречал колонну «Местных», указывая им путь. Что указывает на прямой провокационный сговор между ветвями властей.

Среди лозунгов, помимо привычного «Лимонов — фашист!», был и актуальный «Лимонов тебе не вручать, а получать! Срок!» Каким непостижимым образом мелкие зомби догадались о желании властей посадить меня?! Я услышал об обсуждении этой темы конкретными лицами и в конкретном месте, это была закрытая информация. Но кто сообщил этот лозунг недоразвитым, судя по лицам на фото, парням из Подмосковья? Сами догадались?

Я принял решение не ехать на вручение премии. Поскольку было понятно без слов, что готовится провокация. Детей привели, естественно, намеренно, чтобы в момент, когда национал-большевики начнут защищать своего лидера, снять этих испуганных маленьких зомби и представить в газетах и на сайтах как жертв национал-большевистского зверства. Милиция была намеренно отозвана, ибо стала бы наводить порядок — по крайней мере попыталась бы. Ведь в этом ее назначение. Спецслужбы же были на месте, чтобы арестовывать нацболов. Премии вручили без меня: в конце концов я лишь один из участников этого, повторяю, нужного и благородного литературного начинания — премии «Исламский прорыв».

Вот так работают эти люди. Кстати, 27 апреля «Россия молодая» воздвигла у Савеловского суда именно лозунг «Лимонов стреляет в детей», и именно этот лозунг хотели осуществить устроители провокации 11 мая, те, кто привел грязноватых («немытые какие-то», сказал один из очевидцев) детишек к клубу ОГИ. Заметьте, как все это гнусно. В свое время Александра Исаевича Солженицына называли «литературным власовцем», Андрея Дмитриевича Сахарова сослали в Горький, но вот таких массовок, подставив детей впереди, тогдашняя, далеко не добродетельная власть все-таки не устраивала. Как не устраивала она и проплаченных массовых нападений «нашистов» на штабы НБП и на отдельных нацболов.

12 мая в магазине «Букберри» на Старой Басманной улице был объявлен шорт-лист премии «Национальный бестселлер». В финал вышли следующие книги:

«2008» Сергея Доренко
«Пастернак» Дмитрия Быкова
«Санька» Захара Прилепина
«Американская дырка» Павла Крусанова
«Счастливцы и безумцы» Игоря Сахновского
«Сажайте и вырастет» Андрея Рубанова.

Я присутствовал на церемонии оглашения шорт-листа. Потому что на той же церемонии оргкомитет назвал состав малого жюри, которое будет решать, кто получит премию. Председателем жюри был назван я. По замечательной иронии судьбы среди номинированных книг — «Санька» — принадлежит перу нацбола Захара Прилепина и рассказывает о судьбе нацбола. Такая вот интрига образовалась. В первой декаде июня в Санкт-Петербурге состоится вручение премии. Думаю, все уже озабочены организацией мероприятия. И спецслужбы, и прокремлевские организации. Ну что ж, место и время встречи изменить нельзя.

Президент предложил демографическую программу для России. Пересказывать не стану — все слышали или читали. Мой комментарий: денежное стимулирование рождаемости ущербно. Детей рожают охотно в счастливом обществе, богатые, как правило, имеют мало детей. В несчастливом обществе нашем детей станут рожать в первую очередь алкоголички, чтобы было на что выпить (они и без денег по пьяни беременеют постоянно).

Вот мои предложения по исправлению демографической ситуации в России:

1. Снизить возраст гражданской зрелости до 16 лет. Право вступать в брак с 16 лет для обоих полов. В этом возрасте любовь пылкая и чистая, рожают светлых детей.

2. То, что прямо относится к демографии: проблема жилья. Завтра же перераспределить пустующий жилищный фонд РФ. Расселить нуждающихся, молодые семьи, и в нежилые помещения. С милым рай и в шалаше.

3. Незамедлительно давать гражданство РФ всем желающим молодым и здоровым людям; предпочтение отдавать тем, чьи родители родились в СССР.

16 мая 2006 года

Я обвиняю!

15 мая около 8 часов вечера бойцы СОБРа ворвались на собрание НБП, проходившее в здании горкома КПРФ (том самом, где 29 августа 2005 года вооруженные битами «нашисты» напали на нацболов), вскрыв для этого три двери. Собровцы под дулами своих «пушек» положили всех на пол и увели с собой четверых нацболов: руководителя московского отделения НБП Романа Попкова, а также Магомедова, Титова и Медведева. Еще две наши девушки разыскиваются.

А уже 17 мая министр внутренних дел Рашид Нургалиев на правительственном часе в Думе, потрясая фотографиями с сайта «Студенческой правды» (принадлежащем организации «Россия молодая»), призывал к ужесточению законов. В частности, предложил ужесточить наказание за «экстремистскую деятельность». В тот же день Тверской суд Москвы принял решение об аресте Попкова, Магомедова, Титова и Медведева по обвинению в хулиганских действиях 13 апреля у здания Таганского суда.

Э, стоп, господин министр и господа судьи! Давайте разберемся. Хотите сфабриковать дело, но сами же попадете здесь. Слушайте внимательно, что я скажу.

Почти полтора года, с 29 января 2005-го, члены НБП подвергаются физическим нападениям со стороны наемной шпаны. И национал-большевики, и СМИ идентифицировали шпану как охранные структуры организации «Наши». Существуют уголовные дела, числом шесть, недавно, правда, приостановленные, но существуют,— в ГСУ прокуратуры г.Москвы. В этих делах фигурантами проходят свыше сорока задержанных в разное время (в том числе 25 человек были задержаны на ул. Автозаводской тотчас после погрома 29 августа, когда тяжело пострадали четверо нацболов). Среди задержанных несколько человек участвовали в двух и даже трех нападениях. Захваченные 14 января 2006 года после двойного преступления (нападения на пикет нацболов у метро «Авиамоторная» и затем у больницы, когда национал-большевика Назира Магомедова ударили по голове железной арматурой) С.Трифонов, П.Бритвин, Н.Сафронов, Н.Тиркия даже были отправлены на месяц в СИЗО, но затем отпущены решением следователя. Отпущенный подозреваемый Трифонов, писали газеты в январе, участвовал как минимум в трех нападениях на нацболов: 29 января 2005 года на штаб НБП, 29 августа — на нацболов у Московского горкома КПРФ и, наконец, 14 января 2006 года. Но отпущен, следователь распорядился. А кто распорядился, чтобы следователь отпустил? Может, министр Нургалиев?

Мы только что составили небольшой список физических нападений на членов НБП. Он далеко не исчерпывающий. Там перечислены сорок случаев физического нападения на членов НБП за последние полтора года. И никто не наказан, господин министр! Вы и прокуратура никого не захотели наказать за избиения нацболов.

У той группировки, которая подрядилась нападать на нацболов для «нашистов», после отсидки в СИЗО «Бутырка» (они вышли оттуда несудимые 13 февраля 2006 года), случился слом. Какой ты ни крутой, но в тюрьме все крутые. Сидеть тяжело. Попробовав тюрьмы, эти ребята сказали, я полагаю, «нашистам», что сидеть они не подписывались. И ушли, разорвав договоренность.

Уже 23 марта после моей лекции в клубе «Билингва» на меня и сопровождавших меня нацболов напала другая организация, хвастливо заявившая об этом на своем сайте «Россия молодая». И хотя они заявили, что забросали Лимонова яйцами, это было только отчасти правдой. Тогда у клуба все слышали выстрелы, стреляли они, по-видимому, из ракетницы и из травматического оружия «Оса». То, что их подрядили работать против нацболов и лично против меня, не оставляет сомнений. Эстафета насилия практически не прерывалась. Однако стратеги, заправляющие всем этим насилием, теперь сосредоточились на моей персоне. Эта сосредоточенность соответствовала той информации, которую я получаю: в кремлевской администрации и среди «единороссов» все сильнее заговорили, что Лимонов всему виной, он — движущая сила НБП. Тогда же, с 20 февраля после статьи в «МК» главы ЦИКа «Единой России» А.Воробьева против «гламурного фашиста» Лимонова (вы помните, я об этом писал) по мне ударила ложью тяжелая артиллерия: депутаты, сенаторы и министры.

То есть в борьбе с НБП сменился приоритет. Приоритетной целью физического насилия стал я. А исполнителями — «Россия молодая». Структурирована эта, с позволения сказать, «Россия» так же, как и «Наши»: основная масса невысокого ума молодежи, возможно, и не подозревающей о подлости замысла их организации, и исполнители. Мы сумели проследить, что исполнителей привозят из Московской области, с Ярославского направления. Часть их, видимо, участвовала как массовка и в мероприятиях «нашистов».

