Эдуард Лимонов «Известия»

Эдуард Лимонов

150 текстов + интервью в газете «Известия»

https://iz.ru/author/eduard-limonov

14 сентября 1990 года — 10 февраля 2016 года

limonka

Больна была вся Европа

Из почты международных отделов

Уважаемый главный редактор «Известий»!

Предлагаю Вашему вниманию свою статью… Так как я никогда не состоял ни в комсомоле, ни в КПСС, и меня, французского гражданина, не заподозришь в принадлежности к советскому военно-промышленному комплексу — вот вам мои трезвые мысли. Надеюсь, читатель «Известий» примет их…

Уместно начать со скандала, происшедшего в Будапеште 20 июня 1989 года. Место действия — конгресс-холл Венгерской академии наук. Присутствующие — участники интернациональной литературной конференции, организованной американской «Уитлэнд фаундейшн»: около восьмидесяти писателей всех стран мира, журналисты. За столом президиума десяток писателей Центральной и Восточной Европы. Ведёт заседание профессор Корнеллского университета Майкл Скаммел. Выступает нобелевский лауреат писатель Чеслав Милош. Читает не спеша заранее заготовленный текст. Текст этот — в духе «холодной войны», полон бессмысленных и неуместных нападок на СССР и его народ. Я сижу в зале. Во мне растёт возмущение.

Вопреки регламенту и протестам ведущего я включил свой микрофон и сказал то, что в номере от 22 июня «Нью-Йорк таймс» представила (упрощённо) следующим образом:

«Мистер Милош был прерван неожиданным защитником роли Советского Союза в истории. Это был Эдуард Лимонов — автор, покинувший СССР в 1974 г. и после длительного пребывания в Нью-Йорке переместившийся в Париж. Мистер Лимонов с вызовом напомнил бывшему польскому дипломату, что Польша ещё в 1934 г. подписала договор о ненападении с Германией, и когда Германия отсекла часть Чехословакии в 1938 г., она помогла себе, присвоив часть территории чешской жертвы. (Индустриальный район Тешин,— Э.Л.). Мистер Милош ничего не ответил».

Ответил за Милоша присутствовавший там же Адам Михник. «К сожалению, сказанное мистером Лимоновым — правда. Эти позорные страницы польской истории существуют». (Выступление Михника не попало в «Нью-Йорк таймс»).

Это была присказка, читатель. А сказка — вот она. Одновременно с нужным, пусть и болезненным процессом признания Советской страной и народом преступлений сталинизма, вместе с кровавой и грязной водой — сталинизмом, выплёскивается и сама История. На наших глазах создан и охотно поддерживается Западом и странами Восточной Европы ревизионистский миф о «невинности» европейских стран, явившихся жертвами двух чудовищ: Гитлера и Сталина. Следует воспрепятствовать канонизации этого вредного и лживого мифа. Канонизация идёт полным ходом. Например, в последнем издании популярного энциклопедического французского словаря «Петит Робер» нет ни польско-немецкого договора, ни аннексии Тешина. Французский ревизионизм тихо вычистил грязь из польской истории.

*

Россия и её наследник СССР никогда не были невинными «мальчиками из хора», не отказывались, брали, если могли, кусок чужой территории. Но за улыбающимися масками «невинных жертв» — наций Восточной и Центральной Европы скрываются острые, крупные клыки, огромные аппетиты и совсем не невинное поведение. Заглянем в Европу между двумя войнами.

Когда распалась в 1917 г. Российская империя, Ленин, ещё неопытный лидер, и потому идеалист и интернационалист, предложил независимость всем желающим взять её нациям. (Будем циничны, впрочем. Ему ничего другого в тот момент и не оставалось. Советская власть едва родилась и была слабой). С разрешения Ленина или без — Финляндия, Польша, Украина, Латвия, Литва, Эстония провозгласили себя независимыми республиками. Увы, так же как полстолетия спустя это произошло в Азии и Африке, свеженезависимые страны с поражающей быстротой превратились в тирании.

Маршал Пилсудский, хороший солдат и солдафон, член Польской социалистической партии, убеждённый националист (вам что-нибудь напоминает это сочетание?), стал в 1918 г. главой польского государства. Западная граница Польши была определена Версальским договором 1919 г. и приблизительно соответствовала границе 1772 г., то есть времён первого раздела Польши, в то время как восточная граница… Восточную границу (лорд Керзон, английский министр иностранных дел, предложил провести её через Сувалки, Брест-Литовск и по реке Буг) Пилсудский отодвинул, удачливо напав на слабую, раздираемую гражданской войной Россию. Как мы знаем, он занял и Минск, и Киев, по пути опрокинув не свою, украинскую независимость. Рижский договор зафиксировал в 1921 г. границу, где на 150, где на все 200 километров к востоку от Буга, оттяпав у СССР территорию. (Заметьте, что именно эту границу опрокинула в 1939 г. Красная Армия. Так что, войдя в Польшу, она одновременно вошла к себе домой, на территорию, захваченную Пилсудским за 18 лет до этого).

Пилсудский не ограничился ни подарками Версальского договора, ни захватами на востоке. Организовав беспорядки в Верхней Силезии, он захватил её (с Катовице) вместе с большим количеством немецкого населения. У Австрии он отобрал всю Галицию. Эти подвиги было нетрудно совершить, ибо Германская и Австро-Венгерская империи распались, подобно Российской, в результате войны. Германия была побеждена своей собственной революцией, Австро-Венгрия расчленена «победителями». Уйдя от власти в 1922 г., Пилсудский вернулся к ней в 1926 г. в результате военного переворота, провозгласив себя диктатором.

В этом же самом 1926 г. Вольдемарас, сосед Пилсудского, сильный человек Литвы, провозгласил себя, догадайтесь кем? Верно, диктатором Литвы. В 1934 г. Карл Ульманис захватил власть в Латвии. Цепная реакция? Местная мода на диктатуру? Очевидно, да, с вариациями. Командир финляндской национальной гвардии Карл Густав Маннергейм был «избран» регентом Финляндии в 1918 г. Что касается крошечной Эстонии, с XIII века она была подчинена феодалам тевтонского происхождения — баронам. Мало что можно сказать о балтийских диктатурах, маленьких и скучных, потому проследуем сквозь историю за Польшей. Что делала Польша с 1926 по 1939 г.? Как мы уже знаем, в 1934 г. Польша Пилсудского заключила договор о ненападении с Германией Адольфа Гитлера (Обратите внимание на дату. За пять лет до пакта Молотова—Риббентропа!) Пилсудский умер в 1935 г. Его «настоящая диктатура» (идиома принадлежит словарю «Петит Робер») сменилась «коллективной диктатурой полковников». В 1938 г. мы видим Польшу в компании Венгрии и Румынии, участвующей в расчленении (после Германии) Чехословакии… Только столкнувшись с территориальными требованиями Германии вернуть ей захваченную Силезию, Польша оставила эту компанию и сблизилась с Англией и Францией.

*

Тут следует остановиться и сказать читателю, что модель сильного режима, фашистского или полуфашистского, была в большой моде в Европе между двумя войнами. И в Восточной Европе, в частности. До 1939 г., более того, уже до 1953 г. (даты прихода Гитлера к власти в Германии) многие страны этой части Европы уже находились под мастью режимов откровенно фашистских, полуфашистских или же авторитарных, постепенно эволюционирующих к фашизму. Европа была населена диктаторами. Широкому читателю известию, что был Муссолини в Италии, Салазар в Португалии, Франко в Испании, расистский режим маршала Петена во Франции, Гитлер в Германии, но также были, не забывайте, Пилсудский — маленький Сталин в Польше, Вольдемарас в Литве, Карл Ульманис в Латвии, Корнелиус Кордеану (и позже маршал Антонеску) в Румынии, адмирал Хорти (тоже регент) в Венгрии, Анте Павелич в Хорватии, монсеньор Тисо в Словакии…

В декабре 1934 г. шестнадцать европейских стран были представлены на интернациональном конгрессе фашистских партий, созванном Муссолини в Монтрё. Дуче, глава первого фашистского государства (1922 г.), мечтал о фашистском интернационале и тотчас после своего прихода к власти стал перевооружать секретно Германию, Болгарию и страны, появившиеся на свет в результате распада Австро-Венгерской империи. (Неразумно и впопыхах выкроенные в живом мясе Европы Ллойд Джорджем и Клемансо). Дуче снабжал оружием Венгрию адмирала Хорти и Австрию (основным получателем была крайне правая организация «Хеймвер», но не только она). Не ограничиваясь экспортом оружия и фашизма, дуче инструктировал и на месте. С 1926 г. венгерские солдаты проходили военную подготовку непосредственно в Италии. В Румынии Корнелиус Кордеану создал фашистскую «Железную гвардию».

Остановимся на мгновение. Если хорошо известно, что часть Румынии была аннексирована СССР в 1940 г., знаете ли вы, что Венгрия захватила тогда же… часть Трансильвании, а Болгария — Добруджу? Сегодняшние эти свежедемократические страны с удовольствием разглагольствуют о преступлениях нацизма или сталинизма.

Понаблюдаем ещё немного за этим вольером со скорпионами, каким была Европа в 1918–1945 гг. В 1939 г. было создано словацкое фашистское государство, участвовавшее на стороне Гитлера в войне против Польши и через два года — против СССР. В 1940 г. Венгрия официально присоединилась к тройственному пакту (германо-итало-японскому). Болгария, возглавляемая династией немецкого происхождения, воевала на стороне Германии уже в первой мировой войне. В 1935 г. сам царь Борис III устанавливает свою диктатуру, как будто ему мало того, что он царь. В 1941 г. Болгария подписывает официальный пакт с Германией. Фашистское государство Хорватии создано в том же году. В 1940 г. маршал Антонеску становится диктатором (кондукатор) Румынии. В 1941 г.— Румыния союзник Германии…

Даже позитивные персонажи той эпохи не избежали влияния фашизма. В 1934 г. австрийский канцлер Дольфус (убитый прогерманскими нацистами несколько месяцев спустя) провозгласил установление однопартийного режима «фашистской модели» (!) и, прибегнув к насилию, уничтожил социалистическую оппозицию в Вене. Югославский король Александр (убитый в 1934 г. усташами Анте Павелича) сегодня выглядит как жертва фашизма, однако он отменил в 1929 г. конституцию своей страны и правил единолично.

Когда в июне 1941 г. 5,5-миллионная армия Гитлера вторглась на территорию СССР, в её составе насчитывалось 900.000 солдат союзных стран. Впоследствии их количество увеличилось. Итальянцы дуче, испанская дивизия, французские и голландские части — да, но Восточная «невинная» Европа была куда более широко представлена, чем Западная: румынские, венгерские, финские, словацкие дивизии. Чешские и австрийские немцы воевали в составе вермахта.

*

Я перечислил лишь некоторые факты европейской истории, каковые или тихо исчезают из словарей и книг, или игнорируются. Франция, страна где я живу, стыдливо «пропускает» четыре года расистского петеновского режима, когда она была фактической союзницей Гитлера, задавив их непомерно раздутыми восемью месяцами подвигов де Голля. Зато здесь с удовольствием говорят о сталинизме…

Так что Чеслав Милош не одинок в своём, может быть, и подсознательном ревизионизме. Несколько лет назад нашумела на Западе статья Милана Кундеры «Угнанный Запад…», в которой чешский писатель, присвоив восточноевропейским странам всевозможные западные доблести и таланты, объявил Россию вне цивилизации,— другой, неевропейской цивилизацией. Подобные же высказывания можно обнаружить у поляка Брандыса. На западном Западе ревизованная история стала господствующим и единственным историческим мифом. Зачем им это?— спросит читатель.

Цель этого ревизионизма — спрятать очень неприятную для Европы и её репутации правду. А именно то, что гитлеризм был лишь крайней тяжёлой формой болезни, что ВСЯ ЕВРОПА — метрополия нашей цивилизации — была больна фашизмом в 1918–1945 гг. И что только благодаря вмешательству отдалённых провинций цивилизации Соединённых Штатов Америки и Советского Союза плюс упорное сопротивление близкой островной провинции — Великобритании фашистская эпидемия в метрополии была подавлена.

Советский народ нашёл в себе силы коллективно признать преступления своей истории. Ему полезно знать о том, что другие нации (за исключением побеждённой Германии), увы, этих сил не нашли. И это опасное расхождение ментальностей, могущее в будущем стать причиной новых конфликтов.

И последнее замечание, читатель. Я ничего не имею против поляков. Они храбрые солдаты, нация талантливая и сильная. Дай им Бог коллективного здоровья. Но пусть они перестанут истолковывать историю в свою пользу. Признают свой второсортный фашизм 1918–1939 гг. И не гордятся своей несуществующей невинностью вместе с другими восточноевропейскими якобы жертвами. Да, они жертвы Истории, но они же и её агрессоры. (Так же, как и Советский Союз). Они жертвы не только Германии или СССР, как им удобно думать, но в очень большой степени жертвы своих собственных страстей и аппетитов. И, к сожалению, как это явствует из статьи «Чудо на Висле и его продолжение» («Известия» №229.— Прим. ред.), страсти эти не улеглись и аппетиты не пропали. Очень жаль. Поляки должны знать, что на каждую церемонию 15 августа они рискуют вызвать у своих соседей, русских ли или германских, нехорошие эмоции 1939 года.

Эдуард Лимонов. Париж.


НАША СПРАВКА

Сорокасемилетний Эдуард Лимонов (настоящая фамилия Савенко) — один из самых известных на Западе современных русских писателей-эмигрантов.

Статья Э. Лимонова получена нами по почте и печатается с небольшими сокращениями. Как и другие материалы этой рубрики, она выражает личное мнение автора.

московский вечерный выпуск,
№258(23161), 14 сентября 1990 года

Из почты международных отделов

Эдичка, это и мое мнение тоже

Не странно, что Эдичка (как называют писателя Лимонова) вступился за Отечество, а точнее сказать, за Истину. С какой стати это должны делать его бывшие соотечественники — от историков до функционеров, если нет такой установки? И не странно, что сделал он это блестяще, много лучше, чем все вместе до него. На то он свободный художник, изгнанник этого Отечества!

Удивляет редакционная ремарка, в которой подчёркивается, что статья выражает личное мнение автора. Удивляет, потому что Лимонов, хотя и начинает с традиционного для него скандала (даже всего-навсего с пересказа скандального случая), всё же свою статью построил исключительно на исторических фактах («Больна была вся Европа», №258, 1990 г.). Она почти не содержит авторских комментариев. Уж тем более таких, за которые редакции и нам, читателям, следует извиняться перед кем бы то ни было. В том числе — перед вчерашними «братьями по соцлагерю», усердно забрасывающими нас сегодня камнями. Факты эти таковы, что всякий нормальный человек может оценивать их только однозначно. Именно так, как позволил себе в конце материала высказать отношение к ним Лимонов.

Словом, странная ремарка. Неприятная. Дескать, твоё, автор, мнение — тебе его и расхлёбывать…

Надеюсь, публикация моей реплики избавит Эдуарда Лимонова от огорчения известинской устранённостью — неуместной, по-моему, и выраженной скорее всего по недоразумению. И, думаю, честолюбие редакции я задел не настолько, чтобы это помешало русскому человеку в Париже получить из Москвы СПАСИБО!

Ю. Росинский


Мнение посольства Румынии

Письмо господина Э. Лимонова содержит ряд неточностей и необоснованных утверждений, касающихся Румынии, по поводу которых нам бы хотелось довести до сведения редакции и советского читателя действительные исторические факты.

Автор статьи пишет, что в 1938 г.— надо полагать, после Мюнхена — «мы видим Польшу в компании Венгрии и Румынии, участвующей в расчленении (после Германии) Чехословакии…». Такое утверждение неточно в том, что касается Румынии. Ведь общеизвестно, что Румыния не участвовала в расчленении Чехословакии, с которой была связана союзным договором, а широкая общественность страны выступила против такого акта насилия.

По словам автора статьи, вся Европа периода 1918–1945 гт. была полна диктаторами, фашистскими, полуфашистскими и авторитарными режимами… Между прочим, в случае нашей страны «Корнелиус Кордеану» (надо полагать, что автор имеет в виду Корнелиу Зелю Кодряну) никогда не был, как утверждается в статье, вождём Румынии, а был главой фашистской организации легионеров, арестованным и расстрелянным в 1938 г., что и вызвало гнев гитлеровской Германии.

…Нельзя ставить знак равенства между фашистскими государствами, преследовавшими цель насильственного пересмотра версальских и других мирных договоров, империалистического передела Европы, и теми государствами, которые постарались воспрепятствовать эскалации фашизма в Европе и стали жертвами фашистской агрессии. Как известно, Румыния, наряду с Францией, Великобританией, СССР, со странами Малой Антанты и Балканской Антанты, приложила большие усилия с целью предотвратить осуществление замыслов фашистских государств.

Общеизвестны усилия румынского министра иностранных дел Николае Титулеску, бывшего председателем Лиги Наций, осудившего агрессивные акции фашистских государств, в частности агрессию Италии против Эфиопии, который постоянно призывал к бдительности по отношению к агрессивным планам гитлеровской Германии. В этом деле он тесно сотрудничал с народным комиссаром иностранных дел СССР Максимом Литвиновым в определении агрессии, в развитии отношений добрососедства и дружбы с СССР. Николае Титулеску был удалён из правительства вследствие интриг и давления со стороны фашистских держав.

…Нам думается, что следует делать разницу между фашистскими режимами, установившимися сразу после первой мировой войны в ряде стран Европы, и фашистскими марионеточными режимами, возникшими при активной поддержке и грубом вмешательстве этих государств.

№271(23174), 28 сентября 1990 года

Эпоха маршалов, «кондукаторов» и генералиссимусов

Причиной для написания нижеследующей статьи послужила информация в газете «Известия» за 16 августа 1990 г. «Чудо на Висле и его продолжение». Цитирую «Известия»:

«Впервые Польша официально отметила событие, получившее здесь символическое название «Чудо на Висле». 70 лет назад в результате контрнаступления под Варшавой польские войска принудили к отступлению части Красной Армии, форсировавшие реку севернее города…

Празднества начались… торжественной мессой, которую совершил… кардинал Ю.Глемп. Такие же службы, манифестации прошли по всей стране… Центр торжеств — в Радзимине, небольшом городке вблизи польской столицы. Именно здесь 15 августа 1920 г. были остановлены красногвардейцы…»;

«парламент учредил орден для участников советско-польской войны… В столичном королевском замке прошла торжественная церемония награждения ветеранов Варшавской битвы и присуждения им очередных офицерских званий…»;

«…появляются мемориальные доски, увековечивающие «Чудо на Висле», имена организаторов похода против Советской России».

Далее «Известия» приводят высказывания польских лидеров по поводу «Чуда на Висле».

Глава польского правительства Т.Мазовецкий:

«Польша задержала шествие войск большевистской России, мечтающей о революционизации всей Европы, и если бы не решимость поляков… история Европы могла бы пойти совершенно по иному пути».

Зам. министра национальной обороны, занимающийся вопросами воспитания (!) Б.Коморовский:

«Сейчас мы имеем армию, которая лишена традиций 20-х годов. Нынешние традиции восходят к победе 1945 года, но еще вопрос, была ли это полная польская победа? Поэтому чрезвычайно важно обращаться к традициям межвоенного периода, к традициям победоносной войны 1920 года».

На страницах армейской «Жолнеж Речи Посполитой» Р.Шереметев считает, что

«первейшим делом является возвращение армии настоящих, а не мифических традиций. Одним из первых шагов на этом пути должно быть перенесение даты Дня Войска Польского. Введенное после войны празднование его 12 октября — в годовщину битвы под Ленино — является, вообще-то говоря, недоразумением». Точку над «i» ставит министр национальной обороны П.Колодзейчик. В комментарии, который «Жиче Варшавы» помещает на первой странице, он предлагает впредь отмечать 15 августа как День Войска Польского». (Конец цитирования.)

Я не присутствовал на празднованиях «Чуда на Висле», но мне не раз пришлось столкнуться с подобным же «новым» подходом к собственной истории восточноевропейцами, поляками в частности. Некритическое, опасное желание представить свою страну жертвой, к сожалению, популярно не только среди министров и кардиналов.

Уместно начать со скандала, происшедшего в Будапеште 20 июня 1989 г. Место действия — Конгресс-холл Венгерской академии наук. Присутствующие — участники интернациональной литературной конференции, организованной американской «Уитлэнд Фондэйшан» — около восьмидесяти писателей многих стран мира, журналисты. За столом президиума десяток писателей Центральной и Восточной Европы. Ведет профессор Корнельского университета Майкл Скаммел. Выступает Нобелевский лауреат писатель Чеслав Милош. Читает не спеша заранее заготовленный текст. Текст этот — в духе холодной войны, полон бессмысленных и неуместных нападок на СССР и его народ. Я сижу в зале. Во мне растет возмущение.

Вопреки регламенту и протестам ведущего, я включил свой микрофон и сказал то, что в номере от 22 июня «Нью-Йорк таймс» представила (упрощенно) следующим образом:

«Мистер Милош был прерван неожиданным защитником роли Советского Союза в истории. Это был Эдвард Лимонов, автор, покинувший СССР в 1974 г. и после длительного пребывания в Нью-Йорке переместившийся в Париж. Мистер Лимонов с вызовом напомнил бывшему польскому дипломату, что Польша еще в 1934 г. подписала договор о ненападении с Германией, и, когда Германия отсекла часть Чехословакии в 1938 г., она помогла себе, присвоив часть территории чешской жертвы (индустриальный район Тешин.— Э.Л.). Мистер Милош ничего не ответил».

Ответил за Милоша присутствовавший там же Адам Михник.

«К сожалению, сказанное мистером Лимоновым — правда. Эти позорные страницы польской истории существуют».

(Выступление Михника не попало в «Нью-Йорк таймс».)

Это была присказка, читатель. А сказка — вот она. Одновременно с болезненным процессом признания Советской страной и народом преступлений сталинизма, вместе с кровавой и грязной водой — сталинизмом выплескивается и сама История. На наших глазах создан и охотно поддерживается Западом и странами Восточной Европы ревизионистский миф о «невинности» европейских стран, явившихся жертвами двух чудовищ: Гитлера и Сталина. Следует воспрепятствовать канонизации этого вредного и лживого мифа. Канонизация идет полным ходом. Например, в последнем издании популярного энциклопедического французского словаря «Петит Роберт» нет ни польско-немецкого договора, ни аннексии Тешина. Французский ревизионизм тихо вычистил самую грязную грязь из польской истории.

Россия — и ее наследник СССР — никогда не была невинным «мальчиком из хора», не отказывалась, брала, если могла, кусок чужой территории. Но за улыбающимися масками наций «невинных жертв» — наций Восточной и Центральной Европы — скрываются острые, крупные клыки, огромные аппетиты и совсем не невинное поведение. Заглянем в Европу между двумя войнами.

Когда распалась в 1917 г. Российская империя, Ленин, еще неопытный лидер и потому идеалист и интернационалист, предложил взять независимость всем желающим ее нациям. (Будем циничны, впрочем. Ему ничего другого в тот момент и не оставалось. Советская власть едва родилась и была слабой.) С разрешения Ленина или без него Финляндия, Польша, Украина, Латвия, Литва, Эстония провозгласили себя независимыми республиками. Увы, так же, как полстолетия спустя это произошло в Азии и Африке — свеженезависимые страны с поражающей быстротой превратились в тирании.

Маршал Пилсудский, хороший солдат и солдафон, член польской социалистической партии, убежденный националист (вам что-нибудь напоминает это сочетание?), подобно Сталину, обильно усатый, стал в 1918 г. главой польского государства. Западная граница Польши была определена Версальским договором 1919 г. и приблизительно соответствовала границе 1772 г., то есть времен первого раздела Польши, в то время как восточная граница… Восточную границу (лорд Курсон, он же Керзон в советской историографии, английский министр иностранных дел, предложил провести ее через Сувалки, Брест-Литовск и по реке Буг)… Пилсудский отодвинул, удачливо напав на слабую, раздираемую гражданской войной Россию. Как мы знаем, он занял и Минск и Киев, по пути опрокинув не свою, украинскую независимость. Рижский договор зафиксировал в 1921 г. границу где на 150, где на все 200 километров к востоку от Буга, оттяпав у СССР территорию. (Заметьте, что именно эту границу опрокинула в 1939 г. Красная Армия. Так что, войдя в Польшу, она одновременно вошла к себе домой, на территорию, захваченную у нее Пилсудским за 18 лет до этого.)

Пилсудский не ограничился ни подарками Версальского договора, ни захватами на Востоке. Организовав беспорядки в Верхней Силезии, он захватил ее (с Катовице) вместе с большим количеством немецкого населения. У Австрии он отобрал всю Галицию. Эти подвиги было нетрудно совершить, ибо Германская и Австро-Венгерская империи распались, подобно Русской, в результате войны. Германия была побеждена своей собственной революцией, Австро-Венгрия расчленена «победителями». Уйдя от власти в 1922 г., Пилсудский вернулся к ней в 1926 г. в результате военного переворота, провозгласив себя диктатором.

В этом же самом 1926 г. Вольдемарас, сосед Пилсудского, сильный человек Литвы, провозгласил себя догадайтесь кем?

Верно, диктатором Литвы. В 1934 г. Карлис Ульманис захватил власть в Латвии. Цепная реакция? Местная мода на диктатуру? Очевидно да, с вариациями. Командир финляндской национальной гвардии барон Карл Густав Маннергейм был «избран» регентом Финляндии в 1918 г. Что касается крошечной Эстонии, еще с XIII в. она была подчинена феодалам тевтонского происхождения — баронам. Мало что можно сказать о балтийских диктатурах, маленьких и скучных, потому проследуем сквозь историю за зверем среднего размера, за Польшей. Что делала Польша с 1926 по 1939 г.? Как мы уже знаем, в 1934 г. Польша Пилсудского заключила договор о ненападении с Германией Адольфа Гитлера (обратите внимание на дату. За пять лет до пакта Молотов — Риббентроп!). Усатый Пилсудский умер в 1935 г. Его «настоящая диктатура» (идиома принадлежит словарю «Петит Роберт») сменилась «коллективной диктатурой полковников». В 1938 г. мы видим Польшу в компании Венгрии и Румынии участвующей в пожирании (после Германии) трупа Чехословакии. (Так шакалы прибегают на труп антилопы, увидев, что лев наелся до отвала.) Перед тем как быть пожранной Германией, Польша, таким образом, сожрала кусок тела Чехословакии. Только столкнувшись с территориальными требованиями Германии вернуть ей захваченную Силезию, Польша оставила в 1939 г. компанию шакалов и сблизилась с Англией и Францией.

Тут следует остановиться и сказать читателю, что модель сильного режима, фашистского или полуфашистского, была в большой моде в Европе между двумя войнами. И в Восточной Европе в частности. До 1939 г., более того, уже до 1933 г. (даты прихода Гитлера к власти в Германии) многие страны этой части Европы уже находились под властью режимов откровенно фашистских, полуфашистских или же авторитарных, постепенно эволюционирующих к фашизму. Европа была населена диктаторами. Широкому читателю известно, что был Муссолини в Италии, Салазар в Португалии, Франко в Испании, расистский режим маршала Пэтэна во Франции, Гитлер в Германии, но также были, не забывайте, Пилсудский — маленький Сталин в Польше, Вольдемарас в Литве, Карлис Ульманис в Латвии, Корнелиус Кордеану (и позже маршал Антонеску) в Румынии, маршал Маннергейм в Финляндии, адмирал Хорти (тоже регент) в Венгрии, Анте Павелич в Хорватии, монсеньор Тисо в Словакии… В Болгарии фашистским лидером стал сам царь Борис III.

В декабре 1934 г. шестнадцать (!) европейских стран были представлены на интернациональном конгрессе фашистских партий, созванном Муссолини в Монтро. Дуче, глава первого фашистского государства (1922 г.), мечтал о фашистском интернационале и тотчас после своего прихода к власти стал перевооружать секретно Германию, Болгарию и страны, появившиеся на свет в результате распада Австро-Венгерской империи (неразумно и впопыхах выкроенные в живом мясе Европы Ллойд Джорджем и Клемансо). Дуче снабжал оружием Венгрию адмирала Хорти и Австрию (основным получателем была крайне правая организация «Хэймверен», но не только она). Не ограничиваясь экспортом оружия и фашизма, дуче инструктировал и на месте. С 1926 г. венгерские солдаты проходили военную подготовку непосредственно в Италии.

В Румынии в 1931 г. Корнелиус Кордеану создал Фашистскую Железную Гвардию.

Остановимся на мгновение. Если хорошо известно, что часть Румынии была аннексирована СССР в 1940 г., знаете ли вы, что Венгрия захватила тогда же, участвуя в пире больших зверей, часть Трансильвании, а Болгария захватила у Румынии Добруджу? Сегодняшние свежедемократические страны эти избегают говорить о своих преступлениях того смутного времени. Но с удовольствием разглагольствуют о преступлениях нацизма или сталинизма.

Понаблюдаем еще немного за этим вольером со скорпионами, каким была Европа в 1918–1945 гг. В 1939 г. создано было словацкое фашистское государство, участвовавшее на стороне Гитлера в войне против Польши и через два года — против СССР. В 1940 г. Венгрия официально присоединилась к Тройственному пакту (германо-итало-японскому). Болгария, возглавляемая династией немецкого происхождения, воевала на стороне Германии уже в первой мировой войне. В 1919–1923 гг. видим в Болгарии диктатуру Стамболийского. В 1935 г. сам царь Борис III устанавливает свою диктатуру, как будто ему мало того, что он царь. В 1941 г. Болгария подписывает официальный пакт с Германией. Фашистское государство Хорватия создано в том же году. В 1940 г. маршал Антонеску становится диктатором («кондукатором») Румынии. В 1941 г. Румыния — союзник Германии…

Даже позитивные персонажи той эпохи не избежали влияния фашизма. В 1934 г. австрийский канцлер Дольфус (убитый прогерманскими нацистами несколько месяцев спустя) провозгласил установление однопартийного режима «фашистской модели» (!) и, прибегнув к насилию, уничтожил социалистическую оппозицию в Вене. Югославский король Александр (убитый в 1934 г. усташами Анте Павелича) сегодня выглядит как жертва фашизма, но, однако, он отменил в 1929 г. конституцию своей страны и правил единолично.

А Чехословакия, любимое дитя Клемансо и Ллойд Джорджа, созданное ими, чтобы сделать приятное интеллигентному, европейски образованному писателю Томасу Масарику, слепленное из восьми наций искусственное государство? Она отдала себя Германии в 1938 и 1939 гг. (точно так же, как позднее, в 1948 и 1968 гг.) без единого выстрела. Несмотря на то что обладала в 1938 г. хорошо вооруженной современной армией, а вермахт еще не был победоносным вермахтом. Осуждать Чехословакию за это невозможно. За слепленное из кусков государство солдату не очень хочется отдавать жизнь. Три с половиной миллиона судетских немцев открыли Гитлеру ворота сами. Они приветствовали Гитлера точно так же, как 97% жителей Австрии.

Когда в июне 1941 г. 5,5-миллионная армия Гитлера вторглась на территорию СССР, в ее составе насчитывалось 900 тыс. солдат союзных стран. Впоследствии их количество увеличилось. Итальянцы дуче, испанская дивизия, французские и голландские части. Да, но Восточная «невинная» Европа была куда более широко представлена, чем Западная: румынские, венгерские, финские, словацкие дивизии. Чешские и австрийские немцы воевали в составе вермахта. И если польских дивизий не было в составе «Великой Армии» Гитлера, это лишь случайность истории — последствие неумеренного аппетита усатого националиста и «социалиста» Пилсудского. Поляки ведь с удовольствием участвовали в походе Наполеона на Россию. Как и Гитлер, Наполеон пришел в Россию с солдатами всей Европы.

Я перечислил лишь некоторые факты европейской истории, каковые или тихо исчезают из словарей и книг, или игнорируются. Франция, страна, где я живу, стыдливо «пропускает» четыре года расистского пэтэновского режима, когда она была фактической союзницей Гитлера, задавив их непомерно раздутыми восемью месяцами подвигов де Голля. Зато здесь с удовольствием говорят о сталинизме…

Так что Чеслав Милош не одинок в своем, может быть и подсознательном, ревизионизме. Несколько лет назад нашумела на Западе статья Милана Кундеры «Угнанный Запад…», в которой чешский писатель, приписав восточноевропейским странам всевозможные западные доблести и таланты, объявил Россию вне цивилизации, другой, неевропейской цивилизацией. Подобные же высказывания можно обнаружить у поляка Брандиса. На западном же Западе ревизованная история стала господствующим и единственным историческим мифом. Зачем им это?— спросит читатель.

Цель этого ревизионизма — спрятать очень неприятную для Европы и ее репутации правду. А именно что гитлеризм был лишь крайней тяжелой формой болезни, что ВСЯ ЕВРОПА — метрополия нашей цивилизации — была больна фашизмом в 1918–1945 гг. И что только благодаря вмешательству отдаленных провинций цивилизации — Соединенных Штатов Америки и Советского Союза плюс упорному сопротивлению близкой островной провинции — Великобритании — фашистская эпидемия в метрополии была подавлена.

Советский народ нашел в себе силы коллективно признать преступления своей истории. Ему полезно знать о том, что другие нации (за исключением вынужденно раскаявшейся побежденной Германии), увы, этих сил не нашли. И это опасное расхождение ментальностей, могущее в будущем стать причиной новых конфликтов.

И последнее замечание, читатель. Я ничего не имею против поляков. Они храбрые солдаты, нация талантливая и сильная. Дай им Бог коллективного здоровья. Но пусть они перестанут истолковывать историю в свою пользу. Признают свой второсортный фашизм 1918–1939 гг. И не гордятся своей несуществующей невинностью вместе с другими восточноевропейскими якобы жертвами. Да, они жертвы Истории, но они же и ее агрессоры. (Так же как и Советский Союз.) Они жертвы не только Германии или СССР, как им удобно думать, но в очень большой степени жертвы своих собственных страстей и аппетитов. И, к сожалению, как это явствует из статьи «Чудо на Висле и его продолжение», страсти эти не улеглись и аппетиты не пропали. Очень жаль. Поляки должны знать, что на каждую церемонию 15 августа они рискуют вызвать у своих соседей, русских или германских, нехорошие эмоции 1939 г.

15 сентября 1990 года

«Чудо на Висле» и его продолжение

Н.Ермолович

Впервые Польша официально отметила событие, получившее здесь символическое название «чуда на Висле». 70 лет назад в результате контрнаступления под Варшавой польские войска принудили к отступлению части Красной Армии, форсировавшие реку севернее города.

Празднества начались ещё в понедельник торжественной мессой, которую совершил глава католической церкви Польши кардинал Ю.Глемп. Такие же службы, манифестации прошли по всей стране от Зелёной Гуры до Тересполя и от Гдыни до Кракова. Центр торжеств — в Радзимине, небольшом городке вблизи польской столицы. Именно здесь 15 августа 1920 года были остановлены красноармейцы.

Для поляков — «чудо», для нас, изучавших историю, явные просчёты в планировании Варшавской операции командованием Красной Армии, огромная помощь польским войскам Антанты (в основном Франции) и людьми, и вооружением, и собственными генералами во главе с М.Вейганом.

Что было, то было. Сначала наступали, потом отступили. Заключили мирный договор, по которому Польша получила гораздо меньше того, что ей предлагали раньше, до войны. Так что, какая уж там победа… Но каждый народ, разумеется, вправе отмечать те сражения, какие он сочтёт нужным. Однако послушаем «польскую сторону», её интерпретацию событий.

Военный историк Т.Равский в интервью еженедельнику «Политика» говорит:

«Я лично убеждён, что это была очередная польско-российская война, которая напоминает войны в 1794 и 1831 годах. Важно, однако, знать, как расценивали её наши тогдашние противники, была ли она для них прежде всего борьбой за восстановление империи или это была вооружённая «миссия» во имя революционных лозунгов? И в том, и в другом случае ответственность полностью возлагается на Россию»

(подчёркнуто мной,— Н.Е.).

Историку вторит на страницах «Жиче Варшавы» полковник, доктор наук М.Тарчиньский:

«Цель войны была имперская, как и в давние времена, только на этот раз она прикрывалась идеей мировой революции».

Такого же мнения придерживается глава польского правительства Т.Мазовецкий:

«Польша задержала шествие войск большевистской России, мечтающей о революционизации всей Европы, и если бы не решимость поляков… история Европы могла бы пойти совершенно по иному пути».

А коль так, то победа над германским фашизмом в 1945 году уже сущий пустяк по сравнению с победой на Висле в 20-м. Именно об этом, ничтоже сумняшеся, заявляет не кто-нибудь, а заместитель министра национальной обороны, занимающийся вопросами воспитания (!), Б.Коморовский:

«Сейчас мы имеем армию, которая лишена традиций 20-х годов. Нынешние традиции восходят к победе 1945 года, но ещё вопрос: была ли это полная польская победа? Поэтому чрезвычайно важно обращаться к традициям межвоенного периода, к традициям победоносной войны 1920 года».

И вот уже на страницах армейской «Жолнеж Речи Посполитой» Р.Шереметев считает,

«что первейшим делом является возвращение армии настоящих, не мифических традиций. Одним из первых шагов на этом пути должно быть перенесение даты Дня Войска Польского. Введённое после войны празднование его 12 октября — в годовщину битвы под Ленино — является, вообще-то говоря, недоразумением».

Точку над «I» ставит министр национальной обороны П.Колодзейчик. В комментарии, который «Жиче Варшавы» помещает на первой странице, он предлагает впредь отмечать 15 августа как День Войска Польского. По мнению министра, эта дата сможет объединить, а не разделять поляков. Вместе с тем высказывается мнение о необходимости представить её так, чтобы она не вызывала недоверия и предубеждений у соседей Польши. Вот тут-то, как говорится, и зарыта собака.

Не знаю, объединит ли эта дата поляков,— им виднее. Но вот то, что недоверия соседей не избежать, это точно. Министр словно в воду глядел. Советско-польская война 1920 года — это в любом случае не Катынь, и заявлять, что «ответственность полностью возлагается на Россию», более чем неуместно. Ещё более неуместно сравнивать войну 1920 года, совершенно ненужную России и Польше, войну, которую к тому же можно было избежать, с победой в 1945 году над германским фашизмом, грозившим биологическим истреблением многих народов, и в первую очередь поляков.

Но здесь уже ничего не поделаешь. В пылу полемики в расчёт не принимаются ни факты истории, ни логика событий. Никто ведь даже не упомянул о том, что ко времени начала этой войны революционная Россия предоставила Польше независимость и право на самоопределение, что, обращаясь к польскому народу, она заявляла:

«Во взаимоотношениях России и Польши не существует ни одного вопроса: территориального, экономического или иного, который не мог бы быть решек мирно, путём переговоров, взаимных уступок и соглашений».

На беду, все попытки молодой Советской республики начать такие переговоры с Польшей, обменяться дипломатическими представителями наталкивались на стену враждебности и непонимания.

Не так давно социологи двух наших стран провели общественный опрос. Идентичные анкеты заполнили 890 поляков и 594 советских гражданина. Результаты опубликовала «Речь Посполита». Социологи убедились: и русские (48 процентов), и поляки (58 процентов) неохотно признают, что их страна наносила обиды соседней стране.

Но признавай, не признавай, а историю не перепишешь набело. Чего стоит хотя бы арест в Варшаве, а затем и зверское убийство членов Советской миссии Красного Креста, прибывшей для переговоров с польскими властями об улучшении положения русских военнопленных, захваченных во время первой мировой войны и находившихся в лагерях, расположенных на польской территории.

И это ведь не Красная Армия (какие бы там амбиции — имперские или революционные — она ни преследовала) начала поход на Варшаву, а Пилсудский, вступив в сговор с Петлюрой и белогвардейскими генералами, напал на страну, истощённую империалистической войной и задыхавшуюся в кольце фронтов гражданской войны и иностранной интервенции. Поход на Киев и Минск, которые заняли поляки, не был увеселительной прогулкой. Реквизиции, аресты, казни, разрушения — вот горестный итог польской оккупации украинских и белорусских земель.

Да и в самом польском обществе авантюра Пилсудского и иже с ним воспринималась далеко не однозначно. Участники съезда писателей, состоявшегося в середине мая 1920 года в Варшаве, приняли заявление, осуждающее войну против России. По этому поводу Стефан Жеромский писал:

«Смешно подумать, что, не завоевав ещё западной и северной границ — эти земли захвачены, вырваны угрожающе вклинившимися немцами,— мы орошаем героической кровью наших рыцарей предмостные укрепления на Днепре и завоёвывали реку Сож! Польшу презирает весь западный рабочий мир, мы ввязались в драку с Москвой, забросив запад и море».

…Тем не менее официальные торжества августа 1990 года продолжались. Парламент учредил орден для участников советско-польской войны, хотя никто не знает, сколько их осталось в живых. В столичном Королевском замке прошла торжественная церемония награждения ветеранов Варшавской битвы и присвоения им очередных офицерских званий…

Одновременно с демонтажем памятников советским воинам, погибшим за освобождение Польши во второй мировой войне, появляются мемориальные доски, увековечивающие «чудо на Висле», имена организаторов похода против Советской России.

московский вечерний выпуск,
№229(23132), 16 августа 1990 года

Размышления у пушки

Лет семь назад, бродя по двору музея Великой Армии в доме Инвалидов, я наткнулся на две зелёные от времени короткие пушки. Пояснительная табличка сообщила мне, что пушки эти «девятипудовые» были отлиты во Франции в 1810 г. И что с 1815 по 1945 г. пушки находились в плену в Берлине. Я собирался было уходить, но моё внимание привлекла явственно видная на стволе, сквозь слой прозрачного лака (предохраняющего пушки от коррозии) надпись… на русском языке. Штыком без сомнения, было выбито: «Берлин посетили 7 мая 1945 г.— Турковский, Шония И., Кондратенко». Я нашёл имена ещё группы «посетивших» Берлин русских солдат на другой пушке. Все они посетили Берлин в апреле-мае 1945 г.

Стоя у пушки я долго раздумывал о происхождении этого нейтрального и очень дипломатического «посетили». Разумно предположить, что на весёлом апрельском солнышке близкой победы, на подступах к Берлину, собрав солдат кружком, должно быть прочли им лекцию политруки. Зная слабость солдата к сохранению своего имени, если уж тело может будет скошено в завтрашней атаке, политуправление армии наверняка обязало политруков провести работу с солдатами. Может быть и листовку выпустили. Ругательства запретили высекать, и слово «оккупировали» не употреблять. «В крайнем случае, если невмоготу, высекайте ребята «посетили» или «здесь были…»

А затем произошла двухнедельная кровавая битва. Сто тысяч советских солдат пали в Берлине. Никто не посчитал, сколько было убито грузин, сколько украинцев, сколько армян, сколько азербайджанцев, сколько русских. Считали их всех советскими. Выжившие расписались все вместе на стенах рейхстага, на пушках. На национальности (эта стена грузинам, эта — украинцам) — не делились…

В том же самом музее Великой Армии можно спуститься в подземный кинозал, где с открытия до закрытия музея показывают кинохроники военных лет. Преобладают, разумеется, подвиги Союзников в Северной Африке и Нормандии (что ж, своя рубашка ближе к телу!) но я пересмотрел за годы немало горящих украинских хат, немало снежных русских полей, немало наших, бегущих в длинных шинелях по снежному полю. Падают под огнём и не поднимаются. Национальности невозможно определить… советские все солдаты. Взятый Берлин в развалинах показали, девушек-регулировщиц, монгольские физиономии калмыков и башкир на лошадях… Улыбаются…

Все это далёкий сон. Со страниц советских газет, покупаемых мною в парижском магазине «Глоб», глядят на меня бородатые физиономии вооружённых национальных боевиков. (Они любят фотографироваться с оружием. Пока преобладает лёгкое оружие.) Нация на нацию, одна долина на другую долину, стычки, погромы, ужасы, резня… Чтение советских газет — занятие не для слабонервных. Мне запомнилось увиденное мною на экране французского теле морщинистое, заплаканное лицо армянской старухи, эвакуированной из Баку. Рыдая, бормотала она что-то жалкое и вышедшее из моды «… — как же так, ведь жили же мы раньше, дружили… русские, армяне, азербайджанцы, друзья и соседи… Как же так… Все были наши…»

Плачь старуха. Интернационализм — сегодня ругательное слово в СССР. Вместе с КПСС. В моде разделение. И некому, собрав боевиков на полит-беседу, внушить им что нужно быть «хорошими», что нельзя кипя от ненависти, стрелять в соседей, нельзя взрывать автобусы с женщинами и детьми. Раньше воспитывали политруки. Звание «политрука» дискредитировано, никто не станет его слушать. Ему укажут на преступления «сталинизма» и, побледнев, «политрук» исчезнет из зала.

А я вот скажу за него, не побоюсь, не постесняюсь. И мне можно, ибо я ни в КПСС, ни на службе советскому государству не состоял. Я от него ничего не получил, оно у меня даже гражданство отобрало и не вернуло. По отцу Савенко, по матери — Зыбин, я советский, а не русский человек. Семнадцатый год я живу на Западном берегу планеты, выучил два языка, сменил тринадцать профессий прежде чем стал писателем. И вот вам моя правда.

Ни одно западное правительство не стало бы терпеть и сорока восьми часов кровавых ужасов, устроенных на Кавказе, в Фергане и в Оше националистами. Когда в 1965 г. восстало чёрное гетто Лос-Анжелеса,— Ваттс, правительство США не колеблясь ввело в гетто национальную гвардию и подавило расовые волнения. 34 убитых и тысяча разрушенных зданий — результат. В 1967 г. волнения взорвались в гетто Ньюарка и Детройта. 14.000 полицейских и национальных гвардейцев и даже танки были немедленно двинуты в гетто Детройта. 38 человек убито. Не стесняясь обвинений в расизме, американское правительство действовало в интересах подавляющего большинства своих граждан. Совсем недавно в 80-х годах французские жандармы, устроив засаду, просто-напросто застрелили лидера милитантов Фронта Национального Освобождения Новой Каледонии Машеро, вместе с десятком его соратников. Впоследствии были застрелены ещё 19 человек, и даже (в таинственном покушении) застрелен лидер более или менее умеренных националистов Жан-Мари Джибао. Остров Корсика, присоединённый к Франции в 1768 г. (тогда же стала частью Российской Империи Литва), всё это время пытается получить независимость, но французские национальные интересы не совпадают с интересами корсиканских националистов. Не получат независимости многочисленные ни карибские, ни тихоокеанские «республики» Франции, ни Гвиана,— её территория в Латинской Америке (размером с Венгрию). Унёсший уже тысячи жертв сильнейший баскский национализм не заставил Испанию предоставить своей баскской провинции независимость. Держится за Северную Ирландию Великобритания, теряя там своих солдат не по причине важности для неё собственно этого клочка суши, но потому что за Сев.Ирландией последует Шотландия. (А там глядишь и Уэллс.) По этой же причине не отдала Великобритания Испании даже потерявший своё стратегическое значение Гибралтар. Фолклендская война показала, что Великобритания способна отчаянно защищать бесполезные скалистые камни на противоположном боку планеты. Сильное движение за присоединение к Голландии существует в фламандской восточной части Бельгии, бельгийские фламандцы говорят на одном языке с голландцами, но никто не позволит им самоопределяться. Лишь в середине прошлого века отхватили Соединённые Штаты у Мексики огромную территорию, размером с Польшу,— нынешний Штат Нью Мексико. Ну-ка попробуйте заговорить с США об отделении Нью Мексико, или о провозглашении независимости Гавайских островов, аннексированных у Испании в 1898 г. (Однако американский Конгресс не постеснялся проголосовать в защиту независимости Литвы!).

Что я хочу этим сказать? Все государства сопротивляются разрушительным дробительным силам. Это их нормальная, самозащитная реакция. Бесспорных государственных единиц нет на планете, и не будет. Старая континентальная Франция, первое современное супер-государство, кажущаяся вам, советским, однородным, оттуда, завтра распадётся, если позволить, на Корсику, на Бретань с отдельным языком, Ницца и Ментона отойдут к Италии, Эльзас и Лотарингия, как это уже бывало не раз, перейдут к Германии, баскское государство образуется в юго-западной части, ибо половина басков — французские граждане. Вся Франция разместится где-то между Парижем и Лионом. И перестанет быть той Францией, которую мы знаем. Не для того великие французские короли и императоры и республиканцы собирали Великую Францию чтобы она превратилась в туристскую дохлую опереточную республику с Эйфелевой башней вместо герба. Так думает большинство французского народа (каких только кровей нет в его жилах!), объединённого французским языком и культурой. И каждое французское правительство, независимо от его политической ориентации, защищает интересы этого большинства, сознательно подавляя интересы меньшинств.

Государство Советский Союз, или придумайте ему другое имя,— обязано бороться за своё государственное единство. Не бороться за него — есть преступление против подавляющего большинства его граждан, против всех, кто считает себя «нашими». С моей точки зрения,— молодая советская демократия — опасно апатична и не мускулиста. Она не защищается против разрушительных движений ни словом ни делом. По какому такому праву слово «НАЦИОНАЛИЗМ» заняло место недавно ещё оккупированное мифическим «коммунизмом», почему несправедливо стало оно означать некую «высшую» стадию существования человеческих групп, якобы самую справедливую? История доказывает обратное. После расчленения Австро-Венгрии в 1918 г. новорождённые государства Европы во мгновение ока превратились в авторитарные военно-феодальные тирании и занялись междоусобными войнами (конфликты Венгрии-Румынии-Болгарии-Югославии). И судя по недавним антивенгерским погромам в Румынии и по ярости югославских национальных движений национальные страсти в этой части Европы не остыли… Отвоевав независимость у Британской Империи её бывшие колонии на Индийском субконтиненте тотчас занялись в 1947 г. братоубийственной резнёй, унёсшей миллион жертв (!) и сорвавших с мест 13 миллионов беженцев. После этого Индия и Пакистан воевали опять, в крови родилось государство Бангладэж и конца ненависти в том районе земного шара не видать. Распад (с помощью Запада) Оттоманской империи образовал Ближний Восток в его настоящем, вулканическом виде, взрывающийся постоянно. Один Ливан чего стоит!

История учит нас, что ни одно расколовшееся государство не сумело достичь своей былой исторической мощи, что ни одна ушедшая в раскол национальная окраина не стала преуспевающим первостепенным государством. Не говоря уже о культуре, которая всегда задыхается и хиреет в герметическом климате душных маленьких национализмов. В то время как Австрия и Венгрия всё чаще говорят о конфедерации, в то время как французы ждут как манны небесной 1 января 1993 года — даты объединения 12 европейских государств в ЕВРОПУ,— мне стыдно за НАШИХ, бездарно разделяющихся, вооружившихся каждый своим средневековым национализмом. «Интернационализм», которому меня учили в советской школе наши учителя куда более человечен и прогрессивен нежели национализм.

[«Одна страна, одна Родина, один народ — советский!» вот такой могучий лозунг я предлагаю в противовес карликовым силам национальных расколов. Они желают отделения для чего?] Раскольнические силы желают отделения для чего? Ответ обыкновенно стандартный: Чтобы избавиться от доминирования русских. А в чём оно выражалось собственно, это доминирование? Недоброжелатели России и СССР пытаются представить её как ещё одну колониальную империю, час которой пробил. Но ещё с большим основанием по тому же методу можно объявить колониальной империей Соединённые Штаты Америки, все её территории, в том числе и Калифорния, присоединены к Американской конфедерации путём вооружённого захвата — совсем недавно — во второй половине XIX века. В «плавильном горне» Соединённых Штатов варятся не меньше народов чем в СССР, (тоже порой жалуясь на англо-саксонский империализм и на засилие английского языка), однако уступить своим разрушительным силам Соединённые Штаты не собираются. Даже во имя самого гуманного гуманизма. Истина заключается в том что ни США, ни СССР не есть колониальные империи, они есть сверх-национальные государства. И Россия — предшественник СССР никогда не была колониальной империей, но была многонациональным государством. Управляемое варягами, немцами и поляками, смешавшееся с половцами, татаро-монголами и кем угодно, население адаптировало для общего пользования русский язык. Но культура русская всегда была сверх-национальной. И доступ в неё был открыт кому угодно. И доступ к управлению государством, к высшим постам, доступ в русскую аристократию (точно также как потом в коммунистическую, партийную аристократию) был доступен всем национальностям. Показательно, например, что в XVII веке русская аристократия насчитывала 156 семейств татарского происхождения, 168 семейств рюрикидов и 223 семейства польско-литовского происхождения (Цифры взяты мной из книги «Монгольский Мир» Шантай Лемэрсьер-Кэлькэжэй, изд-во «Фламмарион»). Имена Багратиона, полу-армянина Суворова, шотландское происхождение Лермонтова и немецкое Фонвизина, первыми приходят на ум, но список можно бы продолжить тысячами нерусских имён русской государственности и культуры, если бы не вынужденное стеснение газетной статьи. Общеизвестно, что все национальные меньшинства принимали участие в русской революции, и на грузина-большевика Джугашвили приходилось несколько куда более известных в те времена общероссийских лидеров — Тчхеидзе и Церетели. Отворачивающиеся сегодня от наших прибалты, радостно не отказывались тогда вмешиваться во всероссийские судьбы и служили гвардией большевиков. Показательно, что расстреливали царскую семью из общего числа двенадцати исполнителей, шесть «латышей». Так как я не монархист и не русский националист, то мне не в чем их обвинить. Но и им не в чем обвинить наших. Свои сказки о «русском империализме», они могут рассказывать западным журналистам, как правило плохо знающим русскую историю. Малые нации с удовольствием участвовали в «русском империализме» и не один грузин Сталин и родившийся в Вильнюсе Феликс Дзержинский тому примером…

Рыдающие старухи всех наций хотят, чтоб был интернационализм, чтоб их детей и внуков не резали дети другого народа. Однако существует определённый процент населения каждого народа, которому национализм выгоден. (Им, впрочем, выгоден любой социальный взрыв и любой флаг.) Речь идёт о «доминантном меньшинстве», о пяти процентах. Теория «пяти процентов» родилась в Китае, после корейской войны. Наблюдая поведение больших групп американских пленных, китайцы установили, что если выявить и изолировать зачинщиков беспорядков, самых энергичных лидеров, и держать их под усиленным надзором, то всё остальное население пленных возможно вообще не охранять. Совсем не охранять. И что процент «лидеров» всегда постоянен для каждой группы пленных, всегда составляет пять процентов от общего числа пленных. (Те же цифры были зарегистрированы американским профессором Масловым для всех групп высокоразвитых животных: от волков до шимпанзе). Теория «пяти процентов» не вызывает особого восторга на демократическом Западе, ибо ставит под сомнение сам принцип демократии. Однако она многое объясняет в социальных движениях. «Доминантное меньшинство» каждого человеческого стада можно отлично разглядеть во времена социальных взрывов и революций. «Пять процентов» сегодня видны повсюду в советских республиках и если не все они на стороне национализма, то многие на его стороне. Безжалостная воля биологии и генетики заставляет их бродить. Это чтобы сотня национальных доминантов сделалась министрами и вождями, а несколько десятков тысяч горячих голов (в обыкновенные времена они приземлились бы в тюрьмах) объединились бы в национальные банды (в лучшем случае они сольются в национальную армию, худший — ливанский вариант) и страдают сегодня и плачут 95% национальных населений и льётся обильно кровь. Для 95% национальных населений лучше бы жить в налаженных старых государствах, для «пяти процентов» — застой — нож острый. Мускулистая демократия обыкновенно сдерживает энергию доминантного меньшинства, старается направить его в мирное полезное всем русло. Увы, молодая советская демократия не мускулиста. Потому она плохо защищает своих старух.

Эй, солдаты, расписавшиеся на пленной французской пушке в Берлине, отзовитесь! Интересно, что с вами сталось в новые времена. Чувствуете ли себя НАШИМИ? Надеюсь, твой сын, Шония, не стреляет в сына Турковского в грузинских горах, а твой сын или внук, Кондратенко, не вышел в Киеве на демонстрацию против «москалей». Надеюсь…

Эдуард Савенко (Лимонов). Париж

московский вечерный выпуск,
№305(23208), 2 ноября 1990 года

Пушки Или Музы?..

Из почты международных отделов • Ю. Эдлис

Почему нельзя согласиться с писателем Э. Лимоновым

Озаглавить так свои соображения по поводу статьи Эдуарда Савенко (Лимонова) — именно такова подпись под нею в №305 «Известий» — напрашивалось как бы само собою. Статья названа «Размышления у пушки», и как тут не прийти на ум стародавней максиме: «когда говорят пушки, музы молчат», тем более что и сам Э. Лимонов — «служитель муз», писатель.

Впрочем, нельзя не отдать должное пафосу, с которым он призывает нас к миру, согласию и, как говаривалось в старину, благорастворению в человецах и народах, раздираемых на нашей шестой части Земли самоубийственными межнациональными страстями. Мысль справедливая, полезная, цель — желанная и единственно разумная, если отвлечься от средств, которые автор настойчиво предлагает для её достижения. Средства же эти — и не только в приложении к нашей стране, но и, по мысли автора, глобальные, для всех времён и народов,— скорее пушки, а не музы, и не только, представьте, в фигуральном значении этого слова.

О святом долге интернационализма должен, по словам Э. Лимонова, напомнить советскому народу некий «политрук», но поскольку звание «это дискредитировано, и он, политрук, «побледнев, исчезнет из зала» (мы и не заметили, как очутились, по-видимому, в театре), то заменить его и некому, как самому автору статьи: «А я вот скажу за него, не побоюсь, не постесняюсь»,— являет он образец безумной отваги и тут же объясняет её корни: «Мне можно, ибо я ни в КПСС, ни на службе Советскому государству не состоял… По отцу Савенко, по матери Зыбин, я советский, а не русский человек… И вот вам моя правда».

Ну, для начала, почему же это нельзя быть советским, оставаясь русским, казахом или ненцем? Одно другому, думается, не помеха. И, скорее, надо бы стесняться, «побледнев», как раз открещиваясь от отцов и пращуров своих, а не наоборот. К тому же быть советским, как, впрочем, и русским, вправе, кажется, и человек, который «на службе Советского государства состоял», а то и, страшно вымолвить, в КПСС, как тот же, скажем, «политрук», к тени которого взывает наш храбрец. И даже иметь постоянную прописку не в Париже, а, положим, в Гусь-Хрустальном.

Вообще говоря, у Э. Лимонова есть, судя по его статье, две наиболее полюбившиеся ему «историософические» теории, весьма, скажем так, своеобразные и того более — броские.

Первая из них: распад великих империй (в том числе и колониальных) ни к чему хорошему для составлявших её некогда народов не ведёт, в качестве примера он приводит империю Австро-Венгерскую, развал которой, согласно этой теории, привёл не к чему иному, как к возникновению «авторитарных военно-феодальных тираний» (и это-то, среди прочих, о Чехословакии!) к «междоусобным войнам (конфликты Венгрии — Румынии — Болгарии — Югославии)», позабыв второпях, что именно в результате развала этой империи (начавшегося, к слову, более чем на полвека ранее 1918 года) обрели национальную независимость не только венгры, чехи, словаки, часть румын и южных славян, но и сама Австрия. Хороша же была бы карта Европы без этих государств! Печалится автор и по поводу заката Британской империи, приведшему к возникновению в мировом содружестве народов Индии, Пакистана, Шри-Ланки и доброго десятка африканских стран — тоже, отдадим ему должное, смелый взгляд на современную геополитику!

Но и этого Э. Лимонову показалось мало — он проливает горькие слезы и по поводу почившей в бозе (и не как-нибудь, а «с помощью Запада», хотя малому дитяти ведомо, что не кто иной, как Россия вела долгие войны против турецкого нашествия в Европу и не в последнюю очередь — за освобождение братьев-славян на Балканах) Оттоманской империи, видя в её исчезновении главную, если не единственную причину нынешних конфликтов на Ближнем Востоке.

Боюсь, позиция автора может быть превратно истолкована почти тремя миллиардами граждан, возникших на развалинах означенных и иных империй свободных государств.

Итак, теория первая: государственная независимость и национально- освободительные чаяния народов ни к чему хорошему не приводят, да здравствуют великие империи.

Теория вторая — теория «пяти процентов», а именно: в каждом народе есть не более чем пятипроцентное по отношению ко всему населению «доминантное меньшинство», которое-де и мутит воду. Остальные же девяносто пять процентов никакого касательства к идее национальной независимости не имеют, иметь не желают и вполне удовлетворены существующим в империях статус-кво. Причём «безжалостная воля биологии и генетики заставляет бродить» это злокозненное пятипроцентное меньшинство, которое «в обыкновенные времена приземлилось бы в тюрьмах», а в смутные — ещё «несколько десятков тысяч горячих голов объединились бы в национальные банды». Хорошо, не так ли, это словечко — «банды»? И чтобы навести порядок, достаточно лишь «выявить и изолировать зачинщиков беспорядков, самых энергичных, лидеров, и держать их под усиленным надзором». Вот вам и немудрящий рецепт, следуя которому можно достичь полного торжества этой вполне «биологической» теории и установить всеобщий, на веки вечные, единый из всех широтах и долготах межнациональный мир. Ведь «для 95 процентов национальных населений лучше бы жить в налаженных старых государствах, для «пяти же процентов» — застой — нож острый». И тут нельзя не отметить, как ловко и многозначительно, прямо-таки лыком в строку, вставил автор слово «застой», имеющее в наши дни вполне определенный смысл.

Если довериться Э. Лимонову, то в своё время следовало бы «выявить, изолировать и держать под усиленным надзором» Сергия Радонежского и Дмитрия Донского в Москве, Жанну д’Арк во Франции, Яна Гуса и Яна Жижку в Чехии, Гарибальди в Италии, Петефи в Венгрии, Ганди в Индии, да и всех прочих «смутьянов », несть им числа, и мир бы давно вздохнул спокойно, а мы, нынешние, унаследовали осуществлённую мечту.

Наверняка под этой «теорией» с восторгом подписался бы любой околоточный надзиратель или жандармский вахмистр. Но если было бы довольно «выявить и изолировать» эти проклятые «пять процентов» — а в дурной постановке политического сыска, как и в отсутствии железной хватки ни империю Британскую, ни Оттоманскую, ни Австро-Венгерскую, ни нашу Российскую никак обвинить нельзя,— то как же объяснить тот простейший исторический факт, что борьба, скажем, южных славян за освобождение от ига Порты продолжалась веками, итальянцев — десятилетиями, а, уже в наши дни, гражданская война в Северной Ирландии, которая никак не утихнет? Не поддержкой ли тех самых «девяноста пяти процентов», якобы не желающих лучшей доли?.. Неужто Э. Лимонов не видит, мягко говоря, зыбкости своих умозрительных построений, их исторической несостоятельности, а пуще того — оскорбительности для чувства национального достоинства всех, без изъятия, народов? Впрочем, его подвела не столько удалённость во времени и пространстве от наших отечественных тревог и пожарищ, но и, скажем, этакая вольность исторических параллелей, чтоб не сказать — беззастенчивое обращение с историей вообще. Или её незнание, что, конечно же, не столько его вина, сколько беда.

Когда же Э. Лимонов в качестве наисвежайшего образца для нашего отечественного миропорядка приводит предстоящее вскоре объединение европейских стран в «Общую Европу» а то и в «Соединённые Штаты Европы», то и тут он лукавит: речь-то идёт об объединении добровольном и — свободных государств.

Что же до общего пафоса статьи, то, само собою, я его совершенно разделяю. Мне равно страшны и отвратительны и чернорубашечники «Памяти», и вооружённые слепой яростью кишинёвские «добровольцы», и не менее воинственные их «приднестровские» недруги, и погромщики в Баку или в Фергане и Оше. Содроганием и болью отзывается сердце не только на безумства, захлестнувшие нашу многострадальную страну, но и, по верному слову Лимонова, на «слёзы старух всех народов», оплакивающих не только гибель своих единокровцев, но и затмение умов и душ ближних своих и дальних, независимо от текущей в их жилах отеческой крови. Да и хватит крови, хватит, хватит!

И ещё я согласен с Э. Лимоновым, что наша «молодая демократия опасно апатична и не мускулиста». Но мне очень бы хотелось верить, что, преодолевая апатию нерешительности и наращивая мускулы власти, она не перестанет быть демократией. Напротив, я убеждён, что чем больше будет у нас истинной, а не взятой напрокат, на время, демократии, тем усилятся её власть и авторитет. Ничто так не объединяет людей и народы, как свобода, как право свободного, добровольного выбора своей исторической судьбы, как ничем, кроме признания и уважения такого же права и за всеми людьми и всеми народами, не ограниченного чувства собственного достоинства: равные среди равных, свободные среди свободных.

И хотя постулат Э. Лимонова: «бесспорных государственных единиц нет на планете и не будет» кажется мне более чем сомнительным, а другой — государство вправе «сознательно подавлять интересы меньшинств» и вовсе за пределами человеческих и божеских законов, за пределами добра и зла, я вместе с ним уповаю на то, что наша демократия научится «защищать своих старух».

Но вот статья, о которой речь, никак тому, на мой взгляд, не споспешествует. Это тот случай, когда добрыми намерениями вымощена дорога, ведущая прямиком в ад. Ничего, кроме недоумения, разобщённости и раздражения она не может вызвать не у одних народов наших республик и автономий, но и у российского, русского народа. И ничего, кроме неприятия, непонимания первыми второго, олицетворяющего по многовековой совместной традиции становой хребет нашего многонационального государства, если, вслед за Э. Лимоновым, мы признаем за ним, государством, право «сознательно подавлять интересы меньшинств».

А России, я в том глубоко убеждён, новой, свободной, суверенной, демократической России, выпал сегодня беспрецедентный в тысячелетней её истории жребий: не объединить вокруг себя, и не силою, как бывало прежде, и не только спасая другие народы, ищущие её покровительства и защиты от угрозы иноземного покорения, как то бывало ещё чаще, а — объединиться на равных, добровольных, суверенных началах с сопредельными, тоже свободными и суверенными народами, с которыми исторические судьбы свели её на протяжении столетий, и свободно же и добровольно обрести вместе с ними новую и высокую судьбу — когда умолкнут навсегда междоусобные пушки и заговорят понятные на всех языках музы. И, как говорили наши отцы, пускаясь в дальний путь к трудной цели, да поможет всем нам Бог.

№326(23229), 23 ноября 1990 года

Из почты международных отделов

Автономия — не изоляция

Ни в коей мере не покушаясь на свободу печати и разномыслие, выражаю своё несогласие со статьёй «Размышления у пушки» Э.Савенко (Лимонова), напечатанной в №305 за 1990 год вашей газеты.

Непредвзято мыслящему человеку должно быть ясно, что любая автономия, в том числе независимое государство,— это, в сущности, автономия национальная, то есть направленная не на сохранение, скажем, какого-то хозяйственного комплекса, а на защиту от ассимиляции, размывания определенной национальности, а значит, и прежде всего — её языка. Включение в границы автономии другой национальности означает осознанную или неосознанную попытку её ассимиляции. Автономия вовсе не означает полную изоляцию — она совершенно необходима любой национальности для выживания.

С гуманистической точки зрения, отдельные народы, точно так же, как и отдельные личности, должны быть приравнены друг к другу, вне зависимости от их численности.

Не будучи социалистом, все же считаю, что главное (и единственное!) достижение «реального социализма» — это право наций на самоопределение вплоть до отделения, хотя оно и существовало только на словах. Другое дело, что нужно различать, в каких истинных целях провозглашаются национальные лозунги: для защиты национальности, из шовинистических соображений или — как во многих случаях в нашей республике — для защиты старого административного режима.

Особенно показательно, что автор данной статьи вместо слов «агрессия», «захват» или «экспансия» пользуется термином «собирание государства». Отнюдь не ново. Той же точки зрения придерживалось царское правительство, не скрывавшее своей русификаторской политики.

М.Шашков


Почему все бегут от нас

Уважаемые товарищи! Статья Э.Савенко (Лимонова) в «Известиях» (№305 за 1990 г.) содержит правильные и глубокие мысли. В исторически объективном плане именно Россия защитила окраинные народы от бесконечного порабощения и разграбления их более сильными соседями и обеспечила им безопасную жизнь. Причина, по которой сейчас все бегут от нас, заключается не в стремлении к суверенитету, а в том, что государство при таком правлении не может обеспечить ни им, ни русскому народу достойную жизнь. Имей мы уровень жизни цивилизованных стран, уверены, вся бурная деятельность национальных экстремистов (здесь совершенно справедлив тезис о 5 процентах) не имела бы никакого успеха.

Считаем, что эту статью очень полезно было бы перепечатать во всех центральных и республиканских газетах.

С искренним уважением

семья Одинцовых

московский вечерний выпуск,
№16(23282), 18 января 1991 года

Из почты международных отделов

Э.Лимонову можно возразить…

Кризис, насилие, распад — всё это характерно для нашей страны сегодня. Кто-то надеется отсидеться в своём мирке, кто-то уезжает. Многие же понимают, что огромный корабль с ядерной начинкой надо спокойно уберечь, подвести к причалу и перестроить его радикально для мирных целей. Это сложная задача, и хорошо, что в трудное время люди, прошедшие лагеря, изгнанные системой за пределы Родины, поворачиваются к ней лицом. Совместный поиск позволит решить многие вопросы перехода к нормальной жизни.

В этой связи хотелось бы обратить внимание на статью Э.Лимонова «Размышления у пушки» («Известия» №305 за 1990 год). Моё поколение лишь недавно узнало об этом авторе, его произведениях, идеях. И все же по некоторым вопросам хотелось бы вступить в дискуссию с нашим земляком. Так, он выступает за то, чтобы центральное правительство решительно повело борьбу за государственное единство страны и положило таким образом конец межнациональным конфликтам. И все же, на мой взгляд, правы те, кто считает, что центральное правительство обанкротилось. Оно оказалось неспособным решать сложные проблемы в самых различных сферах в силу своей бюрократизации и нежелании идти впереди перемен. Затраты огромные — отдача мизерная. Министерства богатые — страна бедная. КПСС — партия с миллиардными доходами, а люди нищие. Так что, к сожалению, центр не смог решить целый ряд жизненно важных вопросов. И если, например, люди послевоенного Харькова испытывали холод и голод, но верили в быстрые перемены к лучшему, верили в силу руководства, то сегодня остаётся нужда, талоны, купоны и нет веры во всемогущество центра. И самое страшное, что многие нации глубоко просчитались, ожидая и надеясь, что центр сможет решить их конфликтные ситуации.

Центральные структуры зачастую оказываются глухими даже к тем идеям и программам, которые вырабатываются демократическими силами. Посмотрите пример программы «500 дней», или, вспомните, более года назад академик А.Сахаров высказался за демонтаж центральных бюрократических структур, предоставление суверенитета нациям и народностям, а затем и за заключение Союзного договора. Сегодня наконец-то центр спохватился, но «забыв» про два первых условия, сразу взялся за заключение Союзного договора, что соответственно вызвало отрицательную реакцию в ряде регионов.

Следует сказать, что народы Союза заинтересованы в радикальной перестройке центра, т.к. это открывает путь к решению политических и экономических проблем демократическим путём. Сегодня же в парламенте Украины, как и в других республиках, идёт тенденция к заключению прямых договоров. Договор, сотрудничество с Россией, а не с бюрократическим центром — это интерес той же Украины. И главное, что это конкретные шаги к договору суверенных республик, о чем говорил А.Сахаров.

В заключение можно сказать, что многое будет зависеть от демократических блоков республик, степени координации их действий. При поддержке населения они смогут приступить к разборке завалов, созданных бюрократической тоталитарной системой. Это и будет реальная подвижка к устранению напряжённости и межнациональных конфликтов.

В целом же многие идеи и взгляды Э.Лимонова убеждают в необходимости уходить от насилия при решении самых различных вопросов.

Цымбал П.В., историк

московский вечерний выпуск,
№64(23330), 15 марта 1991 года

Эдичка без позолоты

Константин Кедров

Знаменитый роман Э.Лимонова не стал сенсацией в его бывшем Отечестве.

Как же беспомощна и груба наша критика, когда говорить надо не о политике, а об искусстве.

Не расслышали даже библейский вопль «Это я, Господи» в новом романе Лимонова «Это я — Эдичка».

Новый он для наших издателей, но не для читателей. «Эдичка» давно облетел все страны мира, собрав гигантские тиражи, и наконец устало приземлился на российских книжных лотках.

Сенсации в «метрополии» (так эмигранты наши называют СНГ) не случилось. Виноват сам автор. Перебил успех весёлой своей книги нудными политическими статьями.

Впрочем, отсутствие успеха ничего не говорит о самом романе. У нас и Набоков как-то так прошёл бесследно и вяло.

Люди, лишённые эстетического чутья или вскормленные в традициях семипудового «реализьма» (именно так, с мягким знаком), сочтут, что перед ними собрание очередной похабщины. На эту приманку клюнул Алексей Ерохин в «Московских новостях», обозвавший Эдичку современным Корчагиным; но Корчагин для Островского — герой, а вот Эдичка для Эдуарда Лимонова отнюдь не является предметом гордого восхищения.

Это, скорее, антиплакат, где герой, наделённый всеми пороками, никак не может превратиться в злодея. Вспоминается бессмертное высказывание Толстого об Л.Андрееве «Он пугает, а мне не страшно». Тут только тонкость одна. Эдичка и пугать никого не собирался.

Этот роман в чем-то похож на «Исповедь» Руссо. Автору казалось, что он раскаялся перед читателем в самых гнусных пороках; а все прочитали и полюбили неистового женевца самой нежной любовью.

Таков закон литературы, за искренность читатель платит любовью. «Эдичка» — роман искренний. Роман русского эмигранта с нью-йоркским негром, конечно, вымысел, но искренность-то какая. Ведь это, если хотите, эмблема — герб русского эмигранта, выброшенного из своего Отечества в иную среду. Да кто же из нас не эмигрант в этом мире?

Эдичка соткан из душещипательного городского романса и грубого совдеповского плаката. Он написал свой роман с яростью брошенного, отвергнутого любовника. Простите меня за банальность. Это ведь ещё и роман о несчастной любви. Я понимаю, что не актуально, не к месту; но что поделаешь. Ещё влюбляются, ещё разводятся, ревнуют и любят, любят!

У нас, к сожалению, не изданы ранние стихи Лимонова, где он писал:

«Эдичка и Елена,
как Ромео и Джульетта,
как Лейли и Меджнун,
как Мао дзе Тунг и…».

Прерву цитату, потому что уже не помню имя любимой жены Мао Цзэдуна, осужденной и наложившей на себя руки.

Недавно мы видели бывшую жену Лимонова по тогда ещё советскому TV, и я восхитился. Надо же! Осуществил Эдичка свою мечту, заставил весь мир с восхищением следить за его любовью к Елене.

Эдичка не похож на советского писателя, даже если принять его в Союз писателей РСФСР им. Бондарева, даже если он перекроет Жириновского по количеству проимперских лозунгов.

Советского человека в Америке я узнаю сразу по сгорбленной спине, пишет Лимонов. И это смертный лютый приговор всему, что он так яростно и бездарно защищает в своих статьях. Даже для меня советизм у Эдички — из той же лексики, что и его похабщина.

Поэт мстит обывателю за свинцовую глухоту.

К сожалению, Лимонов писал и другие романы. Они на 100 процентов ниже искромётного «Эдички». «Конец прекрасной эпохи», напечатанный в журнале «Знамя», можно читать только под наркозом. Издали бы лучше стихи Лимонова, за которые он вылетел из брежневской совдепии, как пробка из бутылки с прокисшим квасом.

От развалившейся советской империи мы унаследовали и дореволюционную имперскую враждебность к эстетической игре и веселью, к тому, что Михаил Бахтин назвал «карнавальным началом». Раз и навсегда мы решили, что есть поэзия, а что не является таковой. Какой должна быть литература? Да ничего она не должна.

Приведу отрывок из неопубликованной у нас статьи Эдуарда Лимонова, чтобы дать представление о другой, все ещё непризнанной и неизвестной в России литературе. Статья называется «Поэт бухгалтер».

«Для невинного и неискушённого читательского восприятия писатель — святыня. Для своего брата писателя он более или менее любопытный шарлатан со своими методами оглупления публики…».

Стихи Бродского нравятся всем. Почему? Они соответствуют представлению и обывателя, и профессора о том, какими «настоящие» стихи должны быть. Так гигантские картины в золочёных рамах, выполненные маслом на холсте, впечатляют испуганного провинциала в музее. Мимо листочка бумаги с рисунками Клее обыватель пройдёт пренебрежительно, не замедлив шагов. Бумага вещь несерьёзная. Для возникновения уважения обывателю нужны вес, квадратные метры холста, рама и позолота.

Так вот прошла пренебрежительно советская критика мимо поэзии Эдуарда Лимонова, а теперь брезгливо воротит нос от его романа, конечно же, не похожего на «Войну и мир» или «Тихий Дон» с его государственной позолотой. Слава Богу, Лимонов к этому готов. Ничего другого от нас он и не ожидает.

Всё-то мы гневно осуждаем, всё-то мы критикуем. Да полноте. Давайте лучше посмеёмся. Ну не над Эдичкой, так хотя бы вместе с ним над собой. Это ведь ещё Николай Васильевич Гоголь очень советовал. Все-таки Бахтин прав. Смех очищает душу.

московский вечерний выпуск,
№7(23581), 9 января 1992 года

Маленький сверхчеловек русской литературы

Литературное обозрение • Виктор Малухин

«Это произведение непреодолимо тошнотворно даже для завзятого фрейдиста, а для публики оно будет просто отвратительно… Всё в нём построено на извращении. Что возмутительно, так это то, что автор хочет, чтобы это произведение было издано… Я считаю, что оно должно быть погребено под каменной плитой на тысячу лет».

Этот отзыв американского редактора о рукописи «Лолиты» приводится в статье о Набокове, помещённой в журнале «Пентхаус форум».

Аналогично складывалась и издательская судьба скандально знаменитого романа Эдуарда Лимонова «Это я — Эдичка». Отвергнутая тридцатью шестью издательствами в США, торжественно преданная огню перед зданием библиотеки в Сиэтле русской эмигрантской общиной, книга эта сегодня, спустя десятилетие после первого парижского издания, переведена на дюжину языков, а рецензиями на неё, по свидетельству автора, «можно было бы заклеить тротуар». Русская диаспора, как уже говорилось, приняла «Эдичку» в штыки. В этом смысле наиболее значимым для меня лично явилось выступление блистательного эссеиста Бориса Парамонова, который посвятил писателю Лимонову несколько уничижительных периодов в своей статье, красноречиво озаглавленной «Ной и хамы» («Звезда» №8, 1991). И нет никаких оснований надеяться на то, что интеллектуальная элита усыновит «Эдичку» по другую сторону океана, в России. Впрочем, он и сам на это не рассчитывал, публично аттестуя в послесловии к роману прозу Татьяны Толстой как «старушечью», прозу Андрея Битова как «пробирочную», прозу Саши Соколова как «фальшивую» и т.д. Точь-в-точь как это делал Набоков, ядовито поминавший в своём «Постскриптуме к русскому изданию» «Лолиты» особо чтимых в России «Гемингвея, современного заместителя Майн-Рида, да ничтожных Фолкнера и Сартра, этих баловней западной буржуазии», не говоря уже о «картонных тихих донцах» или «лирическом докторе с лубочно-мистическими позывами», вышедших из-под пера двух советских Нобелевских лауреатов.

Ровно год назад Эдуард Лимонов писал автору этих строк:

«…Для живого писателя всё это невыносимо. Колёса и узлы Солженицына, ожоги Аксёнова и Чонкины Войновича заполонили советские журналы на много лет вперёд. Чувствуешь бессильную ярость, и только… Прошу прощения. Увы, в 90 году у меня не опубликовано ни единого даже рассказа в советской печати. Только статьи».

А вот теперь, наконец, к нам пришёл и сам «Эдичка», выпущенный практически отдельным изданием под обложкой журнала «Глагол». И поскольку почти полмиллиона экземпляров романа уже разошлись с рук книжных спекулянтов, нам остаётся лишь воспроизвести предуведомление «Глагола»:

«Учитывая использование автором ненормативной лексики, редакция не рекомендует данную книгу для чтения лицам, не достигшим совершеннолетия».

Впрочем, отношение девиц к маменькиным предостережениям давно известно. К тому же «Эдичку», как предрекает с высоты тринадцатисантиметровых своих каблуков автор,

«уже не выставить из литературы. Создание русского духа, так он в ней и останется. Вместе с девочкой Лолиткой и донским казаком Григорием Мелеховым».

Не уверен, что Набоков счёл бы общество Григория Мелехова подходящим для своей Лолиты, однако по сути Лимонов прав, нравится это или нет. В школьных хрестоматиях или в благородном собрании «Эдичке» себя, конечно, не увидеть никогда, но вот читать эти тринадцать глав о свойствах страсти будут наверняка много и долго, символом чего может служить апокрифическая история о старшем сыне Солженицына, втайне от отца глотавшем непотребный роман Лимонова, страницу за страницей. Впрочем, если будет затеян когда-нибудь современный аналог горьковской серии «История молодого человека XIX столетия», без «Эдички» тут вряд ли обойдётся.

*

Пересказать содержание книги и очень легко, и очень трудно по той простой причине, что это книга о любви. Попробуйте-ка в двух словах изложить историю Абеляра и Элоизы. В глазах оппонентов Лимонова такое уподобление будет выглядеть дико. И всё-таки «Эдичка» — это книга о превратностях любви, об одиночестве, отчаянии, ненависти и надежде. О «лирическом сексе», как сформулировано в предисловии к роману. Да, здесь вещи называются впрямую, своими именами, если только считать таковыми грязные уличные обозначения того, что составляет интимную тайну человека. «Теперь ей больше не в чем было отказать ему» — это зеркальный антипод лимоновского стиля. Западные критики нередко связывали окончательное освобождение советской литературы с публикацией Лимонова на Родине. В России Андрей Битов говорил о том же в связи с выходом у нас первой книжки Юза Алешковского. Теперь напечатаны оба. Но можем ли мы, подобно Ельцину, дважды облетевшему статую Свободы, утверждать, что стали вдвое свободнее? Разумеется, эти публикации сами по себе являются для цензуры свидетельством о смерти. Но они же — знак нарастающей десакрализации культуры, с чем примирится далеко не всякое сознание. Равно как далеко не каждый пишущий и читающий согласится принять новые правила литературной игры, ориентированной прежде всего на традицию англо-французского словоупотребления и взрывающей русскую прозу. И хотя ныне найдётся немало авторов, готовых расшифровать нам в своих текстах солженицынское «маслице да фуяслице» и прочие эвфемизмы, это ещё совершенно не означает, что им под силу написать «вокруг» них «Один день Ивана Денисовича». Вместе с тем эстетическая честность в каждом таком случае потребует от нас ответа на вопрос о целесообразности разрушения культурных табу в рамках конкретной художественной задачи.