Вдохновленные своей якобы храбростью люди, палившие из ракетниц в 63-летнего писателя из ночи (при очевидном попустительстве милиции) явились и 7 апреля на первое заседание Таганского суда. Не с лозунгами и не с листовками, но с камнями. Когда я выходил после заседания, то одним взглядом оценил обстановку: во дворе были собраны кучки шпаны. В центре стоял автобус с ОМОНом, закрывшимся изнутри. У двери — пяток милиционеров, смотрящих в небо. Лишь выждав, когда я пройду сквозь милицию, меня атаковали камнями (а вовсе не яйцами, как утверждают они на своем сайте). Но только мои спутники, члены партии, такие же заявители по делу, как и я, да адвокат В.Варивода закрыли меня собой. Милиция не шелохнулась, омоновцы остались в автобусе. Это Ваши стражи порядка, господин Нургалиев! Кто дал им приказ не двигаться? Вы? Если не Вы, найдите, кто отдал приказ не защищать меня!

13 апреля, когда я подъехал во двор Таганского суда, там было черно от толпы. Лишь я открыл дверцу машины, как молчаливая толпа ринулась на меня, сминая жидкую цепь национал-большевиков, ставшую вокруг автомобиля, чтобы защитить меня. У нападавших не было в руках ни плакатов, ни листовок, ни даже яиц. Но были бутылки и палки. Нападавшие ничего не выкрикивали. Они ринулись на нас, все круша. Нацболы втолкнули меня в здание суда. Но там тоже, как оказалось, были нападающие — 5 или 6 человек. Нацболы прижали их к стенам, пока я проходил. Ни одного сотрудника милиции не было вокруг. Ни одного, господин Нургалиев! За моей спиной завязалась драка. Я не мог остановиться — началось заседание суда, и я прошел в зал.

Первое, что сделал адвокат НБП В.Варивода,— попросил судью принять срочные меры для обеспечения безопасности участников процесса. Что судья и сделал, сам позвонив в милицию и ОМОН. Однако когда они приехали, в них уже не было необходимости. Хотя нацболов было вдвое меньше, они смогли разогнать всю эту шпану. Разумеется, все прокремлевские сайты немедленно наполнились истеричными воплями о том, как звери-нацболы расправились с бедными юношами. Но это мы вызвали милицию, это на нас напали!

Нас полтора года избивали во всех городах России наемные бандиты. Стоило нам один раз ответить наемным бандитам — какие вопли раздались! Однако вопли в конце концов стихли. Мы ведь были правы.

11 мая состоялось вручение премии «Мусульманский прорыв». Я, как член жюри, должен был там появиться. Действие происходило на Петровке, 26, в клубе «Улица О.Г.И.». Я писал об этом в предыдущей статье. У клуба собрались около 80 зомбированных личностей, и что самое удивительное — около двадцати детей, похожих на детдомовцев, лет 10–12! Детей из Подмосковья кто привез? Милиции почти не было, но зато все спецслужбы в полном составе. Я решил, что готовится провокация: нацболы станут защищать меня от толпы, и нацболов обвинят в избиении детей, для того их и привезли. И я не поехал на присуждение премии. И я был прав. Провокация не состоялась.

Провокация не состоялась. Но был приказ мочить нацболов, наказать их «по полной» (думаю, что это месть за 27 марта в Томске, когда нацболы пробились к Ангеле Меркель и Путину на расстояние полета листовки). Того, что осудили Олю Кудрину на три с половиной года лагерей за плакат «Путин, уйди сам!» и Диму Васильева за то, что он якобы ударил милиционера ногой, на три года,— показалось мало. И вот (через месяц!) решились арестовать группу национал-большевиков за то, что они защитили меня, своего лидера, от нападения разъяренной толпы. Как они там оказались, почему пришли, кто их организовал?

Капитан юстиции следователь Мурашев по приказу свыше составил удивительный документ «Постановление о привлечении в качестве обвиняемого»: уголовное дело №87900, из которого следует, что Роман Попков и другие,

«действуя из хулиганских побуждений, грубо нарушая общественный порядок и выражая явное неуважение к обществу, стали избивать руками и ногами находящихся возле здания суда (следуют фамилии), а также производить в их сторону и сторону других лиц выстрелы из предметов, похожих на травматические устройства системы «Удар» и «Оса»».

И т.д. Текст составлен 16 мая.

А 17 мая генерал милиции с четырьмя звездами потрясал в здании Госдумы фотографиями, взятыми с сайта «России молодой». А почему он не принес в Думу фотографии изувеченных нацболов? Среди тех, кого арестовали,— Назир Магомедов, студент исторического факультета МГУ,— на него нападали два раза!

Что происходит, наконец?! Травля происходит. Государство травит, уничтожает независимую политическую организацию. Я обвиняю президента, правительство, все их службы в политических репрессиях.

Хотите процесса над четырьмя национал-большевиками, защитившими мою жизнь? Вы будете иметь такой процесс, где я буду главным свидетелем. Даже зная рабское послушание российских судов, мы сумеем подробно представить, как нас по наущению Кремля и с его попустительства избивали полтора года по всей России, а когда мы применили свое право на самооборону, нас за самооборону судить будут.

Мы вам устроим суд.

Я вас обвиняю в преступлениях!

23 мая 2006 года

Выборная катастрофа

Я тут встретился с одним депутатом Госдумы, и он с плохо скрываемым фаталистическим ужасом рассказал мне, каким полицейским, до миллиметра контролируемым мероприятием будут следующие выборы в Государственную думу РФ. То обстоятельство, что теперь законодательно запрещены блоки политических партий, известно. Известно также, что «варяги», то есть пришлые, непартийные кандидаты не смогут уже, как ранее, баллотироваться в депутаты. Но то, что теперь только три кандидата, самые-самые главные, смогут войти в федеральный список, а далее кандидаты от партий будут распределены по своим округам и конкурировать только там, явилось для меня новостью.

НБП не только не допущена к выборам, но и не зарегистрирована, да еще и ликвидирована, так что мой интерес к тому, что сделали с избирательным правом кремлевские властители, чисто юридический, гражданский. А они на самом деле умудрились предложить и узаконили такую иезуитскую систему выборов, что в результате раздробят и уничтожат сами политические партии. И свою тоже! Поскольку партии разделятся по числу региональных списков на сколько там округов — на сто, на двести? Такой порядок выборов стимулирует межрегиональную партийную борьбу и покончит с партиями. Господин Вешняков достоин самой высокой награды как выдающегося ума экстраординарный полицейский. И как душитель свобод.

Впрочем, вся эта полицейщина, внедренная в избирательную систему, настолько далеко зашла, что абсурдностью уже уничтожает сама себя. Бесчисленные поправки к закону о выборах сделали закон неким кодексом поведения заключенных в зоне. Я уверен, что на следующих же выборах в Государственную думу наконец случится катастрофа, произойдет трагический слом, у всех у нас не выдержат нервы и Россия взорвется. Потому что терпеть далее то, что сотворили с выборами, с волеизъявлением народа, станет не под силу даже самым толстокожим законодателям, да и всем участникам этой полицейской драмы. И даже ее зрителям.

Нужно вернуться к ситуации первых демократических выборов в России. Отменить регистрацию политических партий. Допустить к участию реально существующие политические партии, оставив один барьер: партия, желающая участвовать в выборах, должна будет собрать за свое выдвижение 200 тысяч подписей. Отменить процентный барьер прохождения в Думу вообще. Поскольку в нашей стране сегодня существует множество политических верований и множество групп населения, каждая со своими интересами, лишать миллионы людей представительства в главном законодательном органе страны, как это делается сейчас при 7-процентном барьере прохождения в Госдуму,— преступление.

Разумеется, следует дать всем политическим партиям равные возможности появления на экране телевизора. Для этого должны быть устроены только многочисленные дебаты, а политическая реклама запрещена, дабы богатые партии не имели преимущества перед бедными.

При тех условиях, которые я назвал, выборы будут действительно свободными. И мы получим парламент, а не совет лагеря заключенных, как сейчас, состоящий из «ссучившихся».

Все очень серьезно. Хотя, может быть, не видно из Кремля, но катастрофа будет. Независимо от того, каков настоящий рейтинг президента Путина. Она произойдет, потому что ложь и насилие оттеснили от участия в судьбе страны самые активные силы России. Даром такие, не побоюсь сказать, злодеяния с рук никому в истории не сходили. Пассивные граждане-избиратели не станут защищать этот режим от активного недовольного меньшинства.