В одной из северных деревень мне случилось видеть, как отец оплакивал умершую девочку, и слова, которые он произносил при прощании, были чудовищны и невозможны над гробом, но более сильных и простых выражений его горе не могло сыскать в родном языке, и эта сцена переворачивала душу. Что-то похожее есть в том, как Лимонов прощается со своей любовью. Да, так описывать отношения мужчины и женщины немыслимо в русской культурной традиции. И уже полный скандал — изображённые со всеми подробностями любовные связи рассказчика с несколькими мужчинами, не исключая и чернокожих. Что и говорить, такого у нас в литературе ещё не бывало, и такое способно достать кого угодно. И потому три практических совета. Во-первых, не стремиться, пусть даже подсознательно, отождествлять себя с героем книги, как это свойственно вообще читательскому сознанию,— так вы сохраните присутствие духа в непереносимых обстоятельствах. Во-вторых, не ставить перед собой вопроса, в целях ли саморекламы фраппирует Лимонов сексуальное большинство придуманными историями или не обинуясь выкладывает то, что было на самом деле (на французском книжном рынке роман появился под коммерческим названием «Русский поэт предпочитает больших негров»). И, наконец, самое главное: перед нами художественное произведение, а это значит, что любой эпизод здесь существует в целостном контексте книги и поверяется им же. А также логикой характера героя. К слову, привести в литературу нового героя, как это сделал Лимонов, удаётся далеко не каждому писателю.

Борис Парамонов в уже упоминавшейся статье говорит о писательской ущербности Лимонова, подтверждая на его примере «худшие опасения Тынянова» о торжестве «голой темы, взятой на голой эмоции» (тыняновский отзыв, напомню, относился к Есенину). Пожалуй, что и так, есть грех голой темы на голой эмоции, но в этом смысле лимоновский «Эдичка» нечувствительно оказывается типологическим собратом и молодого Вертера, и кавалера де Грие. Так что тыняновская формула становится приговором только в том случае, если произведение не выдерживает критики с точки зрения художественности. Именно это имеет в виду автор статьи, когда оглашает свой вердикт:

«Лимонов писатель никакой, не существующий. Но вместе с ним исчезает литература как художество, как «метод», он — знак этого исчезновения. Поэтому он — событие большое, хотя и отрицательное. Отрицательность здесь не оценка, а математическое понятие: меньше, чем ноль, но не ноль».

*

К Лимонову может быть множество претензий, но метод и художество, как к ним ни относись, у него на месте. Положим, дневник, автобиография или послание — жанры сегодня маргинальные, нечастые, но это вовсе не означает, что «Эдичка» существует вне литературной традиции. Традиция как раз очень чувствуется, и вот она-то весьма сомнительного достоинства, это — линия так называемой исповедальной прозы или молодёжной прозы, или прозы «Юности» шестидесятых годов, именно её незамысловатые приёмы использует Лимонов для организации своего «материала внеэстетического характера». В аналогичной ситуации оказался и Солженицын, когда писал в лагере свои пьесы, прикидывая сценографию и режиссёрское решение по воспоминаниям о довоенных постановках Ростовского драмтеатра.

К тому же сам Лимонов соглашается с обвинениями в том, что пишет в «стиле, заимствованном из советских газет». Кажется, этот писатель не подозревает о существовании сублимации посредством искусства, он исповедует литературу прямого действия, по отношению к читателю он сознательно провокативен и потому неизменно втягивает его в личные отношения, он герой своей прозы в масштабе один к одному и творит её напрямую из своей жизни. Но именно в этом пункте упрёк автору в том, что его герой таков, а не иной, теряет всякий смысл. И да не обманет нас художественная безыскусность «Эдички», в противном случае критика никогда не ответит на вопрос, как могла явиться столь живая книга, состоящая из одних недостатков своего автора. Есть в романе эпизод, где Эдичка, распадающийся на куски после ухода жены, развешивает по стенам опустевшей квартиры её одежду и белье, а потом, пришпилив к каждой вещи этикетку с полубезумными признаниями, созывает друзей на выставку «Мемориал Святой Елены». Возможно, именно это и есть «голая тема, взятая на голой эмоции». А мне всё кажется, что где-то неподалёку от этого трагического мемориала бродят Кабирия, предавшая огню вещи неверного любовника, и Гумберт Гумберт, стыдливо согрешивший с носочком Лолиточки. Правда, ни Феллини, ни Набоков никогда не пользовались языком советских газет.

*

Помимо яркой любовной линии, в романе «Это я — Эдичка» присутствует столь же мощная социально-психологическая коллизия, в которой сопряжены герой и окружающий его мир. Все атаки на Лимонова идут в основном по этой линии, и здесь я согласен с многочисленными его критиками. Вместе с тем утверждение писателя о том, что его «Эдичка» есть «современная русская книга par excellence», не кажется преувеличением. Пятнадцать лет назад, когда писался «Эдичка», его автор как социальный психотип был явлением очень редким, и книга вовсе не выглядела исповедью сына века. Сегодня, при всеобщей либерализации сознания с одновременной его люмпенизацией, такая личность, со всеми свойственными ей комплексами и амбициями, становится массовой, как мечта об эмиграции. И эта личность, новый человек эпохи безвременья и смуты, во все возрастающих количествах отбывает туда, откуда к нам сегодня прибыл Эдичка,— в Новый Свет, где бы он ни находился. Тогдашний авторский самоанализ идеально укладывается в сегодняшнее самоощущение совка (не выношу это слово, да другого нет).

Роман Лимонова стал невротической реакцией советского сознания на американские обстоятельства, и потому автор совершенно прав, оценив его как истинно современную русскую книгу («Мы — национальный герой» называется одна из лимоновских вещей). Эдичка мог бы повторить вслед за Сартром: «Ад — это другие». Другие в его случае — это целый мир, который ему должен, но почему-то не отдаёт и потому виновен. Сахаров и Солженицын своими идеями задурили голову харьковскому мальчику с богемно-уголовным прошлым, но не предупредили, что за границей нет спроса на русских поэтов. И русская литература «во многом ответственна» за то, что Эдичка так обманулся. И богатая Америка норовит сплавить иммигранта в рассыльные, мойщики посуды и грузчики, совершенно не желая платить большие деньги за тонкую душевную организацию, чувство прекрасного и незнание английских идиом. А если все послать к чёрту, откупается пособием по безработице, уравнивающим в образе жизни с обитателем советской общаги. В то время как богатые имеют всё, будучи бездушными машинами для загребания долларов. Их мир соблазняет и впускает в себя Эдичкину любимую, но захлопывает двери перед ним самим, тоже желающим туда, где вечный праздник. Злой мир, плохой, с ним не хочется водиться.

«Мне с моим темпераментом нечего было выбирать. Я автоматически оказывался в числе протестующих, недовольных, в инсургентах, партизанах, повстанцах, в красных, педерастах, в арабах и коммунистах, в чёрных, пуэрториканцах… Я жеста геройского ищу в жизни…»

Это, конечно, во многом метафора. А вот антибуржуазный бунтарский пафос — вполне интернациональная черта поэтического сознания, и об этом русская литература ещё вспомнит.

*

Рассказывают, что однажды во время дискуссии с Лимоновым Юз Алешковский бросил ему с убийственным сарказмом: «Да какой ты русский! Ты — цитрусский». Между тем Эдичка очень русский тип, человек крайностей, соединяющий в себе национальную тягу к саморазрушению с Американской Мечтой, иначе говоря, начало анархическое и начало буржуазное. Сын капитана НКВД и внук бойца штрафного батальона, по отзыву Андропова, это «убеждённый антисоветчик», а по мнению «Вашингтон пост», лимоновскому антиамериканизму «позавидовал бы Ленин». Это аутсайдер с чемпионским комплексом, маленький сверхчеловек русской литературы, вызывающий к себе очень смешанные чувства, как и всякий нутряной ницшеанец из русских мальчиков. Это человек-аттракцион, джентльмен из дворецких, декадентствующий хулиган, провинциальный Уайльд, он вечный подросток Лимонов и литературный плейбой Савенко, а всё вместе — истошный «вопль индивида против засилья коллектива».

Подобно Маяковскому, он соединил в своей жизни эротико-социалистический комплекс с Парижем. Ещё он бисексуал, вуайерист, мазохист, трансвестист, фетишист, эксгибиционист и вообще всё, что сыщется в сексологическом справочнике, но только — в сочетании с мучительной моногамией. И если этот блудный сукин сын не потерян для любви, то он, наверное, не потерян и для Бога.

Когда Эдичку называют аморальным типом, это неточно сказано. Если воспользоваться выражением Андре Жида, он имморалист, и поэтому, дойдя до содомистского эпизода с негром, более корректным будет всё-таки вспомнить историю Дафниса и Хлои, а не перебирать в уме литературных подонков. К тому же это может привести к неожиданным результатам. Пример из области кино — «Ночной портье» Лилианы Кавани, фильм, создававшийся в одно время с «Эдичкой» и поставивший тогда же в тупик очень многих: садомазохистская история, замешанная на фашизме, неожиданно оборачивается пронзительным символом любви и жертвенности. Так что Лимонов — далеко не единственный повод поразмышлять о странностях искусства.

Сатанинский эгоцентризм сочетается в Эдичке с неожиданным смирением, иждивенчество — с великодушием, мазохизм — с агрессией, вульгарность — с дендизмом. Он такой же нарциссичный, самоотверженный, инфантильный, вычурный, плоский, трогательный, бесстыдный и простодушный, как и его книга. Если бы честолюбивого самиздатского поэта Лимонова впустили в своё время в Союз писателей СССР, его творческая судьба наверняка сложилась бы иначе. Но в застойные годы это было исключено, а ждать нынешней конъюнктуры, когда состарившихся детей литературного подземелья станут принимать в демократический СП партиями по сто голов, Лимонов не мог и не хотел. Но даже если бы по каким-то причинам для него сделали тогда исключение, думаю, очень просчитался бы тот, кто решил приготовить из этой гремучей смеси коктейль для себя.

За годы перестройки «советского националиста» Лимонова пытался приспособить к своим нуждам и либеральный истеблишмент, прощавший ему портрет Дзержинского над столом, и консервативный, закрывавший глаза на «порнографию». Но искренних друзей у Лимонова нет ни в одном лагере, поскольку он по мере сил компрометирует всякую идеологию. И ещё потому, что слишком сильно бродильное начало. И потому что у него психология рок-звезды, даже свой литературный успех он измеряет по шкале поп-культуры, соревнуясь с Элвисом Пресли и говоря при этом о себе в третьем лице, как ребёнок. Как и следовало ожидать, успех «Эдички» вызвал к жизни книжку «Это я — Елена», написанную героиней лимоновского романа, нынешней графиней Щаповой де Карли. Такой вот сюжет для чувствительных домохозяек и попсовых девочек. Осталось отметиться большому негру, предпочитающему русских поэтов. Я нисколько не иронизирую, это шоу-бизнес.

Ведь Эдуард Лимонов прежде всего коммерческий писатель, и нет ничего удивительного в том, что он один из очень немногих наших соотечественников, способных прокормиться на Западе своим литературным трудом. Он всё-таки прорвался и завоевал себе место под солнцем. Он отомстил враждебному миру, столь долго отказывавшему проклятому русскому поэту в славе и деньгах. Но отомстил не так, как обещал. Не с оружием в руках, а с чековой книжкой, подобно некогда осуждавшимся им Миро, Дали и Раушенбергу. Это существенное обстоятельство, когда речь идёт о биографии, претворяемой в литературу: нет драматичной биографии — нет и литературы, что, к сожалению, подтверждают последующие книги Лимонова.

Русский бунт в Америке оказался осмысленным и бескровным. Правда, Лимонов, как и обещал, не воспользовался услугами ни одной клики. И Эдичка должен в нём болеть до сих пор. А все же немного грустно перечитывать сегодня яростный финал романа. Я лишён возможности его процитировать, потому что там много непечатного. Скажу лишь, что, несмотря на это, он очень напоминает мне заключительные строки «Постороннего» Камю. Эта книга когда-то открыла моему поколению, что у гуманизма может быть и нехрестоматийное измерение. Нынешней дегуманизированной молодёжи «Эдичка» доказал, что о жизни и любви можно рассказать её бедными словами,— и стать бестселлером.

московский вечерний выпуск,
№20(23594), 23 января 1992 года


Малухин Виктор Николаевич родился в 1949 году в Москве. Литературный критик. Окончил МГУ. В настоящее время заместитель главного редактора журнала «Октябрь». Данная статья выражает личное мнение критика.

Барышня-и-хулиган

Валерий Туровский

Послесловие к встрече с Эдуардом Лимоновым в Концертной студии «Останкино».

Он поначалу прекрасно чувствовал телекамеру и зал. Он счастлив, что отражается во всех объективах и на него устремлены все взгляды. И он знает, что ему можно — всё. Всё, что он ни скажет, какую изысканную позу он ни примет — будет значительно, весомо. Он уверен в этом.

И как же ему не быть в этом уверенным, если, заломив женственно руки и поправив модную причёску, он без страха и упрёка бросает в зал: «Да здравствует любовь! Да здравствует Советский Союз!» И зрители хоть и не бурно, но редкими аплодисментами поддержали его.

Он, бесспорно, обладает какой-то магией, если бесстрашно признается в вещах, которых бы истинно интеллигентный человек устыдился. А ему всё сходит, для него всё — норма. С гордостью говорит он о том, что раньше его окружение составляли Леонид Губанов и Венедикт Ерофеев. И это для него хорошо, и это славно. И с такой же гордостью оповещает он население, что теперь его окружение — это Виктор Алкснис и Виктор Анпилов. И понять, где он настоящий, а где он деланный, кажется, не представляется возможным.

По интонации, по блеску глаз чувствуется, как Лимонову одинаково важно всё, что происходило и происходит в его извилистой жизни. Выслали из страны, лишив советского паспорта,— предмет особой гордости. Вернули в страну, вручив советский паспорт,— предмет ещё более особой гордости.

Всем своим видом, томным своим голосом он даёт знать, сколь он себе интересен. При нестройной поддержке зала, несносно фальшивя, он вдруг затягивает куплет про Красную Армию, что всех сильней. Кажется, ещё немного, и он бы пустился в пляс, так сильно его разгорячила реакция зала.

Милостиво соглашается прочитать что-нибудь из своих поэтических работ — а стих оказывается за гранью поэзии, но в границах графомании. Силится что-то рассказать о своём трудном детстве и тревожной молодости, а все выходит про то, как пошивал штаны, служил мажордомом и не прочь выпить.

Телевидение очень коварная штука. Оно умеет «раздеть» самого закрытого и модно «упакованного» своего персонажа. И чем вычурней и изящней хочет казаться персонаж, тем мельче предстаёт он на экране. И наигранная самоуверенность становится оборотной стороной медали неуверенности, слабости и размагниченности.

Казалось бы, писатель, так мастерски владеющий пером и словом, мог бы и поскладнее рассказать о себе, о литературе, о жизни, мог бы даже на самые неинтересные вопросы дать интересные ответы.

В том-то и дело, что уже, к несчастью, не может. Привычка жить против всего стала его потребностью и второй натурой. Исписав отборным матом страницы своей первой книги «Это я — Эдичка!», разозлив и покоробив почтенную публику, он теперь эту же публику учит не пользоваться бранными выражениями. Пронеся через юность ненависть к режиму, сейчас он с автоматом наперевес требует его реставрации.

Он заигрался, запутался так крепко, что в иные моменты, глядя на экран, его становилось по-человечески жалко.

Жалко, да, но кто, как не он сам со своим вечным желанием говорить и делать сегодня совсем не то, что говорил и делал вчера, создал себе репутацию человека, от которого можно ждать всего? И вряд ли его самого радуют сейчас шум и ярость, которые он вызывает. Иначе откуда бы взяться этой тоске во взоре и этой неуверенности, которой никогда не знал?

Лиманов попытался сыграть на своём телевизионном бенефисе роль баловня судьбы и оглушительно в этой роли провалился. Триумфально начав встречу, он к её финалу сник и поблёк. Как вдруг оробевший актёр, он за бодрыми своими словами не умеет скрыть внутреннее состояние своей заблудшей души.

И в этом внутреннем монологе безошибочно прочитывается его тоска, что оказался не с теми, не у тех, не на той улице. Он может себе в этом не признаваться, в том нет никакой нужды. Взгляд и жест досказывают и доказывают это.

Мне нет никакого дела до сегодняшних политических симпатий Лимонова, и судить его за то, что он водит дружбу не с теми, с кем бы мне хотелось, не стану никогда, не имею права. Но судить о том, что сейчас происходит в душе писателя Лимонова,— право имею.

Внутренний разлад, внутренний слом, внутренний надрыв — это сегодняшнее своё душевное состояние ему скрыть не удалось. Как и не удалось сымитировать бодрое состояние духа. Да и откуда взяться бодрому состоянию духа, если его — человека, бесспорно, талантливого — наверняка одолевают страхи за своё писательское будущее, которое он подставил под удар своим стремлением войти в большую политику.

Но его претензии на роль политического деятеля выглядят жалкими и беспомощными. В политике он такой же графоман, как и в своей претенциозной поэзии. Он большой охотник давать советы стране советов, а страна берёт и не слушает своего доброхотного советчика — несносно! как пережить такое?!

Представ перед многомиллионной аудиторией в качестве несуществующей политической фигуры, он вдруг стушевался. «Оппозиция», в лице Лимонова получившая эфирное время, причём время самое удобное, не смогла внятно сформулировать свою позицию.

И это естественно, потому что нельзя сформулировать то, чего нет.

Поэтому так невнятен и аморфен был Лимонов в течение целого часа — ему просто нечего было сказать. А признаться в том, что своим новым друзьям, всякого рода «нашим» он нужен только до тех самых пор, пока он писатель, Лимонов не в силах. На миру и смерть красна — это не для него.

Грустная встреча в «Останкине» высветила грустную перспективу писателя Лимонова. На телеэкране предстали барышня и хулиган, принц и нищий — в одном лице. И это не было лицо победителя. Это было лицо человека, начинающего, кажется, понимать, что за легкомысленные смены убеждений придётся расплачиваться, что «наши» потискают его в своих грубых мужских объятиях, выставят напоказ во время очередной маёвки — и выставят за дверь, когда воочию убедятся, что крупным политическим деятелем он так и не стал, а до крупного писателя стал сильно недобирать.

И если это не так, если я кругом не прав, то откуда же тогда у него этот далеко не радостный взгляд, как не от смутного предощущения жизненной и творческой опустошённости, загнанности?

Меньше всего мне хотелось, чтобы предощущение это когда-нибудь сбылось. Но только самому Лимонову под силу избегнуть такого поворота своей судьбы.

московский вечерний выпуск
№206(23780), 15 сентября 1992 года

Сказка о гадком (русском) утёнке на лебедином западе

Лев Наврозов, американский публицист

Русские склонны жаловаться, а американцы — скрывать свои личные неудачи, болезни, несчастья, банкротства, супружеские измены, наркоманию в семье к вообще всё, что не есть успех. Англо-американская поговорка гласит: «Ничто так не способствует успеху, как успех». Надо изображать успех — и тогда придёт успех. А пожалуешься — и неудачи пойдут косяком.

Есть, впрочем, в США одна социальная группа, которая часто готова изображать успех ещё больше, чем коренные американцы. Эта группа — эмигранты из России. Я называю их игру сказкой о гадком русском утёнке, ставшем лебедем на Западе. Жил-был в советской России гадкий утёнок. Ему не давали печататься, исполнять сдою музыку, выставлять свои картины, стать миллиардером или хотя бы миллионером. Словом, гадкий утёнок. Но вот он на лебедином Западе, где гадкие утята превращаются в лебедей. Бунин, Солженицын и Бродский получили Нобеля, а Набокова даже читают! Грустную подоплёку успеха на Западе этих четырёх лебедей я изложил в газете «Московские новости» 2 августа, и нет места её пересказывать. Так или иначе, русские гадкие утята, собирающиеся превратиться в лебедей на Западе, забывают, что Цветаева, гениальная поэтесса, прозябала на Западе на гроши, полученные от эмиграции, что Замятин, предвосхитивший Оруэлла на добрых тридцать лет, умер на Западе в нищете и безвестности, а гениальный мыслитель Бердяев не оставил на Западе и следа.

И вот эмигрировавший в США российский поэт узнает, что его московский друг-литературовед посетит США и желает мимоездом увидеться с ним. Поэт в панике! Ведь он же должен был превратиться в прекрасного лебедя, а у него квартира куда хуже, чем была в Москве!

Непонятно, как российский поэт мог преуспеть на Западе, если на Запасе нет ни одного поэта, который бы жил с продажи своих стихов. В лучшем случае поэт может стать преподавателем литературы, получая жалованье за преподавание, скажем, истории поэзии, неизвестно зачем. На такое жалованье живёт Бродский с первого дня своего приезда в США. Но разве можно все это объяснить московскому другу-литературоведу? Он уверен, что российский гадкий утёнок-поэт превратился на сказочном Западе в прекрасного лебедя. Что делать?

Во-первых, не приводить друга-литературоведа к себе домой. Упаси, Боже! Во-вторых, встретить его в аэропорту в роскошнейшем белом (лебедином) лимузине с шофёром и отвезти в шикарный ресторан.

Такой лимузин стоит тысяч этак двести, и в нём, как известно, есть всё, от бара до телевидения, не говоря уж о телефоне. Но снять его на полдня вместе с шофёром можно долларов за триста. Ресторан — ещё двести долларов на двоих. Конечно, для поэта и пятьсот долларов были безумной, немыслимой суммой, но чего не сделаешь ради сказки о гадком (русском) утёнке? Главное — небрежно ввёртывать время от времени слово «моя» («моя машина») и имя шофёра (которое оказалось Джон) с хозяйским видом. Например: «Сейчас подойдёт моя машина…» Или: «Я скажу Джону, чтобы он…»

Ни один американец не представляет себе поэта в таком лимузине. Во-первых, все знают, что эти лимузины можно взять напрокат, и все их давно видели в кино и по телевидению. Это как бы ходячее кино-теле-клише богатства, его затасканный театральный реквизит. Во-вторых, даже если поэт получает жалованье, как профессор литературы, такой лимузин ему как постоянная собственность не по карману. А в-третьих, ни поэту, ни профессору не пристало вести образ жизни банкира. Вспомним, что ещё в 50-х гг. американская интеллигенция качала носить в качестве вечернего платья или костюма рабочие спецовки, ставшие потом известными как джинсы. Это был вызов богатству. Поэт всё ещё ассоциируется с богемой и мансардой. Разъезжать ему в лимузине так же невозможно, как появиться среди богемы во фраке и в цилиндре. Лимузин, фрак и цилиндр будут приняты за шутку, пародию, клоунаду.

Но московский друг-литературовед был потрясён белым лимузином поэта и увёз в Москву ещё одну сказку о превращении гадкого утёнка в лебедя или по крайней мере в красивую жирную утку.

Вскоре после моего приезда в США в 1972 году ко мне на дом был доставлен чемодан рукописей на русском языке с просьбой найти хоть полстраницы, достойные печати. Надо помочь гадкому утёнку стать на Западе прекрасным лебедем. Я старался вовсю выполнить просьбу, но вынужден был сказать, что такой полстраницы в чемодане нет. Не все гадкие утята — лебеди. Автор чемодана рукописей, некто Лимонов,— графоман.

Около двух лет назад (21 февраля 1991 года) советская газета «Красная звезда» поместила в честь наступавшей годовщины Советской Армии статью Лимонова, оговорив, что «не со всеми её положениями согласна», ибо для «Красной звезды» Лимонов был слишком прямолинейным, ревностным, безоговорочным поклонником Советской Армии, начиная с 1918 года и включая сталинскую эпоху. Странно. Когда мне был прислан чемодан с рукописями Лимонова, он был мне представлен как жертва советского режима. А теперь он звучал, как Брежнев или как Сталин. Но не в этом дело. А в том, что «Красная звезда» объяснила своим читателям, что это куда более краснозвёздный, чем «Красная звезда», штатский — на Западе «известный писатель»! Но ведь вне русскоязычной эмиграции ни один американец не знает даже этого имени: Лимонов, хотя Лимонов пробыл в США до 1980 года. Да и в русскоязычной эмиграции два её главных журнала — «Континент» и «Время и мы» — не печатали Лимонова, считая его графоманом. Среди русскоязычной эмиграции он известен лишь скандально: он опубликовал в 1976 году первую после 20-х гг. порнографическую книгу на русском языке, с обильным матом и описанием своего романа с негром. Эмиграция из России до 1917 года была в ужасе, ибо в России такие книги относились к публичным домам, а не к литературе. Эмиграция из России после 1970 года была в изумлении, ибо таких книг в Советской России после 20-х годов не издавали. Однако на Западе существует индустрия порнографии. Кто же будет обращать внимание на приехавшего советского кустаря-порнографа? С таким же успехом Лимонов мог рассчитывать удивить Запад шитьём штанов, которые он шил в России.

В своей статье в «Красной звезде» прошлого года и во всех своих высказываниях по Российскому телевидению этого года Лимонов выступает как «истинно русский человек», презирающий «гнилой Запад». Но в своей порнографии Лимонов пытался перешибить «гнилой Запад» своей доморощенной гнилью, дабы обрести известность. Мол, Запад — гнил, а я так гнил, что даже Запад зажмёт нос. Но ничего не вышло. Не обратили внимания.

Как же эмигрант Лимонов сумел превратить себя в российском воображении в «известного западного писателя»? С помощью каких взятых напрокат белых лимузинов? Видимо, а России все ещё не понимают, что слово «издать» на Западе означает не более, чем в России выражение «напечатать на машинке», ибо каждый на Западе может «издать» кого угодно и что угодно, как каждый может взять напрокат роскошнейший лимузин, чтобы изобразить успех.

московский вечерний выпуск,
№218(23792), 1 октября 1992 года

Я думал о Жириновском лучше

Мнения

За Владимиром Вольфовичем не успеет и самый резвый политолог. Если раньше он менял идеологию одиножды в год (активист еврейского движения в конце 80-х, согласно «Русской мысли» от 15 января с.г.; некоторое время — демократ; с 1990 г.— либеральный демократ; в 91–92 гг.— авторитарный популист), то теперь меняет её раз в сезон. 3 августа Жириновский утверждал в интервью калифорнийской газете «Панорама», что у ЛДПР

«чёткая политическая направленность: умеренная правоцентристская партия. Допустимый предел: двадцать градусов правее от центра. Не двадцать пять, не девяносто, а только чуть-чуть правее».

И попенял мне лично, противопоставил экстремиста Лимонова себе («мы»):

«Мы никогда не встанем на путь насилия ни в большом, ни в малом. Вот этим Лимонов от нас отличается…»

Единожды, но Жириновский проговорился, что у его центризма есть модель и кто её олицетворяет:

«Вот и Руцкой о том же говорит».

А через 25 дней, в «Известиях» от 28 августа, в статье «Крах Четвёртого Интернационала» Владимир Вольфович уже под другим флагом. Что с ним произошло? Испугался своей умеренности начала августа, понял, что против центриста Руцкого новому центристу Жириновскому не вытянуть, а значит, президентство желанное не состоится, и решил вернуться к старому радикал-популизму, принёсшему ему 6,2 миллиона голосов. Я бы и пришёл к именно к такому выводу, если бы под конец статьи не загнул Владимир Вольфович ни к селу ни к городу про «национал-социализм». С чего бы это? Он даже перед Ле Пеном (лидер французских правых.— Ред.) за название ЛДП твёрдо вступился в моём присутствии:

«Наш народ не поймёт «национал» в названии партии»

— а вот, нате! Причём, «национал-социализм» как-то совсем уж чуждо притянут в статье, и назван «философией обывателя», в самом что ни на есть положительном смысле.

Тут-то мне и стало всё ясно. Ревность, зависть плюс сомнения замучили Владимира Вольфовича. Вспышка активности крайне правых партий в Европе (в особенности в Восточной Германии и в России) вызывает последние месяцы пристальное внимание и прессы, и власть имущих. Сотни иностранных журналистов, соблазнённых модной темой, приезжают в Москву охотиться за «неофашистами» и красно-коричневыми «национал-большевиками». Сам себя объявивший умеренным центристом, вежливо участвовавший в тени Ельцина на Конституционном совещании, бывший вчерашний наш самый ультра, Жириновский, забыт всеми на Рыбниковом переулке. А ведь он привык ко вниманию — и какому! Вот и собрался забытый политик с духом и присобачил к статье в «Известиях» модную концовку:

«Соединение важнейших принципов социализма с национальными идеями есть национал-социализм».

Но это же ленивый, непереваренный плагиат, и только.

«Слияние самых радикальных форм социального сопротивления с самыми радикальными формами национального сопротивления есть национал-большевизм»,

гласит одно из положений «Приказа о создании национал-большевистского фронта». Авторы его — Александр Дугин и Эдуард Лимонов, но никак не Жириновский. Написанный 1 мая с.г. приказ был распространён в тысячах экземпляров во время демонстрации 9 мая в Москве и с тех пор цитировался оптом и в розницу газетами Европы и нашими.

Я думал о Жириновском лучше. Я думал, он талантливее. Задрав штаны, бежать за Лимоновым и Дугиным и их национал-большевизмом — как можно! Мечется бедный Владимир Вольфович, ибо сам не верит в мифические будущие миллионы избирателей, знает, что избиратель уже куда более искушён, чем в 91-м году. То Жириновскому кажется, что «центризм» — верная идея и вывезет к президентству, «вот и Руцкой о том же говорит». Спустя несколько недель сомнения опять одолевают: а что если красно-коричневый «национал-большевизм» — выигрышная идея? Как дитя, несмышлёное, хочет быть он и умеренно тихим центристом, и ужасным нацистом! Подобная манера соискания президентства, надеюсь, произведёт впечатление на его избирателей. И они поймут, что у Владимира Вольфовича вообще нет политических убеждений. Никаких.


От редакции. Предоставляя слово Э. Лимонову для полемики с В. Жириновским относительно приоритета в высказывании «национал-социалистических» или «национал-большевистских» идей, редакция «Известий», как понимают читатели, абсолютно не разделяет эти идеи. Интерес, на наш взгляд, представляет атмосфера разборок, царящая в стане «защитников Отечества», о чём свидетельствует присланная из Парижа заметка ведущего идеолога «национал-большевизма».

№173(24028), 11 сентября 1993 года

Это он, Эдичка

Анна Федина

Если смотреть «Русское», не вспоминая о Лимонове, кажется, что Велединский снимал о вечном и история Эда и Светки такая же вневременная, как трагедия Ромео и Джульетты. В этом случае легко простить режиссеру явную романтизацию главного героя: уж больно он чистенький и аккуратненький по сравнению с окружающей пьяно-воровской слякотью. Но стоит увидеть за Эдди-бэби будущего Эдуарда Лимонова,— мгновение, запечатленное режиссером «Русского», превращается в линию.

В широкий прокат выходит драма Александра Велединского «Русское», снятая по мотивам произведений Эдуарда Лимонова «Это я — Эдичка», «Подросток Савенко», «Мой отрицательный герой», «Русское», «У нас была Великая Эпоха».

Фильм «Русское» лучше смотреть, вообще не задумываясь, кто стал прототипом главного героя. Александр Велединский снял фильм, в котором все какое-то ужасно родное: облупленные кирпичные дома, обгаженные, выкрашенные в серебристый цвет скульптуры пионеров и вздыбленных лошадей, деревья на фоне светло-серого неба, листья на асфальте, странное здание за стеной с колючей проволокой — то ли завод, то ли тюрьма, «Ямщик», погибающий где-то в радиоле, сбивчивые стихи Хлебникова, перебивающие бесконечную круговерть кубинского танца, даже трамваи, и те своим грохотом как-то особенно греют душу.

И в истории о том, как 16-летний мальчик Эд (Андрей Чадов) мечтал об особенной жизни, писал стихи и любил первую красавицу района Светку (Ольга Арнтгольц), а она предпочла голодному поэту сытого вора, тоже нет ничего уникального. Нормальная дворовая юность с радостями и разочарованиями, вселенский масштаб которых с годами уменьшается до размеров спичечного коробка, забытого в кармане старого пальто. Даже тот факт, что Эдичка, из обиды на человечество решивший расстаться с жизнью, попал в психушку и чуть было не остался в ее стенах навеки из-за того, что начальник отделения писал диссертацию по самоубийцам, не кажется из ряда вон выходящим. О похожем случае повествует спектакль «Табакерки» «Псих» с Безруковым в главной роли.

Если смотреть «Русское», не вспоминая о Лимонове, кажется, что Велединский снимал о вечном и история Эда и Светки такая же вневременная, как трагедия Ромео и Джульетты. В этом случае легко простить режиссеру явную романтизацию главного героя: уж больно он чистенький и аккуратненький по сравнению с окружающей пьяно-воровской слякотью. Но стоит увидеть за Эдди-бэби будущего Эдуарда Лимонова — писателя и основателя Национал-большевистской партии,— мгновение, запечатленное режиссером «Русского», превращается в линию и сразу хочется найти какую-то причинно-следственную связь между прошлым и настоящим.

Тем более что на прошлой неделе в отечественный прокат уже вышла одна кинобиография, в которой четко прослеживаются мотивы фрейдовской теории комплексов и толстовских рассуждений о важности мелочи в истории. Герой «Рэя» легендарный Рэй Чарльз пытался в наркотическом дурмане скрыться от детского комплекса вины, вызванного гибелью младшего брата, и только музыка помогла ему в конце концов обрести душевное равновесие. Выходит, не упади маленький Джордж в чан с кипятком, Америка лишилась бы одной из ярчайших звезд своего музыкального небосклона. А значит, не окажись харьковская красотка Светка такой меркантильной, Эдик Савенко не стал бы Эдуардом Лимоновым. Интересно, а активисты партии нацболов и те, кто от их активности страдает, знают, кто во всем виноват?


Писатель Эдуард Лимонов: «Я вовсе не разгневан»

Накануне выхода фильма Эдуард Лимонов ответил на вопросы корреспондента «Известий» Кирилла Алехина.

— На прошлогодней премьере «Русского» в рамках Московского кинофестиваля вы представляли фильм вместе со съемочной группой и как-то очень поспешно сошли со сцены. Сложилось впечатление, что вам «Русское» не очень-то интересно.

— В передаче эпохи литература — точнее, и тем более, литература биографического характера. После нее «Русское», безусловно, кажется упрощенной копией. Но я это все понимаю. Я автор разумный. И какого-то недовольства во мне нет. Вот Хемингуэй не сдержался после просмотра фильма по его роману «Фиеста». Он вышел такой разгневанный: «Режиссер думает, что если он взял толпу мексиканцев и несколько коров, то это уже испанская коррида! Это не так!» Я же вовсе не разгневан. Я всегда понимал, что кинематограф — это другое искусство и у него свои законы.

— Правда, что вы даже толком не читали сценарий?

— Что значит «толком»? Я его вообще не читал. У меня было 15 минут во время свидания с адвокатом, чтобы ознакомиться с этим сценарием (проект запускался, когда Эдуард Лимонов находился в «Лефортово».— «Известия»). Адвоката в тот день долго ко мне не пускали, а когда, наконец, пустили, был уже конец дня. Тюрьма закрывалась. Я перелистал сценарий. И все.

— «Русское» фактически канонизирует Эдуарда Лимонова. У фильма были какие-то трудности с выходом в прокат?

— Даже сейчас у него трудная судьба. Видите, почти год назад была премьера, а в прокат он выходит только теперь. Безусловно, моя личность имеет отрицательное влияние на судьбу фильма. Но я надеюсь, что все-таки сейчас зритель пойдет и посмотрит. Что неприязнь власти будет восполнена приязнью зрителя.

— Как вы сегодня — как литературный классик, как лидер НБП — оцениваете поступки харьковского паренька Савенко?

— Все нормально было. Герой повторяется во времени: это сердитый молодой человек, негодующий, протестный. Такова его роль в мире — быть элементом протеста и определенного восстания, на всех уровнях жизни, на личном, на социальном. И в фильме Велединского, и в моих книгах того периода еще не совсем понятно, против чего он протестует,— протест постепенно обретет организованные, ясные формы. А тут — инстинктивный скорее протест, стремление к чему-то более высокому, чем судьба окружающих его типажей рабочего поселка.

«Известия», 4 февраля 2005 года

«Лимонов» идет за Гонкуром

Юрий Коваленко

500-страничный бестселлер претендует на престижную литературную награду Франции.

Автор жизнеописания российского писателя и политика Эдуарда Лимонова, известный французский писатель Эмманюэль Каррер утверждает: его книга — больше, чем биография. Это историко-политическое повествование и одновременно приключенческий роман в духе Александра Дюма.

«Я не питаю к Лимонову ни малейшей симпатии,

— отмечает критик Бернар Пиво.—

Но рассказ о его жизни производит сильное впечатление».

В поле внимания биографа — украинский город Дзержинск, где «Эдичка» появился на свет, Москва, эмиграция в Америку, переезд во Францию, война на стороне сербов в Югославии, тюрьма в России, создание партии нацболов, традиционные и нетрадиционные сексуальные связи и проч. и проч. Среди заметных персонажей биографического калейдоскопа — Иосиф Бродский, Михаил Барышников, Андрей Синявский, Евгений Евтушенко, Юлиан Семенов, Захар Прилепин.

Эмманюэль Каррер познакомился с Лимоновым в 1980-е годы, когда тот на несколько лет обосновался в Париже, сотрудничал с журналом «Международный идиот» и пользовался успехом среди французских интеллектуалов.

«В мелкобуржуазной среде Лимонов был «нашим» варваром, «нашим» хулиганом, и мы его обожали»,

— вспоминает писатель.

В отличие от своего героя Каррер скорее конформист, часть благополучного литературного истэблишмента. Сам Лимонов заметил по поводу своего биографа: «Каррер, какой он ни есть буржуазный, хотя бы понимает, что стыдно быть буржуазным, политкорректным, что это своего рода умственная и родовая неполноценность». Он знает, продолжал Лимонов, что человечеству больше пользы приносят злые, неправильные, проклятые писатели.

Биографа и героя связывают противоречивые чувства. «Порой я вижу в нем моего врага,— признает автор,— и при этом я его уважаю». В глазах Каррера Лимонов — «бандит, но не негодяй». Иногда он называет его «фашистом». В одном из интервью писатель цитирует только что полученное лимоновское письмо:

«Дорогой Эмманюэль! Французская пресса, кажется, очень хорошо приняла вашу книгу. Я желаю ей большого успеха. Ну а что я сам о ней думаю, скажу вам позже. Или, быть может, не скажу никогда».

Тем временем успех «Лимонова», который вошел в список претендентов на Гонкуровскую премию (победитель будет назван 3 ноября), побудил издателей заняться переизданием книг русского писателя. В свое время популярностью у французов пользовался роман «Это я, Эдичка», который вышел в Париже под названием «Русский поэт предпочитает больших негров».

«Известия», 7 сентября 2011 года

«Душа — главная цель создания человека»

Беседовала Лиза Новикова

Эдуард Лимонов изложил свою версию происхождения разумной жизни на Земле.

Новую книгу Эдуарда Лимонова «Illuminationes» нужно сначала прочесть целиком. Потому что любые выдернутые из контекста цитаты грозят и автору, и «выдергивающему» тотальным непониманием. Однако помимо исторических гипотез в книге есть и вполне конкретный месседж. За разговором о догмах писатель напоминает, что возможность распрямиться и посмотреть на небо, а может, даже и поспорить с «создателями» любых рангов, остается даже для запрограммированного «биоробота». С писателем встретилась обозреватель «Известий».

— О чем ваша книга?

— В этой книге я обратился к преданию о сотворении человека и предложил совершенно оригинальную теорию. Во всяком случае, я нигде об этом ранее не читал.

Во всех религиях только и говорится, что о душе, плоть презираема. Из этого я сделал вывод, что душа и есть основная цель создания человека. Кому-то моя догадка может показаться безумием. Но я не стесняюсь писать о вещах немодных, которых не принято касаться, наш материалистический рациональный век обходит их. А я имел наглость и смелость о них говорить.

— Кто герои ваших «прозрений»?

— В этой книге оригинальный взгляд на историю Мозеса (пророка Моисея.— «Известия). До меня об этом писал Мирча Элиаде, у Фрейда есть работа, в которой он говорит, что Мозес был египтянином. Но я пошел дальше, пришел к выводу, что существовал «предпророк», я его назвал условно «Пророк М.», на основе прозрений которого создавались религиозные мифы. Впервые в русской литературы я попытался популярно разобраться, кто такой Пророк Мани.

— Ваши теории о сходстве разных религий могли бы послужить общему смягчению нравов?

— Это было бы здорово. Религия, которую можно было бы построить на основании того, что я написал, а я говорю об этом серьезно, это религия восторга перед человеком. Доселе нам проповедовали покорность, обвиняли во всяких несуществующих грехах. А тут я взял и воспел человека.

— Да, после глав о древних казнях и заговорах, о страдании человека от «божественного угнетения» гуманистический финал выглядит неожиданным.

— Для обывателя это выглядит как безумие. Но это потому, что нас отучили думать о высоком. В меру моих скромных сил я попытался разгадать эту тайну. Ничего сверхъестественного в этом нет. Человечество уже стоит на пороге каких-то важных открытий, часть уже сделана. Если мы умудрились клонировать человека… Мы очень высоко взлетели.

— Но еще одна ваша теория о том, что человек — на самом деле биоробот, созданный как энергетическая пища для высшего существа, скорее вызывает ассоциации с фантастическими романами.

— Поверить в это трудно. Но ведь существует огромное количество знаков. Из огромного количества живых существ человек один уподобился иметь разум. Я утверждаю, что ему активировали головной мозг. Головной мозг есть у животных. Но ведь они не разумные. Или вот — у самки человека есть девственная плева. У других животных нет. Зачем? Получается, это моральное отличие. Конечно, человек был создан на базе фауны, но ничего общего с животным миром он не имеет. Разум его ставит на полпути к богам.

— А когда он доберется до Создателя, станет более человечным?

— Возможно, человек даже обретет бессмертие, если его душу не будет потреблять это хищное существо, находящееся в бездне хаоса.

— Но у вас в книге меньше говорится о душе, а больше — о пожирании энергии.

— Глава о душе очень большая, основана на доступных мне гностических источниках. В этой теме не все может быть доказано наукой. Это область гипотез, прозрений, гениальных догадок.

— Вы постоянно повторяете свои тезисы — рассчитываете, что читатель пойдет за вами?

— Я строил книгу как проповедь. А проповедь и должна быть такой, постоянно капающей на мозги.

— Вы рассказываете о пророках, которых люди принимали отнюдь не сразу. А когда, вы думаете, читатели поймут вас?

— Мне и так повезло. Я все же не какой-то инженер в темном углу Саратова, которого, что бы он ни написал, читать не станут. А на мои «чудачества» люди обращают внимание. Я не бегу за результатами. Мне важно было сформулировать для самого себя. Это медленно делается. Романчик сесть-написать ничего не стоит. А вот прозрения приходят, когда захотят.

— У вас живо описано, что даже пророки не застрахованы от соперничества. Одних прозрений может оказаться недостаточно?

— Да, у них было соперничество, Евангелие иногда проговаривается. Есть апокрифические книги. Я недавно посмотрел фильм «Прометей» Ридли Скотта. Это, конечно, голливудский кинематографический язык, но это попытка размышления на ту же тему. Там очень мощное начало. Потом, правда, слишком много рептилий: не может он забыть свою старую тему.

— В книге есть главы о любви, о сексе и даже о порнографии, которой вы возвращаете статус «полезного занятия». А как же искусство, которое все-таки тоже иногда дает человеку запас энергии?

— Но я же не могу обо всем написать. Я набрел на решение, что «любовь — преодоление космического одиночества». Я сам уверовал в это очень сильно. Там приводятся доводы. Как ни странно, это получилось не грубо, но убедительно. Это хорошо для человека, такая трактовка его возвышает. Почему-то к физической близости относились всегда пренебрежительно, как к чему-то глупому, звериному.

— Почему причину многих проблем, в том числе экологических, вы видите в развитии науки, в прогрессе?

— Я сталкивался с крупными учеными. Не буду называть фамилий, но у меня сложилось мнение, что они не мыслят широко. Более того, зависят от своей корпорации, часто врут, чтобы объяснить то, что расходится с их корпоративной правдой. Из-за этого они тормозят прогресс.

А историки? С ними такая же проблема. Истории как науки не существует, вся история — литература. Никто так и не определил, когда жил Александр Великий, совершил ли он свои подвиги. Вообще, многие вещи — это литература. Когда в исторической передаче на одной известной радиостанции ведущая говорит: «Такого-то числа Цезарь сделал то-то», я просто ухохатываюсь. Или когда в книге покойного Льва Гумилева читаешь о детстве Чингисхана, там буквально по дням расписана его жизнь. Ну откуда это известно? У монголов даже письменности не было.

— Вы предлагаете читателю развивать провидческие способности или все же отдать предпочтение тому самому «разуму», что так удачно отличает нас от животных?

— Мистическое измерение жизни абсолютно необходимо. Нужно приучить себя быть более наблюдательным. Думаю, у нас изначально была «талантливость» видеть мир приподнятым и свежим, глубоким.

— Вы, к сожалению, не приняли участие в Московском книжном фестивале, а должны были выступить со своим сыном Богданом. О чем бы вы рассказали, если бы встреча все же состоялась?

— Из меня отец плохой. И судьба у нас такая, и семьи уже нет, осталась только связь детей друг с другом. У меня нет рецепта, я слишком плохой отец.

Вот когда я вспоминаю своего отца, то это куски мелких событий: я с ним гуляю, полы его длинной шинели развеваются. Отцы и дети должны вместе проживать жизнь. Очень неплохо поставлено воспитание у чеченцев, я в тюрьме сидел с одним чеченцем, он рассказывал, что девочек мама воспитывает. А мальчик буквально с трех лет все время с отцом.

— Какой будет ваша следующая книга?

— Это будут «портреты», которые я публиковал в одном журнале: по 10–15 страниц о Марксе, Бакунине, Ленине. У меня была книга «Священные монстры», но там были короткие тексты и были не все герои.

3 июля 2012 года

«Обвинения против нас похожи на цитаты из Гоголя»

Беседовала Валентина Карелова

Писатель и политик Эдуард Лимонов о суде над членами «Другой России», атеистах и правилах дорожного движения.

К Выборгскому районному суду Петербурга лидер «Другой России» Эдуард Лимонов прибыл заранее, как и положено «группе поддержки». О своем отношении к процессу над 12 активистами его партии писатель и политик рассказал корреспонденту «Известий».

— Эдуард Вениаминович, ваш прогноз по этому делу, каков будет приговор?

— К сожалению, по этому абсурдному делу вынесут, скорее всего, обвинительный приговор. Но сейчас я хотя бы наде¬юсь, что ребятам дадут условные сроки. Иначе ситуация будет выглядеть совсем нелепо. Сами подумайте, как можно серьезно о каких-то сроках говорить, если одного из наших активистов — Владислава Ивахника — обвиняют в том, что он умышленно, якобы из явных экстремистских побуждений воспрепятствовал дорожному движению, переходя улицу на красный свет. И я вас уверяю, подобных эпизодов в обвинении, предъявленном нашим ребятам, пока предостаточно. Местами оно похоже на цитаты из гоголевских произведений.

— А сам процесс будет долгим?

— Пока его обещают не затягивать, говорят, что заседания будут проходить два раза в неделю. Однако рассмотреть это дело быстро все равно не получится — в нем 15 томов. В лучшем случае за полгода все разрешится.

— Если вас не устроит решение суда, что-то будете предпринимать?

— Дорога в принципе известная — апелляции: Городской и Верховный суды. Но надо дождаться приговора.

— У «Другой России» сейчас нет правового статуса. На волне нового закона о партиях не думали пойти по официальному пути и свою партию зарегистрировать?

— Я отношусь к этому закону со страшным презрением и считаю данную процедуру политическим мошенничеством. Уверен, все сделано это с одной-единственной целью — разобщить оппозицию. Сейчас в Минюсте лежит 143 заявления о регистрации партий с совершенно дичайшими названиями, вроде «Пиратской партии» с двумя буквами «ц». В такой ситуации мы, конечно же, не будем регистрироваться.

— Вы сказали: разобщить оппозицию. Но она и без того раздроблена. Как вам кажется, почему не происходит объединения основных течений? Лидеры договориться не могут — слишком велики амбиции у каждого?

— Ну, почему же? Мы постоянно объединяемся, только это не приносит плодов. Официальная власть все равно никак не реагирует ни на объединенную, ни на разъединенную оппозицию.

— Сейчас ваших активистов обвиняют в организации нелегальных митингов НБП под видом акций «Стратегии 31». В то же время новый омбудсмен Петербурга Александр Шишлов недавно заявил, что будет присутствовать на всех акциях несогласных. Как вы оцениваете такую позицию?

— Это похвально. Даже одно его намерение заслуживает уважения, это говорит о том, что он умный и храбрый человек.

— Незадолго до начала суда над «Другой Россией» вы вступились за участниц панк-группы Pussy Riot, задержанных после акции в храме Христа Спасителя. Почему? Вас с ними что-то роднит: общие взгляды, устремления?

— Дело Pussy Riot вообще не политика, а так — страничка из истории общества, летописи нравов. Я считаю, что девок нужно отпустить, причем немедленно. Нечего их держать за решеткой и муссировать эту тему. Разговоры об этом только подрывают репутацию церкви, тем более что у нас в России атеистов все-таки больше, чем верующих.

24 апреля 2012 года

Юбилей преступления

Писатель и политик Эдуард Лимонов — о том, нужно ли требовать пересмотра итогов приватизации.

2012 год — юбилейный. Ровно 20 лет тому назад, летом 1992 года, в России началась ваучерная приватизация, справедливо окрещенная народом «прихватизацией». В стране были введены приватизационные чеки (ваучеры), которые бесплатно раздавались населению и теоретически могли быть обменяны на акции того или иного предприятия.

Имущество предприятий страны было огульно и заниженно оценено в 1,4 трлн рублей, и на эту сумму были отпечатаны ваучеры, заявленная на каждом чеке стоимость была «10.000 рублей».

Безжалостный «латышский стрелок», Робеспьер русской буржуазной революции, глава Госкомимущества Анатолий Чубайс, руководивший этой варварской деколлективизацией всей страны, утверждал, что на один ваучер можно приобрести два автомобиля «Волга». На Цветном бульваре, помню, сам видел в 1993-м спекулянты скупали ваучеры по цене двух бутылок водки.

Начальником Чубайса был Гайдар. У Чубайса была карательная команда, куда входили и иностранные специалисты, в частности профессора Гарварда Андрей Шлейфер и Джонатан Хэй. У них на родине, в Америке, обоих впоследствии, в 2005 году, судили за использование служебного положения в личных целях. В России Чубайса и его команду не судили, и он до сих пор занимает важные посты в экономике РФ. Будь Чубайс гражданином Америки, его без сомнения судили бы за содеянное, за «прихватизацию».

Приватизация, как и когда-то коллективизация, была проведена без согласия населения, волевым путем, сверху. Приватизации не предшествовала даже дискуссия в обществе, не говоря уже о проведении референдума, как полагалось бы. Практически приватизацию осуществили с помощью нескольких указов президента Ельцина, то есть приватизация — не демократического происхождения.

Вот эти указы:

«Основные положения программы приватизации государственных и муниципальных предприятий». Указ №341 от 29 декабря 1991 года;

«Об ускорении приватизации государственных и муниципальных предприятий». Указ №66 от 29 января 1992 года;

«Об организационных мерах по преобразованию государственных предприятий, добровольных объединений государственных предприятий в акционерные общества». Указ от 1 июля 1992 года;

«О введении в действие системы приватизационных чеков в Российской Федерации». Указ от 14 августа 1992 года;

«О государственной программе приватизации государственных и муниципальных предприятий в Российской Федерации». Указ от 24 декабря 1993 года.

Население оказалось тотально неподготовленным к государственному преступлению власти. Приватизацию, по-видимому, намеренно делали в революционно-расстрельные сроки, чтоб население не успело понять, что происходит.

Основная масса населения не знала, что делать с ваучерами, их спешили продать, избавиться от них, опасаясь, что их стоимость съест инфляция и катастрофический подъем цен. Зато ваучерная приватизация оказалась выгодной руководителям предприятий, так называемым красным директорам, получившим свои должности в советское время. Директора, куда более умудренные, целеустремленные и посвященные в суть происходящего, скупали контрольные пакеты акций и становились владельцами.

Простое население также не находилось в момент «прихватизации» в равных условиях. Так, рабочие предприятий имели льготы при покупке акций этих предприятий, в то время как бюджетники — медицинские работники, учителя — такими льготами не обладали.

Предполагалось, что в результате ваучерной приватизации в России образуется средний класс, однако итогом стало расслоение на миллионы бедных и горстку очень богатых.

Вопреки легенде, созданной литературой и фильмами 1990-х, сколько-нибудь заметного количества новых русских богачей не появилось. Но советская номенклатура, те, кто находился во главе предприятий, в министерствах и ведомствах, в отделах министерств и ведомств («старые русские»), то есть рядом с раздачей собственности, стали ее владельцами.

Только два ярких примера.

Виктор Черномырдин и Рем Вяхирев, возглавлявшие Министерство газовой промышленности СССР, преобразовали его в концерн «Газпром» и стали владельцами концерна.

Вагит Алекперов, бывший в те годы заместителем министра нефтяной промышленности, стал владельцем нефтяного концерна «Лукойл», созданного из этого министерства.

Ваучерной приватизации наследовала в последующие годы залоговая приватизация — так называемые залоговые аукционы.

Залоговые аукционы проводились якобы с целью пополнения государственного бюджета с 1995 года. Идею выдвинул Владимир Потанин, владелец ОНЭКСИМ-банка. Чубайс идею поддержал, а курировал проведение залоговых аукционов Альфред Кох.

На продажу были выставлены самые доходные предприятия страны. Вообще-то, предполагалась не продажа, а отдача в залог. Выставлены были по драматически заниженным ценам. Дополнительный штрих — государственные предприятия зачастую покупались на деньги, взятые в кредит у государства (кредиты так и не были возвращены государству). Якобы взятые в залог предприятия так и не были выкуплены государством обратно.

Поэтому через 20 лет мы имеем в стране «золотые две тысячи» семейств, обладающих состоянием свыше $100 млн каждое.

По схеме залоговых аукционов в частную собственность перешли, к примеру, крупнейшие компании:

«Норильский никель»;
«Сибнефть»;
ЮКОС;
«Лукойл»,
«Мечел»;
«Сургутнефтегаз»;
Новолипецкий металлургический комбинат;
Мурманское морское пароходство.

Вас интересуют цены?

Больше всех заплатил Потанин. 51% «Норильского никеля» обошелся ему в $170,1 млн. Сейчас эта компания стоит $12 млрд, чистая прибыль — $3 млрд.

Ходорковский щедро выдал государству за ЮКОС $159 млн. ЮКОСа уже нет, но на пике расцвета стоимость ЮКОСа достигла $35 млрд.

За «Мечел» заплатили $13 млн. Сейчас стоит $12 млрд.

Мурманское морское пароходство ушло за $4,125 млн, а стоит — $248 млн.

Лет пять назад Чубайс признался, что приватизация на самом деле была проведена якобы с политической целью — не допустить прихода коммунистов к власти. Может быть, вот коммунисты не у власти, потребовало бы государство взятое у него под залог, а?

В российском обществе между тем сложилось устойчивое практически консенсусное неприятие приватизации и образованной на ее основе крупной частной собственности. Подавляющее большинство граждан России (разные исследователи общественного мнения называют поразительные цифры — от 80 до 90%) считают приватизацию нелегитимной и готовы в той или иной степени к пересмотру ее итогов.

Резкий, но справедливый лозунг «Всё отнять и поделить!» красноречиво выражает народное негодование по поводу совершенного 20 лет назад преступления. Само собой напрашиваются пересмотр итогов приватизации и национализация находящихся сейчас в собственности сверхбогатых национальных богатств.

23 октября 2012 года

Удальцов в тюрьме им не нужен

Писатель и политик Эдуард Лимонов — о том, почему лидера «Левого фронта» не арестовывают.

Сериал «Массовые беспорядки» (эпизод №…).

Краткий пересказ предыдущего эпизода сериала:

«Развозжаев официально отказался от показаний и явки с повинной», такая фраза была вчера вынесена в заголовки многих СМИ, общим числом свыше четырехсот.

Трогательно выглядит это «официально», однако означает всего лишь факт, что допущенный вчера к Развозжаеву адвокат Фейгин оформил заявление Развозжаева на бумаге. Заявление о том, что его вынудили написать чистосердечное признание.

Чистосердечное признание никто по доброй воле не пишет. В Лефортовской тюрьме, в то время как я там сидел в 2001–2002 годах, был профессиональный выколачиватель «чистух» Лёха, так он даже чеченцев, крепких духом, умел заставить написать чистосердечное признание. Нескольких вынудил. В саратовской Центральной тюрьме в 2003-м в третьем корпусе выколачивали чистухи в «пресс-хате» на четвертом этаже.

Я верю всему, что теперь утверждает Развозжаев. Верю в подвал, в людей в масках, в то, что не пускали в туалет и грозили сывороткой правды. Только все равно не надо было писать чистосердечное признание. Надо было вынести и не писать.

Почему?

Потому что Развозжаев может сколько угодно отказываться, но его текст в 10 страниц будет неумолимо подшит в уголовное дело, останется там навсегда. И судье на процессе, который состоится, предстоит оценить, верить ли этому тексту или нет. Судья будет выносить приговор по совокупности имеющихся материалов, в том числе и по этому материалу. Что написано пером, не вырубишь топором.

Сегодняшний эпизод сериала:

Утром Следственный комитет предъявил Сергею Удальцову конкретные обвинения в организации массовых беспорядков, но воздержался от смены меры пресечения. Его не арестовали, но оставили под подпиской о невыезде.

Есть наблюдатели, и их не мало, кто прочит Удальцову дальнейший неуклонный подъем популярности и славу героя сопротивления.

Вздохну и признаюсь, что я так не думаю. Я вижу в открывающихся один за одним эпизодах уголовного дела большую опасность для его репутации. Что там еще приготовлено, генерал Маркин не сказал, но пообещал тонны доказательств помимо чистосердечного признания Развозжаева. Если вспомнить, что Следственный комитет уже заявлял, что по делу о беспорядках на Болотной опрошены свыше тысячи свидетелей (по-моему, мелькала даже цифра 1150 свидетелей), то опасаться есть чего.

Следователи будут рыть, а Удальцов будет оставаться на свободе.

С точки зрения следствия, в глазах общественного мнения его положение будет неприятно контрастировать с положением находящихся за решеткой, в СИЗО «Лефортово», его товарищей Лебедева и Развозжаева. Из недр общественного мнения наряду с восхищенным отношением к борцу с режимом Удальцову будут раздаваться и неприязненные голоса (да уже и раздаются): «Вот он на свободе, а они в застенке…».

Такая ситуация выгодна следствию. И совсем не выгодна Удальцову. Следствие всегда хочет и стремится дискредитировать «клиента».

Что будет?

Следственный комитет будет выкладывать свои карты медленно. Очень медленно. Одну за одной, увеличивая груз доказательств на Удальцове. Наслаждаясь по пути.

СК хочет добиться такого состояния, чтобы груз стал невыносимым, и Удальцову пришлось бы убежать в один прекрасный день, скрыться.

Именно этого Следственный комитет и добивается. Удальцов в тюрьме им не нужен. Чтобы в оппозиции не кричали о наступившем вновь в истории страны «тридцать седьмом годе».

Я полагаю, Удальцов честно не видит своей вины, поскольку у него иная система ценностей, чем у Следственного комитета.

А Следственный комитет верит в вину Удальцова, поскольку у СК своя система ценностей, прямо противоположная удальцовской.

26 октября 2012 года

Будет ли он мстить?

Писатель и политик Эдуард Лимонов — о политических перспективах Платона Лебедева.

Я сидел за решеткой в несколько раз меньше, чем находится там Платон Лебедев, мне дали «всего» четыре года, и вышел раньше, но тюрьму я раскусил, и в характер ее проник. Я в ней научился жить, я в ней жил, и не зачеркивал с остервенением дни в настенном календаре.

Сидеть тяжело. После трех лет вдруг тяжело, потом есть определенные черные сроки, когда изнашивается терпение, но вновь восстанавливается… Десять лет, это по-черному много, глаза у отсидевших десятку такие, что сквозь них противоположную стену видно.

Сочувствую всем сидящим вне зависимости от «виновен» или «не виновен». Жизнь — фактически минное поле. Закон заложил свои мины достаточно глубоко, и редко, взрываются, то есть садятся за решетку не все, может быть самые неосторожные или самые агрессивные, или самые достойные, потому что самые нетерпеливые.

Сейчас Лебедеву снизили срок на три года. Я бы пока на его месте не спешил радоваться, чтобы не было больно, вдруг что не так ляжет. Да он и сам, наверное, знает, уже одно смягчение наказания отменяли.

У меня был случай в тюрьме «Лефортово». После шести месяцев за решеткой мне должны были продлевать содержание под стражей. Мой адвокат узнал, что заместитель генерального прокурора подписал бумагу о смене мне меры пресечения, о моем освобождении под подписку о невыезде. Подписал и уехал в отпуск. СМИ писали и говорили об этом, называли день, когда меня должны были освободить под подписку.

«Ты на всякий пожарный случай не верь в освобождение,— сказал мне мой опытный адвокат.— Живи как жил, мало ли чего…»

Я уговорил себя, что меня с моими статьями УК никуда не выпустят, что пройду весь крестный путь на Голгофу, уговорил разум свой, а сам ждал освобождения.

В самом-самом конце этого тяжкого дня мне всё же сунули в кормушку бумагу: «Подпишите!»

Это была бумага о продлении срока содержания под стражей, подписанная другим заместителем генерального прокурора. Так что, keep your fingers crossed, держите ваши пальцы скрещенными, Платон Леонидович!

Какие у него перспективы? Что с ним будет, когда выйдет?

Он уже классический зэка, постный,— разглядываю я его фотографии в интернете. С впалыми щеками, выдубленный в нечистом воздухе тюрем и лагерей, в сыром мареве промзоны. Элитный бизнесмен растворился в жестких чертах. Выйдя, он навсегда останется зэком, бизнесмен стерт, ведь сильное, а это тюрьма, во всех случаях побеждает слабое.

Помню физиономию вышедшего из лагеря в начале 1970-х писателя Юлия Даниэля (он был осужден в 1966-м). Выпив, Даниэль немедленно превращался в хмурого, постного, злого зэка, и словарь его был соответствующим. Если не знать, кто перед тобой,— решишь безошибочно, что отсидевший.

Его подельник — Андрей Донатович Синявский отсидел свои семь. Как-то в Париже он (интеллектуал с белоснежной бородкой, профессор Сорбонны) поделился со мной. «Вы знаете, Эдуард, мне всё чаще лагерь стал сниться… стыдно даже. Потому что сны всё цветные и лагерь такой хороший, уютный и ребята блатные, кого я знал, снятся. Стоим на пригорке, весна… А ведь со мной жестокие люди сидели… Как же так..?»

Лебедев будет навсегда привязан к опыту неволи. Поскольку это самый экстремальный опыт его жизни. Вряд ли у него будет когда-либо еще столь тяжкий опыт.

Пойдет ли Платон Лебедев в политику?

Возможно, но очень маловероятно. Навечно связанный с наказанием и с этим грузом десяти лет, политиком он может быть только оппозиционным, то-есть противопоставляющим себя власти.

Он, может быть, и пошел бы в политику, но в России нет механизмов, посредством которых он мог бы это сделать.

Парламентские партии будут опасаться взять его к себе по нескольким основным причинам.

1. Лидеры партий будут опасаться конкуренции со стороны человека с такой биографией.

2. Парламентские партии будут бояться недопуска партий на выборы, если его кандидатура будет фигурировать в списке.

Непарламентские, только что зарегистрированные по новому закону партии слабы и не смогут использовать подобную крупную фигуру по причине своей организационной и финансовой слабости.

Такой фигуре нужна большая политическая организация.

И самый главный аспект проблемы. А достаточно ли Платон Лебедев окажется бодр для политики?

Будет ли он мстить?

Маловероятно. После стольких лет в неволе узник выходит оттуда отравленный высшими категориями бытия. Месть — категория человеческая.

Мне представляется поэтому крайне неправдоподобной конструкция прославленного романа Александра Дюма «Граф Монте-Кристо». После десятилетий, проведенных в аскетичной близости с высшими категориями, земные обиды представляются тусклыми. Линяют на глазах.

Да еще и времени на месть тратить будет жалко.

Он будет хотеть быстро и немедленно жить. Греться возле женщин и детей.

Если остались капиталы, будет их тратить.

2 ноября 2012 года

Полицейские — не священные коровы, а?

Писатель и политик Эдуард Лимонов — о первом приговоре по «Болотному делу».

Вчера судили Максима Лузянина, тугой узел из крепких мышц, этот парень, предприниматель, тридцати шести лет, с суровым лицом воителя.

В самом начале заседания Лузянин сказал, обращаясь к судье А.Федину: «Ваша честь, я согласен с предъявленным обвинением, полностью признаю вину.» От последнего слова он отказался.

Что же он признал?

Признал, что 6 мая вступал в физические столкновения не с перьевыми подушками, а с молодыми мужиками в полицейской форме, усиленной спецобмундированием, денно и нощно тренирующимися в подавлении энергии граждан на своих специальных базах.

Лузянин сказал, что не устоял порыву общего стремления оказать сопротивление этим мужикам.

Судя по большому сроку, которым его наградили, аж четыре года и шесть месяцев, мощный мужик-предприниматель, отрицал наличие сообщников, отрицал умышленность совершённого, отрицал договорённость с кем либо.

Такая позиция не могла удовлетворить следователей, не удовлетворила она и суд. Если бы предприниматель назвал имена-фамилии и декларировал бы что состоял в сговоре с другими, оказавшими сопротивление, ему, в благодарность за сведения, дали бы меньший срок. Но человек с мрачным лицом предпочёл свою судьбу.

По моему мнению, так строго наказывать мужиков за драку несправедливо. Никто же не погиб, и увечий нет. А мужики родились для того, чтобы соревноваться, в том числе и в банальной версии соревнования,— в драке. И те, на кого он поднял руку, тоже мужики, хотя и находящиеся под эгидой государства, под защитой закона, находящиеся в привилегированном положении.

Ну ясно, что всякое государство хочет сохранять за собой монополию на драку. Ему можно мутузить граждан, а гражданам нельзя.

Говорите, политика?

Ещё в 1931 году, в книге «Техника государственного переворота», ставшей с тех пор классическим пособием по внутриполитическим конфликтам, Курцио Малапарте утверждал на примерах европейских стран в 20-е годы: политические проблемы невозможно решить полицейскими методами, это никогда никому не удавалось. В России эту книгу издали в 1998 году, но те, кому надо, её, я вижу, не прочли.

Ещё один аспект. Драки. Мы же с вами не несовершеннолетние девочки.

Небольшой пролог, к этому аспекту. Известно, что я прожил во Франции четырнадцать лет. Во Франции я себя вёл более или менее так же как веду себя в России. Только был моложе и драчливее. Однажды в парижском рабочем пригороде Обервилльерс после праздника коммунистической газеты «Юманите» в драке с крайне правыми, мне пробили трубой череп,— лобовая кость треснула над глазом. 36 часов я провёл в бреду. Осталась навечно вмятина на лбу, Её можно увидеть и пальцем прощупывается.

В полицию в те годы попадал нередко. От полицейских получил как-то интереснейшие сведения из области человековедения.

Оказывается, в составе что левых, что правых крупных манифестаций в Париже присутствуют каждый раз около пяти сотен человек, приходящих с простой целью противостоять полиции, подраться, проще говоря. Обычно они замыкают шествия.

Полицейские не считали группу собранной по идеологическому принципу, по их сведениям это были профессиональные уличные бойцы. В обычное время они друг с другом не пересекались, но сходились в дни манифестаций (замечу, что в те годы еще не было компьютеров и интернета и их производного,— социальных сетей).

В медицинской практике французских врачей есть один перелом кости руки, от удара полицейской дубинкой, который так и называется manif-fracture, (manif, сокращённое от manifestation — демонстрация, и fracture — перелом). Речь идёт о кости, той что от кисти руки до локтя (по-моему лучевая кость, что ли? она называется). Такой частый перелом случается, когда полицейский бьёт дубинкой по поднятым кверху, защищающим голову рукам манифестанта. Так что драки с полицией, в общем, нормальное явление, вот что я хочу сказать.

Ещё одно воспоминание на эту же тему, более раннее.

В 1972–1973 гг. я жил некоторое время в квартире приятеля-самбиста на Большом Гнездниковском переулке, знаменитый дом 10. Как-то самбист сводил меня к соседу двумя этажами выше, которого он рекомендовал как профессионала уличной драки без правил, «страшного человека». Страшный человек был неразговорчивый высокий парень, вполне приветливый, даже улыбался иногда, но только весь в шрамах. Парень этот целыми вечерами бродил по городу, выискивая многочисленную какую-нибудь компанию, с которой желал померяться силами. С одиночками ему было схватываться неинтересно.

Я хочу сказать, что даже в советском мире были граждане, которые считали физическое столкновение нормальным способом существования. Ахать и охать не следует, Есть вот футбольные фанаты. И будут. Человек — не драгоценная хрупкая ваза, разбивающаяся от первого удара. Это жилистое, сильное существо, могущее причинить немало неприятностей,— такой сражающийся кусок мяса.

Драки, также как и войны, никогда не кончатся, ибо они естественны. А Максиму Лузянину хватило бы и отсиженных уже в тюрьме месяцев. Полицейские — не священные коровы, которых в Индии пальцем боятся трогать. Им за их драчливую работу деньги платят.

10 ноября 2012 года

Народ её не принял

Писатель и политик Эдуард Лимонов — о переводе Марии Алёхиной в одиночную камеру.

Мария Алёхина, рыжая, грудастая девушка, одна из трёх Pussy Riot, совсем недавно этапированная в колонию близ города Березники Пермского края, не выдержала столкновения с народом, попросилась в одиночную камеру. Это капитуляция.

Её и перевели в одиночную камеру, небольшая тюрьма, человек эдак на сотню, обыкновенно имеется в каждом российском лагере заключённых. Там обычно содержат трудных зэков, чтоб не влияли разлагающе на общий лагерный коллектив.

Я уверен, руководство колонии облегчённо вздохнуло. Начальству российской колонии не нужно, чтобы Алёхину избили зэчки. Весть об инциденте обязательно дойдёт до СМИ, генералы УФСИНа прогневаются, боясь за свои звёздные погоны,— и прощай насиженное, более или менее теплое место начальника лагеря вблизи города Березники. Поэтому её охотно перевели. Она ушла под защиту правоохранителей.

Вообще знаменитость в лагере очень неудобна всем. Начальство не может себя вести как привыкло, суровым деспотам приходится смягчаться, отказываться от привычного поведения. В лагерь, где содержится знаменитость, чаще обычного заглядывают контрольные комиссии, суются в больших количествах правозащитники. Контрольные комиссии тыкают пальцами в зэковские старые матрасы, заглядывают в туалеты, сморщившись, пробуют кашу в столовой.

Всё это изнуряет лагерное начальство и лагерный коллектив охранников, выбив из колеи, нервирует их очень.

Так что, получив от Алёхиной письменную просьбу (обязательно в письменном виде, в тюрьме и лагере устные просьбы ничего не стоят, должен быть свидетельствующий документ) и переведя её в закрытое помещение, уфсиновцы в Березниках возликовали. Меньше теперь будет работы, спокойнее им станет жить.

Знаменитость в лагере крайне неудобна и зэкам. Из-за контрольных комиссий и налётов правозащитников их заставляют выдраивать и помещение — моют его как бешеные,— и свой внешний вид, и заправку постелей. Есть особый, лагерный стиль, позаимствованный из Советской армии, где служили ранее все лагерные охранники, от прапорщика до майора,— заправка в три полосы с «лыжами». Одна, средняя, полоса — это одеяло, а две по краям, так называемые «лыжи»,— это поверхность простыни.

В лагере №13, где я отбывал моё наказание, у нас имелся шаблон из толстого картона, соответствующий требуемой ширине «лыж», такой себе лагерный ГОСТ. И мы сами, и охранники беспрестанно мерили наши «лыжи».

Знаменитости доставляют зэкам исключительно неудобства. Из-за знаменитости у зэков меньше времени на единственное их удовольствие, на чай, перед приходом комиссии их чуть не с утра держат в напряжении, распорядок сорван, привычная манера жизни перевёрнута. Если налетают правозащитники, самых болтливых и въедливых зэков прячут куда-нибудь подальше, в штрафной изолятор, на промзону.

Неизбежно в конце концов возникновение неприязни к знаменитости, а потом и ненависти.

К тому же любая замкнутая среда пробует вновь прибывшего на зуб. Рыжая московская панк-девочка и физиономии-то такие, какие сплошь и рядом живут в лагерях, доселе могла видеть только в кино. Со стоматологией за решёткой дела обстоят плохо, это не место, где вставляют зубы, потому зэки и зэчки обыкновенно беззубы и щербаты. Прически у них тоже не из салонов красоты. Одеты обыкновенно неказисто и жутковато, есть от чего испугаться в первое время. Это тебе не московские панки с покрытыми лаком хайерами. Народ в местах заключения выглядит и пахнет плохо.

Алёхина испугалась. В панике бросилась под отеческую защиту людей в хаки — охранников.

Это не делает ей чести.

Нужно было держаться, отогнать страх, понять своих недоброжелателей, парировать выпады, быстро обрасти толстой кожей.

Завести так называемых хлебников, пару менее агрессивных персонажей, такие ячейки «хлебников» существуют для удобства существования и питания, вместе легче. Одна бежит, уже место за столом заняла, другая кипятильник воткнула (обыкновенно там очередь образуется), уже воду вскипятила, тащит.

Распространять затем своё влияние. Этой сигарет подбросила, этой чаю одолжила. Кропотливо, час за часом, день за днём пропагандировать себя, объяснять, показывать, что тебе эти плохо одетые девки-заключённые близки, что ты с ними одной крови, что ты тоже народ, а не столичная штучка, ворвавшаяся в церковь Христа Спасителя в Москве.

(Кстати, то, что она Бога потревожила у него дома, я полагаю, зэчкам совсем по барабану.)

Не сумела. Сломалась. С перекошенным лицом сбежала под защиту штыков охранников. Это жизненная неудача. На всю жизнь останется горечь, что народ её не принял.

23 ноября 2012 года

«После моего романа о Лимонове берутся и за книги самого Лимонова»

Беседовала Лиза Новикова

Эммануэль Каррер — о своем авантюрном герое и о том, почему романы интереснее политики

Известный французский писатель Эммануэль Каррер приехал в Москву, чтобы представить вышедший в издательстве Ad Marginem русский перевод своего романа «Лимонов». Во Франции эта книга стала бестселлером и собрала урожай литературных премий. Об истории создания своего сочинения Эммануэль Каррер рассказал обозревателю «Известий».

— В России много писателей, в том числе и эксцентричных. Почему именно Эдуард Лимонов?

— Все началось с того, что я приехал в Россию, чтобы подготовить репортаж об убийстве Анны Политковской. В процессе я с удивлением узнал, что Анна Политковская c большим уважением отзывалась и о самом Эдуарде Лимонове, и о молодых людях из его партии. Она вовсе не обзывала их «фашистами». Я был заинтригован. Так появилась идея новой статьи. Через 15 дней, проведенных с Лимоновым, я знал о нем еще меньше, чем когда только приехал. Я подумал, что это хороший повод для того, чтобы написать книгу.

— Эдуард Лимонов уже неоднократно высказывался о вашей книге. В частности, он говорит о том, что благодаря роману французская публика вновь вспомнила о нем спустя 20 лет. Это действительно так?

— Да, это правда. Он был достаточно известен в 1980-е, в парижских литературных кругах. Потом он создал партию — его известность возросла и в России. Но сейчас его имя уже не на слуху. Во Франции его не знают. Теперь, благодаря мне, узнали.

— И каким его узнали, ассоциируется ли он с левым движением?

— Он ни с чем не ассоциируется. Повторюсь, его не знали, а если кто и знал, то не как «левого», а скорее как «фашиста». После выхода книги его не воспринимают ни как правого, ни как левого. И вообще — не как политического деятеля, а как персонажа романа! Интересного, эксцентричного персонажа, действующего в обстоятельствах опасных, мутных.

— Сам Эдуард Лимонов считает, что французской публике понравился «страстный» герой, появлению которого сейчас мешает политкорректность.

— Да, конечно. Он нравится французским читателям, потому что Франция — страна гораздо более буржуазная. Поэтому их и привлекает авантюризм. После моего романа люди берутся и за книги самого Лимонова.

— Еще Лимонова удивило то, что вы не говорите о его философских воззрениях. Правда, почему?

— Он прекрасный писатель и интересный мыслитель. Жаль, если его огорчило мое невнимание к данной проблеме, но это не повод, чтобы что-то менять в моей книге.

— А если бы вы взялись, к примеру, за жизнеописание диссидента из Зимбабве, книга пользовалась бы таким же спросом?

— Постараюсь, чтобы мой ответ не был слишком претенциозным: я хотел бы думать, что мой персонаж из Зимбабве получил бы такой же большой отклик. Но, должен признать, я все-таки гораздо лучше разбираюсь в российских реалиях.

— В одном из эпизодов ваш герой приносит в парижское издательство свою первую книгу о жизни «на дне буржуазного общества». Но издатель пеняет ему на то, что сам он уже обзавелся и жильем, и работой. Дело происходит в 1970-е. А теперь издатели требуют, чтобы образ героя совпадал с образом автора?

— Да, сейчас во всем мире требуется аутентичность. Хотя это довольно редкая вещь. Но именно случай Лимонова, его позиция, вся его жизнь — как раз тот редкий пример.

3 декабря 2012 года

В щадящем режиме

Писатель и политик Эдуард Лимонов — об оппозиционной акции у Соловецкого камня.

Там ещё на Лубянской площади бродят люди, однако в основном всё закончилось, вмешался уже, мне сказали, только что, ОМОН, торопя задержавшихся, «дескать уходите, мы замёрзли», выдавливает их, тычки тумаки достаются замешкавшимся.

Однако «гуляние» закончилось, можно оглядеться на него и подвести итоги.

Первый протестующий, пожилой мужчина появился на Лубянской площади в 13:10. У него в руках самодельный плакат «Питер против питерских!»

К 14 часам к нему присоединился второй одиночный пикетчик. В руках у этого плакат «Путин — фашист!»

Десятка два граждан к этому времени уже возложили цветы к Соловецкому камню. Кто-то возложил и ушёл, кто-то бродит поблизости.

В 14:30 несколько десятков букетов, в основном белых цветов лежат на плите Соловецкого камня. В трансляции «Ридус.ру» можно рассмотреть с полсотни журналистов с камерами и с полсотни людей без камер.

В это же время по «Эху Москвы» журналист с места события сообщает: у Соловецкого камня уже находятся около 200 человек. Однако ведущий в студии уже через минуту заявляет, что собралось «от двухсот до тысячи».

15:05 Прибыл Дмитрий Быков, писатель.

15:08 Задержали Сергея Удальцова, он не пробыл у камня и пяти минут.

15:12 Пришёл Алексей Навальный.

В это же время на площади появились Сергей Пархоменко, два Гудкова, Илья Пономарёв, некто Виторган (признаюсь, что не знаю кто это такой).

14:10 Ксения Собчак и Илья Яшин задержаны.

В 14:50 по оценке «Новой газеты» у Соловецкого камня от 400 до 500 человек.

Сергей Давидис даёт интервью «Коммерсанту FM». Говорит такое всё выгодное для Давидиса и Координационного Совета (о). Приторно хорошо оценивает ситуацию. Мимоходом говорит о пришедших «тысячах».

15:00 «Эхо Москвы»:

Ядро собравшихся у Соловецкого камня.

Вход в сквер ненадолго перекрывали, открыли опять.

Журналист с места говорит об одной тысяче собравшихся, а ведущий добавляет в конце сообщения, через минуту всего лишь: «собрались три тысячи».

Так кому из них верить?

15:36 ГУВД сообщает, что «примет меры для пресечения несанкционированного мероприятия». В ГУВД также сообщают, что на Лубянку пришли 500 человек, «не менее половины из которых составляют журналисты и блогеры»

15:41 Задержан Алексей Навальный.

15:43 По площади гуляет человек-яйцо, с ним фотографируются.

15:45 К площади стягивается полиция. Люди начинают постепенно уходить, опасаясь задержаний.

15:50 «Коммерсант FM»:

У камня хаос и неразбериха. Давка. Оттаптывают друг другу ноги.

Николай Сванидзе в мегафон призывает расходиться.

Кто-то предлагает водить хоровод вокруг Соловецкого камня. Некоторое время и впрямь водят хоровод.

16:04 Согласно «Газете.ру» в сквере остаются около 500 человек.

16:09 ГУВД сообщает о семи задержанных вместе с лидерами оппозиции.

16:18 Людей становится меньше, толпа редеет.

Где-то через полчаса ОМОН начинает выдавливать оставшихся с площади.

ВСЁ. ЗАНАВЕС.

Что бросается в глаза.

Щадящий режим. Что с ними церемонились, и дали возможность возложить цветы и целый час с лишним находиться на площади. Мне и моим товарищам на Триумфальной такого обращения никогда не выпадало на долю. На нас немедленно набрасываются.

А вот буржуям, пожалуйста, нежное и лилейное я бы сказал, обращение. (Только в конце их чуть помяли, правда, и журналистов с ними.) Они что, считаются у власти белой костью? Привилегированные?