Власть удерживается в Кремле манипуляциями. Правительство неуважаемо и непопулярно, депутаты Госдумы и сенаторы неуважаемы и непопулярны, «преемники» Иванов и Медведев крайне непопулярны и вообще несимпатичны. Сам президент, если отвлечься от его рейтингов, крайне отстраненный, какой-то бесчеловечный и отдельный, множество раз продемонстрировавший стране свою бесчеловечность и отдельность. Он не попадает в ритм с нацией, видимо, очень нервничает, грозит всем и вся, распустил свою свору прокуроров.

Ситуацией довольны только чиновники обслуги. Творческие, живые силы нации подавлены. Глядя на горы нефтяных прибылей, злобится даже самый незлобивый плебей. Столько денег, а народу суют сторублевки, которые даже инфляции не погашают. В то же самое время мы видим бесящихся с жиру в Куршевелях. Неужели умные головы за кремлевскими стенами не понимают, какая ненависть сосредоточена в наэлектризованных, вроде послушных гражданах, едущих вечерами в свои Бирюлева, Братеева и Битцы?!

Президент Путин, правительство, Сурков, кто там еще, Д.Медведев, С.Иванов!!! Мы, граждане России, хотим участвовать в решении судеб своей страны. Для того чтобы это участие протекало без эксцессов, верните немедленно выборы в свободный режим. Мы хотим, волим, желаем свободные выборы. Дабы уберечь страну от нежелательных катаклизмов. Времени осталось в обрез. Ясно, что ложная государственная гордость не позволяет вам принять урок и назидание от председателя вами ликвидированной партии НБП. Но вы должны принять этот урок от меня, человека с большим опытом жизни, от мыслителя, писателя и политика.

Поверьте, вы загубили свободы в России, создали такую ситуацию, при которой большинство активных, творческих политиков нации вытеснены в маргинальность. Одновременно в ваших рядах нет достаточного количества крупных умов, чтобы вести Россию и управлять ею только вашими силами. Сложилась ситуация, которая хорошо описана Парето в его «Теории элит»: кремлевская элита бедна талантами и умами, таковых недостаточно. Одновременно за пределами вашей элиты, управляющей государством, создалась и существует контрэлита. Я лишь один из ее представителей. Неизбежно столкновение. Оно может закончиться в вашу пользу, а может закончиться в нашу пользу. А может закончиться хаосообразующей катастрофой.

Столкновения можно избежать, если вернуть страну в свободный режим. Вы нам устроили конец XIX — начало XX века, царизм вы нам устроили. Мы желаем вернуть страну в XXI век. Открыть политику для всех талантливых политиков и партий. Отделить суды от государства — дабы торжествовала справедливость. Мы хотим избирать депутатов, губернаторов, мэров городов, избирать судей и даже начальников милиций.

Мы не хотим, одним словом, ваш порядок. Хотим наши свободы. Сделайте выводы. Верните стране свободы. Дабы избежать катастрофы. Я слышу ее гул.

30 мая 2006 года

«Из раскаленного нацбольского ядра»

Я и журналист и политик в одном лице, председатель политической партии. Вовсю существующей, несмотря на то, что она «ликвидирована». Потому как журналист я, разумеется, ангажированный журналист. Но это не значит, что я необъективен. Я с интересом слежу за активностью политических партий России. Так, большой интерес и дружелюбие вызывает у меня политическая активность Гарри Каспарова, пришедшего в политику как аутсайдер, но уже вопреки всему и вся добившегося определенных успехов в создании своей организации — Объединенного гражданского фронта. Я очень надеюсь, что ОГФ будет стоять плечом к плечу с НБП, защищая свой участок политического фронта. Ясно, что мы боремся в первую очередь за политические свободы, против тирании (а в России тирания, без всяких сомнений!).

Я также выступаю за сотрудничество, и самое тесное, всех оппозиционных сил, от КПРФ до либеральных партий. Я проповедую эти идеи со времени своего выхода из тюрьмы в 2003 году, проповедовал их и ранее, только в те годы на партию НБП мало кто обращал внимание. Я единолично пытался объединить оппозиционные партии в блок «Россия без Путина», но, видимо, мой политический авторитет не был достаточно велик среди лидеров оппозиционных партий, потому моя единоличная попытка конца 2003 — начала 2004-го не привела к созданию подобного блока. У Каспарова больше авторитета среди демократов и либералов (однако, меньше, в сравнении со мной, авторитета у левых) — ему и карты, что называется, в руки, я рукоплещу.

Разве важно, кто объединит оппозицию? Хорошо бы за один стол сели все: от Зюганова до Касьянова, ну и я, и Каспаров, и Рыжков-младший, и другие. Я широкий человек, у меня нет этого занудства, когда, притянув за пуговицу, злобно шипят: «А вот вы в 1995 году…» Мне тоже нашлось бы что прошипеть, и даже про более ранние годы: шоковая терапия, трагедия народная, оставившая 70 миллионов вкладчиков Сбербанка без сбережений, или Григорий Алексеевич Явлинский, Егор Тимурович Гайдар да актриса Лия Ахеджакова, призывавшие с экрана телевизора в ночь с 3 на 4 октября 1993 года убивать красно-коричневых… Это поступки посерьезнее, чем многострадальный флаг НБП.

Я шипеть не хочу и не буду. Но у меня есть сведения, что руководство и «Яблока», и СПС вовсю давит на Каспарова, чтобы он расторг союз с национал-большевиками. Какие у них для этого причины, им виднее — то ли давление, вкупе с обещаниями, Кремля, то ли ревность, смешанная с неприязнью к яркой политической партии. Я не знаю. Я уверен, что Каспаров — прагматичный и храбрый человек — выстоит под давлением. Я уверен, что он понимает политическую выгоду союза с нацболами. Но вот тем, кто там подзуживает, господам работникам негатива, делать этого не надо.

Газета.Ру опубликовала 2 июня текст о состоявшейся 1 июня в аудитории «Президент-отеля» лекции профессора исторической социологии Нью-йоркского университета Джеффри Гудвина о механизмах революций. Выступавшая вслед за Гудвином доктор политических наук О.Гаман-Голутвина заявила, что будущее российской революции она видит в национал-большевиках:

«У коммунистов нет нужного потенциала, «яблочники» еще слишком зелены, а нацболы — именно та сила, которая может стать двигателем революции».

И «яблоки» станут «лимонами» — скаламбурила профессор.

Я бы хотел, чтобы «яблоки» стали партией интеллигентов в стоптанных башмаках, я уже писал об этом. Нет нужды им становиться «лимонами». Я также заявлял о своих претензиях на влияние на молодую российскую интеллигенцию. Это влияние — свершившийся факт, оно видимо ежедневно невооруженным глазом. Скажем, в марте собрал критик Лев Данилкин в журнале «Афиша» молодых писателей. Все они заявили о влиянии на них одного современного писателя — Эдуарда Лимонова. Или в мае вышла во «Взгляде» статья Виктора Топорова «Нацболь»:

«Про нацболов пишут все, кто пишет прозу… С завистью или с восхищением — каждый третий».

Далее Топоров называет меня

«без пяти минут великим писателем»

и перечисляет:

«Екатеринбуржец Диа Диникин («Бесы-2»), нижегородец Захар Прилепин («Санькя»), москвичка Наталья Ключарева («Россия — общий вагон»), петербурженки Ксения Венглинская и Наталья Курчатова («Лето по Даниил Андреевичу») и многие-многие другие пишут не под Лимонова, а про него. Он в нацбольской прозе важный, но далеко не главный герой».

В конце статьи Топоров делает такой вывод:

«Мощный творческий импульс — коллективная воля к смерти — пронизывает современную русскую прозу, исходя из раскаленного нацбольского ядра».

(Смерть оставим на совести Топорова!)

Я цитирую эти строки не для самолюбования, а с простой целью: и нашим противникам, и тем, кто с нами спорит, следует понять: поздно, все свершилось уже, национал-большевики диктуют вкусы молодой русской интеллигенции, они сами — молодая русская интеллигенция. Подленько подсылать с плакатиками провинциальных зомбированных отсталых детей с шизофреническими лозунгами: «Лимонов стреляет в детей!», «Лимонов — фашист!» или с другими столь же убогими дразнилками — не поможет. Зубатовская по стилю книжонка «Фашисты», где фотографии людей, расстрелянных гитлеровцами во рвах, соседствуют с моей фотографией и другие художества, доказывает лишь клиническую болезнь тех, кто эту книжонку составил. И тех, кто оплатил цветную печать, и тех, кто ее заказал.

А, в конце концов, даже апологеты власти вынуждены скрипеть:

«Я люблю его как писателя, это лучший русский писатель».

Так декларировал политолог Александр Ципко 19 мая в городе Ярославле, куда он, видимо, приехал подготовить студентов этого города к приезду Каспарова и Лимонова (я должен был появиться там 20 мая, но Каспаров приехал один). Похвалив писателя Лимонова (видимо, чтобы выглядеть объективным), Ципко добавил основное:

«Но Лимонов как политик — это вырождение личности, психопатология».