Бросается в глаза, что численность драматически снизилась. Я никогда не считал количество собравшихся на оппозиционные митинги по головам. Я всегда оценивал по результату: удалось или не удалось добиться чего хотели. Однако буржуазные лидеры весь прошедший год выхвалялись количеством голов. Теперь им выхваляться нечем.

И самое важное. Власть, дождавшись стадии их упадка (а упадок не видит только лично заинтересованный слепой), перевела их протест в другой формат. Снизила его. Из привилегированных любимчиков власти они спустились на землю. И новый формат несанкционированных митингов им ничего хорошего не обещает. В этом искусстве они не лучшие и никогда лучшими не станут.

Вот так они сговнили протест.

У великого поэта Томаса Стернса Элиота, одна из его мощнейших поэм заканчивается строками

«Вот так кончается мир,
Вот так кончается мир,
Не взрывом, Но взвизгом!»

хороводом то есть и человеком-яйцом.

15 декабря 2012 года

Право на Родину

Писатель и политик Эдуард Лимонов — о том, можно ли иностранцам усыновлять российских детей.

Вчера, к ночи ближе, я написал в моём «Живом журнале», что отдавать российских детей на усыновление иностранцам следует запретить. Точнее, я употребил выражение «не позволять».

Во-первых, поскольку мы вымираем и нам катастрофически не хватает граждан.

При этом дефиците населения, который мы имеем, разбазаривать по заграницам важнейшее богатство наше — человеческие ресурсы — просто преступно.

В ответ я получил к сегодняшнему утру уже 577 комментариев. В основном разгневанных.

Прочитав часть этих комментариев, я понял, что у их авторов что-то не в порядке с сознанием. Что у них деформированное сознание.

Настаивая на том, что «там» — в Соединённых Штатах или где-то ещё в Европе — русским детям будет лучше, комментаторы фактически признают превосходство Соединённых Штатов, европейских стран над нами. Эта позиция ущербная, позиция морально завоёванных и поставленных на колени, подавленных стран. С такой позицией жить нельзя, можно только вымирать.

Я, как известно, не сторонник того политического режима, который удобно устроился у нас в стране. Я его убеждённый противник. Я убеждён в том, что национальные богатства страны должны быть распределены иначе, куда более справедливо, в пользу большинства населения. Я сторонник конфискации крупных капиталов и национализации сырьевых богатств страны. Однако я безоговорочный сторонник России. И всё, что приносит вред России, мне ненавистно.

Отдавать иностранцам русских детей противоестественно, это социальное извращение. Фактически дело обстоит хуже, потому что мы продаём детей за границу за мелкие деньги.

К тому же оглянитесь вокруг себя. Сверх дорогие автомобили забили наши улицы. Дорогие рестораны на каждом шагу… У нас не ситуация гражданской войны, это не завшивленная Россия 20-х годов прошлого века. Мы живём в богатой природными ресурсами стране, где денег невпроворот. Другое дело, что не всем они достаются. Но не из завшивленной России мы отдаём сегодня русских детей, не из гражданской войны.

Ещё один мой аргумент. Укажите мне в Истории страну, которая бы торговала своими детьми? Такой страны не было и нет. Страны берегут своих детей. Потому что дети — это не только настоящее, но и будущее страны, будущие граждане, которым предстоит родиться от этих детей. Почему наша страна заняла такую самоубийственную позицию? Полагаю, не от ума, а из комплекса неполноценности.

А теперь обратимся к самому ребёнку. Каково ему? Кто-нибудь озаботился этим вопросом: каково ему?

Он прибывает чёрт знает куда и чёрт знает к кому. Он испуган.

Множество наших детей сопротивляется среде, в которую они попали. Американские приёмные родители жалуются на «трудных» российских детей. Потому что наши дети иные. Никому в голову не приходило, что от предков мы наследуем все наши качества? Наши дети, может быть, не лучше американских, но иные. Почему вы считаете себя вправе вышвыривать их из русского мира, где они свои?

Ребёнок не вещь, которую вы отдаёте, потому что вам её негде хранить. У ребёнка есть право на Родину.

Вышвыривая ребёнка в чужую страну, вы, мои оппоненты, лишаете его Родины. Он становится перемещённым лицом.

Я понимаю, что вы заклятые материалисты, что вы исповедуете вульгарный экономизм, что вы признаёте превосходство западных ценностей над отечественными русскими ценностями.

Но ваша позиция деструктивная, самоубийственная, и почему мы должны вас слушать?

Не будем слушать.

Российские дети больше не должны быть выданы в другие страны.

Даже преступник по российской Конституции не может быть выдан в чужую страну.

Дети, получается, у нас более бесправны, чем преступники.

18 декабря 2012 года

Самоубийство либеральной оппозиции

Писатель и политик Эдуард Лимонов — о главном итоге уходящего года.

Год иссякает. Последние песчинки в песочных часах из верхней чаши досыпаются к 360 песчинкам в нижней чаше.

Что было неожиданного?

С моей точки зрения, случилось самое-самое что ни на есть историческое событие — самоубийство либеральной оппозиции…

После выборов случились, ну назовём их по аналогии с «соляными бунтами»,— назовём это «выборными бунтами». На улицы вышли рассерженные горожане. Там были всякой твари по паре, всякие люди.

Благодаря тому, что вовремя подсуетились и украли протест у всех остальных политических сил, либералы, назвавшие себя «креативным классом», чтобы скрыть свою буржуазную суть, на некоторое время стали ведущим классом оппозиции. Благодаря набору многих факторов. Благодаря своей финансовой мощи, мощи информационной, благодаря обилию в их рядах журналистов и деятелей культуры, благодаря их главенствующему преобладанию в интернете.

Другие оппозиционные силы под таким агрессивным напором стушевались и вынуждены были всего лишь примкнуть к либералам на неравных условиях, на условиях подчинения. Примкнув, националисты Тор и Крылов стали очень сильно разбавленными националистами, а левый Удальцов потерял свою левую суть. Зато они пополнили ассортимент в либеральной витрине и позволили последним называть себя Оппозицией с большой буквы. (Единственные, кто отказался прийти в их лагерь,— нацболы.)

Бунты не превратились в революцию.

Революционного класса из либералов не получилось.

Поводив рассерженных горожан по московским площадям и проспектам, либералы замучали, затаскали, уморили протест, и тот издох бесславно только что у Соловецкого камня 15 декабря в младенческом возрасте одного года и 11 дней.

Могла ли удастся в 2012 году буржуазная революция?

Нет, не могла, поскольку буржуазная революция против режима, пришедшего к власти в результате буржуазной же революции августа 1991 года, ни теоретически, ни практически произойти не могла.

Либералов на самом деле отлично устроил бы государственный переворот, но для такового у них не было ни нужных средств, ни нужных людей, ни нужного влияния.

Угробив протест, не дав им воспользоваться другим политическим силам, «ни себе ни людям», в досаде они совершают теперь чудовищные ошибки, словно стремясь побыстрее покончить с собой как с политической силой, да и дело с концом. Покончить раз и навсегда.

Такое впечатление, что серьезные политически мыслящие лидеры покинули либералов, зато к ним прибежала вся демшиза, может быть, даже со всего мира.

Судите сами. Из грязного хулиганского поступка, из панк-перформанса в церкви маргинальных девок, группы с похабным названием Pussy Riot, либеральные вожди раздули в истерике внутринациональную вражду между либералами и традиционалистами. Чуть ли не год усердно подливали масла в огонь, вели себя нагло, агрессивно, нетерпимо, чем вызвали неприязнь и отчуждение от себя простой традиционной России, может, и не очень уж верующей в Бога, но придерживающейся исторических традиций, в церкви не гадить. (Ну обойди её, если это не твоя церковь!) В сущности восстановили против себя всех, кто не столичная интеллигенция, восстановили народ.

Свежие, ещё с пеной вокруг ртов после истерики по Pussy Riot бросились практически без перерыва в другую истерику, вошли в штопор по поводу «дела Магнитского».

Печальная судьба адвоката Магнитского, умершего в российской тюрьме, была использована Немцовым и Каспаровым для целей политической борьбы с режимом. Эти двое обратились к американским конгрессменам-республиканцам с просьбой пролоббировать принятие закона о недопущении в Соединённые Штаты российских чиновников, так или иначе замешанных в деле Магнитского судей, прокуроров и прочих. Предполагалось, что, отменив поправку Джексона–Вэника, американские законодатели примут «закон Магнитского». Так всё и произошло, поскольку республиканцы использовали возможность нанести удар демократу Обаме.

Этически поступок Немцова и Каспарова, мягко говоря, некрасив. Или даже недопустим. Ну нельзя призывать иностранцев вмешаться в нашу внутреннюю политику.

И заметьте, я считаю, что российским прокурорам и судьям нечего вообще делать в Соединённых Штатах.

Вокруг этой провокации, инициированной буржуазными вождями (я их уже назвал), вспыхнула война истерик. На американский «список Магнитского» депутаты Государственной думы ответили принятием анти-Магнитского закона, где среди других кар и возмездий запретили усыновление российских детей гражданами Соединённых Штатов.

Как только в кадре появились дети, они тотчас же стали у либералов детьми-сиротами и детьми-инвалидами, и вокруг их судьбы поднялся такой хай, что хоть святых выноси.

И хай продолжается.

И всем, кто хочет увидеть, стало отчётливо видно, что у нас есть целый класс людей, считающих Соединённые Штаты и их интересы своими интересами. Только и всего.

Ну и кто проголосует, если вдруг случатся свободные выборы, за этих господ?! Да их линчуют, если полиция не вступится.

Были ли ещё знаменательные события в 2012 году?

Какие-то события, безусловно, были. Но все они меркнут, не выдерживают сравнения с самоубийственной катастрофой, постигшей в уходящем году либералов.

Борис Немцов скликает уже демшизу на митинг 13 января против принятого Думой анти-Магнитского закона. Если он случится, это будет откровенно антироссийский и проамериканский митинг. Вот до чего достукались.

25 декабря 2012 года

Нетерпимость

Писатель и политик Эдуард Лимонов — о том, кому нужен «Марш против подлецов».

Когда меня и моих товарищей в июле 2002 года на самолёте авиакомпании «Россия» в наручниках и под охраной 18 спецназовцев в полной боевой выкладке переместили по небу из Москвы на военный аэродром вблизи города Энгельс, стояла страшная жара.

Из Энгельса меня перевезли в саратовскую центральную тюрьму, в третий корпус. Жара была такая, что из окон вынули рамы.

В первую мою ночь в саратовском централе я не мог уснуть, поскольку страшно выли конвойные псы.

Утром от разводящего офицера на поверке мы узнали, что ночью скончался заключенный.

В то лето в третьем корпусе вследствие необычайной жары скончались двое.

Обстоятельства смерти юриста «Эрмитаж-Капитала» Сергея Магнитского мы знаем из СМИ, чрезвычайно подозрительные, правда в таких случаях часто никогда не бывает найдена, но вообще-то тюрьма — это место, где смерть бродит чаще, чем вне тюрьмы. Магнитский умер от смерти.

А дальше стало жить «дело Магнитского» и живёт до сих пор, и есть уже «список Магнитского», проголосованный американскими республиканцами, чтобы усложнить жизнь американским демократам во главе с президентом Обамой.

Ещё весной, я помню, всё летали в Соединённые Штаты Борис Немцов и Гарри Каспаров и усиленно лоббировали американских законодателей, убеждая их принять запретительный «список Магнитского» взамен поправки Джексона–Вэника. Лоббистская деятельность Немцова и Каспарова увенчалась успехом. Согласно списку Магнитского, несколько десятков второстепенных чиновников из российской системы исполнения наказаний и судейского и прокурорского аппарата не смогут отныне появиться на территории Соединённых Штатов.

Интересно, что далее лоббисты исчезают из конфликта и никто им не предъявляет претензий.

Начинается война на почве морали.

Вообще говоря, российским чиновникам системы исполнения наказаний, так же как и судьям и прокурорам, нечего делать на земле Соединённых Штатов. В командировку для обмена опытом, если таковая ситуация случится, за них сможет слетать любой другой судья или прокурор, у нас их много. Соединённые Штаты, а я прожил там чуть менее шести лет,— страна вообще-то скучная и монотонная, за исключением Эмпайр стейт билдинг, Большого каньона и Ниагарского водопада, там нет ничего выразительного. За красотами архитектуры и культуры лучше вылетать в Европу. Американская цивилизация так же скучна, какой была в своё время советская.

Но обе стороны как начали в одном задиристом тоне, так и продолжают.

Задиристых лоббистов Немцова и Каспарова, преуспевших в стремлении досадить российскому режиму, поддержали задиристые американские республиканцы, желающие досадить своему режиму. Преуспели.

Но в этот момент в дело вступают столь же задиристые российские депутаты Государственной думы. Они принимают «антимагнитский» закон, содержащий ряд запретительных мер, усложняющих жизнь американских организаций в России, и привешивают к этим мерам разрывной такой снаряд: запрещение на усыновление российских детей американцами.

Несколько минут, видимо, и не более, продолжалось гробовое молчание и некий шок российской либеральной общественности. А затем начался страшной силы шторм, буря, истерика природы и людей.

Неусыновлённые дети немедленно все превратились в сирот-инвалидов, хотя инвалиды представляют в действительности считанные проценты от общего количества усыновляемых американцами детей. Так, за последние семь лет в Соединённые Штаты уехали 14,5 тыс. российских детей, из них только 444 числились больными и инвалидами, то есть около 3%. Я намеренно написал «числились», потому что бывали случаи, когда детей определяли в категорию инвалидов, но переехав границу, они инвалидами быть переставали.

Стенка на стенку, гора на гору, их нетерпимость на нашу нетерпимость. Крики, лязганье интернетовских мечей, запальчивые взрывы негодований… Дипломаты с обеих сторон, и российской и американской, в ужасе закрыли лица руками.

Когда я написал в своём ЖЖ, что быстрыми темпами вымирающая Россия не имеет морального права отдавать своих детей в другие страны, на мой пост последовали 1,5 тыс. комментариев, в которых меня обозвали «людоедом», и это было не самое ругательное слово, употреблённое по отношению ко мне. Хотя на самом деле я высказал вполне справедливую точку зрения.

Более того, я высказал точку зрения, что американцы, усыновляя российских детей, чуть-чуть кривят душой, ну как бы подкривливают. Например, плохо известен тот факт, что усыновивший иностранного ребёнка американский гражданин получает так называемый taxe credit в размере свыше $13 тыс., то есть его доход увеличивается на $13 тыс. Ещё одна тёмная сторона американских усыновлений вот какая: у самих Соединённых Штатов полно детей-сирот, называются разительные цифры — около 600 тыс. по состоянию на 2009 год.

На меня можно наброситься, как раз момент, и ещё раз назвать людоедом, да ещё и людоед этот выступает с гнусными намёками в адрес американского среднего класса…

Можно наброситься, но действительность всё равно будет корчить свои неполиткорректные гримасы.

Ещё один аспект вокруг «списка Магнитского» и «антимагнитского» закона. Только что потерпевшие поражение в своей попытке сбросить режим российские либералы продолжают борьбу вот таким вот способом — ввязываются в моральные сражения с режимом.

Для либералов «антимагнитский» закон уже тем плох, что его приняла власть. Воинственный либерал у нас убеждён, что всё исходящее от власти следует осудить, высмеять, раздавить и не принять.

Я же считаю, что вывоз российских детей в чужие страны должен быть полностью запрещён. Это будет мудрое государственное общепонятное соломоново решение.

Может быть, стоит ввести у нас налог в пользу детей-сирот. Прогрессирующий налог, когда богатые раскошелятся больше, чем бедные.

Тем временем 13 января состоится первое за последние два десятка лет откровенно проамериканское шествие в Москве. От Пушкинской площади по бульварам до проспекта Сахарова. В социальных сетях некоторые горячие либеральные головы всерьёз рассуждают о целесообразности выйти с американскими флагами!!!

11 января 2013 года

На смерть Деда Хасана

Писатель и политик Эдуард Лимонов — о том, для чего нужны криминальные авторитеты.

Жизнь меня сталкивала с авторитетами, да. И не раз.

В начале 1970-х, отдыхая с молодой женой в Сочи, познакомился с человеком по фамилии Алиев, Тофик Алиев. Тогда я знал, что он очень влиятельный человек. Но не знал, насколько влиятельный.

Он нас, я помню, в гостиницу «Жемчужина» устроил. Тогда её только открыли, и предназначалась она для иностранцев, но у него был большой авторитет, у Тофика. Это был 1974 год, лето.

Мы тогда подружились с ним и его женой, была у них еще маленькая дочка. Вместе на пляже, вместе вечером развлекались в городе и за городом. Вино пили. Фотографировались.

Уже в 2000-х вдруг одна большая газета опубликовала групповую фотографию, стоим, все обнявшись, я, он, наши жёны, ещё несколько человек из нашей той летней компании, его дочка. Моя физиономия обведена кругом, газета обвела, вот мол, пожалуйста, уже тогда молодой Лимонов с известным авторитетом. То есть имел связи с криминальным миром. И в той же газете интервью с уже очень пожилым Тофиком Алиевым. Обо мне он вспоминал приязненно.

Я надеюсь, он до сих пор жив и пользуется уважением.

Ничего, кроме хорошего, о нём сказать не могу. Только хорошее. Обходительный, приветливый.

С Япончиком покойным я, насколько помню (имею в виду, что в те годы я мог и не знать, кто такой Япончик, и познакомиться, но не знать, кто он, какова, так сказать, величина человека), знаком не был. Однако в каком-то русском ресторане мне его показывали, по-моему, Golden Рalace ресторан назывался. Помню, что показывали.

Когда я уже вышел из тюрьмы, я помню, в 2005-м сидели наши ребята по захвату приемной администрации президента, целых 13 человек (из 39) в… назовём тюрьму, где они сидели, «одной из крупнейших московских тюрем». Ну, чтобы не смущать «исследователей», литературоведов и других …ведов.

И у них возникла проблема.

Вот какая.

Тюрьма была «чёрная», то есть там были смотрящие и вся иерархия криминального мира. И они в тюрьме какую хотели музыку, такую и играли.

Один из нацболов совершил незначительный тюремный проступок. (Тогда нацболов ещё не так хорошо знали в тюрьмах. Непонятно было, шо цэ такэ, нацбол. Сейчас хорошо знают, уже как масть такая «нацбол», и всё понятно.) На него наложили, что называется, штраф. Тысяча долларов. И он заплатил, родственники на воле заплатили. Если бы я был в Москве, я бы предотвратил этот чреватый последствиями поступок. Но я куда-то отъехал на чуть-чуть.

Почувствовав слабину, смотрящий за тюрьмой взял и нашёл повод для дальнейшей проскрипции. Сказали, что нацболы без ведома старшего, по «дороге» перебрасывались малявами (письмами) и пытались якобы отдавать распоряжения по тюрьме. На самом деле нацболы переписывались друг с другом из разных камер.

Смотрящий за тюрьмой наложил на 13 наших ребят штраф: с каждого по тысяче долларов.

В хатах по приказу стали давить на нацболов, дошло до того, что их стали не допускать к кормушке. Очень серьёзно обернулись дела. Так и с голоду уморят.

Ребята дозвонились до меня.

Я вспомнил телефоны нужных людей.

Попросил принять меня очень известного авторитетного человека. Объяснил своё дело. Уже на следующий день их сторона собрала свой совет, куда я прибыл и ответил на их вопросы.

Все пожилые люди, очень скромные, все седые, кроме одного, да и ему полтинник точно был. Числом пять. На столе фрукты, тыквенные семечки в сахарной пудре, чай, печенье, конфеты, полное отсутствие алкоголя. На стенах иконы, совсем не старые.

Меня выслушали, задали вопросы. Решили моё дело положительно. Мне поверили.

И тут же ушли в соседнюю комнату. Слышно было, что они звонили в тюрьму смотрящему и сурово с ним разговаривали.

Пока разговаривали, тот, который не седой, наливал мне чаю. И успокаивал, называя «Эдик».

— Всё будет хорошо с твоими ребятами, Эдик, не волнуйся.

Вернулись те, что переговаривались по телефону.

— Твоих ребят больше никто в тюрьме не тронет, Эдик. Всё будет в порядке.

Как отцы родные, вышли меня проводить в коридор.

Вечером мне позвонил наш старший нацбол из тюрьмы.

— Всё хорошо. К кормушке пускают. Даже извиняются по хатам. Что ж вы молчали, что за вас такие люди впряглись, говорят. Спасибо огромное, Эдуард!

Вот эффективность, вот пример для работы государственным учреждениям.

Я глубоко убеждён, что авторитеты — позитивные люди. Авторитеты дисциплинируют криминальный мир, который в противном случае может вести себя дико и агрессивно. Как было в начале 1990-х, когда велась война всех против всех и царил беспредел.

Призывать к миру во всём мире не стану. По-другому у них жить не получается.

Большинство из окружающих нас людей умрут, свернувшись в своей постели, никому они не нужны.

16 января 2013 года

Поджигатели войны

Писатель и политик Эдуард Лимонов — о том, кому выгоден конфликт из-за библиотеки Шнеерсона.

Такое впечатление, что Соединённые Штаты поставили себе задачу обострить отношения с Россией и любой ценой добиваются обострения. Во всяком случае, таково первое впечатление при первом взгляде на российско-американские отношения. Америка стреляет первой, не так ли?

Ещё не отгремел могучий залп «акта Магнитского», направленного якобы против малозначительных чиновников, замешанных в смерти в российском СИЗО юриста «Эрмитаж Капитала» Сергея Магнитского, а на самом деле — по российско-американским отношениям, как раздался ещё один залп по этой же цели.

Суд округа Колумбия обязал российское правительство выплачивать по $50 тыс. ЕЖЕДНЕВНО иудейскому религиозному движению «Хабад Любавич» за отказ отдать движению библиотеку Иосифа Шнеерсона.

Общеизвестно, что округ, или, точнее, дистрикт, Колумбия — столичный округ Соединённых Штатов с городом Вашингтон. Суд округа Колумбия, таким образом,— это что-то вроде Московского городского суда. Суд средней, скажем, инстанции.

И вот в суде средней инстанции судья Ройс Ламберт вынес такое демонстративное и вызывающее решение.

При этом министерство юстиции США возражало против удовлетворения жалобы «Хабад Любавич», мотивируя возражение тем, что суд дистрикта Колумбия не имеет полномочий вводить санкции против Российской Федерации.

Помимо этого, министерство юстиции США заявило, что такая мера не соответствует интересам американской внешней политики и наносит ей ущерб.

Судья Ламберт принебрёг всё же мнением министерства юстиции своей страны и вынес решение в ущерб американской внешней политике. Основал он своё решение на предыдущем решении американского суда по делу библиотеки Шнеерсона, постановившего в июле 2011 года начать процесс передачи «Хабад Любавич» библиотеки Шнеерсона, состоящей из 12 тыс. книг и 50 тыс. редких документов, собранных поколениями семьи Шнеерсонов.

Российская Федерация со своей стороны считает, что требования «Хабад Любавич», обосновавшихся в Америке, не должны были быть удовлетворены, поскольку коллекция Шнеерсона была собрана на территории Российской империи и является культурным наследием одного из народов, жившего на территории Российской империи и продолжающего жить на территории Российской Федерации…

«Хабад Любавич» видит свои требования передачи ей библиотеки Шнеерсона, в прошлом главы любавичской общины на территории Российской империи, обоснованными, поскольку считает библиотеку собственностью движения.

Юридически права в этом конфликте интересов безусловно российская сторона.

Почему?

Российское государство имеет права на библиотеку Иосифа Ицхака Шнеерсона, поскольку он был подданным Российской империи, правопреемниками которой являются последовательно Союз Советских Социалистических Республик и Российская Федерация. А законных наследников из семьи Шнеерсонов не существует. «Хабаду» же эта коллекция никогда не принадлежала. Можно говорить лишь, что любавичи имеют разве что моральное право на наследие Шнеерсона, как бывшего когда-то главы любавичской общины. И только.

Интересно, что и министерство юстиции США, и Министерство иностранных дел РФ обеспокоены сложившейся ситуацией.

Минюст США изрёк: «Решение суда не соответствует американской внешней политике».

МИД РФ назвал вердикт суда округа Колумбия «провокационным и юридически ничтожным» и пообещал жёсткие ответные меры.

Адвокаты «Хабад Любавич» заявляют, что община будет требовать ареста российской собственности в США.

Получается, что официальные представители двух государств понимают опасность деградации российско-американских отношений, скатывания их к падению до уровня отношений холодной войны. Однако министерства двух стран не могут сопротивляться инициативам частных лиц.

В случае с конфликтом вокруг библиотеки Шнеерсона это религиозная организация, мы уже знаем, что это «Хабад Любавич».

А вот «акт Магнитского» пролоббировали наши российские граждане, Борис Немцов и Гарри Каспаров в частности. Правда, поддержали закон и голосовали за него в конгрессе и сенате США противники действующего президента Обамы — республиканцы.

Получается, что государства оказались бессильны перед волей частных лиц. Частные лица не страшатся обострения отношений между Россией и США. Они не страшатся новой холодной войны и, в сущности, эту новую холодную войну организуют.

Когда-то таких называли поджигателями войны.

18 января 2013 года

Пожали, что посеяли

Писатель и политик Эдуард Лимонов — о том, из-за чего возник кризис в Мали.

«Нестабильность в Северной Африке стала результатом «арабской весны»,— соврала государственный секретарь Соединённых Штатов Хиллари Клинтон.

Соврала, потому что революции в Тунисе и Египте не привели к экспансии революционного ислама в Северную Африку. Революционный ислам, как раскалённая лава, изливается из Ливии, где никакой «арабской весны» не было, была организованная Западом, начатая Францией и Италией и поддержанная затем Соединёнными Штатами гражданская война, имевшая целью устранение социалистического режима Муамара Каддафи.

Хиллари Клинтон упоминала вчера о событиях в Бенгази в сентябре прошлого года, когда был убит американский посол. Она вынуждена была признать, что это из Ливии пришёл революционный ислам в Мали и на юг Алжира, где только что закончился кровавой бойней захват заложников на газовом месторождении Ин-Аменас. По-американски упрощённо Клинтон объяснила дестабилизацию в регионе исключительно происками организации «Аль-Каида».

Американское сознание мыслит комиксами. Их воображение потрясли лет десяток назад сказочный Осама бен Ладен и предводитель талибов одноглазый мулла Омар, так они и живут в мире комиксов.

Между тем ситуация куда более серьёзная.

Ещё неделю назад две третьих территории африканской страны Мали занимали вооруженные исламисты. Они молчаливо подминали под себя город за городом, а малийская армия только смотрела.

Франции пришлось вмешаться, поскольку Франция — признанный жандарм Северной и Центральной Африки. В Мали уже переброшены более 2 тыс. солдат, предполагается ещё увеличить французский контингент. Организация африканских стран также отправляет туда солдат.

Планета имеет ещё один свежий международный конфликт.

Франция, помимо того что она традиционный жандарм этой части Африки, ещё и выступает в данном случае кошкой из пословицы, которая знает, чьё мясо съела. Знает, что она ела, и пригласила других съесть Ливию. Это Франция начала уничтожение страны Каддафи. Другие страны — Германия, Великобритания и прочие — подтянулись. И сообща линчевали страну.

В результате трудов европейцев на месте спокойной Ливии родилось неистовое пространство перманентной военной зоны, заполненное повстанцами, оружием и проповедниками самых радикальных исламистских группировок. «Аль-Каида» — лишь одна из них.

После победы всем им вскоре стало тесно на территории Ливии, и они стали подумывать, кого бы освободить следующего. В ближнем, граничащем с Ливией Алжире сидит серьёзный и свежий в сущности антиисламистский режим, который не поколебался в недавнем прошлом железной рукой подавить своих отечественных исламистов, завоевавших вдруг большинство в парламенте. В Алжире повстанцев из Ливии, бородатых наёмников и воспалённых войной подростков встретили бы неизбежные жестокие карательные операции умной и сильной алжирской армии.

Мир только что видел, как с бесстрастной жестокостью были ликвидированы боевики полевого командира Мохтара Белмохтара в индустриальном оазисе Ин-Аменас.

Потому в Алжир революционные исламисты не пошли. Толпы боевиков лишь быстро прокатили по пустыне в южной части Алжира, по линии границы с государством Нигер, и углубились в беззащитную бедную страну Мали.

Это случилось ещё год назад. Тогда интернациональные СМИ не поняли, кто пришёл. Сообщали, что в Мали вторглись вооружённые формирования туарегов. Впоследствии выяснилось, что туареги лишь сопровождали толпы исламистов из Ливии, несущих на подошвах своих ботинок исламскую радикальную революцию в Мали и далее везде по Африке.

Вот тут тётушка Франция заволновалась. И отправила военный контингент исправлять последствия своего уничтожения Ливии. Французы несут потери более ощутимые, чем обыкновенно, поскольку революционные силы ислама закалены в боях в Ливии (там есть и повстанцы из Ирака), у них сильнейшая религиозная мотивация. И так просто, как привыкла это делать в прошлом колониальная Франция, послав несколько сотен парашютистов Иностранного легиона в африканскую страну, эту революционную волну не остановить.

Исламисты решительны и не боятся смерти. Характерно, что группа Мохтара Белмохтара, захватившая газовое месторождение Ин-Аменас называла себя «Расписавшиеся кровью». Мы знаем, как недёшево они отдали свои жизни.

Германия уже помогает Франции. Видимо, вскоре сколотят коалицию западных стран. Им придётся серьёзно воевать в Мали. Соединённые Штаты, занятые руководством гражданской войны в Сирии, конечно, также подключатся. Пока они предоставляют французам разведывательную информацию и выразили желание доставлять своей авиацией французские военные грузы.

Мали на 90% мусульманская страна, однако населяют её приверженцы традиционного ислама — сунниты, страна декларирует себя как светское исламское государство. Население в 13 млн человек — одно из беднейших в мире. Исламские революционеры из Ливии, по всей вероятности, планировали захват страны как самой беззащитной жертвы, предполагая сделать её плацдармом для завоевания этой части Африки.

Революционный ислам не наступал бы сегодня на африканском континенте, если бы не ошибочная политика европейских стран и Соединённых Штатов Америки. В слепой инерционной своей вражде к оставшимся на планете реликтовым социалистическим режимам Западная Европа и Соединённые Штаты способствовали возникновению исламских государств в Европе: Босния, Косово. Уничтожив Ливию, которой жёсткой но слабеющей рукой управлял Каддафи, Запад способствовал возникновению на месте Ливии бурлящего озера революционной лавы, которая начинает заливать на наших глазах Африку.

Что случится после падения сирийского режима? Можно с большой вероятностью предсказать, что будут сметены с карты светские государства в этом регионе. Не устоит Ливан, вспыхнет в волнениях и долго не протянет Иордания. А Израиль будет жить в постоянном ужасе. Ибо с севера ему будет угрожать революционный сирийский ислам, со стороны Газы и восточного берега Иордана будет угрожать и кусаться революционный ислам движения ХАМАС, а рядом будет пылать Иордания.

24 января 2013 года

Не пиарься на трагедии — и не будешь бит

Писатель и политик Эдуард Лимонов — о причинах инцидента, произошедшего на похоронах Александра Долматова.

У меня ещё ноги сырые и холодные от поездки на кладбище близ подмосковного города Королёва, где мы среди высоких сосен похоронили нашего товарища, активиста партии «Другая Россия». Как известно, он погиб 17 января, якобы покончил с собой в депортационной тюрьме близ Роттердама, Нидерланды.

Кладбище, залежи снега в рост человека и узкая дорожка, откопанная к свежей могиле, запомнится навсегда.

Так же как и провожающие — два автобуса молодых и совсем молодых девушек и парней, приехавших проститься с товарищем. И кромешная тишина, которую добровольно соблюдали эти 150 или 200 душ, провожая Александра Долматова, конструктора ракет.

Запомнятся навсегда и удивительные по-своему два парня-могильщика — видимо, появилась новая порода парней этой профессии. И порядок подхода к могиле организовали, и «по три горсти» объявили о количестве земли, чтоб каждый на гроб бросил, и крест ловко установили, и что нужно делать после 40 дней, сказали.

Утро же началось для меня в Центре имени Сахарова, куда я подъехал в «Волге», должна была состояться гражданская панихида, то есть каждый, кто хотел проститься с покойным, подошёл бы к гробу и простился. Вблизи, в переулках, я обнаружил десяток автобусов с надписью «полиция». Ближайшие переулки были заблокированы.

Я вошел в помещение с гробом в 09.45.

Я ожидал, что гроб будет закрытым, но то, что он оказался закрытым, как бы изолируя прокажённого или умершего от эпидемии чумы, все же действует, шокирует. Такой себе гладкий саркофаг. Я положил на гроб красные гвоздики и, постояв несколько минут, сместился, подошёл к матери Александра, сидевшей неподалёку в чёрном одеянии. Я сказал простые слова, которые в такие моменты только и следует говорить. Добавив, что следует требовать от российских властей расследования «убийства по-голландски», и отошёл.

В таких случаях давать интервью собравшимся СМИ, по-моему, аморально. Ну нехорошо. Не место и не время.

Поэтому я пробормотал, что не место и не время, какому-то количеству желающих получить интервью.

И стал в зале.

И простоял недвижимо до ровно 12.00, когда распорядитель печальной церемонии, доверенное лицо матери Долматова Дмитрий Нечаев объявил, что гражданская панихида окончена и желающие присутствовать на похоронах могут пройти в ожидающие у Центра имени Сахарова автобусы.

Я вышел, сел в «Волгу», и поехали мы за чёрным катафалком.

Дальнейшее вы знаете.

Заснеженное, величественное, без преувеличения, русское кладбище не в Москве.

Потом мы пошли, возвращаясь к «Волге».

Как только я включил телефон, мне позвонили несколько десятков журналистов, и вопрос, который был задан, не был вопросом о гражданской панихиде либо похоронах на кладбище.

Меня просили прокомментировать заявление Сергея Удальцова о том, что его якобы избили у Центра имени Сахарова лимоновцы.

Я отвечал, что эпизода, о котором они говорят, не видел.

И так оно и было.

Поскольку я два часа и 15 минут провёл в помещении у гроба, не покидая помещения ни на минуту. Я, да, наблюдал, что около 11 часов дня в помещение вошёл Сергей Удальцов в сопровождении пяти или шести человек. Он возложил цветы к гробу Александра Долматова, постоял ещё минут пять и удалился. Он имеет право возложить цветы и удалиться. Любой имеет такое же право.

После 10-го что-ли звонка журналистов я поинтересовался у находившихся со мной в «Волге» товарищей: что имело место?

Мне рассказали следующее, и я этим рассказанным мне делюсь с читателями.

Оказывается, Сергей Удальцов вышел и начал давать интервью журналистам. Десять минут даёт интервью, 20, 25, разглагольствуя на все возможные темы. Ясно, что наш погибший Саша — для него возможность бесплатного пиара. Для пиара он и явился.

Нацболы не посчитали, что он имеет право пиариться на таком трагическом и печальном мероприятии. Нацболы несколько раз прошли мимо Удальцова и сказали ему: «Сергей, ты уходил, так уходи! Здесь не место и не время!»

Удальцов не внял этим справедливым замечаниям.

В результате получил пощёчину. Последовали другие удары.

Это как с Pussy Riot, некоторые не понимают, что в церкви нельзя писать и петь.

А на панихиде трагически погибшего нацбола не следует повышать свой рейтинг, пиарясь почём зря. «На крови»,— сказали нацболы.

Мои товарищи сказали мне, что Удальцова не любят по множеству причин. Не любят за его политическую нечистоплотность, за авантюризм, за то, что давно перестал быть левым, за то, что за кусок пиара родную маму сдаст, за то, что вместе с отпетыми немцовыми слил протест.

Короче, за всё за это «ему и дали по щам».

«Если бы он, возложив цветы, вышел и уехал, кто бы его тронул, Эдуард?!» — сказали мои товарищи.

Я всецело на стороне моих товарищей.

Полиция мялась некоторое время, а затем задержала двоих нацболов, якобы повинных в том, что «дали по щам» Удальцову.

Полицейские, как и мы, неполицейские, не должны любить граждан, которые нарушают нормы морали. Не пиарься на трагедии, Сергей,— и не будешь бит.

6 февраля 2013 года

Так будет справедливо!

Писатель и политик Эдуард Лимонов — о том, кто должен ходить на выборы.

Действующий президент латиноамериканской республики Эквадор Рафаэль Корреа победил на президентских выборах вчера в первом туре. Набрав увесистые 57% голосов из почти 12-миллионного электората Эквадора.

Этот их президент вообще-то мне нравится, я сейчас коротко скажу, почему. А потом перейду к главному.

Рафаэль Корреа заявил о построении в Эквадоре «социализма XXI века» еще в 2006 году. И держит слово.

В 2008-м он заявил об отказе Эквадора платить по глобальным международным обязательствам, назвав это долг «аморальным».

В 2010 году он национализировал нефтяные месторождения в стране. 99% нефтяных доходов с того времени поступает в бюджет страны.

С 2006-го по 2011-й из состояния бедности в Эквадоре вышли 930 тыс. человек, это при населении 15 млн.

Президент Корреа предоставил убежище Джулиану Ассанжу.

Вот такой короткий послужной список.

А вот главное. Выборы в Эквадоре навели меня на ряд размышлений.

Начну с того, что голосование на президентских и парламентских выборах в Эквадоре — обязательно.

Русские в какой-то степени по своей ментальности сходны с латиноамериканцами, при всех наших различиях. Во всяком случае, наши социальные повадки близки. Как и латиноамериканцы, мы переживали жестокие гражданские войны и буйные и жестокие народные восстания. По правде говоря, мы внутренне верим во всемогущество силы, а не в выборы. Так же как и у них, в Латинской Америке, в России существует и ежедневно празднует победу традиционный народный пессимизм.

Мне представляется разумным, я говорю это безо всяких колебаний, уверенный в своей правоте: участие в выборах у нас в России должно стать обязательным. Проголосовавшему на выборах следует будет ставить отметку в паспорте, без которой его паспорт не будет служить идентификационным документом в его передвижениях по стране, в трудоустройстве, в заключении договоров и получении заработной платы. Да, это будет называться принуждением к исполнению своего гражданского долга.

Второе.

На сегодняшний день общепризнанно, что наши пенсионеры являются самой активной голосующей группой в стране. Приученные ещё в советские годы к гражданскому повиновению, к послушанию и дисциплинированности, пенсионеры в день выборов засветло бегут на избирательные участки. Эта возрастная группа активнее других, и в результате её электоральное влияние на судьбу страны является чрезмерно завышенным.

Фактически Государственную думу и главу государства избирают у нас пенсионеры.

Это плохо, сейчас объясню, почему. Электоральные предпочтения пенсионеров отражают их возрастную зависимость от государства. Пенсионеры неизменно голосуют за наиболее консервативного кандидата в президенты, за те партии, которые обеспечивают им ровную выплату пенсий, за стабильность, за застой, если хотите. Пенсионеры инстинктивно чураются перемен, всякий кандидат, призывающий к внедрению социальных новшеств, будет ими инстинктивно заблокирован. Таким образом, эта часть электората работает как бы смирительной рубашкой общества, не дает современным политикам-новаторам подойти к власти.

Более того, прожившие большую часть своей жизни при прежней власти, пенсионеры инстинктивно ищут в кандидатах черты лидеров прошлой своей жизни и, таким образом, голосуют так или иначе за прошлое.

Ещё один аспект. Пенсионер, с этим согласятся и сами пенсионеры, уже не является полноценным контрибутором труда и капитала в общенациональную копилку. Он отлично работал всю жизнь, хвала ему за это, однако, согласившись на получение пенсии, он устраняется от полноценной производительной жизни.

Так почему же пенсионеры имеют такие же возможности избирать руководство национальным государством, как и здоровые молодые люди, пашущие, как волы, и выплачивающие налоги? Это несправедливо.

Мне представляется разумным, чтобы при выходе на пенсию при получении пенсионного удостоверения пенсионер, при сохранении к нему заботы и уважения государства и общества, терял бы свое право избирать руководство страны, президента и депутатов Государственной думы.

Но если человеку много лет, но он по-прежнему трудится в полную меру, он, разумеется, сохраняет свои избирательные права.

Третье.

Одновременно с введением возрастного ценза избирателя, установив верхнюю планку на уровне получения пенсионного удостоверения, следует опустить возраст гражданской зрелости до 16 лет. В искусственном климате современной цивилизации и физически, и ментально дети взрослеют раньше чем в предыдущие столетия. Представляется дать право участия в выборах гражданам достигшим 16 лет.

Вот это всё будет справедливо.

P.S. Автор этого текста не является пенсионером.

18 февраля 2013 года

Эдуард Лимонов:
«Вечные темы — война, тюрьма, эмиграция, любовь»

Беседовала Лиза Новикова

Знаменитый писатель — о том, что в свои 70 лет он продолжает жить быстро. 22 февраля Эдуарду Лимонову исполняется 70 лет. Корреспондент «Известий» поздравил знаменитого писателя и общественного деятеля.

— Как будете отмечать юбилей?

— Я отношусь очень просто ко всем этим вещам. У меня слишком много дел. Вчера, например, встал чуть ли не в шесть часов, две статьи написал. В прошлый свой юбилей, 60 лет, я сидел в тюрьме. Не было счастья, да несчастье помогло: избежал юбилея. Кушал копченую курицу с сокамерниками, она нам случайно досталась. Остались глубокие воспоминания. А юбилеи я терпеть не могу, ни чужие, ни тем более свои. Поэтому праздновать я не буду. Буду со своей подругой: она взяла отгул, как у нас говорят.

— А если люди придут?

— А кто их пустит? И зачем? Я никого не жду.

— Часто издатели по праздничным поводам организуют для писателей встречи с читателями.

— Я отказался, мне что-то там предлагали.

— Не пора ли издать собрание сочинений, в составлении которого вы бы участвовали?

— Я терпеть не могу собраний сочинений. Я предпочитаю отдельные книжечки. К тому же никто мне ничего не предлагал — поэтому все в порядке.

— Ваши книги выходят в очень разном оформлении. Для вас важно, что у книги на переплете?

— Во все не вникнешь: я привык, что какие-то вещи происходят помимо меня. Я вообще живу быстро, в эти детали предпочитаю не вникать. Время сейчас очень быстрое. Это не то, что писатели когда-то жили в своих «Переделкиных», тихо-неспешно ходили, размышляли ни о чем. Я так не живу.

— Несмотря на то что вы не хотите говорить о юбилее…

— Для меня это день рождения.

— …к вашему дню рождения выходят статьи, воспоминания. Они корректируют созданный вами образ неудобного в общении одиночки. Выясняется, что вас всегда любили, хотя и не соглашались с вашими политическими взглядами.

— Да, у меня всегда были друзья. И люди, которые меня любили и сейчас любят. 18 лет тому назад я создал политическую организацию, ее запретили. 18 лет она не умирает. Как вообще такое может быть — это беспрецедентная история. Когда люди говорят, что писатель Лимонов выдающийся, а политик — никакой, это ложь. Я как раз и политик очень сильный. Потому что уже несколько поколений прошло через мою партию, десятки тысяч людей.

— К примеру, поэт и блогер Алексей Цветков написал, что, не соглашаясь с вашими убеждениями, всегда ценил вас как поэта.

— Это его дело — соглашаться. Я никогда никому ничего не навязываю.

— С кем из писателей прошлых эпох вы могли бы себя сравнить? Я имею в виду тех, кого сочетание творчества и общественной деятельности приводило к внутреннему конфликту.

— Я не вижу никакого особенного конфликта в своей судьбе. А так, со многимм могу себя сравнить. Например, Габриеле Д’Аннунцио. Гай Юлий Цезарь, автор истории галльских войн, великолепное произведение.

— Вы говорите, что время сейчас «быстрое». А раньше такого не наблюдалось? Может, в эмиграции жизнь была более динамичной?

— В эмиграции… я уже не помню. Я говорю о последних десятилетиях.

— Какой будет следующая книга?

— Я ничего не планирую. У меня есть множество текстов, которые я публиковал в журналах. Их надо обрабатывать и печатать. Не знаю пока, что получится.

— А цикл «Книга мертвых» будете продолжать?

— Нет.

— Столь важная для вас тюремная эстетика еще и одна из основных русских тем. Как вы думаете, это навсегда?

— По-моему, это вечные темы — война, тюрьма, эмиграция, любовь, страсть. Это никогда не исчезнет.

— Но для других стран тюремная тема не так важна.

— А что значит — другие страны? Европа обескровлена, неинтересна. Разве что ее пробудит к жизни какое-нибудь восстание мигрантов, которые самовольно там поселились. Она производит плохое впечатление, потеряны страсть, азарт.

— Литература когда-то объединяла людей. Что могло бы послужить объединению сейчас?

— А зачем объединяться? Людей объединяют такие вещи, как оборонительная война. А сейчас нет в объединении никакого особенного смысла. Как живем, так и живем, это и есть жизнь на этом этапе истории государства Российского.

— Что означают строки в одном из ваших последних стихотворений «Анатомия героя»: «Однако мозг мой не натружен, / Четыре сотрясенья пусть»?

— Это значит, что у меня хорошее, ясное сознание, несмотря на то что были две контузии и четыре сотрясения мозга, это мне в тюрьме диагностировали. Четкое сознание — это очень хорошо.

22 февраля 2013 года

Мусорщики

Писатель и политик Эдуард Лимонов — о том, можно ли историю с Владимиром Пехтиным считать победой оппозиции.

Для начала сравнение, переходящее в метафору.

Летом на газонах Москвы можно увидеть женщин с полиэтиленовыми мешками, накалывающих на заострённые палки бумажки, салфетки, пакеты, обёртки — всё, что небрежно брошено прохожими или занесено на газон ветром. Такая у них работа, у женщин, сколько им платят, не знаю. Тащатся они не спеша по краю газона, зорко отслеживая мусор. Заметила, выпад, удар! В мешок…

Либеральные лидеры переквалифицировались, я вижу, в чистильщиков, в мусорщиков того режима, который они пытались заставить уйти в 2012 году.

Сергей Пархоменко зорко расследовал только что диссертацию депутата Государственной думы Игоря Лебедева, сына Жириновского, и под барабанный бой якобы нашёл там множество заимствований из другой диссертации. Другого человека. «Ужас!— вскричали либеральные СМИ.— Что ж это делается!»

Я, честно говоря, относился и отношусь к научным степеням депутатов абсолютно несерьёзно. Ну хочется нашим скифам и печенегам иметь научную степень, ну да и чёрт с ними! То, что депутаты тщеславны, не вызывает сомнений. То, что подавляющее большинство всех научных степеней в нашей стране, и депутатских и не депутатских,— никому не нужны и каша из слов, я в этом уверен. Есть люди, которые покупают себе ордена, а вот депутаты — степени. Ну это же детская, провинциальная невинная дурь, ну чего тут, ну отстаньте же вы от них! Нет, мусорщик Пархоменко радостно потирает руки, поймал такую рыбу, самого сына Жириновского.

Можно сказать, ударил власть под дых.

А Вы, Сергей Пархоменко, ещё добейтесь принятия закона, по которому депутатам запретят в сауны с девками ходить. Начинайте собирать подписи! Это будет победа, и огромная! И действительно будет чувствительный удар, потому что молодой депутат без степени как-нибудь проживёт, а вот без сауны с девками станет туго.

Алексей Навальный «свалил» депутата Пехтина.

Разоблачил его в пух и прах! Стуканул на него средствам массовой информации и всему русскому миру. У депутата Пехтина, оказывается, есть квартиры в Майами!

Это вообще ужасно. Как он смел! Кто ему позволил в стране, где насчитывается на сегодня 131 долларовый миллиардер, иметь квартиры в Майами?!

Депутат Пехтин сложил с себя депутатские полномочия.

Победа! Победа! Победа!

Навальный — гениальный!

Либеральные СМИ радостно закричали что «Пехтин — первая ласточка!». Дальше следует догадываться, что эти СМИ ожидают, что под давлением разоблачений Навального полномочия сложит с себя вся Государственная дума, все ласточки и горлинки Государственной думы, включая бывших спортсменок и бывших спортсменов.

Алексей Навальный! Место Пехтина займёт следующий баллотировавшийся на выборах единоросс, который шёл за Пехтиным по списку. Его также нужно будет расдербанить на предмет квартирного наличия. Вы непременно этим займётесь, я в Вас верю, Алексей! Вы такой!

Тут я сделаю резкий поворот и воскликну грустно, но без сочувствия в голосе: «Так проходит слава мира! До чего докатились!». Год кричали на болотных и сахарова о том, что требуют переговоров о сдаче властью власти, и вот заканчивают мусорщиками, идущими по обочинам этого режима, накалывая на палки обнаруженный мусор. И радостно вопя при этом каждый раз.

Навальный с пафосом греческого Ахилла преследует довольно невзрачного Пехтина, обличая того в наличии квартир. Господи, для российского гражданина, тотально не доверяющего чиновникам, и депутатам, и министрам, обнаружение квартиры депутата Пехтина в жарком Майами шоком не является. Российский гражданин готов услышать о российских депутатах и чиновниках куда худшее. Российского гражданина шокировать может разве что депутат-людоед. Людоед в Госдуме — это было бы круто. Это бы шокировало.

А Навальный находит всего лишь квартирки. И долго и с пафосом несёт научно-исследовательскую ахинею в интервью, как будто он охотник за головами из нового фильма Тарантино «Джанго освобождённый». Голова Пехтина добыта.

Лидеры буржуазной оппозиции, хочу я сказать, докатились до банального стукачества. Ну понятно, с благими намерениями. Скоро, если так дело пойдёт, подозреваю, что Пархоменко и Навальный начнут «обнаруживать» владельцев квартир, сдающих свои квартиры в аренду. К этому всё идёт.

Как же всё это жалко и глупо! Как же несостоятельны оказались болотные лидеры. Каким же мелким бизнесом они занялись. Мусор накалывают.

22 февраля 2013 года

Размагничивают Удальцова

Писатель и политик Эдуард Лимонов — о том, что грозит лидеру «Левого фронта».

В феврале Следственный комитет, играющий у нас роль современной Инквизиции, нанёс довольно грамотный удар по руководству либеральной оппозиции. Я имею в виду домашний арест Сергея Удальцова.

Бесстрашно-простодушный, звёзд с неба не хватающий, нулевой как производитель политических идей, с этикеткой «левый» на нём, якобы чужой и не свой либералам, Удальцов всё равно являлся мотором либеральной оппозиции. Он всех подзуживал, уговаривал, строил и тащил.

И вот этот мотор вынули из их оппозиции, и всё, либералы никуда не едут. Всё, на что они способны остались,— это быть разоблачителями режима. Это уже мелкий бизнес, по правде говоря. Пархоменко листает и нюхает диссертации депутатов, Навальный считает их зарубежные квартиры. И всё. Вынули человека — двигатель из автомобиля КСоб.

Домашний арест для такого, как Удальцов,— совсем не такая мягкая кара, как с первого взгляда кажется.

Казалось бы, сиди, лежи, отдыхай, Сергей!

Но для такого экстраверта, для человека, уже десяток лет с утра до вечера бродяжившего с митинга на митинг, сидение закрытым в четырёх стенах — тяжёлое наказание. Так и зубы от ненужности выпадут!

К тому же Удальцов же не философ, обтачивающий в своём черепе, как в океане, идеи, превращая их в философские категории, он человек простых, двигательных категорий. Бритый череп, подбородок вперёд, свободу политзаключённым, темные очки.

И вот он за закрытыми дверями. Ест домашнюю пищу, не тюремную, никакой жестокости. Мягко, грамотно сняли с политической сцены.

Ну будет через адвокатов надиктовывать директивы — «выходите еженедельно, нельзя сбавлять темпы, вперёд, вперёд, сыны отчизны нашей…» Но он же не текстами был силён, а бритый череп, подбородок вперёд, тёмные очки, свободу политзаключённым. В его влиянии важен был look.

Спектакль без него не идёт. Некому бузить на маршах миллионов и на маршах подлецов. Либералы, оставшиеся без Удальцова, слишком много рефлексируют, многовекторно размышляют («вектор» их любимое слово, я этот ИТРовский словарик терпеть не могу!), зато двигательные рефлексы у них плохо и неохотно работают. Удальцов же был лёгок на подъем, политически неумён, но решителен.

Власти стало хорошо без Удальцова. Следственный комитет продлит ему арест в апреле. Как полагается, продлят ещё на два месяца. И ещё на два. Потом на шесть. Всё это время Удальцов будет разминироваться, садиться как аккумулятор.

Вы заметили, что время разминировало Ходорковского? Его уже не слышат. И он уже не символ сопротивления.

Вот так же время разминирует Удальцова. И даже быстрее, ведь не посаженный, а домашне-арестованный Ходорковский разминировался бы быстрее в разы. Но на ошибках учатся. Следователи из нашей Инквизиции учатся довольно споро. Публика отказывает им в таланте, а эти молодые русские ребята между тем и талантливы, и изобретательны.

Следователь, каждый по отдельности, сам по себе — это с виду обычный молодой человек, чуть более догадливый, чем средний русский парень. Джинсы, рубашечка или свитерок, пиджачок, читал Пелевина и до сих пор почитывает, может, и с одобрением, кто знает? Тюк-тюк по компьютеру. Ещё и улыбается.

Но их, таких поджарых, постных и простых, учат методике следствия, и над ними стоят сообразительные начальники постарше. Те ещё у Гдляна с Ивановым учились следственной науке.

Показания — туда, показания — сюда. Добавим вот ещё эти показания. Хороший коктейльчик получается. А вот ещё и дискету с видеоматериалом добавим.

Под следствием можно держать человека до двух лет, всё продлевая. Удальцов может оставаться, таким образом, под домашним арестом до двух лет.

Вероятнее всего, Следственный комитет не станет судить Удальцова вместе с основной группой фигурантов уголовного дела. Их отсудят уже весной, я так полагаю, а дело Удальцова выделят в отдельное производство, вместе, я догадываюсь, с кем… А с господином Гиви (Георгием) Таргамадзе, гражданином Грузии. Его уже ловко объявили в розыск. И ловить им его не переловить, то есть сколько захотят, столько и будут ловить по времени.

А Удальцов тем временем будет разминироваться, или вот ещё лучшее выплыло определение для процесса, которому он подвергается под домашним арестом,— размагничиваться.

Что нехорошо с домашним арестом — то, что он по сути своей не героичен, он не тюрьма, тюрьма безоговорочно героична. А домашний арест — помидор упал на штаны, курочка подгорела… такая обросшая бытовухой обывательщина.

Ловкая Российская Инквизиция смотрит на дела рук своих и посмеивается.

Совершенно неоспоримо, что 10 декабря 2011 года была революционная ситуация. У меня такое впечатление, что мелкотравчатые буржуазные вожди этого не поняли. Они были заняты обычными для них интригами и договорились с властью об уходе на Болотную привычно-рутинно, в стиле подножек и подковёрной борьбы.

Надо было понять, что происходит. Раз уж вы инстинктивно привычно украли бунт московской интеллигенции себе, нужно было ломиться, делать из него Революцию. А они не поняли, что нужно совершать её здесь и сейчас немедленно. Ведь наказание всё равно будет, была революция или не была.

И вот наказание настало. Идёт, как полагается, разгром побеждённой стороны. Репрессии.

После восстаний рабов римляне распинали их на крестах вдоль Аппиевой дороги. После поражения восстания 1905 года восставших и всех, кто под руку попался, обильно вешали и расстреливали.

Но за последний век права человека лихо погуляли по планете, и нравы умягчились.

Вместо распятий и расстрелов — домашний арест, помидоры на штаны, курочка пригорела, камера Бутырской тюрьмы, короче говоря, современные облегчённые, в сравнении с распятием и повешением, наказания.

Однако это наказания.

Их цель — стереть авторитет человека. Его невидимую, но важную ауру.

Это вот проделывают сейчас с Удальцовым. А он был ключевой фигурой протеста. Признаю.

25 февраля 2013 года

Красный полковник

Писатель и политик Эдуард Лимонов — об Уго Чавесе.

Непонятно, жив ли Чавес сегодня или нет.

Бывший посол Республики Панама в Организации американских государств Гильермо Кочес утверждает, что Чавес мёртв уже четыре дня.

Может быть, и так, однако следует вспомнить, что Кочес — идеологический противник Чавеса, поскольку Панама — фактически марионеточное государство, созданное когда-то для обслуживания Панамского канала, стратегически важного для западных государств и в первую очередь для Соединённых Штатов Америки. В 1970-е годы в Республике Панама было появился свой Чавес, генерал и президент Омар Торрихос, но он быстро погиб в таинственной авиакатастрофе. С тех пор Республика Панама не сбивается с курса Соединённых Штатов. В Латинской Америке многие считают, что Торрихоса ликвидировали люди ЦРУ. Так что нормально, что Кочес уже похоронил Уго Чевеса — основного врага Соединённых Штатов в Латинской Америке, Кастро-то ведь уже стар, поэтому не основной.

Как бы там ни было, так или иначе, переживший уже четыре операции по удалению раковых опухолей Чавес вряд ли выживет.

Самое время оглянуться на его жизненный путь.

Как-то я назвал его «хитрым индейцем», и это, конечно же, несправедливо.

Просто я имел в виду, что он из второго поколения латиноамериканских левых вождей, пришедших к власти не в результате революции или на худой конец государственного переворота, но в результате победы на выборах. Потому «хитрых». Вместе с Чавесом к этому поколению принадлежат Эво Моралес, президент Боливии, Даниэль Ортега, президент Никарагуа (этот всё-таки успел побыть партизанским вождём), Рафаэль Корреа — президент Республики Эквадор. Чавес гордо поименовал себя и этих друзей своих, левых президентов, «осью добра» (помните, янки назвали социалистические режимы «осью зла»)?

Первое поколение — героическое и представлено одной героической Кубой. Это Фидель Кастро и его «барбудос» — бородачи, совершившие теперь уже навсегда бессмертную кубинскую революцию, среди которых поразительный Эрнесто Че Гевара.

Это первое поколение латиноамериканских революционеров подготовило Латинскую Америку к грядущей замене правых военных режимов — левыми, социалистическими по сути своей режимами.

Поколение Фиделя и Че, миф кубинской революции взрыхлили почву и обронили в неё революционные семена, чтоб всходы появились лет через 40.

Другая модель для Чавеса, помимо Фиделя и Че,— это Муамар Каддафи, тоже полковник, сторонник социализма, поклонник национал-социалиста Гамаля Насера, в 1969 году свергнувший старого короля Ливии.

Красный полковник Чавес, ставший президентом в Венесуэле,— это результат революционного влияния Кубы на латиноамериканский континент. Без сомнения. Уже полсотни лет Куба служит примером, освещает собой путь.

Можно всё это увидеть на примере личной судьбы Чавеса.

Поначалу офицер «красных беретов» Чавес пошёл было по стопам Фиделя.

Его неудачная попытка государственного переворота (у Фиделя был штурм казармы Монкада, после которого тот оказался в тюрьме) случилась 4 февраля 1992 года. Чавес вывел на улицы столицы Каракаса восставшую армию.

133 офицера и свыше тысячи солдат попытались захватить город с требованием создания Учредительной Ассамблеи, куда вошли бы представители всех классов страны.

Попытка переворота окончилась поражением.

Чавес сдался и взял на себя ответственность за этот вооружённый мятеж.

Его бросили в тюрьму. В тюрьме он провёл два года. В 1994 году был помилован.

Выйдя из тюрьмы, Чавес занялся легальной политической деятельностью.

В 1998 году возглавляемая им коалиция «Патриотический полюс» взяла на выборах 34% голосов избирателей.

В том же году Уго Чавес выиграл свои первые президентские выборы.

За прошедшие годы Чавес изгнал из страны иностранные корпорации.

Он национализировал все месторождения нефти в стране.

Он национализировал энергетику и телекоммуникации.

Национализировал цементную промышленность.

Он сделал из Венесуэлы фактически социалистическую республику.

Он был все эти годы невероятно популярен.

По-народному остроумный, он произносил речи до семи часов длиной, и никому не было скушно.

Ну конечно же, красный полковник — популист, однако что дурного в потакании желаниям народа?

Поживи ещё Уго, позли янки! Ну постарайся, а?

28 февраля 2013 года

Бог не изобрел даже мобильного телефона, коллега Пелевин!

Писатель и политик Эдуард Лимонов — о том, прав ли автор «Бэтман Аполло».

У меня есть ясное и трезвое впечатление, что писатель Виктор Пелевин намеренно воткнул в свой текст моё громкое имя, чтобы сделать пиар своему роману. Я понимаю, надо. Люди охотно читают об известных им современниках.

Но вот контекст, в который Пелевин вбросил моё имя, сам по себе удручающе банален, и его никак не спасает цитирование позеленелого от веков Григория Нисского о том, что человек есть «скоропреходящее зловоние».

Оказалось, что вовсе не скоропроходящее, вот уж нет. За века, прошедшие по планете после Григория Нисского, человек могуче увеличился. Он поработил планету. Изуродовал её в угоду своему виду.

Человек научился врачеванию и живёт долго и держится крепко. Человечество размножилось до 7 млрд особей. У нас по-прежнему нет индивидуального бессмертия, но фактически бессмертен вид человеческий.

Вид человеческий полностью колонизировал планету и измышляет свои проекты проникновения на другие планеты.

Это скорее Господь-Создатель съежился и вообще незаметен на планете.

Бог не изобрёл даже мобильного телефона.

Человек изобрёл летательные аппараты, ядерную энергию, электричество и противозачаточные таблетки, а ещё виагру.

Пелевин стал в устарелую позу человекоуничижения, абсолютно устарелую в современные нам времена Апофеоза Человечества. Вид человеческий лихорадочно ищет своего Создателя и, я уверен, найдёт его.

В моей книге Illuminationes я писал, что цель человечества — найти Создателя, победить его, выпытать у него страшную тайну тайн нашего предназначения и затем, может быть, убить его. Чтобы самим стать Создателями. Я высказал твёрдую уверенность в том, что человек был создан Создателем, дабы употреблять в пищу души человеческие. Что души, о спасении которых так пекутся мировые религии, на самом деле — энергетическая пища сверхсуществ.

А вот писатель Пелевин, оказывается, стал в старую добрую позу покашливающего старичка первых веков христианства и напоминает нам о нашей ничтожности. О бренности, суетности, о бессмысленности всякой активности.

Этим же занимаются уже тысячелетиями все мировые религии и нерелигия буддизм, проповедующая самостирание в Нирване. Тысячелетиями они уничтожают человека.

Вопреки им мы становимся всё могучее и значительнее.

Мы вовсе не ничтожны. Мы сильные и опасные существа, сумевшие придумать язык, и письменность, и интернет, научившиеся передавать накопленные знания последующим поколениям. Мы построили всё же нашу Вавилонскую башню знания и тянемся к Богам с недобрыми намерениями.

Мы велики, коллега Пелевин, хватит игнорировать этот очевидный факт!

Бог значительно уступает нынче человеку в силе и могуществе.

Я видел Пелевина один раз, поскольку он бережёт себя от человеческих коллективов. (Ему не позавидуешь, как же без этих зловонных и скоропреходящих, особенно без девок-то худо?!) Я видел его, стоящего в темных очках ближе к выходу. Это был какой-то ранний юбилей журнала «Медведь», кажется, в 1998 году. Один из редакторов журнала показал мне Пелевина.

Я отметил что Пелевин похож на милицейского опера, из породы молодых.

Привет Вам, Пелевин!

4 марта 2013 года

Экспроприация, или грабь награбленное!

Писатель и политик Эдуард Лимонов — о том, стоит ли сочувствовать российским вкладчикам кипрских банков.

Древних греков в мире знают куда лучше, чем современных. Гомер, Сократ, Платон, Архимед, Эсхил и еще несколько сотен, среди них основоположники всего, и философии, и трагедии, и математики, и поэзии.

Сейчас в греческих землях другие действующие лица.

Никос Анастасиадис — президент Кипрской Республики, той части Кипра, которая греческая.

В субботу Анастасиадис согласился на введение поголовного налога на все банковские депозиты, имеющиеся в банках этой зеленой морской республики.

Налог придумали в Евросоюзе и предложили эту идею Кипру.

Чтобы предотвратить дефолт Республика Кипр должна, по замыслу Евросоюза, снять с депозитов во всех кипрских банках следующие суммы:

— с депозитов менее 100.000 евро,— 6,75%,
— с депозитов свыше 100.000 евро,— 9,9%.

По сути эта, неслыханная в демократических странах Европы мера,— есть экспроприация в чистом виде.

Сам Анастасиадис уже согласился, но ему предстоит ещё добиться согласия парламента страны.

18 марта соберётся парламент. В парламенте неудобно числятся 56 депутатов. Из них 28 депутатов предсказуемо проголосуют «за» экспроприацию, поскольку это депутаты, входящие в правящую коалицию, депутаты от ДИСИ,— правоцентристской партии Анастасиадиса, и от ДИКИ — союзной демократической партии. Но чтобы закон об экспроприации прошёл, правящей коалиции не хватает на сегодняшний день одного голоса.

Будут уговаривать депутатов оппозиции. В парламенте есть всего один депутат от партии зелёных, вот на него и будут давить, если верить самим грекам-киприотам, их СМИ.

Непублично курсируют слухи, что Евросоюз подозревает, что на Кипре отмываются миллиарды грязных денег из России. Так как Россию Евросоюз мало когда приветствует, то можно предположить что идея экспроприации целит как раз в российские деньги в первую очередь.

Российских же депозитов на Кипре, по осторожным оценкам, не менее $20 млрд. На самом деле, я верю, что много больше.

Потому что на Кипре намеренно были созданы особо благоприятные тепличные условия для хранения там русских денег, это оффшор. Чьих только денег там нет!

Когда-то, помню, я подписывал договор с одним российским издательством. Договор был на вполне копеечные деньги. Я обратил тогда внимание на юридический адрес издателя, потому что бросилась в глаза улица Диониса. Улица Диониса ясно, располагалась не в Москве, но в Республике Кипр.

Это было для меня откровением. Даже такой, по сути дела малоприбыльный бизнес как книгоиздательство, оказывается, спрятался на Кипре.

Ещё одно короткое воспоминание, связанное с греками. В Париже ко мне пару раз приезжала переводчица моих книг на греческий. Пожилая, но ещё красивая, элегантная дама. Это была середина 80-х годов, ещё до перестройки.

Переводчица без устали подкалывала меня, разъяряя заявлениями, что русским-мол не достаёт храбрости, чтобы сменить власть. Потому вы так плохо и живёте. Мы греки, прогнали своих чёрных полковников, они у нас долго не задержались, мы свободолюбивая нация, вступили в Евросоюз, мы умные и живём сейчас очень хорошо !

Ну вот теперь они живут плохо…И будут жить ещё хуже.

Южная Европа долгое время была беднее северной. Тому были и есть, никуда не делись, объективные причины. Южане легкомысленны, и их климат не располагает к яростному трудолюбию. Греки, в том числе и киприоты, много танцуют и волочатся за туристками. Франция, великая Франция, только к 1953 году вошла в эпоху индустриализации, до этого была и долгое время после оставалась, классической сельскохозяйственной страной. Франция также особо не перетруждается, если уж говорить правду. А только правду и следует говорить. Ленивая Португалия нагнала к себе гастарбайтеров, в основном украинских, и оплачивает их рабский труд деньгами Евросоюза.

В известном смысле, тонкогубая лютеранская Германия последние пару десятилетий горбатилась за всю объединённую Европу и заваливалась и заваливается спать в девять вечера, чтобы вкалывать наутро.

Германию облапошили южане.

И вот теперь настало горькое похмелье, и на лицо попытки спасти неудачный брак Евросоюза.

Уверен, попытки провалятся. Южане должны слезть с горба Германии, и начать жить самостоятельно.

Ничего страшного не случится. На солнечный великолепный Кипр всегда будут стремиться туристы. Киприоты проживут, правда упадёт несколько уровень жизни.Но там есть великолепные фрукты, оливковое масло и древности.

Российские депозиты в банках Кипра станут чуть менее жирными. Но никто не помрёт. Кипр, у владельцев банковских депозитов изымет куда меньше, чем Франсуа Олланд хотел содрать с Депардье. Дорогие россияне будут настырнее добывать деньги на Родине, эксплуатируя своих соотечественников.

Те расторопные российские граждане, кто хранил награбленное в нашей стране в зелёной, морской Республике Кипр, потеряют, как мы видим, по 6.750 евро с капитала в сто тысяч евро и 9.900 евро с капиталов свыше ста тысяч.

Таким образом, они будут наказаны за увод русских денег за границу, но чуть-чуть. И не Россией.

Я лично хряпнул бы по ним и на Родине, предъявил бы Республике Кипр права российского государства на вывезенные капиталы, и отобрал бы всё, что было укрыто там на Кипре, в банках под пальмами.

Народ бы аплодировал стоя.

17 марта 2013 года

Битва за Америку

Писатель и политик Эдуард Лимонов — о том, кого огорчило оправдательное заключение по «делу Максима Кузьмина».

Техасский прокурор Бобби Блэнд плоско заявил сегодня: «Суд присяжных постановил, что недостаточно доказательств для предъявления семье Шатто обвинений в чём-либо».

Пусть он и техасский прокурор и, исходя из государственных интересов, вынужден выгораживать американскую сторону, однако в прокурорских словах звучит плохо прикрытое профессиональное сожаление, что доказательств недостаточно. Вставьте в вышеприведенную фразу «к сожалению», и это сожаление прирастёт там как мёртвое.

Я догадываюсь, что прокурор Блэнд знает многое о семье Шатто. Я бы поговорил с ним, но уже поздно, сейчас он уже ничего не скажет. Дело приобрело международное значение, это дело государственной важности, речь идёт о международной репутации Соединённых Штатов.

Но прокурорское сердце, я полагаю, не на стороне семьи Шатто.

Косвенное свидетельство того, что американская сторона поняла важность дела о гибели трёхлетнего Максима во дворе дома приёмных родителей в городке Одесса, штат Техас,— это появление вдруг откуда ни возьмись во множестве фотографий семьи Шатто в парадном виде. Двухсоткилограммовая пара выдала свои фотографии при платьях, костюмах, белых рубашках и галстуках. Стоят на фоне цветов, и всё такое.

Назначение этих фотографий — конечно же, убедить общественность в том, что семья Шатто, такая культурная и парадная, не могла загубить мальчика. Я не исключаю, что фотографии были сделаны где-нибудь неделю назад и намеренно распространены через СМИ.

До настоящего времени мы видели их фото в домашнем виде — брюхо голое, подтяжки, клетчатая рубашка и прочее исподнее.

«Недостаточно доказательств»…

А они собираются представить нам те немногие доказательства, что есть?

Я хотел бы взглянуть на эту детскую площадку близ дома семьи Шатто в городке Одесса, штат Техас, где скончался маленький Максим.

Да и существует ли она вообще, эта детская площадка?

Что она из себя представляет?

Если простая песочница с парой ведёрок и лопаткой из пластика, то там убиться нечем, не на что налететь, не с чего упасть.

Меня интересует: есть ли там качели и какие они?

Деревянные, с верёвками? Металлические?

Есть ли на площадке возвышения, с которых можно упасть?

Были ли на площадке другие дети в момент смерти Максима?

Ничего на эту тему нам техасский прокурор не сообщил.

Не сообщил, как же, по их мнению, трёхлетний Максим погиб всё-таки.

Скажите, какова ваша версия его смерти! Упал с пригорка? Ударили качели?

Его толкнули другие дети? Или толкнули родители на что-то твёрдое?

Американская сторона будет избегать ответов на эти вопросы. Вместо ответов нас будут засыпать всё новыми и новыми респектабельными фотографиями четы Шатто. В дальнейшем можно ожидать и появление характеристики от местного священника.

На нашей земле уже ликует креативный класс в полном составе. Они посрамили адвоката Астахова. Адвокат Астахов, основываясь на предварительных заключениях техасских же правоохранителей, сообщивших вначале, что ребёнка пичкали психотропными препаратами, чтобы утихомирить, и что на теле были обнаружены многочисленные синяки и ссадины, адвокат Астахов предположил, что родители виновны в его гибели.

И вот он посрамлён, ненавистный им адвокат Астахов.

«Техасские правоохранители сказали, что семья Шатто невиновна, значит, так и есть. Тот, кто вздумает сомневаться в вердикте техасских правоохранителей, тот… лжец, сумасшедший, продался Кремлю или хуже того — он Лимонов».

Астахов тут на самом деле лишь символ. На самом деле буржуазная интеллигенция российской столицы ведет битву за Америку. За её репутацию, чтоб ни пятнышка на репутации Америки, а тем более кровавого.

Победа над Астаховым — это победа Америки.

Почему они ведут битву за Америку?

Потому что Америка служит им эталоном государства и общества.

Потому что в Америку они верят как в свою небесную родину. Потому что Америка — это их град Китеж. Америка — их религия.

Нельзя, чтоб Америка морально рухнула, потеряла репутацию.

У них же вышибет пол из-под ног, как табурет из-под ног повешенного.

Они же повиснут задыхаясь.

Они же не смогут жить без этого универсального довода и аргумента «Америка!».

«Максим убил сам себя» — это их устраивает.

Грубая и глупая американская семья боролась с характером мальчика и неловко загубила его, желая подчинить,— такая правда их не устраивает.

19 марта 2013 года

И вот он ушел от всех нас

Писатель и политик Эдуард Лимонов — о Борисе Березовском.

Я его никогда не встретил.

Мы были по разные стороны баррикад.

В 90-е, помню, нацболы демонстрировали у здания офиса «Логоваза», протестуя против него.

Я выступал. Из здания тогда вышли хмурые такие битюги в черных костюмах, и при галстуках и недобро наблюдали за нами.

Закончив митинг, мы свернули транспаранты и флаги, и ушли к метро, скандируя наше традиционное «Мы сюда ещё вернёмся!»

В другой раз, я помню, когда его дочь Лизу, застукали где-то в ночном клубе с кокаином, мы проводили митинг у «Аптеки №1» на Никольской улице, где требовали сурового наказания для этой Лизы, что-то с ней требовали суровое сделать, уж не помню что, но лозунги у нас были якобинские. Намерения самые крайние.

Потом я оказался за решёткой, а он в эмиграции, то есть позиции сблизились.

Когда я сидел в Саратовской тюрьме, дожидаясь приговора, Борис Березовский прислал на моё 60-летие (юбилей отмечали без меня в Центральном Доме Литераторов 22 февраля 2003 года) чек на 10 тысяч фунтов стерлингов, и бутылку старого коньяка урожая 1943 года.

Деньги пошли на покрытие расходов по судебному процессу, расходов там было море необъятное, а бутылку коньяка я впоследствии распил с товарищами, освободившись из лагеря.

Выпив коньяк, я позвонил ему в Лондон и поблагодарил.

На моём месте так сделал бы каждый, кто считает себя джентльменом.

Все годы он следил за мной, а я следил за его судьбой. У меня были проблемы, и у него тоже. Общий знакомый сказал мне как-то, что он потерял тучу денег со смертью Бадри Патаркацишвили, якобы на Бадри были записаны капиталы Березовского.

Он пытался влиять на Россию, но уже не влиял.

И вот он ушёл от всех нас.

Детали смерти пока нам не известны. Да и многие детали его жизни остаются неясны.

Несомненно, что он был крупный человек, большой человек его эпохи. Его эпохой были крутые девяностые, на которые он оказал влияние.

Он пытался ставить и свергать «царей» своего времени. Свергать и ставить не удавалось, но в какие-то годы он имел на власть влияние. То, что он бывал в своё время нужен руководителям государства, сомнений не вызывает, как и то, что он завоевал себе право находиться рядом с ними.

Как-то его упрекнули, что он рвётся к власти. Он остроумно ответил, что власть ему самому не нужна, ему достаточно быть «евреем при царе».

И он им был однажды. Несколько лет.

Он был из одного времени с отчаянным отмороженным Басаевым, который приказал, помните, снять на видео, как ему отпиливают ступню без общего наркоза.

Он был одного времени с экзотическим Хаттабом с иссиня чёрными ассирийскими локонами.

Одного времени с запойным правителем Руси русским мужиком Ельциным, простодушно расстрелявшим как-никак парламент из танков.

Одного времени с генералом Александром Лебедем, «два пернатых в одной берлоге», и «упал-отжался!», помните?

Он был одного времени с чёрт знает, каким мордвином, что ли, Черномырдиным с его «хотели как лучше, а получилось, как всегда»…

Грубоватые, и, видимо, безжалостные, эти ребята, как исторические персонажи были куда ближе к героям Шекспира, чем к героям Интернета.

Какие характеры! Ну, согласитесь, что они были великолепны, пусть и принесли немало Зла.

Подсознательно, я видимо, всегда испытывал симпатию к представителю грабительского капитализма Борису Абрамовичу Березовскому, несмотря на то, что я сторонник экспроприации и национализации и раскулачивания олигархов. Просто потому что энергичные и беспокойные типы мне всегда нравились. Даже если они из чужого лагеря.

Ну что, пусть он на том свете найдёт тех, с кем общался на этом, и подсядет к их столу.

Прощай, Абрамыч! Будем помнить!

23 марта 2013 года

«Выборча» учит нас жить, соотечественники!

Писатель и политик Эдуард Лимонов — о том, может ли Россия отдавать землю под польские мемориалы.

Предисловие

Историческое соперничество двух славянских стран-соседей, России и Польши — исторический факт. Ещё Польша и Россия — пример абсолютной невозможности панславизма. (О, как ещё два народа не нанесли друг другу большего ущерба!)

Ещё в конце XVI и начале XVII века Польша была куда могущественнее, чем наша Московия, приходила к нам со Лже-Дмитрием, вовсю вмешивалась в нашу судьбу, поляки сидели в нашем Кремле, а русский национальный герой Сусанин завёл в гибельные дебри чей отряд? Польский отряд. И тем спас Родину.

Польша долго владела Украиной, непосредственно граничила с Западом и смотрела на нас свысока, как на восточных варваров. Однако впоследствии удача ей изменила. Ведь для государств, как и в жизни отдельных людей, удача необходима.

Неудача поляков состоит в том, что ей не повезло с соседями. Холодная и напористая Германия на Западе, и мистическая, то тихая, то зловредно-энергичная Россия — на Востоке. А вообще-то польский народ — храбрый и сильный народ. Господь лишь поместил их в неудобное соседство.

У них к нам огромный исторический счёт. Мы делили Польшу несколько раз и в конце концов сделали из неё страну-сателлита. Она бы из нас тоже сделала, если бы могла. Но не могла. Поэтому у них к нам комплекс исторической неполноценности.

В том счёте, который предъявляет нам Польша, красными буквами пылает КАТЫНЬ. Там были расстреляны пленные польские офицеры. Гуманистическим жестом это деяние не назовёшь, всё же 21 тыс. с лишним погибли.

Взгляд в недалёкое прошлое

Однако у нас к полякам тоже есть свой счёт. 20-месячная польско-советская война 1919–1920 годов была не войной невинной демократической Польши, оборонявшейся против коммунистической России, но столкновением коммунистической России с национал-социалистическим режимом Польши. Польский вождь Пилсудский был ведь национал-социалистом. Кротким демократическим нравом он не отличался.

Потому когда по воле случая и обстоятельств наступление Красной Армии Тухачевского захлебнулось 13 августа 1920 года в 25 км от Варшавы («Чудо на Висле»), при Радзимине, и в плен попали, цифры разнятся, но доходят до 160 тыс. красноармейцев, Пилсудский и его правительство с ними не церемонились. В польских концентрационных лагерях погибли десятки тысяч. Поляки признают 18–20 тыс. погибших в лагерях в Стшалкове, в Тухоли и в других. Российские исследователи полагают, что погибших было во много раз больше. Есть сведения, что только в лагере у местечка Берёза, под Брестом (ныне Белоруссия) погибли до 100 тыс. красноармейцев.

Россия — страна в значительной степени стоически равнодушная к своим смертям, а поляки к своим смертям относятся с мистической верностью и переживают без конца.

Поэтому поляки победили нас в войне трупов. Мы не сумели и до сих пор не умеем представить наши потери должным образом, чтобы наши потери той поры хотя бы уравновесили их потери. Они всему миру внушили, что была КАТЫНЬ, а мы не смогли должным образом уверить мир, что были лагеря в Стшалкове, в Тухоли, в Берёзе, где русские военнопленные подыхали, как мухи в холода.

Трагедия я Смоленске

Ровно три года тому назад, добившись от России всех возможных извинений за трагедию в Катыни, польское правительство в полном составе плюс депутаты сейма, видные руководители страны, оставив в стране только премьер-министра, вылетело на место Катынской трагедии. Почтить память погибших польских офицеров.

Нерасчётливо вылетели в плохую погоду, точнее, в ужасную погоду, настояли на том, чтобы лететь ночью, настояли на том, чтобы сесть на военно-транспортный аэродром, уже мало использовавшийся самими российскими военными, причём президент страны приказал польским пилотам приземлиться, а они не хотели. В результате получили трагическое событие, ещё одно, второй трагический этаж над трагедией Катыни, все разбились. 10 апреля 2010 года.

Польше тяжело. Польше невыносимо. Такая неудача. Весь цвет польской политики, вся верхушка армии. Все погибли.

России тоже невесело. Погибли у нас. Начнут подозревать, в Польше простые умы начнут подозревать нас. А кого ещё? Мы же те самые русские, которые мешают им жить уже несколько столетий.

Подозревать оставшегося в Польше премьер-министра они не станут же…

Статья в «Газете Выборча»

Вацлав Радзивинович, корреспондент в России, в вызывающем тоне, что называется, «наехал» на русскую сторону. В этот раз мы провинились тем, что сообщили, что поляки просят нас предоставить 100 тыс. кв. м на мемориал президенту Качиньскому, погибшему под Смоленском три года назад. Он недоволен статьей «Польша просит 100 тыс. кв. м на мемориал Качиньскому» в газете «Известия».

Радзивинович много в чём нас обвиняет.