И еще:

«Лимонов — это трагедия, это элементарная деградация».

В чем же деградация? В том, что я создал политическую организацию, успешно, более успешно и яростно, чем любая другая партия, противостоящую тирании? В том, что написал книгу «Лимонов против Путина», где спокойно, без ругани, объективно объяснил, почему такой президент нам не нужен? В том, что Национал-большевистскую партию не устраивает установившееся в России позорное для нашего народа патерналистское правление одного человека? В том, что у меня психология свободного человека, психология гражданина, а не подданного г-на монарха,— в этом деградация? Психопатология?

Психопатология Кремля и вырождение личности Кремля ярко видно в брошюре нашистов «Фашисты». Это вы читали этим людям лекции на Селигере, г-н Ципко. Шпане, бандитам по вызову читали. За сребреники.

Повторяется старая, как Россия, история. С налитыми кровью глазами, как быки, делают из политического противника абсолютного врага: зло. Из Троцкого делали, из Сахарова делали, из Солженицына делали. И ничему не научились. Полицейские меры ни к чему не приводят. Они вас не спасут.

Путину нужно покаяться за то, что он задушил русские свободы. За то, что чаянья полутора сотен миллионов людей о свободной и новой России не сбылись. Покаяться, уйти от власти, назначив свободные выборы. Нет ни одного процента надежды, что он так сделает.

Ушли Устинова. Он меня сажал. И.о. генпрокурора стал Бирюков. Он тоже меня сажал — продлевал срок содержания под стражей.

8 июня 2006 года

«Непроизвольные вздохи президента…»

5 июня в Кремлевском дворце съездов проходил Всемирный газетный конгресс. Долго ждали Путина. Когда около полудня президент РФ наконец сел в президиум, в центре зала встали два юноши и девушка. Они подняли транспаранты «Путин — палач свободы!» и «Путин — палач Беслана!», стали скандировать эти и другие лозунги и разбросали листовки. Понятно, что национал-большевиков немедленно свалили агенты в штатском и спустя некоторое время выволокли из зала. Путин якобы улыбался. Чуть позже, выйдя к трибуне, от даже пошутил:

«Без большевиков тоже в этом зале не обходится, но они уже здесь в другом качестве».

Намекая на ту легкость, с какой здоровенные дядьки из ФСО и ФСБ уволокли подростков и девушку. Не оказывавших сопротивления принципиально.

На самом деле Путину было далеко не весело после этого происшествия. 1.700 журналистов из 104 стран мира увидели детей, кричащих, что король-то гол и безобразен. В то время как президент конгресса Гэвин О'Рейли прочитал свою слегка нравоучительную, но в сущности безобидную речь, призывая Путина смягчиться, нацболы все обнажили. Листовка обвиняла президента РФ в установлении диктатуры в России, фальсификации итогов выборов, в удушении свобод.

Путин явился из Дворца съездов на традиционное заседание правительства мрачным и рассеянным. Вот как живописует главу государства на этом совещании корреспондент «Независимой газеты»:

«На традиционном совещании правительства президент был мрачен и рассеян. Слушая министров, президент явно вспоминал газетный конгресс… Перед началом совещания в зале незримо царил дух сочувствия и беспокойства… То и дело в зал вбегали какие-то люди, похожие на помощников, и шептали министрам что-то на ухо… Путин был по-деловому немногословен, ограничиваясь короткими фразами. Столь же нейтральным было и выражение лица главы государства. Только непроизвольные вздохи президента, похожие на легкое покашливание, словно в горле у президента сильно першило, свидетельствовали о некотором напряжении»…

И журналистка заканчивает:

«Впрочем, президент довольно вяло реагировал на информацию — было заметно, что его мысли заняты чем-то другим. Возможно, он вспоминал утреннее выступление президента Всемирной газетной ассоциации Гэвина О'Рейли».

Возможно, однако когда через несколько часов после происшедшего в Кремлевском дворце федеральным телеканалам все же дали отмашку на показ инцидента в Кремлевском дворце, то цензурировали не дипломатичное выступление О'Рейли. Все три федеральных канала не показали и не пересказали населению России лозунги нацболов.

«Видимо, в очередной раз власть посчитала, что аудитории совершенно ни к чему знать и видеть такую неприглядную для главы государства критику»,

— написала газета «Коммерсант». К тому же, добавлю от себя, когда голая правда исходит от трех… ну, как определить их лица, Елены Бойковой, Алексея Макарова и Сергея Климова? От таких честных и убедительных «ботаников». Завздыхаешь тут на месте президента, даже если ты только что замазал правду цифрами.

«У нас в стране 53 тысячи газет и три тысячи телерадиокомпаний»,

сообщил мировому конгрессу президент.

Лучший репортер «Коммерсанта» Андрей Колесников подобрал листовку нацболов и процитировал:

«Перед лидерами западных стран Владимир Путин корчит из себя цивилизованного европейца, но Россией управляет как жесткий и алчный диктатор. К гражданам России он относится как к своим рабам… Путин несет личную ответственность за создание «эскадронов смерти», устроивших настоящую охоту за лидерами и активистами оппозиционных партий. Как царь, отнимает богатства у неугодных и раздает своим приближенным, не забывая и себя лично. Отнимает даже у бедных и покупает себе яхты за сотни миллионов долларов… Чем Путин лучше диктаторов Каримова и Ниязова, с которыми дружит? Ничем. Но, в отличие от Каримова и Ниязова, он сидит за одним столом в составе «большой восьмерки» среди мировых лидеров. Почему?»

Более сотни иностранных информационных агентств и СМИ отреагировали на происшедшее в Кремлевском дворце. Большинство, я бы сказал, подавляющее большинство зарубежных журналистов приняли сторону троих молодых людей. Им стало ясно, что в России есть оппозиция, а не только бесконечно объединяющиеся или разъединяющиеся и заискивающие перед Кремлем скучные дяди в пиджаках.

Я ездил в Петербург, потому что должен был участвовать в присуждении премии «Национальный бестселлер». Я пробыл там двое суток. Во всех моих передвижениях меня сопровождали несколько автомобилей спецслужб. Так, 10 июня мы выявили шесть машин слежения. Впрочем, это было даже не слежение, а взятие «под колпак». Каждый шаг контролировали и особенно не скрывались. Теперь, я думаю, эти ребята (и женщины!) отдыхают. Может быть, им дали премию. 9-го же июня у входа в гостиницу «Астория», где должна была проходить церемония вручения премии, произошел настоящий уличный бой. Слава богу, не между нацболами и присланными против меня почему-то из Пскова и из Москвы стройными когортами зомби из сразу трех якобы «молодежных движений»: «Молодая гвардия», «Россия молодая» и совсем экзотической псковской организации «Первый рубеж». Нет, разгоняли всю эту толпу не нацболы, а питерские омоновцы, за что и посылаю омоновцам привет и спасибо за службу.

Когда я подъехал ко входу в «Асторию», то над площадью и сквером стоял красный дым. Что-то полыхало, слышались крики, в нелепых полосатых костюмах метались люди. Видимо, люди из Пскова. Заявку в администрацию Петербурга подали псковские. На проведение пикета в количестве 200 человек. Цель:

«Против националистических тенденций в российской культуре».

Что они имели в виду, эти зомби, остается для меня загадкой. Книгу «Пастернак» Дмитрия Быкова, который и получил премию «Национальный бестселлер»?

Если целили в меня, то моя последняя по времени книга называется «Лимонов против Путина» и представляет собой исследование жизни и деятельности В.В.Путина. Неприятное для него исследование, но под категорию «националистические тенденции» не подпадает ну никак. Впрочем, что искать логику в госзаказе. Сказали: «Вот деньги, езжайте, устройте». Явились и устроили. Ничего, собственно: глупый спектакль. Лозунги: «Твоя партия — фигня!», «Нет гламурным экстремистам!» «НБП — пешка в руках Лимонова!», «Лимонов, пиши свои книги на туалетной бумаге!» Ну очень пышущие умом и талантом лозунги, да?

На туалетной бумаге я пытался как-то писать в тюрьме: трудно писать, бумага мягкая — рвется. На салфетках получается чуть лучше. Если наша партия — фигня, то чего вы все нами заняты: создаете движения для борьбы с нами, осуждаете, обсуждаете, даете оценки? А?

Волей-неволей мы все современники. Россия у нас на всех одна. Путин, Иванов, Грызлов другие хотят Россией владеть. Взрослых мужиков с животами и фирмами и депутатскими значками запугали и зашугали, что называется «загнали под нары», навели свой порядок. Взрослые мужики и не пикнут. (И еще и осуждают тех, кто не смирился: «Так нельзя! Это несерьезно! Вы провоцируете власть! И чего вы добьетесь?») Страной правит наглая ложь. И наглая несправедливость.