Он иронизирует: «Россия располагает площадью в 17 млн кв. км, но она так ценит это богатство, что миллионы гектаров годами остаются заброшенными и это никого не волнует. А то, что огромная страна не заботится о своей земле и даже не может сама себя прокормить…» — то есть он учит нас жить, соотечественники. Судя по всему, он считает, что от нас не убудет, если мы дадим на мемориал полякам 100 тыс. кв. м, мол, всё равно вы не умеете с землёй обходиться, русские…

Вообще-то по временам Смоленская область становилась когда-то частью Польши. Может быть, на всю Смоленскую область претензии предъявите в следующий раз, господин Радзивинович? Поскольку «огромная страна не заботится о своей земле», да ещё и «не может себя прокормить…»

Ещё цитата из Радзивиновича

«Но даже если предложение (не ультиматум) касалось целых 10 гектаров (прямоугольник 400 на 250 м), которых никто без согласия самих россиян у них не отнимет, разве это много…»

Если одна страна хочет получить от другой страны кусок земли, то, наверное, нужно сопровождать свою просьбу вежливостью и не давать волю страстной польской обиде на Историю и Случай, которые почему-то благоприятствовали этим бесхозяйственным варварам русским и не помогали умным, красивым, хозяйственным, всем таким западным, благородным полякам.

Предложение

Мы дадим вам эти 10 га только в том случае, если вы дадите нам столько же земли на вашей территории, где мы соорудим мемориал русским красноармейцам, которых ваши деды умертвили и сгноили в концентрационных лагерях.

Так будет справедливо.

9 апреля 2013 года

Богатый суд над Навальным

Писатель и политик Эдуард Лимонов — о первом дне кировских слушаний по делу «Кировлеса».

Задолго до процесса нам сообщили, что судьёй на процессе Навального станет заместитель председателя Ленинского районного суда Сергей Блинов.

Сегодня выяснилось, что фамилия судьи Биланов.

Ну Биланов, так Биланов…

Никита Белых подготовил город к суду. Распорядился убрать снег у суда и починить крыльцо. Не знаю, губернатор ли отдал приказ полиции надеть парадную форму, но они надели охотно.

Всё-таки гости из столицы прибудут.

Сам хитрый губернатор Никита устроил себе на время процесса по «Кировлесу» командировку. Он ведь бывалый хозяйственник.

Журналисты заняли очередь с ночи. Не знаю, писали ли номера на руках, как в советское время, но в очередях у нас в России стоять умеют. Иностранцев, явившихся во множестве, также заставили записаться. А то иностранцы хотели пробиться без очереди, просились у председателя суда забронировать им места в зале. Самые беспокойные журналисты просидели ночь в ближайшем к суду пивняке, радушный хозяин открыл им его на всю ночь.

Суд открыли рано, чуть ли не в 07.30. Для сравнения: Тверской суд в Москве открывают в 09.00, даже если начало судебного заседания у кого-то в 9 утра. Ни за что раньше не откроют. Заставят и на морозе ждать.

Приставы, сообщали нам агентства в прямом эфире,— все вежливые, улыбаются. Каждому объясняют, где находится гардероб.

Просто идиллия.

70 журналистов нашли себе места в зале суда. Ещё якобы 200 остались вне зала.

У здания суда начался митинг в честь Навального. Немноголюдный. По информации «Эха Москвы», на митинге присутствовали около 80 человек, а по информации PublicPost,— 200 человек «вместе с журналистами». То есть непонятно, считая журналистов — двести?

Ну не столь важно, не станем придираться. Сколько было, столько было.

Прохожим стали раздавать белые розы.

Замечу, что в середине апреля белые розы — удовольствие недешёвое, возможно, 100 рублей штука обошлась.

Как бывают богатые свадьбы, так вот и суд у Навального получился богатый.

Могли бы к розам и шампанского поразливать, но, по-видимому, решили, что неуместно.

Жених, он же именинник, он же подсудимый, прибыл поездом в 07.30 в вагоне №15-СВ.

СВ меня торкнуло, я только раз в жизни ездил в СВ в Петербург в 2006-м вместе с беременной женой, тогда премия «Национальный бестселлер» платила. Но я то чего, я простой человек, а тут баре приехали в Киров.

Я город, кстати, знаю, я там был в 1994 году, бедный был город, не город белых роз, да я подозреваю, что таким он и остался, Киров, Вятка.

Народ там всё больше беленький такой, угро-финский, тихий и смирный, в пригородный автобус семьи садятся все такие беленькие и чистенькие, как финны, с лукошками по грибы, с детишками. Вятка это тебе не надсадная Москва, ей-богу! Мошки в окрестных лесах много.

И церкви все зелено-белые, в небо уходят. Лесов вокруг Кирова полным-полно,— тысячи кубометров не проблема.

Вместе с барином Навальным (правая рука, кстати, перебинтована у него, вроде в гипсе что-ли?) приехали барин Борис Ефимович Немцов и молодой отпрыск Гудков. И худая блондинка — жена Навального. Все выглядящие, как иностранцы.

Заголовок на одном из сайтов: «Борец с коррупцией прибыл в Киров в сопровождении супруги Юлии…»

Отличный заголовок, немного лишь глуповатый.

Вся Москва взволновалась в 08.49, узнав, что «в зал судебного заседания не удалось попасть Немцову».

Батюшки-светы, что ж это делается! 37-й год, не иначе.

Однако в 09.09 мы узнали, что «Немцов прошёл в зал вместе с Е. Альбац».

Во, теперь всё в порядке, можно начинать, раз Е. Альбац и Б. Немцов вошли.

В оставшиеся мгновения фотограф «Газеты.ру» успел запечатлеть нам облик героя буржуазии Навального в коридоре суда, сзади виден смущённый пристав, стесняется, ведь столько столичных гостей понаехало.

Навальный — в белой, безукоризненно отглаженной рубашке, ни складочки, без галстука и пиджака, стерильно чистый — стоит таким заезжим американцем.

В 09.08 судья Сергей Биланов, 35 лет, открыл заседание.

Видимо, возбуждённые журналисты очень шумели, потому что судья сказал: «Я не буду кричать, прошу всех успокоиться».

Далее он ознакомил присутствующих с Уголовно-процессуальным кодексом, тем самым объясняя, почему принял решение начать процесс без предварительного слушания.

Уже в 09.17 судья приступил к опросу подсудимых (поскольку там ещё один подсудимый — Пётр Офицеров, директор ООО «Вятская лесная компания»). Ну личные данные — фамилия, имя, отчество, где родился, адрес проживания.

Биланов быстро покончил с опросом и уже в 09.30 осведомился у сторон защиты и обвинения, есть ли у них ходатайства.

Адвокаты Навального — Кобзев и Михайлова — попросили дать им месяц для того, чтобы доознакомиться с материалами дела. Дескать, у них были только 36 дней для ознакомления с 20 томами дела.

09.42. Судья Биланов принял решение дать адвокатам ровно неделю для ознакомления с материалами дела. И назначил следующее заседание суда на 24 апреля.

Все встали и вышли. Разочарованные.

Вид у господина Навального, уходящего от стен Ленинского суда города Кирова, недовольный и озабоченный. Может быть, он рассчитывал, что судья в ходатайстве откажет, не знаю. У жены Навального вид очень недовольный.

Герой буржуазии обвиняется в том, что с мая по сентябрь 2009 года он похитил 10 тыс. куб. м лесопродуктов (в другом источнике, кстати, сказано, что похитил 40 тыс. куб. м, так какому источнику верить?), в результате Кировская область недосчиталась 16 млн рублей.

Навальному предъявлено обвинение в «хищении путём растраты вверенного ему имущества».

В царской России это преступление называлось казнокрадством и было широко распространено.

Так что в Кирове начался суд над казнокрадом Навальным. (Казнокрадом или нет, конечно, суду решать, я не суд…)

Есть все основания верить в то, что приговор будет условным.

Дело в том, что ещё один соучастник хищения путём растраты Вячеслав Опалёв, гендиректор «Кировлеса», уже признал свою вину и пошёл на сделку со следствием. Его дело расследовали отдельно. Он получил четыре года условно.

По моему мнению, Навальный может получить шесть или семь лет условно.

Ведь власти важно нейтрализовать Навального, а наказать его — это уже дело десятое.

Наказав его, власть сделает Навального популярным. А она не хочет делать его популярным.

Я Навального не люблю, это, наверное, понятно.

Для меня он иностранец и барин, одним словом, герой буржуазии, неприятное мне существо.

17 апреля 2013 года

Дохлый процесс

Писатель и политик Эдуард Лимонов — о том, кому интересен суд над Навальным.

Вчера всё началось даже интереснее. Неполадки с электронными билетами послужили увертюрой для симфонии «Процесс Навального».

Сегодня всё уже было по рядовому.

На фирменном поезде «Вятка» приехал Навальный.

«В 08.51 Навальный вошёл в здание Ленинского суда. На входе задержался, чтобы поговорить с местным дедушкой о дорогах», сообщил PublicPost. Трогательная сцена, конечно же, из багажа великих государственных деятелей. Поговорил с дедушкой, потрепал по щечке ребёнка. Всё как надо.

В 09.02 — Судья тихим голосом зачитывает имена фигурантов.

В 09.15 появляется казак Смирнов.

Честные российские журналисты из PublicPost передают слова казака Смирнова о Навальном: «Наворовался».

Вероятнее всего казак Смирнов простой вятский типаж и не в курсе дела, не знает, что Навальный лидер московской оппозиции, только и всего.

Первой новостью у «Эха Москвы» всё же идёт поимка белгородского стрелка.

Из Твиттера Яшина. В этот раз Немцова в Кирове нет, есть младший брат его, Яшин. Так вот Яшин: «Его судят за то, что стал главным оппонентом Путина».

О, как! Главным…

Журналистов меньше сотни, 17 апреля их было три сотни.

Верный Николай Ляскин (он же возглавлял штаб Чириковой в Химках) за зарплату, организовал пикет и проводит пикет в честь Навального.

Пикет — 50 человек.

В зале суда умудрились разместиться почти все желающие, или все желающие, в зависимости от агентства, которое сообщает.

Между защитниками Навального и судьёй и прокурорами, с другой стороны, начинаются скучнейшие пререкания по поводу недостаточности, либо достаточности времени для ознакомления с делом,— обычная рутинная судебная практика. Адвокаты хотят навязать свой ритм работы, прокуроры и судья — свой. Arms-restling.

Интересная деталь.

В зале находится Кевин Коверт — посольство Соединённых Штатов.

Дэвид Амтестам — 2-й секретарь посольства Швеции.

А также кто-то из представительства Евросоюза.

В 09.23 защита ходатайствует о возвращении дела в прокуратуру на доработку.

В 09.40 судья объявляет перерыв до 10.30 для рассмотрения ходатайства защиты прокурорами. Ну, идёт обычная грызня сторон в процессе.

В 09.57 в коридоре, в перерыв, обвиняемый Офицеров, подельник Навального журналистам: «Мы заработали на «Кировлесе» порядка 7%.»

После короткого перерыва судья заявляет, что не будет возвращать дело в прокуратуру и объявляет длинный перерыв до 14 часов.

После длинного перерыва защита Навального ходатайствует о недоверии судье.

В 15.13 судья сообщает что не подаст самоотвод, не видит оснований.

В 15.16, наконец, прокурор начинает читать обвинительное заключение. То есть обвинение отбилось от защиты.

В 16.02: Навальный: «виновным себя не признаю. Мои преследователи рано или поздно понесут наказание. Важнейшая причина этого уголовного дела — вытеснение меня из политического поля.»

В 16.45 судья Блинов объявил перерыв до 17 вечера и назвал даты следующих заседаний: 25-го и 26-го апреля, 14-16 и 20-22, 29-30 мая.

С 17.06 и до 17.23 опрос потерпевшего Павла Смертина, в 2009 году он был замдиректора департамента собственности Кировской области, а на суде представляет «Кировлес».

По сравнению с первым днём процесса было малолюдно, и спесь с процесса была сбита.

Куда более драматичная история «белгородского стрелка» Сергея Помазуна перетянула одеяло общественного интереса на себя.

Помимо этого.

Суд над Навальным интересен только сторонникам Навального, ошибочно принимающим его за великого политика, в то время как он никакой политик, интересен журналистам, хотя на второй день процесса уже куда меньше, чем в первый, интересен иностранным дипломатам.

Обыкновенное по сути дела должностное преступление, каких десятки тысяч, но десятки тысяч не доходят до суда, просто потому что их слишком много. Наказание за злоупотребление коммерческими возможностями, представившимися Навальному на должности советника губернатора.

Поскольку Навальный позиционирует себя как политик, то конечно уголовное преследование Навального хочешь не хочешь выглядит, как политическое преследование. Но по сути-то оно таковым не является.

24 апреля 2013 года

Поддули свои репутации

Писатель и политик Эдуард Лимонов — об итогах очередного митинга оппозиции.

Активная кампания по возбуждению граждан к походу на Болотную началась дней за пять до 6 мая.

Не вопрос о получении власти, но численность на их митингах — есть основная забота либеральных вождей.

Потому по ушам ударяли оплаченные рекламные ролики.

— Я, Геннадий Гудков, призываю прийти…

— Я, Навальный, приду…

— Я, Борис Немцов…

С утра до вечера ролики, все дни, чуть ли не каждые пять или десять минут.

Немцов и Навальный буквально клянчили прийти.

Немцов запугивал в случае малочисленности репрессиями: «Маховик репрессий будет раскручиваться. Если вас придёт мало, власть будет рассматривать это как карт-бланш для репрессий».

Навальный зазывал и уговаривал: «От нас зависит… и только потому, что мы сидим по своим квартирам… Если мы не выйдем на улицы…»

И вот 6 мая.

Шестое мая началось с дурного, с трупа. Погиб один из рабочих, монтировавших сцену, М.Мелков, 25 лет. Очень плохое предзнаменование. Повторное предупреждение.

Напомню, что 6 мая 2012 года также всё началось с трупа. Тогда погиб фотограф. Разбился насмерть, сорвавшись с балкона дома на Большой Якиманке, откуда пытался фотографировать происходящее.

Кто-то наверху не любит вас, господа…

С раннего утра сегодня, мельком и сквозь зубы, оппозиционное радио пробормотало, что на митинг в соцсетях записались 6 тыс. человек. Буркнули, и похоронили тему.

Шесть — это очень недостаточно для их аппетитов. Шесть им мало.

Шесть, вообще-то, это целая дивизия. Это очень неплохо, хорошо даже. Но они не на политическую войну приходят каждый раз, а подсчитаться.

Посчитать.

Зачем болотным вождям нужна высокая численность?

Чтобы надуть этими цифрами свои сдувшиеся репутации.

Потому с тревогой в голосе спрашивают своих журналистов с Болотной ведущие новостных программ:

— Сколько уже собралось людей?

И в немалой степени этой тревогой своей провоцируют журналистов на Болотной завышать цифры. Вдруг начальству не понравятся малые показатели.

Ведущий: «Выросло ли количество собравшихся?»

Журналист: «Да, действительно выросло…»

В 17:40 увезли тело рабочего Мелкова.

Дальше пошёл business as usual. Шоу должно продолжаться.

Сцену устроили на грузовике, мэрия предоставила автобус со звукоаппаратурой. Какие любезные люди в этой мэрии, да?!

В 18:20 начали запускать людей.

Буржуазные СМИ радостно оповещали о количестве, как в советские времена о мегатоннах собранной пшеницы и мегалитрах надоенного молока.

— Наше количество растёт!— задыхаясь от радости верещали девочки радиостанций.

Большое число желающих. Большие очереди.

Очень много людей.

Людей страшно много. Вот планчик Болотной, вот съемка с воздуха.

Немцов открыл митинг. Заслуженный, продутый всеми ветрами проказы, предательства, замешанный во всяком негодяйстве ельцинской эры, продавший этот протест ещё 10 декабря 2011-го, как ни в чём не бывало, как чистенький, открыл митинг и призвал почтить минутой молчания Мелкова, рабочего на которого упал звукоусилитель, через который они намеревались звукотранслировать своё количество, количество, количество.

И пошли выступать знаковые люди. Геннадий Гудков, сильно нуждающийся в поддутии, Татьяна Лазарева, светлый ангел шоу-биза, гениальный в своей простоте и глупости политик Илья Яшин: «Невозможно мириться с коррупцией и цинизмом!».

(А-то разве можно? Нельзя!)

Дмитрий Быков: «Сохранять человеческое достоинство…»

(Будем! О, учитель! Гуру ты наш! Сохраним. Клянёмся!)

Митрохин, из «Яблока». Призвал создать коалицию Болотной площади и от этой коалиции выдвинуть кандидатом в губернаторы Московской области Геннадия Гудкова.

(Одобрительный шум народа и похвала «Эхо Москвы» — «Самое конструктивное предложение».)

Роман Доброхотов подрался с православным активистом Энтео.

Олег Кашин спел куплет из Егора Летова «Всё идёт по плану!»

Выступила Лия Ахеджакова.

Кульминационным моментом митинга явилось выступление кандидата в президенты Алексея Навального. Он вышел на сцену с женой Юлией, беря пример с президента Обамы, который также везде таскает за собой жену Мишель. Навальный вдохновенно-слезливым тоном произнёс речь, похожую на речь воспитательницы в детском саду.

— Сколько у меня в руке яблок? Ну-ка хором!

Дети: Два!

— Вы хотите этих яблок?! Хором!

— Хотим!

— Вы очень хотите этих яблок?

— Очень!

— Вы не уйдете, пока не получите этих яблок?

— Не уйдём!

— И я не уйду! Клянусь, что не уйду отсюда, пока вы не получите этих яблок.

Мы не сдадимся и не разойдёмся.

Мы будем выходить сюда столько, сколько потребуется!

Немцов зачитал резолюцию. Занавес.

Сеанс надувания репутаций болотных вождей состоялся. Дотянут как-нибудь до следующего митинга.

В февральском «марше против подлецов» возбудили и довели до истерики младенцами, сиротами-инвалидами и их тяжкой долей, если они не будут усыновлены американскими гражданами.

Сегодня проехались на заключённых.

Чем они возбудят своих фанатов в следующий раз?

6 мая 2013 года

Что же ты нас не любишь, Дед?

Писатель и политик Эдуард Лимонов — о причинах своих разногласий с лидерами Болотной площади.

На меня посыпались открытые письма. Олег Кашин написал, Мария Баронова написала.

На открытые письма ко мне появились комментарии. Вот политолог Борис Межуев написал «Лимонов как воспитатель». Где-то перед глазами мелькнул комментарий Кононенко, который Паркер. И блогеры навалились.

Возникла тема: Дед.

Поразмыслив над с виду скабрезным, но в конечном счёте милым посланием Марии Бароновой и упрёками в мой адрес Кашина, я понял смысл посланий.

А смысл простой: что же ты нас не любишь, Дед?

Почему ругаешь и поносишь?

Ответ мой такой: а я люблю вас, только вы отбились от рук и ушли за Крысоловами.

А потом, поправка: это не вас я целый год поношу и изругиваю.

Я изругиваю и желаю морально уничтожить не вас. Речь идет о 13 или 15 типчиках из числа «болотных вождей». Вы-то «неболотные вожди», заметные молодые люди, но не из числа Крысоловов.

В декабре честно и яростно поднялась московская интеллигенция. Извините, может быть, это плохо видно, но нацболы своим героическим поведением в года 2000-е были чуть ли не единственной оппозиционной группой. И в том, что московская интеллигенция перестала бояться оппонировать власти, огромная заслуга нацболов. Нас судили на глазах у всех, мы шли в тюрьмы и выходили из тюрем, мы организовывали марши несогласных и нас винтили на акциях «Стратегии-31». Насмотревшись на нас, вы, ребята, перестали бояться, разве не так? Мы разрушили ваш страх.

Вы не остались со мной на площади Революции. Ушли за Крысоловами.

А я дьявольски знал в тот день 10 декабря 2011 года, что шанс даётся Историей чрезвычайно редко. Что лучше управиться в этот один день. Что второго шанса не будет, может быть, очень долго.

Я провёл малочисленный митинг на площади Революции в окружении лишь моих сторонников, как я их стал после называть «триста спартанцев». Я потерпел поражение в тот день, но я был прав.

Я это знал, а вы не знали.

После митинга на площади Революции я сидел под падающим снегом в дряхлой «Волге» и дико переживал. Ей-богу, не за себя.

Полагаю, что в этот момент я был единственным человеком в Москве и в стране, кто понимал, что произошла трагедия. Что политическая борьба оппозиции целого десятилетия была провалена. Насмарку, всё рухнуло.

Что Крысоловы, чтоб им пусто было и пусть их дети родятся беспалыми, появились тупыми зомби и увели вас.

Как я должен был поступить после 10 декабря 2011-го?

Я обрушился на зомби, доказывая вам, что это Крысоловы и зомби.

При этом я остался и остаюсь самым последовательным и принципиальным оппозиционером моей страны.

Чтобы это понять, вам следует отказаться от высокомерной, глупой и ни на чём не основанной веры в то, что оппозиция только там, где вы стоите со своими хвалёными рассерженными горожанами.

У нас не одна оппозиция, а две. Только и всего. Моя честнее и принципиальнее, да ещё и старше вашей на полтора десятилетия.

Но верно и то, что и ваша достойна уважения. Только без болотных Крысоловов.

Да, я сознаю, что я учил вас. Больше было некому.

С самых моих первых книг я учил вас. Потом я учил вас в партии.

Русская литература и русская политика не могли вам дать ответов на ваши вопросы, они отставали от современности и продолжают отставать. Я давал вам ответы.

Десятки тысяч молодых людей прошли, с 1994 года начиная, через партию. И они разнесли мой месседж.

Я правильно обращался все эти годы к социально неудовлетворённой молодёжи, к тем, кого называют маргиналами, у нас сейчас маргиналы в большинстве, я расширил этот термин и придал ему положительный смысл.

Вы зря надрываете пупы, реанимировать цунами ни у кого никогда не получалось. Проехали.

Протест умер, да здравствует протест!

Лимонов и партия «Другая Россия» (в 2011 году партии было отказано в официальной регистрации.— «Известия») подняли новый лозунг «Отнять и поделить!», призывающий к пересмотру итогов приватизации. Пока в стране 1% населения владеет 71% национальных богатств, наша страна не может быть устойчивой страной.

Тема пересмотра итогов приватизации — главная тема страны. А почему это либералы считают себя противниками пересмотра приватизации? Либералы хотят появления и развития среднего класса, но ведь олигархический строй не даст среднему классу вырасти…

Смотрите, президент РФ только что представил в Думу проект закона о налоге на роскошь.

С чего бы это, болотные Крысоловы такого закона не добивались? Зачем же вдруг?

Президент играет на опережение. Он сам выходит с таким законом, чтобы не дождаться, когда им вооружится оппозиция.

О чём говорит эта инициатива президента страны?

О том, что Дед, сформулировавший лозунг пересмотра итогов приватизации как боевой призыв для следующих политических баталий, врезал правильно власти в её слабое место, а именно ударил по неравенству.

Крысоловы вас завели в тупик поражения.

Вы им не верите, а только терпите их. Следующим шагом должен стать отказ в доверии Крысоловам.

Но существовать без веры в руководителей, в лидеров общества ни одно политическое движение не может.

В данном случае у вас не остаётся выбора. Вы неминуемо станете верить в меня.

Другого Деда у вас нет.

14 мая 2013 года

Не сметь принимать это!

Писатель и политик Эдуард Лимонов — об амнистии осужденных за экономические преступления.

Господин Борис Титов продвигает свой проект закона об амнистии для бизнесменов, осуждённых за экономические преступления.

Господин Титов у нас в стране не абы кто, он уполномоченный при президенте Российской Федерации по защите прав предпринимателей.

По касательной замечу, что странным мне представляется сама должность.

А почему тогда нет уполномоченного по защите прав пенсионеров? Их у нас куда больше, чем предпринимателей…

Ну ладно, пусть так… пусть предпринимателей…

Предлагается «в течение полугода прекратить уголовные дела, находящиеся в судопроизводстве или уже завершившиеся обвинительным приговором. Дела, предусмотренные по 44 экономическим статьям УК».

«В частности, освобождению от уголовной ответственности должны будут подлежать преступившие ст.159 («Мошенничество»), ст.160 («Присвоение и растрата») и ст.165 («Причинение имущественного ущерба»)».

Чтобы освежить память, я посмотрел разд. 8 Уголовного кодекса. Называется восьмой раздел так: «Преступления в сфере экономики». Статьи со 158-й по 204-ю включительно, то есть больше 44. А куда делись еще несколько статей? Они, да, в восьмом разделе все экономические.

Но там есть три статьи, которые тоже касаются экономических преступлений, однако это мелкие экономические преступления.

Это ст. 158 («Кража»), это ст. 161 («Грабёж»), это ст. 162 («Разбой»).

Пусть вас не смущают громкие подзаголовки, «разбоем» в судебном словаре может быть назван скромный отъем кожаной куртки у подростка тремя подвыпившими парнями постарше. А грабежом — вынос из чужой квартиры старого телевизора и хрустальной пепельницы.

Предприниматели такими мелочами не занимаются. Предприниматели, они джентльмены, они белая кость среди преступников, они ворочают крупными суммами, они уводят заводы и пароходы. И месторождения, и здания. Как говорят в народе, «воруют миллионы».

По 158-й статье между тем сидит в наших тюрьмах и лагерях добрая треть всех содержащихся у нас за решёткой заключённых.

(Ещё треть сидит за употребление наркотиков, ст. 228 (чаще всего — марихуаны), правда, если такой «наркоман» поделился с товарищем своей марихуаной, то ему уже добавляют «в целях сбыта», но это уже чуть другая история, про «наркоманов».)

Треть всех заключенных — это около 300 тыс. Да и ст. 161 и 162 — не редкость.

В сравнении с любым самым заурядным предпринимателем осуждённые по ст. 158, 161 и 162 — это мелкая сошка. Они причинили порой крошечный ущерб, чаще всего частным лицам. До государства им, как до Господа Бога, далеко.

Так вот их, мелкую сошку, маленьких воров и разбойников кожаной потасканной куртки, никто освобождать не проектирует.

Г-н Борис Титов предлагает своей амнистией досрочно освободить почти 111 тыс. предпринимателей (сто одиннадцать тысяч, сумму прописью).

А мелкая сошка пусть сидит.

А совесть где?

А закон где?

Перед законом все осуждённые равны.

Для закона не должно быть заключённых с красивыми глазами, за которые их следует освободить. А ведь именно это предлагает г-н Борис Титов.

Казалось бы, те, кто причинил больший имущественный ущерб, должны сидеть за решёткой дольше.

Нам же предлагается совершенно противоестественная амнистия.

К сожалению, наш нехрабрый Конституционный суд молчит.

Молчать не надо, нужно уже сейчас возвысить голос против этого несправедливого закона.

Нужно стукнуть кулаком о стол и воскликнуть: «Не сметь принимать!»

Г-н Владимир Лукин, которого я открыто недолюбливаю и считаю, что он не должен занимать пост уполномоченного по правам человека, конечно же, поддержал проект. «Такое решение снизит уровень напряжённости в обществе»,— сказал он.

Чего ради снимет? Как может снять напряжение государственный поступок, по сути дела, утверждающий апартеид: привилегированные предприниматели-воры освобождаются от уголовной ответственности, а простые оступившиеся воришки — сидят.

Я надеюсь, что у тех, кто будет принимать решение, хватит здравого смысла не принять такую амнистию.

Нужна Всеобщая Большая Амнистия, которая давно назрела. Тюрьмы и зоны давно тоскуют по такой амнистии. Но в первую очередь должны быть освобождены заключённые, совершившие небольшие преступления, мелкие кражи, прежде всего.

23 мая 2013 года

Не убивайте принесшего дурную весть

Писатель и политик Эдуард Лимонов — о том, как Европа будет решать проблемы с мигрантами.

Европа чувствует себя неуютно.

Мне могут возразить, что она и ранее порой чувствовала себя неуютно.

Ну да, чувствовала, Брикстон, пригород Лондона, традиционно набитый доверху эмигрантами пылал уже в 1980 году, я помню этот бунт.

Но такой он был один, чуть ли не в четверть века, а потом всё было спокойно. Или выглядело спокойным.

А сейчас никак не спокойно.

После взрывов, устроенных предположительно братьями Царнаевыми (суда ещё не было, потому «предположительно»), чеченцами, мстившими за обиды, нанесенные Исламу, в американском Бостоне на традиционном бостонском марафоне, мы видим как раскручивается европейская спираль насилия.

13 мая шведская полиция застрелила 69-летнего португальца в пригороде Стокгольма Хусби. Судя по тому что мы знаем, там оскорблением Ислама и не пахло, однако за португальца, мужа финской женщины, получается, вступились темнокожие и цветные иммигранты, предполагается, что и исламисты во множестве.

Шесть дней интенсивных погромов, поджогов автомобилей и зданий напугали белую Швецию, страну без вкуса и запаха, сотрясли её не хуже чем 11 сентября 2001 года сотрясло Соединённые Штаты.

Уже 22 мая британский военнослужащий Ли Ригби, 25 лет, шёл себе спокойно по лондонской улице. На него был вдруг совершён наезд на автомобиле, двое чернокожих парней, два Майкла, Майкл Адеболаджо и Майкл Адебовале, не то нигерийцы, не то кенийцы, не то сомалийцы, разные источники называют их уроженцами этих стран, выскочили из машины и набросились на солдата с простым ножом и мясницким ножом. Кровищи много, прохожие в ужасе жмутся к зданиям и убегают, а Майклы заставляют прохожего снять себя на мобильный телефон. Кричат «Аллах акбар!»

Тот, кто снимал на мобильный, не имел оснований для сомнений в величии Аллаха.

25 мая в Париже солдат Седрик Кордье подвергся нападению в квартале Дефанс. Помню этот квартал, там множество новых зданий и улицы широкие. Напали не из-за угла, там углов-то нет. А напали на вольном воздухе, на большом открытом пространстве, там всегда свежий ветер дует.

26 мая, в воскресенье опять в Лондоне, на Веллигтон-стрит ещё один английский солдат подвергся нападению.

Остановимся. Вам что-нибудь эти сводки напоминают?

Да, они напоминают партизанскую войну. Уже и тактика есть, нападение на военнослужащих.

С такими нападениями любой полиции бороться не по силам. Это вам не «Красные бригады» какие-нибудь, не RAF какой-нибудь, где считанные десятки террористов были сравнительно быстро нейтрализованы.

В Европе миллионы иммигрантов из Африки и Азии и большинство их исповедует Ислам.

Европа попала ой как! Она в ситуации безвыходной.

Почему безвыходной?

Потому что отправить домой все эти миллионы африканцев, арабов, турок ну невозможно. Великое переселение народов устраивать нереально.

Перебить их каким-либо способом невозможно, дустом не посыпешь, дуста такого нет.

Примириться со странами, в которых они живут, все эти миллионы не захотят.

Посему Европу ожидают конфликты. Каждая страна будет нейтрализовывать иммигрантов по своим рецептам.

Кто виноват?

Виновных следует искать в послевоенном времени. Бывшие колониальные империи в 50-е и 60-е годы неразумно облегчили доступ в свои страны бывшим гражданам бывших империй. Во Францию пришли арабы и чернокожие из франкоязычной Африки, в Британию в массе приехали индийцы и пакистанцы. В последующие десятилетия стремительно развивающиеся экономики европейских стран потребовали рабочих рук и новые волны иммигрантов захлестнули Европу. Потерпевшая поражение Германия ввезла к себе строителей-турок. Потому половина немецких журналистов, которые ко мне обращались в последние годы за интервью, носили турецкие фамилии. Я обратил внимание. Но эти адаптировались, а миллионы никогда не адаптируются.

Поезд на самом деле ушёл. В Европе, я полагаю, уже живут миллионов 15 или 20 чуждых Европе жителей.

У подавляющего большинства из них есть свой Бог, он же флаг, он же идеология, он же предмет для гордости, он же партийная принадлежность, он же — своя избранная культура, он же лидер, и это Великий Аллах.

И ничего нельзя с этим сделать.

Европа пытается жить как будто ничего не происходит. Франсуа Олланд, французский президент, недалёкий социалист, вот сейчас подписал закон об однополых браках. Этого только Франции и не доставало!

Ну зачем попу гармонь?! Что геи и лесбиянки составляют во Франции значительную электоральную группу, которой он пытался угодить? Да нет, не составляют. Так зачем принят закон, раздражающий традиционную Францию?

А дело вот в чём. В каждой европейской стране, сверху, небольшая по численности элита навязывает большому народу философию беспредельных прав человека, левый прогрессизм и демократизм. В то время, как Большой Народ инстинктивно упирается и хочет жить традиционно, реакционно со своими предрассудками. В конце концов, что такое ксенофобия, как не гипертрофированный инстинкт самосохранения народа, боящегося и сторонящегося пришлых чужаков…

Вернёмся к Франции. У неё есть два пути — путь Франсуа Олланда, насильственно прививающего стране небывалые формы бытия, очень смахивающие на те, от которых, по преданию погибли Содом и Гоморра, и уж точно погибли Помпеи. И путь, который озвучивал все эти годы грубовато и не всегда удачно Жан-Мари Ле Пен, это путь недоверия к чужакам и принятия мер предосторожности.

Я уверен что во Франции будет все больше элементов ле-пенизма, а прогрессистской ереси Холланда всё меньше.

Я также уверен что следующий президент Франции социалистом не будет.

Какое будущее ожидает Европу?

Под нажимом давления со стороны мусульманских мигрантов в Европе появятся жёсткие и все более жестокие режимы.

Элементы демократии будут исчезать один за другим. В этом нет ничего хорошего, но будет так, а не иначе.

Демократические нормы не выживут. Права человека будут систематически уменьшаться как шагреневая кожа, и будут в конце концов попраны, ради выживания коренных народов европейских стран. Опять-таки ничего хорошего в этом нет.

Я понимаю что это неприятно.

Ужесточение режимов будет происходить очень быстро, поскольку в мире происходит ещё и цивилизационный кризис, модель «производство — потребление» трещит по швам. Мы видим, какие экономические бедствия терпят страны южной Европы: Греция, Кипр, Испания, Португалия.

Трудностей будет всё больше, придётся, если не остановить прогресс, то уж во всяком случае подтянуть пояса и оттолкнуть от кормушки прогресса чужаков.

В Европе могу появиться лет через этак десять националистические режимы неприятного типа.

Только не нужно на меня обрушиваться. Я всего лишь вестник. Не убивайте вестника.

29 мая 2013 года

Генерал

Писатель и политик Эдуард Лимонов — о том, как относиться к заявлениям официального представителя СКР Владимира Маркина.

Я озлился было на генерала Маркина за следующую фразу в интервью «Известиям» — дело было в апреле, говоря о Навальном, генерал высказался и обо мне:

«И потом, у нас в России уже были политики, отсидевшие за экстремизм, а не за хищения, тот же Лимонов. Но и он не смог стать знаменем для всей оппозиции, только для небольшой секты».

Если бы я его тогда встретил, генерала, я бы ему объяснил, что меня судили не за экстремизм, но за более серьёзные вещи, статьи об экстремизме в те годы ещё вовсе не было.

И сообщил бы ему, что успешные секты рано или поздно превращаются в мировые религии. Ну, или погибают, что тоже случается…

Однако поразмышляв глубже, я пришёл тогда к пониманию, что генерал мне даже польстил, выгодно подчеркнул мое отличие от Навального, на котором я сам настаиваю.

Меня ведь судили за преступления против общественной безопасности и за государственные преступления по статьям 205, 208, 222 и 280 (изначально меня обвиняли и по статье 279-й — «Вооружённый мятеж»), а Навального судят за хищения, то есть за казнокрадство. Так назывались хищения, совершённые государственными чиновниками в царское время. Моё преступление — благородное, меня обвиняли в том, что я собирался отторгнуть от Республики Казахстан Восточно-Казахстанскую область, чтобы затем присоединить её к России, а преступление Навального — жалкое.

В том же интервью на вопрос журналиста: «Почему бы не использовать опыт Навального в борьбе с коррупцией?», генерал Маркин издевательски бросает:

«Никто ему не мешает заниматься общественной деятельностью. Даже на зоне многие осуждённые пишут письма и заявления, борются с недостатками системы».

Цинично? Ещё как. Генерал явно не ханжа, он не прячется за обтекаемыми формами бюрократического языка, а по-простому нахально измывается над Навальным Лёшей.

Поскольку «Лёшу» я не перевариваю, считаю его общественным недоразумением, то я мысленно поаплодировал тогда генералу.

Требовать от меня, чтобы я солидаризировался с «Лёшей» против генерала,— это слишком многого от меня требовать. Я по-другому изготовлен и воспитан.

В мае Маркин унизил ещё одного моего неприятеля и врага, можно сказать, человека, организовавшего банду НАШИ, совершившую множество нападений на активистов тогда ещё не запрещённой партии НБП в 2005–2006 годах.

Текст назывался «Глядя из Лондона, на зеркало неча пенять». В нём имя Владислава Суркова не упоминалось, но он узнавался легко.

«Кураторы особо эффективных менеджеров предпочитают выступать с арией московского гостя сразу в Лондоне, среди целевой аудитории. Этот стон у них песней зовётся. И песня какая-то жалостливая, прямо в стенах Лондонской Школы экономики. (Далее шла цитата из Суркова, где тот позволил себе нападки на Следственный комитет). В этой связи, продолжает генерал, у граждан России, в том числе и работающих в СКР, возник риторический вопрос: а сколь долго удержится в своём кресле член кабинета Е.И. Величества, если он, пребывая с частным визитом в Москве, публично осудит Скотланд Ярд за исполнение прямых обязанностей?»

Генерал Маркин, вероятно, знал, что готовится отставка Суркова, и в ответ на критику действий Следственного комитета просто врезал ему правой в нос. Ну словесно, словесно… А может, не знал и врезал… Всё равно хорошо. Я приветствовал этот выпад генерала против врага нацболов, я устроен просто.

В настоящее время генерал не так крут, как хотелось бы. Вот образчик его позднего стиля: «Увы, многочисленные публицисты и правозащитники на деле зачастую оказываются проводниками разрушительных и вовсе не правовых идей».

Генерал, да будьте вы проще! Смелее! Имена! Не нужно обтекаемых «некоторые», нужно твёрдо, имена.

Вот правозащитник Лев Пономарёв в двух случаях предлагал куски российской территории в обмен на помощь его правозащитной организации. Есть видеозаписи, они висят в пространстве интернета, «правозащитник» в одном случае предлагает японцу помочь с отторжением от России Курильских островов, в другом случае — обещает территориальные уступки Швеции. По всей вероятности, такие разговорчики следователи не отнесут к категории «измена Родине», просто предприимчивый господин Лев пытался объегорить иностранцев, это скорее «мошенничество».

Пикантность личности Пономарёва придаёт ещё и то обстоятельство, что он один из инициаторов введения в УК пресловутой статьи 282.

Вы что, генерал, стесняетесь называть имена?

Следовало сказать, рубанув сплеча: «Некоторые правозащитники живут по лжи, мошенничают, «правозащитник» Лев Пономарёв дошёл до того, что даже пытался предложить куски Российской территории в обмен на финансовую поддержку его организации. Он чего, белены объелся или считает, что законы не для него писаны? Ну так его заблуждение легко исправить…»

В его лучших проявлениях, у генерала Маркина агрессивный нападающий стиль, к которому не привыкли в нашей стране России. У нас привыкли византийски поджимать губы и скупо ронять тусклые слова. А генерал издевается, насмешничает, припугивает и опять издевается. Посоветовал Навальному бороться с недостатками системы, будучи на зоне.

В последнее время, мы наблюдаем, стали появляться чиновники новой формации, государственные служащие, которые за словом в карман не полезут. Маркин из таких.

Ещё один пример такого нового типа госслужащих — это Кащей Онищенко, грубиян, спокойно гнущий свою линию, хитрый сын украинского народа, умеющий великолепно модулировать даже свой шёпот, злой и самоуверенный, сделавший оружием России вино и минеральную воду, сметану и морепродукты.

У новых талантов появились и поклонники. Это факт, их оброненные перлы читают и цитируют. Я вот слежу за высказываниями генерала Маркина, чтобы поймать кайф, как выражается современная молодёжь.

Вот я думаю, что интересно будет говорить обо мне генерал Маркин, если ему нужно будет информировать общество о ходе следствия по моему делу? (Все под Богом ходим, а я — радикальный политик…)

Надеюсь ему не изменят остроумие и сарказм. И он найдёт для меня простые, злые и правдивые слова.

Я также что-нибудь блистательное произнесу генералу в ответ, у меня язык тоже неплохо подвешен.

17 июня 2013 года

Плюнем в Америку

Писатель и политик Эдуард Лимонов — о том, как России следует поступить с Эдвардом Сноуденом.

Парень имеет облик современного идеалиста. Очки в хрупкой оправе, опушённый короткой модной растительностью подбородок, трёхдневная щетина, так это называется, да?

Таких парней в офисах европейских городов полно, они и в России появились и размножились.

Опасные ребята для спецслужб, я бы, заведуй я кадрами в какой-либо спецслужбе, таких остерегался.

Но вот они проникают в спецслужбы, и даже в такую, казалось бы, неприступную крепость, как Агентство национальной безопасности Соединённых Штатов Америки, такой прорвался.

Всё дело, конечно, в интернете. Их нанимают как интернет-спецов, вспомним, что в первые годы после Революции Красная Армия нанимала на службу военспецов. Вынуждена была. Военспецы изменяли сплошь и рядом.