И вот приходят «дети», которых взбунтовал я, и провоцируют эту власть, машут перед нею красной тряпкой. Власть в истерике, но из пулеметов или из танковых орудий, как в 1993 году, палить по «мальчикам» и «девочкам», сжимающим в руках листовки и лозунги, не будешь. Негуманно. Не так поймут. Потому власть в истерике, а президент Путин вздыхает и мрачен и даже одну яхту патриарху подарил. Все правильно. В России нет свободы слова, господин Путин. Нацболы, трое в ботанических очечках, не лгут.

14 июня 2006 года

Операция «Большая ложь»

Президент РФ, будучи в Шанхае, наговорил темных фраз по поводу своего преемника — якобы это пока никому не известный человек. Это вызвало повальную эпидемию политологических предсказаний. Гадальщики-аналитики и авгуры-предсказатели высказались по полной, но ясности пока не внесли.

Дело тут не в том, что они плохие провидцы, а в том, что произвол президента РФ так обширен, что он может сделать преемником любую особь человеческого вида, хоть своего кремлевского швейцара — все равно никто не пикнет против. Такое положение сложилось в результате наглости одних людей и трусости других. Особенно ввиду трусости политического класса. Да услышат меня виновные. 13 лет вы поддаетесь самозванцам и наглецам. И призываете храбрых не поддаваться на провокации. Ну-ну. Вечно такая трусость продолжаться не может. Придет другой политический класс, и он не будет трусливым.

13 июня группа депутатов Госдумы внесла пакет поправок в избирательное законодательство. Депутаты предложили два новых основания для отказа в регистрации кандидатов или партий. Во-первых, регистрацию не смогут получить лица с неснятой судимостью за деяния экстремистской направленности. Во-вторых, до выборов не будут допускаться лица и партии, позволившие себе в публичных выступлениях призывы и высказывания экстремистского характера. Причем поводом для отказа в регистрации подобные нарушения станут даже в том случае, если они были допущены задолго до начала избирательной кампании.

Я подумал было, что поправки депутатов как будто созданы для такого человека, как я: и судимость у меня не снята, и можно выдать за высказывания экстремистского характера призыв НБП к президенту: «Путин, уйди сам!» Или любые страницы моей книги «Лимонов против Путина». Ну, подумал, может, и забыл бы, но уже 15 июня госдумовцы выступили с новой инициативой поправок к закону об экстремизме. Экстремизмом отныне предложили считать и захват государственных учреждений, и массовые беспорядки, и вандализм, и призывы к отставке государственных чиновников. Именно за эти действия (квалифицированные как преступления) были в последнее время осуждены более пятидесяти национал-большевиков. Тут уже наконец и СМИ поняли, против кого направлены новые инициативы охотнорядцев, и меня обильно проинтервьюировали. Я сказал, что последние инициативы относятся к области клинической, что это государственная шизофрения.

Что тут еще можно сказать, если критика Кремля и оппозиция Кремлю объявлены «экстремистской деятельностью». Налицо подлое литературное творчество — думцы успешно пропихивают в законодательство литературную категорию. С таким же успехом можно пропихнуть в юриспруденцию категорию «ужас».

Да, я забыл сообщить, что в День России в клубе ОГИ на Петровке должна была состояться презентация нового издания книги «Лимонов против Путина». Она не состоялась, поскольку крупные правоохранители города Москвы и федеральные правоохранители до ужаса запугали владельцев клуба, пообещав им закрыть клуб навсегда, если он будет открыт 12 июня. Ну что ж, владельцы решили сохранить свою собственность.

15 июня в Мосгорсуде состоялось судебное заседание по кассационной жалобе на решение Таганского суда, признавшего законным отказ ФРС зарегистрировать НБП как общероссийскую политическую партию. В самом начале судебного заседания меня спросили, что я могу сказать. Я встал и заявил, что суды в РФ не самостоятельны, что я уверен в том, что их решение будет отрицательным, что с 1998 года НБП пять раз отказывали в регистрации. Ясно, что власть репрессирует партию. «Хватит»,— сказала крупная судья (их было три, как три шкафа). Но я закончил — сказал, что мы обратились в Мосгорсуд только для того, чтобы соблюсти процессуальность, но наша цель — Европейский суд. В зале снимали «Вести», чего они хотели, непонятно: может быть, увидеть стенания и охи членов НБП. Но увидели только улыбки и хохот. Может быть, из-за улыбок «Вести» ничего не показали. Мы, во всяком случае, не видели.

Огромная ложь сооружена там, где должна быть реальность. 12 июня 46 тысяч человек (кто-то их посчитал) школьников и студентов прошли по улицам Москвы под транспарантами «Слава России!» То, что «Слава России» было официальным лозунгом Русского национального единства, мало кого волнует. Ни Суркова (вообще есть ли он, или его нет, этого Суркова?) в Кремле, ни школьников и студентов.

На сей раз несчастных вывели под убогоньким брэндом «Местные». Зачем вывезли? Чтобы убить на пару часов свои страхи? Фюрера Якеменко сослали на задворки, костоломов «Гладиаторов» уволили, снизили тон, но гигантомания не прошла. 46 тысяч, но зачем? Неужели Кремль рассчитывает, что школьники и студенты, выгнанные преподавателями на улицы, защитят их в час Х, когда будет (так они видят ситуацию) бурлить столица? Да они с бледными лицами убегут куда глаза глядят при первом же столкновении. К папам и мамам или в родные тухлые общаги. Защищать ваши миллиарды они не смогут по немощи телесной и по нежеланию духовному. Менты тоже вас защищать не будут. И ЧОПовцы не станут. (Как факт: среди членов НБП, как в фильме «Бойцовский клуб», немало охранников, обслуги, мойщиков витрин, людей разного труда).

Говорят, Екатерина II радовалась потемкинским деревням; может, и президент Путин верит, что «Наши» и «Местные» — настоящие организации? Возможно, и так — в окно ему показывают: «Вот смотрите, Владимир Владимирович, вот ваши новые войска, они не допустят революции». Вы их за послушных зомби считаете. Но все легенды о Големе заканчиваются тем, что Голем восстает хозяина-эксплуататора.

Короткое русское лето разрежут в этот раз в середине июля даты саммита восьмерки. В ожидании события все нервнее становятся милицейские чины, офицеры ФСО, ФСБ и вообще ответственные товарищи: префекты, главы округов и административных единиц. У популярного поэта Емелина есть стихотворение о психозе, охватившем российскую милицию перед 20 апреля, если не ошибаюсь, 2002 года, когда вербное воскресенье пришлось на день рождения Гитлера.

Так вот, нервозность перед саммитом нарастает, нацболов в регионах уже задерживают и прессуют на предмет саммита, и менты нервные, как перед Курской битвою. Кремль также, видимо, волнуется. Операция «САМАЯ БОЛЬШАЯ ЛОЖЬ» должна пройти гладко. Я все не пойму, зачем византийцам в Кремле хочется надуть западных лидеров. Неужели Путин верит, что ему верят? Ему хочется выдать несвободную страну за свободную? Но зачем? Из вежливости? Вот поглядите: у нас все, как у вас.

«Обратите внимание: 53 тысячи газет и журналов налево, семь тысяч радио— и телестанций направо. А ведь 20 лет назад ничего не было».

Так Путин выступал на конгрессе газетчиков в Кремлевском дворце 5 июня. Но вышли нацболы и все испортили. Надвигается операция «БОЛЬШАЯ ЛОЖЬ». Президент и вся его королевская рать будут пудрить мозги лидерам самых могущественных стран мира. Трепещите, граждане!

21 июня 2006 года

Такая жизнь в РФ

От моих крестьянских и казацких предков я унаследовал неплохое здоровье, энергию и достаточную дозу юмора. Иначе давно бы слег от тяжести лжи, которую выливают на меня ежедневно в моей родной стране. Разозлить меня иногда могут близкие люди, а от фокусов шизофренической власти я, как говорят на молодежном жаргоне, «угораю». Недели не проходит, чтобы степенной и спокойной выглядела власть, чтоб без «угара». Но их «угар» уже стал паранойей.

22 июня 13 верховных российских бояр, губернаторы, отцы регионов, выступили с обращением к лидерам парламентских партий. Называется оно «Экстремисты не должны оставаться безнаказанными». Подписали обращение (в котором самым допотопным и подлым способом свалены в общую кучу абсолютно далекие друг от друга явления российской жизни, такие как ксенофобия, драки и убийства на окраинах одичавших городов, эмигранты-олигархи, деятельность оппозиционных партий) «мужи отечества» самого крупного калибра. Московский босс Лужков, бывший генерал Громов, губер Тверской области Зеленин, на чьей площадке у Селигера гуляли прошлым летом «нашисты», мрачный босс Башкирии Рахимов, босс Татарстана Шаймиев, губер Красноярского края Хлопонин, почему-то старый комуняка Егор Строев, кемеровский хозяин Тулеев, остальные помельче, да и надоело их перечислять.

«Очевидно, что таким «деятелям», как Рогозин и Лимонов, активно использующим экстремистские лозунги, и тем, кто их поддерживает, необходимо закрыть доступ в общественную жизнь»,

— сообщили верховные бояре.

Ну, Рогозин с весны не действующий политик. Что до меня, да ведь она, господа губернаторы, мне и так недоступна, эта ваша общественная жизнь! Меня запрещено показывать на всех основных каналах телевидения. Например, купленный Первым каналом документальный фильм о покойной моей жене Наташе Медведевой так и не вышел в эфир поскольку там есть эпизоды, в которых о моей покойной жене-певице говорю я. Еще один документальный фильм — об андеграундном искусстве 60-х годов в Москве — был показан только после того, как из него вырезали эпизоды с моим участием. И заметьте: в обоих фильмах нет ни слова о политике! Только что были предприняты попытки вышибить меня из журнала GQ, где я веду ежемесячную колонку (тоже совсем не о политике, заметьте!).

Куда мне еще надо закрыть доступ? В издательства? От переиздания моей книги «Другая Россия» уже два года как отказалось издательство «Ультра-Культура». Ее было перепечатало издательство «Яуза», но искусствоведы в штатском запугали владельцев «Яузы», и они отказались от дальнейшей публикации моих книг. Для последней моей книги «Лимонов против Путина» (журналистское расследование) я не мог найти издателя в нашей необыкновенно демократической стране, и мне пришлось печатать ее самому.

Сейчас я не хожу в Госдуму, но когда приходил по приглашению дружественных депутатов, то вначале в бюро пропусков, а потом и по всему зданию подымался такой ужас и «пожар» (офицеры шушукались, бегали, передавали мой паспорт, вызванивали депутата), как будто сам Шамиль Басаев явился. Так я перестал ходить в Госдуму и назначаю встречи с депутатами, если необходимо, в других местах.

«Вы чего, белены объелись?!» — хочется мне спросить. Какие такие экстремистские высказывания я допускаю? Вы, высокие шапки, ответьте мне! Приведите дословно. Что говорю я и активисты НБП, что? «Путин, уходи в отставку!» «Путин, уйди сам!» Это что, экстремистские высказывания? Нет. К тому же свобода слова существует в большинстве стран мира, а там, где ее нет, она скоро будет.

Вы зарвались, зажрались, возомнили себя хозяевами всего. Вам моча в голову ударила вместе с властью! За кого вы себя принимаете? Кто вы такие? Сколько было до вас вам подобных угнетателей и самодовольных душителей. Кто их помнит, даже тех, кто умер в своей постели, кто помнит?!

Соотечественники! Бояре! Губернаторы! Покайтесь. Сходите в деревенскую старую церковь каждый. Или в мечеть — не к золоченым фальшивым образам храма Христа Спасителя. И покайтесь! Ибо вы Зло, не заметили, как превратились в Зло…

После этих вдохновенных заклинаний я здраво улыбнулся: никуда они не пойдут, и будут Злом до тех пор, пока им позволят быть. Так мне моя крестьянская здоровая кровь подсказала. Будут, пока позволят.

Особенно в этой компании меня умиляет босс Башкирии. Еще когда я был редактором газеты «Лимонка», в 1994–2000 годах, мне присылали оттуда граждане ужасающие письма о том, что творится в республике. Когда башкирская милиция терроризировала целый город Благовещенск, эта история меня не поразила. Ведь я до этого знал о более ужасных делах.

И вот губернаторы меня пинают. Рогозина приплели и олигархов (там далее упоминается троица — Невзлин, Гусинский, Березовский, как якобы спонсоры радикальной оппозиции) для отвода глаз. Неудобно же — 13 высоких шапок ради одного вполне щуплого Лимонова, писателя 63 лет, целое обращение накатали. А получается, простым глазом видно, что ради партии, которую я возглавляю, и против меня, как Сократа, который афинскую молодежь «развратил», «против растущего влияния в псевдоинтеллигентских кругах» политического растлителя малолетних Э.Лимонова» (так писал в декларации о создании движения «Наши» 1 марта 2005 года простодушный г-н Якеменко). И этот их ареопаг — 13 шапок ту же цель преследует. Мне это ясно видно. Неужели читателям видно что-то другое?

И 22 июня, кощунственно, прикрываясь жертвами войны, выступили! Видимо, их уговорили в администрации президента, этих бывалых, крепких, опытных, стоящих за гранью добра и зла, ставших злом, не замечающих этого. Они поморщились, может быть, но хозяину отказать не смогли. Так я думаю. Но вы-то, Егор Строев, не стыдно вам? Коммунист, старик!

21 июня я должен был встретиться утром с партийным товарищем Володей Абелем. В 10:30 он позвонил мне и сообщил, что его «перехватила милиция». Позднее выяснилось, что поздно вечером его повезли в Кузьминский суд (из ОВД «Выхино») уже не милиционеры, но офицеры ФСБ. После 22 часов судья Л.Самохина вынесла решение «выдворить» Владимира Линдермана (Абеля) за границу РФ за нарушение паспортного режима. Владимира несколько раз пытались экстрагировать, дважды его похищали с улиц демократической Москвы оперативники ФСБ, один раз его бросили в Лефортово, но мы случайно узнали и сумели вытащить его. В этот раз применили коварно операцию «выдворение» вместо сложной «экстрадиции». Между тем, организовав в Риге отделение НБП в 1998 году, Абель сумел организовать борьбу за освобождение партизана ВОВ Василия Кононова из латвийского застенка. НБП добилась привлечения внимания российского общества к проблеме советских героев ВОВ (партизан и бывших чекистов! Вот где еще один парадокс! В латвийских тюрьмах их сидело 120.).

Вот чем ему отплатили чекисты у власти в Российской Федерации. Но кто же ожидает от них порядочности! Это неведомое слово в РФ: порядочность. Мы не знаем, где находится наш товарищ в настоящее время. В ИВС? В приемнике-распределителе? Выдворен уже? Продолжение его мытарств следует. Ну, разумеется, его наказывают за то, что он член политсовета НБП и ни за что другое. Он просил гражданства РФ. Ему не отвечают уже годы, но наедине чиновники пожимают плечами: «Ну что вы хотите? Вы же понимаете. Вы ведь в оппозиции, в НБП…»

Всматриваясь в послание губернаторов, я поражаюсь полному отсутствию совести у этих людей. Безжалостно эксплуатируется Великая Отечественная война.

«Экстремистские призывы и действия несовместимы с нормами цивилизованного общества. А в стране, где десятки миллионов человек отдали свои жизни в борьбе с фашизмом, они смотрятся особенно цинично».

Это вы, вы, губернаторы, цинично эксплуатируете войну! Я желаю, чтобы тени моего деда Федора, погибшего под Ленинградом, и дяди Юрия, погибшего под Псковом, прихватив тени своих товарищей-солдат, пришли к вашим постелям, губернаторы, и схватили ваши толстые шеи своими пальцами. Нечего возводить напраслину, нечего стремиться погубить, хватит лгать! И тени бы завыли над вами жутко!

Я начал с юмора, а кончил триллером. Такая жизнь в РФ.

28 июня 2006 года

Кремль и Другая Россия

Некто И.Шувалов, помощник президента РФ, заявил в интервью газете Financial Times Deutschland, что если в конференции «Другая Россия» примут участие официальные лица из стран Запада, «нами это будет расценено как недружественный жест». Это высказывание вызвало многочисленные комментарии. Как участник конференции и даже автор ее названия, я поинтересовался, что за человек Шувалов. Полистал справочные материалы. Узнал, что он помощник президента по общенациональным проектам, а также член советов директоров двух крупнейших государственных компаний с общим оборотом 31,4 миллиарда долларов — «Совкомфлота» и «Российских железных дорог». Он смотрящий за их имуществом. Так как власть в РФ давно стала бизнесом, Шувалов — крупнейший бизнесмен. Видимо, он опасается, что конференция «Другая Россия» начнет процесс, который в конце концов лишит его бизнеса.

Теперь мне понятна истерия Кремля вокруг отношений НБП и «Яблока», нападки на меня чиновников, депутатов, сенаторов и бизнесменов, завершившиеся письмом 13 губернаторов. Все было сделано для того, чтобы не дать оппозиции объединиться. Чтобы не отняли власть и деньги. Точнее, деньги-власть.

Разумеется, если официальные представители G8 будут присутствовать на конференции «Другая Россия», это будет способствовать легитимизации оппозиции. А у кремлевского абсолютизма легитимности убудет. В том числе и в глазах российского населения, российских избирателей. И две легитимности начнут состязаться. Вернее, Кремль продолжит свою нешуточную истерию (я не верю в разумность всех этих Шуваловых) и своими гонениями на Другую Россию только увеличит ее популярность. Так, в обстановке напряженного соревнования, две эти силы подойдут к периоду выборов — парламентских и президентских. Кремль, конечно же, собирается устроить нечестные безальтернативные выборы в свою пользу. Но Другая Россия не даст ему провести такие выборы безнаказанно. Так что жить будет интересно.

Конечно, наемные журналисты уже вопят, что конференция «публично унизит Россию на предстоящей встрече лидеров мировых держав». Я же считаю наоборот: тот политический режим, который выстроил Путин,— патерналистский, царистский, где всех нас сделали подданными президента-государя,— унижает Россию и ее народ так, что дальше некуда. Как унижают и заявления всяких Сурковых, Марковых, Павловских о том, что у нас якобы нет оппозиции и гражданского общества, а потому у дорогих россиян один выход — подставлять себя под государев кнут. А любое проявление свободомыслия, каковым является и конференция оппозиционных сил, возвышает Россию.

Среди нашего населения, «дорогих россиян», как говорил Ельцин, есть холуи, есть господа, связавшие свою экономическую судьбу с судьбой этого режима,— но есть и огромное количество честных — и бедных, и богатых — людей, которых этот режим оскорбляет самим своим существованием. Другая Россия берется доказать, что честных куда больше.

Теперь об иностранцах вообще и представителях G8 в частности. Контролируемое Г.Павловским сетевое издание пишет:

«…официальные представители Запада отнеслись к приглашениям, полученным от организаторов антисаммита, крайне осторожно. Большинство отклонено под разными предлогами. Немногочисленные иностранные участники приедут в неофициальном статусе, причем среди них не будет весомых фигур. Такая реакция вполне предсказуема».

Тут хочется дать волю перу и высмеять холуев режима. Лексика одна чего стоит: «отнеслись осторожно», приедут самые плохонькие — «немногочисленные», да еще «в неофициальном статусе». Надо было сочинителям прибавить, что самые неказистые. И не будет среди них «весомых» фигур, одни дистрофики, не то что бывший генпрокурор Устинов или его помощник генерал Колесников…

Разумеется, те, кто приедет к Путину, будут высокие ростом, все официальны, красивы, «многочисленны» и «весомы». Идиотизм налицо. Не только идиотизм комментатора, но и идиотизм власти вообще. Путин пригласил иностранцев (угрохав, между прочим, на это массу народных денег) — это отлично, он патриот, он Добро, это хорошо, он для России. Касьянов, Каспаров, Глазьев и др. на свою конференцию пригласили иностранцев — это чтобы унизить Россию, это предательство, это плохо, они Зло.

Я не знаю, как нервный Кремль переживет эти дни — 11 и 12 июля. Начнет отлавливать делегатов конференции, отправляющихся в Москву? Арестует всех уже собравшихся в зале, включая британского посла? Пошлет «нашистов», «местных» и «Россию молодую» по 500 рэ за пешку с невразумительными лозунгами к месту проведения конференции? Закроет зал, в котором якобы обнаружена бомба? Или совершит эти контроперации сразу вместе? Не знаю. У их страха глаза так велики! А нас, участников конференции, устраивает любой сценарий.

О чем, собственно, идет речь, какова причина созыва конференции? Очень простая. В России сложился однопартийный режим единовластия. Это недопустимо. Не путинская, а Другая Россия хочет вернуть страну к многопартийности, хочет восстановить политические свободы, хочет чтобы выборы стали свободными выборами. Мы хотим не допустить неконституционной передачи власти некоему преемнику. Мы не желаем, чтобы неконституционным путем к власти опять, в третий раз, пришел В.В.Путин. Вот вся программа Другой России.

Я лично хочу, чтобы существующая с 1993 года НБП наконец получила доступ к избирателю, наконец значилась бы в бюллетенях, которые граждане будут держать в руках. Чтобы партия наша могла на равных основаниях конкурировать с другими партиями за внимание и дружелюбие народа. У нас есть что сказать. Ведь о нас сочиняли злобные байки и никогда не давали нам слова. А мы умные. У нас есть что предложить стране.

5 июля 2006 года

Штрейкбрехеры

Во времена ожесточенной борьбы западных профсоюзов за свои права, а эти времена пришлись на мое послевоенное детство, советские газеты часто с негодованием писали о «штрейкбрехерах». Позднее, живя в Америке в 70-е годы, я распознал знакомое слово в виде английского strikebreaker, то есть тот, кто «ломает» забастовку. Имелись в виду люди, которые занимали места бастовавших рабочих за станками и у конвейера; производство таким образом не останавливалось, капиталист не терпел убытков от забастовки и не шел на уступки рабочим. Штрейкбрехеры вербовались либо на стороне, либо из части, как тогда писали, «несознательных» или подкупленных хозяином рабочих.

С тех пор Добро и Зло не поменялись местами. Когда я услышал, что господин Явлинский не явится на конференцию «Другая Россия», а господин Белых слишком горячо доказывает, что не хочет быть на одной конференции с нацболами и радикальными коммунистами, тут и пришло, всплыло из глубин памяти это краткое и понятное — «штрейкбрехеры»!

Чтобы оправдать себя в глазах общества (громогласно, многократно и при всяком удобном случае требующего объединения всей оппозиции — левых и правых), штрейкбрехеры обратились к старым трюкам. Им якобы не нравятся участники конференции. Но ведь состав участников был заявлен давным-давно, чуть ли не два месяца назад. Но ведь было сказано, что это будет не междусобойчик либералов и демократов, а собрание по возможности всего спектра оппозиции. И сила и неожиданность подобного высокого собрания именно и будет состоять в том, что политические лидеры, представляющие различные идеологии, соберутся вместе, чтобы в условиях полицейского государства сказать Путину

«Уходи! Мы не допустим преемника-назначенца, мы хотим вернуть страну к свободным выборам парламента и президента.»

И вот нате! Явлинский, это мне известно хорошо, колебался и дергался. И собирался участвовать, и не собирался. Но вовсе не по причине участия Лимонова и нацболов (в конце концов у нас 24 политзаключенных, мы принесли на алтарь отечества так много жертв; только тот, кто не хочет видеть, не видит этого), а по другим причинам: 1) давление Кремля; 2) опасение оказаться в политической изоляции, в проигрыше, если конференция будет иметь успех и приведет к формированию единого блока оппозиции. Эти две причины заставляли его колебаться и оттягивать решение. Наконец решил: выбрал быть с Хозяином. Решил трагически неверно для себя, ибо его партия, уверен, сделает свои выводы из этого поступка.

На прощание господин штрейкбрехер Явлинский не отказал себе в удовольствии обдать барственным презрением через своего пресс-секретаря тех, кто отказался работать на Хозяина.

«Григорий Алексеевич находится в отпуске во Львове и не считает нужным прерывать его, чтобы послушать, с одной стороны, Тюлькина и Анпилова, с другой — разговаривать с оппозиционерами, которые стали ими после того, как их погнали из власти поганой метлой»,

— сообщила «Коммерсанту» г-жа Диллендорф.

Какие манеры! Хочется воскликнуть:

«Браво, г-н Явлинский, достойно прозвучать в мемуарах, в главе «Почему я все проиграл». И там, поверьте, ваше высказывание и окажется. А история если и упомянет о вас, то как о штрейкбрехере. Страна собралась, чтобы бросить вызов Хозяину, а вы во Львове. Ну и сидите там… во Львове».

Господин Белых определенно собирался участвовать. И вдруг заметался, заспешил, затараторил. Тоже про неподходящих нацболов, хотя тоже прекрасно знал и два месяца назад, что нацболы будут на конференции. Совсем решился не присутствовать он только 7 июля, когда в пространной программе на «Эхе Москвы» наконец сжег мосты. Не будет, не придет, со «сталинистами», дескать, не сядет рядом. Ну я не знаю, что там говорит сейчас Анпилов о Сталине, я его лет шесть как не встречал, но я вовсе не причисляю себя к сталинистам (другое дело, что я трезво отношусь к Сталину). Да и что — сегодняшнюю реальную политику меряют отношением к Сталину, что ли? Тогда это не политика, а болтовня за чаем с водкой. При чем тут Сталин?

Против конференции и нацболов еще выступает Новодворская. Что касается Валерии Ильиничны, то на нее давно никто не обижается — не надо только воспринимать ее в контексте политики. Она не штрейкбрехер, у нее другой диагноз. Она эксцентрик, оригинал, председатель партии, состоящей из мамы, бабушки и кота. Простим ей. Пусть существует.

Но почему Белых? Чего вдруг? Надавил Кремль? Надавили Чубайс с Гайдаром, на которых до этого нажал Кремль? А я откуда знаю! Я только не верю в объяснение Белых: мол, компания ему не нравится, нацболы в частности. Каспаров не только не скрывал, кого он пригласил, но эта была суть конференции: Союз правых и левых. Речь вовсе не шла только об идеологических единомышленниках: демократах и либералах, которые объединяются уже дольше, чем Россия и Белоруссия.

Нацболы, их присутствие на конференции — неуклюжий предлог для того, чтобы спрятать свою суть штрейкбрехеров. Тут ни при чем ни Лимонов с нацболами, ни Анпилов, тут налицо полнейший кризис старых демократических партий СПС и «Яблока», которых поджимают сзади более энергичные, здравые и прагматичные политические организации демократов и либералов: ОГФ Каспарова, НДС Касьянова и Республиканская партия Рыжкова. Тем более надо было идти на конференцию со всеми.

Барственный тон Явлинского скрывает беду в его собственной партии и вообще среди старых демократов. Зря они так хорохорятся — на самом деле у них уже намного меньше влияния в массах, чем у национал-большевиков. И кроме этого, как я упомянул выше, велика конкуренция в их собственном лагере. Нынешний последний жест Явлинского и Белых четко и ясно подвел итог всей объединительной болтовне этих лиц: они не имеют мужества быть по эту сторону баррикад и потому находятся по ту сторону — с Хозяином.

Что им за это пообещали — вечное депутатство или суммы денег,— можно только догадываться. Но лучше не догадываться, а наплевать. Пускай их. Старые демократические партии выдохлись, выродились в штрейкбрехеров. Появились новые сильные демократические организации. В ближайшее время следует ожидать оттока личного состава из «Яблока» и СПС в новые демпартии. Это будет естественный результат кризиса и проявленной Явлинским и Белых трусости.

Что до национал-большевиков, то советую всем сторонам общественного конфликта оставить нас в покое. Болтунам, пикейным жилетам и трусам следует прекратить использовать НБП как предлог для штрейкбрехерства. А Кремлю лучше бы перестать идиотически пытаться представить нас фашистами — палеонтологические эти окаменелости больше не водятся даже в Бразилии. То, что вашим слабым умам представляется предосудительным «фашизмом», было коротким периодом становления новой, современной идеологии. Поскольку партию создали в свое время люди искусства, свободные люди, то они не боялись ворошить историю, искать и находить. В конце концов партия нашла себя и свою пронародную идеологию. И не подконтрольным Кремлю депутатам Государственной думы последнего созыва или выслужившимся из мелких делопроизводителей «единороссам», не другим нищим духом и убогим умом судить нас.

Мы хотим влиять на судьбу нашей страны, влияем и будем влиять. История России отныне немыслима без Национал-большевистской партии. Да, у нас были ошибки и, по-видимому, будут еще, но не мы садистски лишили 70 миллионов граждан сбережений в 1992 году, осуществляя «шоковую терапию». Не мы ввязались в 1994 году в кровопролитную войну в Чечне, не мы, не правительство нацболов стимулирует террористические акты в русских городах тем, что 12 лет ведет войну в Чечне. Не нацболы отдавали приказ о штурме с помощью газа театра на Дубровке, не мы, не нацболы осуществили варварский штурм школы с детьми в Беслане. Не мы обогащаемся, отбирая собственность у не близких к власти, ненавидимых ею бизнесменов. Не нацболы ежедневно выносят запредельно жестокие приговоры в российских судах. Это делаете вы, те, кто имеет наглость клеймить нас «фашистами». Вы не фашисты, господа, вас в этом не упрекнешь, вы просто создали и создаете условия для убийства большого количества российских граждан.

В декабре 2007 года должны состояться выборы в Государственную думу. Если они пройдут без участия НБП, ОГФ, партии Касьянова, это будут нелегитимные выборы. В марте 2008 года должны состояться выборы президента. Если среди кандидатов не будет кандидата от нас, объединенной оппозиции, это будут нелегитимные выборы.

Что до штрейкбрехеров, то история в этот самый момент переступает через них.

10 июля 2006 года

Коалиция против Путина

11 и 12 июня в отеле «Ренессанс Москва» состоялась всероссийская конференция «Другая Россия». 350 делегатов из большинства регионов страны принадлежали к различным партиям и организациям. Присутствовали 38 иностранных гостей, среди них послы и несколько заместителей министров иностранных дел стран «большой семерки».

Со стороны Кремля в отеле и возле него присутствовала разношерстная массовка: милиция, оцепившая квартал в количестве как минимум батальона, а может, и более, сотни оперов центра «Т» и ФСБ, служебные собаки (несколько десятков), движение «Наши» (человек 100), движение «Молодая гвардия» (человек 70), движение «Местные» (около сотни, на второй день), Валерия Новодворская и ее партия (5 человек) и какие-то пожилые люди, якобы присланные Жириновским.

Не присутствовали: лидеры старых демократических (так они себя называют) партий: СПС (Никита Белых) и «Яблока» (Григорий Явлинский). Хотя активисты этих партий были в зале.

Потери «Другой России» — более пятидесяти задержанных в пути делегатов (милиция конфисковывала паспорта, избивали неизвестные, сажали на сутки). Больше всех репрессивного внимания властей удостоились нацболы — более 30 задержанных, десятку делегатов не дали приехать в приезде. В первый же день, 11 июля, четверых нацболов выкрали из отеля «Ренессанс». В результате Елена Боровская и Алексей Макаров (Елена участвовала в акции в Томске, передала листовку антипутинского содержания Ангеле Меркель, а Макаров 5 июня вместе с товарищами участвовал в акции в Кремлевском дворце) арестованы и по решению суда брошены в тюрьмы. Еще один направлявшийся на конференцию нацбол, Роман Хренов, был снят с поезда, ему подбросили свыше 70 граммов марихуаны и арестовали в Волгограде. То есть НБП потеряла за время конференции троих активистов, и общее число нацболов, находящихся за решеткой, достигло 27 человек. Еще четверо (среди них Кудрина, Логовский, Линдерман) скрываются.

Прибыль «Другой России». Фактически наконец образована оппозиционная коалиция, состоящая из политических партий (ОГФ Каспарова, НБП, НДС Касьянова, Республиканская партия Рыжкова, «Трудовая Россия» Анпилова) и большого количества общественных организаций со всей России. Я как участник конференции могу сказать, что испытал большое удовлетворение результатом. Впервые за годы правления Путина ему противостоит широкая коалиция оппозиционных сил. Присутствие на конференции иностранных дипломатов и правозащитников — свидетельство того, что другие страны относятся к коалиции «Другая Россия» серьезно. Свыше трехсот материалов о конференции уже появилось в иностранных СМИ. В то время как ни один российский телеканал (исключая небольшой репортаж на Ren TV) не показал российским гражданам происходившего на конференции. А там было на что посмотреть: Анпилов за столом президиума рядом с Каспаровым, Касьянов и Лимонов, пожимающие руки на сцене…

Побочные эффекты: разрешился кризис партий либеральной оппозиции. Стало ясно, что «Яблоко» и СПС морально устарели. Что их лидеры предпочитают играть все ту же скромную роль послушных Кремлю плейбоев, которых за хорошее поведение допустят в малом количестве походить четыре года на вожделенном паркете Госдумы. Стало ясно, что новые партии демократов и либералов, ведомые Каспаровым, Касьяновым, Рыжковым, полностью заменяют старые СПС и «Яблоко». Что в СПС и «Яблоке» больше нет нужды.

Почему я не упоминаю в этом контексте о КПРФ? Потому что на конференции от КПРФ присутствовали официальные наблюдатели: Елена Лукьянова и член ЦК Борис Кашин. Судя по статье в «Коммерсанте» от 14 июля, КПРФ, возможно, подпишет итоговый документ конференции «Другая Россия». В любом случае КПРФ — крупнейшая российская партия, «Другой России» следует сотрудничать с КПРФ настолько тесно, насколько это возможно и насколько захотят коммунисты. Однако и они не должны медлить, поскольку народ, увидев в «Другой России» надежду на долгожданные изменения в стране, будет все более и более дружелюбен к этой новой силе. Никто не вечен в этом мире: гибнут царства, республики и партии, появляются новые народные кумиры…

Новая ситуация. Искусство коалиции, то есть тактического объединения различных сил в один кулак, видимо, было потеряно российским общ