Панегирика не ждите. Будет толковый разбор.

Почему системный администратор, технический специалист, отслуживший в американской армии, сотрудник ЦРУ и впоследствии АНБ стал к 30 годам врагом номер один своей страны? Почему он предоставил газетам The Guardian и The Washington Post материалы, разоблачающие деятельность АНБ, касающиеся массовой слежки за американскими гражданами, а, в ряде случаев, и за гражданами других стран?

Сам Эдвард Джозеф Сноуден объясняет себя так:

«Многое из того, что я видел в Женеве (В 2007 году он, тогда агент ЦРУ, работал под дипломатическим прикрытием в Женеве.— Э.Л.), реально избавило меня от иллюзий о том, как действует моё правительство и что оно приносит миру. Я понял, что я часть того, что приносит намного больше вреда, чем пользы».

Это он себя объясняет нам. Выгодно подаёт.

А мы вольны верить ему или не верить.

На мой взгляд, существует ещё одно возможное объяснение его поведения, менее лестное для него. Он среди прочих заявлений уверенно бросил:

«Если бы моим мотивом были деньги, я мог бы продать эти документы любому количеству стран и разбогатеть».

Я ему безоговорочно верю, что не деньги были мотивом. Но может быть слава, а?

Вон ведь какую славу приобрёл вместе с тяжёлыми неприятностями Джулиан Ассанж!

Может быть, слава. Может быть.

Он жил на Гавайях вместе с подругой, просыпался от пенья райских птиц, зарабатывал $200 тыс. в год, но ни одной собаке в мире не был известен.

А теперь известен как воин света и борец за наши всё сокращающиеся свободы.

Я не утверждаю, что он не воин света.

Возможно, он воин света.

А что в Америке? В Америке собрали свыше 100 тыс. подписей за Сноудена. Американские граждане провозглашают его национальным героем и требуют его амнистировать. Оно и понятно: Америка была создана бунтовщиками против власти английского короля и ещё не забыла о правах гражданина быть непрослушанным и непрочитанным.

21 июня Эдварду Сноудену исполнилось 30 лет. Важный возраст.

22 июня он вылетел к нам из Гонконга. 23 июня он приземлился в Шереметьево.

Два автомобиля Республики Эквадор были замечены журналистами припаркованные в Шереметьево. Эквадор тут как тут, готов помочь. Эквадор до истории Ассанжа был мало кому известен, теперь Эквадор знают все. Государства тоже тщеславны.

Этот парень, видимо, куда-то полетит. Пока трудно понять, куда. Может, на Кубу, и в этом случае самолёт «Аэрофлота» на некоторое время попадёт в зону действия американских авиадиспетчеров, ему предстоит нервотрёпка: вдруг американская сторона захочет посадить самолёт на каком-нибудь своём аэродроме? Лучше бы у нас остался.

В США неумолимое государство обвиняет Сноудена по трём статьям:

— В незаконной передаче информации, имеющей значение для национальной безопасности.

— В умышленной передаче разведывательной информации.

— В краже собственности государства.

Кэтлин Хейден, пресс-секретарь Совета по национальной безопасности США, заявила, что Соединённые Штаты ждут от России рассмотрения всех возможных вариантов передачи Сноудена на родину.

Кэтлин, Кэтлин, ты забыла, как вы взяли Бута! Кэтлин!

Какой-никакой Бут, но это был плевок в Россию, потому что вы схватили российского гражданина Виктора Бута на чужой территории, умыкнули к себе и похоронили навсегда, видимо, в своей тюрьме.

Нужно отомстить сейчас за плевок в Россию, плюнем в Америку, предложим Эдварду Сноудену политическое убежище и гражданство.

Если уж ожиревшему, списанному со счетов актёру-пьянице Депардье дали убежище, то молодому воину света нужно дать убежище.

Око за око, так сказать.

24 июня 2013 года

Who is afraid of Aliona Popova? Никто

Писатель и политик Эдуард Лимонов — о главном недостатке либеральной московской молодежи.

Наткнулся в интернете:

«Известный общественный деятель Алёна Попова выдвинута партией «Гражданская сила» кандидатом на должность мэра Москвы…»

«В сфере её практической работы находятся вопросы оперативного реагирования на чрезвычайные ситуации, координации волонтёров и гуманитарной помощи, развития системы электронного правительства, продвижения социального и женского предпринимательства, обеспечения мониторинга избирательных процедур и др.»,— сообщает пресс-служба партии.

Первое впечатление от пресс-релиза, что Алёна Попова работает в МЧС. Но она не работает в МЧС. Второе впечатление — она работает в ЦИК. Но нет, она не работает в ЦИК.

Третье впечатление: Алёна Попова занимается исключительно модными делами — развитие системы электронного правительства, это круто, я так не умею, к слову сказать. Попова — модный экземпляр.

Нахожу в «Яндексе»: партия «Гражданская сила». Символ партии — подсолнух, ранее она называлась помпезно «Свободная Россия». Партия зарегистрирована и вполне давно, но практически неизвестна.

Начинаю вспоминать, Алёна Попова что-то делала в городе Крымске, где было наводнение… Во всяком случае, мелькала в сообщениях из Крымска.

Партия подсолнуха выдвинула Алёну Попову, ну пускай…

Есть ещё девушка Мария Баронова. Она написала мне как-то письмо, а потом проинтервьюировала меня для сайта Slon.ru.

В процессе интервью её больше всего интересовало, почему я негативно отношусь к Pussy Riot, почему я выступал против усыновления русских детей американцами, как я отношусь к legalize. Знаю английский вот уже лет 40, однако вначале не понял, что она имеет в виду легализацию марихуаны. Настолько марихуана и её легализация лежит вне моих сегодняшних интересов.

Перечитав интервью Бароновой позже, я вдруг понял что она задавала свои вопросы человеку, которого уже нет, Edward Limonov 1976 года, который жил тогда в Нью-Йорке.

А перед ней сидел человек со всем последующим багажом опыта, приобретённого с тех пор, с 1976 по 2013 год,— там и войны, и тюрьма, и политическая борьба. Политикой я занимаюсь с 1993 года.

Что я хочу сказать.

Я хочу сказать, что либеральная столичная молодёжь России запаздывает в своём развитии лет ну вот на 35, что ли.

Одно наблюдение.

Где-то году в 1982-м, я жил в это время в Париже, но приехал в Штаты, чтобы продлить мой временный американский документ. Осенью 1982-го мой редактор в издательстве Random House, звали его Эролл Макдоналд, пригласил меня слушать рэп в огромный сарай в Нижнем Вест-Сайде в Нью-Йорке. Белые господа в смокингах под руку с дамами благоговейно слушали негров в трусах.

И только через какое-то количество лет рэп достиг Парижа. И ему понадобилось ещё долгие годы, пока он достиг России.

Или вот другой пример. Ни в 1989-м, ни в 1990-м, ни в 1992-м я не обнаружил в России скинхедов. «Как, у вас нет скинхедов?» — удивлялся я. В России должны непременно появиться скинхеды.

И они появились, да так, что теперь не выведешь.

Но если учесть, что первые скины появились в рабочих кварталах Англии в 1960-е годы, то 30 лет прошло.

То есть выяснилось, что существуют некие моды на определённую музыку, на определённое социальное поведение. Моды эти начинаются обычно в Америке и Европе и небыстрыми волнами поражают пространство планеты, приходя к нам в Россию тоже. Но много позднее.

Современная столичная молодёжь появилась в Москве и Петербурге с запозданием в сравнении с западным миром на треть столетия. Москва — богатый город, здесь огромное количество фирм и корпораций, в том числе и иностранных, которым нужна обслуга. Министерствам и ведомствам тоже нужна обслуга. И более мелким административным учреждениям нужна обслуга. Программисты, интернетчики, секретари, офисный планктон и офисные рыбёшки. Вот мы и имеем Алён Поповых и Маш Бароновых. Они — побочный продукт российского капитализма.

Милые девушки.

Весь 2012 год нам пропагандировали их поколение. Дескать, оно особо свободолюбивое и не потерпит больше тот политический строй, который у нас есть. И, выйдя из столичных кафе «Жан-Жак», сметет его, строй.

Нацболы, провонявшие тюрьмами и лагерями, посещавшие благоговейно полуподвальный бункер на 2-й Фрунзенской, а не кафе, нацболы, покупавшие в 2001-м видавшие виды, покоцанные в войне автоматы Калашникова, вдруг стали выглядеть на фоне новой молодёжи анахронизмами.

Между тем особо свободолюбивое поколение весело ходило на разрешённые властью митинги, хотя такая масса людей имела право ходить на неразрешённые.

6 мая 2012-го они попробовали было вести себя по-нацбольски.

Самых пассионарных отловили и судят.

Самые пугливые бегут или убежали.

Новая молодёжь себя дискредитировала. Оказалась, что она никакая не новая.

Who is afraid of Aliona Popova?

Да никто.

28 июня 2013 года

«Огромное оскорбление!»

Писатель и политик Эдуард Лимонов — об инциденте с самолетом президента Боливии.

В ночь на 3 июля самолёт с президентом Боливии Эво Моралесом, находившийся в полёте уже 3,5 часа, вынужден был приземлиться в Вене, Австрия, куда Эво Моралес не направлялся. Моралес летел от нас, из Москвы, домой в Боливию.

Дело в том, что власти Франции и Португалии внезапно отказали воздушному судну с президентом на борту в праве пролета над их территориями. Пришлось сесть в Вене на дозаправку. И определение дальнейшего маршрута.

В Вене австрийцы пытались обыскать самолёт Моралеса. По одним сообщениям СМИ, таки обыскали, по другим, президент Моралес не позволил этого сделать. Пока самолёт заправляли, а австрийцы связывались со своими европейскими коллегами, Эво Моралес проследовал в зал ожидания венского аэропорта.

С президентами так поступать не принято. Так поступают с контрабандистами и наркоторговцами. Это их самолёты сажают.

По сведениям властей Франции и Португалии, на борту самолёта мог находиться Эдвард Сноуден, молодой человек, сотрудник ЦРУ, а в последние годы — Агентства национальной безопасности.

Сноуден заявлен Соединёнными Штатами предателем национальных интересов и последнюю неделю находится в аэропорту Шереметьево. Как мы знаем, он прилетел из Гонконга и пытается найти страну, которая готова предоставить ему политическое убежище.

Предательство национальных интересов заключается в том, что Сноуден сделал достоянием мировой общественности массивные прослушивания Агенством национальной безопасности США телефонных разговоров дипломатических миссий западноевропейских стран. В том числе и дипмиссии Франции.

Франсуа Олланд, французский президент, узнав о систематическом прослушивании своих дипломатов, горячо по-латински фыркнул, назначил расследование и отказался на время от переговоров с Соединёнными Штатами, намеченных на эту неделю. Но вот посмотрите, собачья привычка прижиматься к ноге господина, Соединённых Штатов, всё-таки заставила Францию пойти на необычный, грубо нарушающий международные нормы шаг, отказать в пролёте над страной президенту суверенной страны Боливии, подозревая, что тот нелегально провозит из России Сноудена, между прочим, вступившегося за интересы Франции.

Ну, португальцы кругом зависимы и переживают кризис за кризисом, так что стремление выслужиться перед Вашингтоном у них — естественный рефлекс, что с них взять.

Тут появляется среди стран — действующих лиц ещё и Испания.

Испания было согласилась разрешить самолёту президента Боливии пролететь над своей территорией. Однако, получив сведения, что самолёт в Вене не досматривали, Испания поставила условием досмотр воздушного судна президента в испанском аэропорту.

Эво Моралес по крови — индеец аймара. Он первый за 400 лет чистокровный индеец, руководящий Боливией.

Гордый индеец президент отказался от унизительного осмотра в Испании.

Потому ему пришлось просидеть в зале ожидания венского аэропорта чуть ли не 10 часов.

К нему пробились несколько журналистов, и он пояснил, что в Москве со Сноуденом не встречался, что был в Москве с государственным визитом и что поведение европейских стран возмутительно.

Постоянный представитель Боливии в ООН Саша Лоренти назвал запрет на пролёт самолёта президента его страны Эво Моралеса в воздушном пространстве Франции, Португалии и Испании «актом агрессии».

Он сказал, что указания поступили из Вашингтоны, но названные страны нарушили иммунитет президента Боливии, подвергнув его жизнь риску.

«Огромным оскорблением» назвал произошедшее глава МИД Эквадора Рикардо Патиньо.

Я полностью согласен с министром Эквадора.

Десятилетиями наблюдая за международными отношениями, я не припомню такого возмутительного случая. Президенты суверенных стран имеют международный иммунитет, и президентский иммунитет неуклонно до сих пор соблюдался странами — членами ООН.

По-видимому, пришли какие-то новые беззаконные времена, а мы и не заметили.

Рабское лакейство западных стран перед США просто вызывает презрение.

Союз латиноамериканских стран (UNASUR) проведёт экстренную встречу по поводу инцидента с самолётом президента Боливии. В UNASUR входят 17 государств, и все они разгневаны.

Ей-богу, раболепные подлецы эти европейцы!

4 июля 2013 года

Война в мышеловке

Писатель и политик Эдуард Лимонов — о том, для чего Эдвард Сноуден встречался с российскими правозащитниками.

Это название поэмы великого русского поэта Велимира Хлебникова, где есть такие строки:

«Воскликнул волк, «Я юноши тело ем!»,
Мы старцы, подумав, что дела-ем»…

Из его мышеловки в аэропорту «Шереметьево» Эдвард Сноуден показался двенадцати правозащитникам, тринадцатый, мой хороший знакомый Генрих Падва сказал, что придти не может, и не пришёл. Пропустил такое шоу.

Сноуден как будто учился у лучших режиссёров мира, у Станиславского или у Альфреда Хичкока. Его талант постановщика несомненен.

Он три недели раскаливал нервы журналистов.

Бедняги, все изомлели, ожидая когда появится Эдвард Сноуден. Никто уже и не верил, что Сноуден находится в транзитной зоне аэропорта.

И вот в пятницу, он вызвал избранных к 16:30 в зону F аэропорта «Шереметьево», откуда всех собравшихся спешно провели в зону Е, откуда в свою очередь их забрал автобус, и сама встреча состоялась в зоне С аэропорта. Ну, недаром же он работал несколько лет в ЦРУ, навыки не забыл.

Там он предстал избранным двенадцати из лучших семейств правозащиты (Human Rights Watch, Amnesty International, Transperancy International) представителю ООН в России, уполномоченному по правам челоека в РФ Лукину, адвокату Генри Резнику, адвокату Кучерене и наконец внуку Вячеслава Молотова депутату от «Единой России» Вячеславу Никонову.

Сноуден заявил, что просит политического убежища в России.

Но, чтобы облегчить ношу, которую он взваливает на Россию, он уточнил, что просит временного убежища, до тех пор пока ему возможно будет перебраться в Латинскую Америку, то ли в Венесуэлу, то ли в Никарагуа.

Ещё Сноуден сказал, что не станет наносить ущерб Соединённым Штатам во всё то время, которое он проведёт в Российской Федерации.

Это часть его заявления была прямым ответом президенту Путину, который ранее заявлял, что Россия может предоставить Сноудену политическое убежище, если тот не станет наносить ущерб США.

Такова основная фабула произошедшего в аэропорту «Шереметьево» события мирового масштаба.

Теперь можно приступить к анализу.

Я считаю Сноудена идеалистом и честным парнем, при всём при том безусловно человеком тщеславным, склонным к эффектным позам и подаче себя самым выгодным образом.

Театрализованная шпионская постановка выдаёт его с головой. Он мог проводить закулисные переговоры с российской властью, а предпочёл эффектную встречу с правозащитниками, умно избежав сотен распалённых журналистов.

Журналисты создали бы базар.

Он избежал базара.

Я уверен, что он наслаждается своей ситуацией, одновременно понимая, что положение его серьёзно, ибо редко какое государство в современном мире отваживается бросить вызов могущественной Империи Соединённых Штатов.

То, что он пригласил Никонова, свидетельствует о его почтении к русской советской истории, то, что пригласил аж трёх самых влиятельных российских адвокатов, свидетельствует о знании внутрироссийского табеля о рангах.

Видно, что он и его советники из Wikileaks хорошо разбираются в наших реалиях.

Операция соблазнения общественного мнения проведена отлично.

Все нужные паузы выдержаны, скупые акценты проставлены.

Российская власть держит дистанцию.

Президент Обама позвонил президенту Путину.

Эдвард Сноуден удалился обратно в свою мышеловку.

Эдвард Сноуден переживает свой звёздный час.

13 июля 2013 года

Был «на пути к исправлению», но вот тебе, бабушка, и Юрьев день

Писатель и политик Эдуард Лимонов — о перспективах Алексея Навального.

Навальному дали пят лет колонии общего режима и взяли под стражу в зале суда.

Что скажу?

По русской традиции полагается человека, попавшего за решётку, пожалеть.

И выразить ему сочувствие и соболезнование.

Что я и делаю. Мои соболезнования самому Навальному, его родителям, жене и детям.

Я человек и злой, и жёсткий, но я ж не нехристь какой!

Я предполагал, что дадут пять, но условно. Видимо, я исходил из того, что я бы дал условный срок.

Почему бы я дал условный?

Верю, что по делу «Кировлеса» он виновен, но нужно было дать условный. Всем было бы лучше.

Навальный бы пошёл на выборы мэра, куда он так хотел и ради чего пожертвовал частью своей репутации несгибаемого борца с Партией Жуликов и Воров, доказав, что он сгибаться может и хочет.

Он был ещё вчера, что называется на языке судебной системы, «на пути к исправлению». А сегодня уже исправляться ему нет смысла.

Приняв помощь Собянина, Навальный готовился стать в строй договороспособных противников режима. И успешно стал бы в строй и пошёл бы по нему и попал бы когда-то и в Государственную думу, презираемый мною.

Но ему не дали такой возможности.

Почему я считаю, что он виновен?

А глядя на всю его жизнь небольшого бизнесмена на подхвате, с неразборчиво широким кругозором, джентльмена постоянно в поисках удачи-наживы, тугриков, глядя на его родителей с фабрикой лозоплетения, на его брата с компанией, аффилированной с «Почтой России», с офшорной компанией на Кипре, я легко вижу ту среду, в которой он жил до того, как решил стать политиком: это довольно мутная среда, где охотно забывали границу между законом и незаконом, ходили, что называется, туда-сюда через ту границу.

Он не один был и есть такой, таких десятки тысяч, но те не пошли в политику, потому мирно пьют джин или что там они пьют… А к политику внимание пристальное. И недружелюбное.

«Кировлес» случился в 2009 году, когда Навальный получил лукративное, доходное место советника губернатора. Там даже зарплаты не было, но в чинопочитающей России советник губернатора — командир огромного размера, чуть меньше губернатора. Все блатные разговоры Навального с Офицеровым показывают скрытую ныне личность другого Навального.

Короче, я верю, что он виновен. И всё там в деле на месте, это несведущим журналистам подавай расписку, подписанную кровью, в качестве доказательства. В реальном измерении никто никаких бумаг не подписывает. Договорились устно и быстро и сделали…

Теперь — что с ним будет.

Либералы предполагают, что отсидит и выйдет и сразу займёт высшие должности в государстве.

Но это беспочвенный романтизм.

Против Навального открыто ещё, если не ошибаюсь, несколько уголовных дел: мошенничество совместно с братом Олегом против фирмы «Ив Роше», дело о миллионах Союза правых сил, ещё что-то…

Все эти дела будут доследованы, и Навальному придётся через них пройти. И каждое дело добавит какие-то года к его сроку.

Потому когда Навальный появится на свободе, страна изменится, ситуация изменится, у оппозиции будут другие лидеры.

Соболезную и сочувствую.

О выборах московского мэра.

Придётся, кажется, господину Собянину обойтись без столь нужного ему зачем-то соперника.

О том, что вообще произошло, можно только догадываться.

Можно подумать, что в стране у нас уже случился раскол правящей элиты и одна её часть тянула руку Навальному, помогая ему войти в политический истеблишмент, а другая добилась ему жёсткого приговора?

Не могу знать. С властью контактов не имею.

Последнего мелкого чиновника видел вблизи пару лет назад.

Текст был написан, подписан, и переслан в «Известия».

Вроде мы все перекрестились, кто хотел перекреститься в Москве и Кирове, может быть.

Но вот, чудеса в решете! Наш протагонист (назвать его героем, язык не поворачивается…) через адвоката Кобзева вдруг заявляет, что всё же не отказывается от участия в московских выборах, и одновременно, совсем уж чудо из чудес, арест Навального обжалован прокуратурой Кировской области!!!!!!

А комментирует обжалование почему-то сразу пресс-служба Генеральной прокуратуры, вот что говорят: «Прокуратура полагает, что Навальный до вступления приговора в законную силу может находиться под подпиской о невыезде»

Вот те и раз!

Как прикажете понимать?

Навальный договорился с властью из СИЗО?

(Или он и не в СИЗО вовсе вывезен?)

Точнее, продолжает договариваться, потому что с Собяниным он договорился ещё до приговора…

Ну, тогда он та ещё штучка, этот Навальный…

Авантюрист…

Граф Калиостро, блин…

Вся эта история Навального всё более и более погано пахнет.

19 июля 2013 года

Ну вы и психи, ребята!

Писатель и политик Эдуард Лимонов — о том, почему Алексей Навальный стал «героем буржуазии».

Я уделяю довольно много внимания Навальному. Да.

Поскольку феномен Навального является доселе неизвестной болезнью нашего времени.

Истеричная приязнь московской интеллигенции к этому человеку загадочна и не имеет рациональных корней, все причины приязни — иррациональные.

Ну да, у меня есть и личные причины относиться к Навальному отрицательно.

Как я могу к нему относиться, если я получил в свое время срок и отсидел его?

Навального же волшебным образом выпустили на следующее после единственной ночи за решёткой утро.

В 2011 году я заявил, что буду кандидатом в президенты РФ на выборах в марте 2012 года.

И что же! Корпус В гостиницы «Измайлово», где должно было состояться собрание инициативной группы по выдвижению меня кандидатом, окружили вооружённые полицейские и не допустили никого в зал.

Я всё-таки провёл собрание рядом, на паркинге гостиницы. Свыше пяти сотен граждан, как полагается, пришли с паспортами, зарегистрировались в автобусе, собрание состоялось.

Центральная Избирательная комиссия не зарегистрировала меня кандидатом.

Чтобы зарегистрировать Навального в мэры Москвы, муниципальные депутаты от партии «Единая Россия», на которую Навальный не жалел все эти годы бранных слов, скинулись и снабдили его 55 голосами из 110 необходимых.

Его зарегистрировали, и сейчас он как ни в чём не бывало ведёт свою избирательную кампанию.

Человек замазан в пяти уголовных делах по мошенничеству и присвоению чужого имущества. В пяти! И вы имеете нервы говорить, что все пять Следственный комитет придумал? Чтобы высосать из пальца, нужно как минимум иметь палец.

Но самым бессовестным образом этот человек занимается уже несколько лет частным сыском — расследованием коррупции. И предлагает себя москвичам в качестве мэра.

Истосковавшись по герою, московская буржуазия не хочет замечать толщины корки из грязи, налипшей на персонажа.

Уж очень хочется все эти годы им заиметь героя.

Вы помните, как они обрадовались в экстазе «музыканту Юре», ну Шевчуку, как носились с ним целый сезон! Музыкант Юра, впрочем, сам отказался от роли, которую ему собирались навязать.

Им так хотелось своего героя, буржуазии! Они так страстно ждали, что вот, берут первого попавшегося, совсем неподходящего, в каком-то смысле прямо противоположного герою, который им нужен.

Такого энергичного мошенника берут, афериста.

Но так же нельзя!

Кто бы его ни продвигал и для каких бы целей это ни делалось, ведь персонаж настолько не подходит для роли, которую играет уже с удовольствием.

Взяли фактически мелкого жулика-бизнесмена и возвели в ранг чуть ли не спасителя Отечества.

Его история понятна. Он разбитной выходец из такой поворотливой, рукастой новорусской семьи, где каждый — и швец, и жнец, и на дуде игрец. Отставной папа со стажем в 25 лет армии (наверное, был крепким хозяйственником в армии?). Семья из самого богатого района Подмосковья, Одинцовского.

Семья подторговывала, бралась за любые афёры, плела и плетёт лозы (контору «Рога и копыта» у Ильфа-Петрова вспомните!), сшибала тугрики на чём угодно, от субконтракта с «Почтой России» на доставку для фирмы «Ив Роше», до кипрских офшоров. Такие семьи есть, они собой ещё и гордятся, такие семьи.

Закон их терпит, поскольку всех не пересажаешь.

Однако оппозиционный политик не имеет морального права иметь в своей биографии столько нечистых афёр. Не должен иметь.

Все общественные ценности попраны этой истерией вокруг Навального.

И ценности демократии в первую очередь. Демократия — это равенство возможностей. А какое тут равенство? Никакого. 32 кандидата не получили помощи депутатов от «Единой России», а Навальный и Митрохин получили. А Гудков в Подмосковье получил.

Когда ему улыбнулся случай, новоизбранный губернатор Белых взял его в свою команду, он радостно прильнул к источнику благ. От этого периода его жизни мы имеем по меньшей мере три уголовных дела: по «Кировлесу», по спиртзаводу, по исчезнувшим миллионам партии «Союз правых сил».

И вы его поддерживаете?

Ну вы и психи, ребята!

29 июля 2013 года

Ну вот, и доброе дело сделали, и нос утерли Штатам

Писатель и политик Эдуард Лимонов — о предоставлении временного убежища Эдварду Сноудену.

Представляю, как ему уже осточертела к сегодняшнему дню эта клетка в Шереметьево!

Ведь что плохо в замкнутом пространстве?

А отсутствие перспективы!

Начинаешь бешено тосковать по пространству и перспективе. Помогают фотографии памятников архитектуры, городских улиц, пейзажей…

По себе знаю, просидев в нескольких тюрьмах более двух лет.

Мне присылали фотоальбомы даже незнакомые люди, сочувствовавшие моей судьбе. Помогало.

И вот мой тёзка едет в такси из Шереметьево, рассматривая российский пейзаж. Ему должно понравиться, потому что август, дождя во второй половине дня нет, и даже солнце проглядывает.

Говорят, он поехал в Hungry Duck, известное место среди иностранцев, там в 1990-е годы голые девушки на столах танцевали. Думаю в ЦРУ и в Агентстве национальной безопасности сотрудники об этом месте целые легенды для себя нафантазировали.

Вряд ли Hungry Duck — «Голодная утка» сохранилась в том же несколько разнузданном виде, что была в девяностые, но пусть поедет, куда же и ехать засидевшемуся в клетке в Шереметьево молодому мужчине, как не к предполагаемому гнезду девушек.

То что дали ему убежище, отлично просто!

Поступили как следует.

Не позволили себя запугать туманными угрозами, к которым вначале обратились Соединённые Штаты Америки, правда, потом они сбавили обороты и уже вели себя последнее время, как робкие шантажисты, а не как наглые.

Россия поступила как самостоятельная, серьёзная держава. Теперь, я уверен, наш вес в мире увеличится.

И левые латиноамериканские страны — Венесуэла, Боливия, Эквадор, Куба, Никарагуа и другие воспрянут духом, вот есть в мире самостоятельное государство, осмелившееся отказать настойчивым просьбам о выдаче беженца наглецам-янки, ведущим себя в мире как единственные хозяева.

И все другие страны, склонные вести себя независимо, также ободрятся и будут брать с нас пример. Возможно, возникнет блок неприсоединившихся государств, каковой существовал когда-то.

История-то простая.

Эдвард Сноуден возмутился злобной практикой поведения страны, где он родился. И восстал.

И восставшему пришлось убегать от спецслужб собственной наглой Родины, которая мнит себя единовластным повелителем планеты.

И вдруг оказалось, что никто не храбр достаточно для того, чтобы предоставить ему убежище.

Или храбр, но Эдварду Сноудену до этих стран было не добраться, поскольку янки насильственно заставят сесть самолёт, в котором он будет находиться на территории любой из стран Европы и Азии, где им, янки, заблагорассудится. Инцидент с самолётом президента Эквадора помните?

И вот после, по-видимому, некоторых колебаний Россия решилась.

Рискну предположить, что помимо всего прочего, ну, помимо желания предоставить убежище гонимому парню, российское правительство вспомнило о том, что Соединённые Штаты уже множество раз практиковали разбойничий захват российских граждан на территории третьих стран и потом неизбежно уволакивали добычу домой, судили по американским законам и сажали в американские тюрьмы.

Думаю, это сыграло роль.

Поскольку такое поведение Штатов нас злило и нервировало. Хватать наших граждан нельзя. Это наши граждане.

Никому не позволено.

Я рад, я рад, что Сноуден теперь будет у нас. Это много нам плюсов.

Хочу отметить, что из множества правозащитников, называющих себя таковыми в России, очень немного нашлось таких, кто высказывался за предоставление Сноудену убежища.

Очевидно, многие не захотели портить отношения с Соединёнными Штатами, так я объясняю их поведение.

Добро пожаловать в Россию, Эдвард!

Здесь тебе рады.

1 августа 2013 года

И врать, и воровать

Писатель и политик Эдуард Лимонов — о черногорском бизнесмене Навальном.

В 1992-м, в перерыве между двумя сербскими войнами, я посетил Черногорию. Зимой.

Я не ошибусь, если скажу, что в то время я был единственный русский, поставивший свои ботинки (похвалюсь, что испанского иностранного легиона, не просто ботинки!) на черногорскую землю.

Я посетил уродливый Титоград (древняя Подгорица), но огромное впечатление на меня произвела старая каменная деревня Цетинье. Там я посетил дворец патриарха. Патриарх, ещё не старый мужчина со смоляной бородой с проседью, удостоил меня долгой беседы по-русски, попотчевал водкой, подарил кипарисовый крест и распорядился открыть для меня мощи святого князя Петра Негоша. Они не были истлевшими, только ссохлись. Святой лежал в армейском, красного сукна, мундире! Мундир кое-где истлел, святой — нет.

Цетинье вкусно пахла дымом от фруктовых дров и козьим помётом. Средневековая деревня, сказал я себе.

Сегодня Черногория — другая страна. Я с тех пор в Черногории не был и не хочу видеть эту другую страну, отелей и пляжей и зарубежной недвижимости.

Дело в том, что черногорцы, помимо того что они отличные, хотя и ленивые солдаты и как-то шутя разбили самого Наполеона, они ещё и прирождённые директора и начальники. Половина всех директоров и начальников в Сербии — черногорцы. Такое себе племя номенклатуры.

И вот несколько дней тому назад я узнаю, что у нашего российского номенклатурного породистого дуэта Алексей Навальный — Маша Гайдар, оказывается, есть в Черногории компания.

Я бы, наверное, удивился, если бы у них не было компании, ну не в Черногории, так в Хорватии, но у таких ребят с такой внешностью обязательно должна быть компания в Черногории, в Хорватии, в Словении или на Кипре. Навальный внешне прекрасно сойдёт с его пиджаками и джинсами за черногорца, они все крупные — ребята-начальники, черногорцы.

Компанию обнаружил блогер с кличкой ПолиТрэш.

Другой блогер и «интернет-деятель», этот с навальновской стороны, его начальник штаба Леонид Волков витиевато, на профессиональном жаргоне убеждает всех, что у Навального нет компании в Черногории.

Что, дескать, хакеры, враждебные Навальному, взломали реестр черногорских компаний и всунули туда компанию Навального — Гайдар.

В ответ на это противоположная сторона заявила, что это навальновские хакеры взломали черногорский реестр.

Но сегодня выступили аккуратные начальники-черногорцы и сообщили, что никакие хакеры их реестр не взламывали, что он есть, прекрасно жив и в нём значится компания господина Навального и дамы Гайдар.

Черногорцы — ослепительные деловые люди.

У них муха бесплатно не пролетит.

Я им безоговорочно верю, потому что общался с ними в Сербии несколько лет. Черногорцы говорят, что есть компания, значит есть.

Это, между прочим, не великое преступление — иметь компанию в Черногории или в Хорватии, или в Словении, или на Кипре.

No big deal!— как говорят американцы.

Что есть big deal, это то, что Навальный окружён таким количеством сомнительных ситуаций, сомнительных людей, сомнительных делишек, что просто взять и поверить, что он не crook (бесчестная персона, отвечает словарь), просто невозможно.

Как он умудрился к своим сравнительно малым ещё летам набрать такой неприлично обширный капитал сомнительных делишек, дел (в том числе и уголовных), «кировлесов», спиртзаводов, компаний в Черногории, на Кипре, нехорошую квартиру, «Яндекс.Кошелёк» с иностранными деньгами, как ему удалось собрать вокруг себя столько грязи?!

Это нужно было постараться. И очень…

Между тем кто-то настойчивый и влиятельный усиленно впаривает нам этого грязного парня, втюхивая его на выборы с особым цинизмом.

Почему с особым цинизмом?

Потому что лозунг избирательной кампании Навального знаете какой?

НЕ ВРАТЬ И НЕ ВОРОВАТЬ!

А?

23 августа 2013 года

Большой рискованный эксперимент

Писатель и политик Эдуард Лимонов — о главной интриге московских выборов.

Ночь была жаркой.

Помимо моей воли я оказался всё же втянутым в ажиотаж вокруг московских выборов.

Целую ночь метался от компьютера к радиоприёмнику и записывал, по старой журналистской привычке, поступающие результаты.

И, к моему удивлению, даже волновался, переживал, хотя агитировал-то за бойкот.

Сразу же бросилась в глаза вопиюще низкая явка.

На 18 часов в Москве проголосовали 26,28% избирателей.

Уже тотчас после 10 вечера стало понятно, что московским избирателям неинтересны кандидаты от так называемой системной, то есть парламентской оппозиции.

Дегтярёв (ЛДПР) и Левичев («Справедливая Россия») получили какие-то жалкие крохи избирательского внимания, а «коренной москвич» Митрохин, так он себя называл в рекламных роликах, получил лишь чуть больше этих двух аутсайдеров.

В конце концов к утру результаты «системных» определились окончательно:

Митрохин — 3,5%,

Левичев и Дегтярёв — по 2,8%.

То есть парламентские партии избирателей совсем не заинтересовали.

Интересно, что усиленная антимигрантская риторика Митрохина и Дегтярёва не помогла им, вопреки их ожиданиям, достичь сколько-нибудь значительного результата. «Очищу Москву!» не сработало. На разжигании страха перед мигрантами они не выехали.

Также знаменательно, что представляющий себя неутомимым защитником прав москвичей и действительно таковым являющийся Митрохин не заинтересовал избирателя. Получается, все эти годы Митрохин попусту тратил время, отстаивая дворы от уплотнительной застройки, а старые здания — от сноса…

Теперь уже ясно, что московские выборы были обречены на поединок Собянин–Навальный.

Почему?

Власть решилась провести Великий Эксперимент. Власть взяла курс на широкую политическую толерантность, на селективную демократизацию выборов.

Ведь Собянин буквально на себе втащил в выборы Навального, практически навязав ему половину требуемых подписей муниципальных депутатов. 55 депутатов от «Единой России» под давлением Собянина отдали свои подписи за выдвижение Навального. Тот ухмыльнулся и цинично взял подписи.

И преодолел муниципальный фильтр.

А Генпрокуратура выпустила свежезарегистрированного кандидата из тюрьмы. Беспрецедентно! Небывало!

Это ли не втаскивание на себе?

А сильные либеральные СМИ навязали Навального избирателям.

Плюс огромные деньги были вброшены в кампанию Навального. Об этом можно судить по обилию агитационных материалов, по их качеству, один концерт на проспекте Сахарова стоил, предполагаю, бешеных денег.

По моему мнению, это были деньги «Альфа-Групп» и, может быть, не только «Альфа-Групп».

Потому столкновение Собянин–Навальный сделалось неизбежным.

Избирательная кампания Навального, сделанная по американским лекалам, современная и энергичная, с технологическими прибамбасами всякими, вроде пресловутых «кубов», обратила на себя внимание.

В результате получился поединок между действующим мэром, три года управляющим Москвой и ничего плохого за это время не натворившим (а это важно!), и мечтой о протестном мэре — её олицетворял Навальный.

У мечты есть преимущества, она расплывчата и неопределённа, но манит этой загадочной неопределённостью.

Немаловажным является и то обстоятельство, что Навального признали своим рассерженные горожане, те люди, которые в 2012 и 2013 годах выходили на московские улицы, требуя перемен, целый класс москвичей.

Новое манит, есть украинская пословица, удачно выражающая жажду новизны: «Хоч гiрше, та iнше!», то есть пусть худшее, но новое.

Я далёк от людей власти, мне трудно понять, что у них там в черепных коробках, у этих господ, но такое впечатление, что, решившись на большой эксперимент с Навальным, они перегнули палку, не предвидели подобного результата, когда даже возникла угроза второго тура, не оценили могущества реальной жажды перемен.

А она оказалась такой сильной, что заставила несколько сот тысяч избирателей проголосовать за вполне себе мутного бизнесмена с сомнительным прошлым, имеющего помимо пятилетнего срока по приговору суда по «Кировлесу» за мошенничество еще несколько уголовных дел, за человека, как мы успели убедиться, циничного и морально нечистоплотного.

Любовь зла, полюбишь и козла, очень уж хотелось перемен.

Какие дальнейшие у власти планы на Навального, я не могу знать.

Вероятнее всего, Кировский областной суд оставит его на свободе, в один из этих дней заменив ему приговор на условный.

А возможно, его совсем помилуют либо подведут под какую-нибудь ловкую амнистию.

Сажать человека, получившего 27% с лишним в городе Москве,— ну ведь скажут, что это политическая репрессия.

«Я его приглашаю, пускай приходит!» — уже пригласил своего соперника Собянин.

Навальный пока хорохорится и намекает на то, что якобы выборы были частично сфальсифицированы, цитирует в качестве доказательства мультфильм «Алиса в стране чудес», цитирует «Они опять взялись за своё», но он неизбежно смирится.

Как показали события последнего года, Навальный не безрассуден и очень даже договороспособен.

У меня такое предчувствие, что власть больше не позволит себе подобных нервных Больших Экспериментов.

9 сентября 2013 года

Теракт в Найроби — мини-Сирия

Писатель и политик Эдуард Лимонов — о том, кто виноват в кенийской трагедии.

Четвёртый день слышны выстрелы и взрывы в торговом центре «Уэстгейт» в Кении.

Весь мир следит за происходящим по телекам и через интернет.

Сборный интернациональный отряд приверженцев ультра-радикального ислама сумел уже уничтожить 68 посетителей этого богатого торгового центра, служившего местом шопинга, прогулок и развлечений для богатых кенийцев и иностранцев.

Кения, некогда жемчужина британских колоний в Чёрной Африке, освободившись от колониализма, полсотни лет оставалась самой, может быть, спокойной и европеизированной страной Африки до субботы, 21 сентября.

В субботу в торговом центре находились родственники президента Кении Ухуру Кениаты, его племянник с невестой, поэт из Ганы Кофи Авунор, жена сотрудника посольства США, а ещё граждане Великобритании, Франции, Канады, Китая, Австралии, Индии.

Мы знаем их гражданства, поскольку все они погибли, в количестве 68 человек. Стрельба сегодня возобновилась, так что погибших будет больше, а кроме того, 63 человека заявлены пропавшими без вести. Так что количество погибших наверняка увеличится и за счёт пропавших.

Известно, что напали на торговый центр боевики организации «Аль-Шабаб», близкой к «Аль-Каиде».

Совсем в духе времени боевики, атакуемые и атакующие, находят время для того, чтобы писать в «Твиттере». Вот что пишут, один пример:

«Наша Шерафия Льютуэйт ака Саманта — смелая леди. Мы счастливы иметь её в своих рядах».

Оказывается, командует лютыми чёрными боевиками белокожая полная британка с веснушчатым румянцем на щеках.

Такое мы раньше только в романах могли прочесть, а теперь на «Euronews» и повсюду видим.

У Саманты Льютуэйт, ей 29 лет, кличка — Белая вдова. Поскольку её муж, мусульманин с Ямайки, был тем террористом, который в 2004 году устроил взрывы в лондонском метро, тогда погибли 59 человек. Вдова, таким образом, уже превзошла мужа по количеству оставленных после себя трупов. В 2007 году она переехала в Кению с тремя детьми от того парня. Ислам она приняла, когда ей было 15 лет, в родной Британии.

Процессы, которые происходят на британской земле, на окраинах её городов, принявших у себя целые толпы враждебных Британии ребят, нам неведомы. А они там встречаются между собой, охмуряют и белых, в особенности девиц, и вот мы получаем это расползание по планете такого криминального ультра-исламизма.

Среди погибших террористов, сообщают СМИ, помимо яркой, широко улыбающейся синеглазой фурии Саманты есть граждане США и Великобритании.

Вы помните, как европейцы, безопасно бомбя Ливию с воздуха, снабдили деньгами и оружием такого же типа отмороженных боевиков, и те свергли беззубый режим Каддафи в кровопролитной гражданской войне без правил. И вы видите, что творится в Ливии сейчас. Там продолжается античеловеческий беспредел.

Соединённые Штаты, их сателлит Турция, Саудовская неприятная монархия и султанаты Персидского залива при помощи Франции и, возможно, всего европейского Союза, мы не знаем всех подробностей, развязали и гражданскую войну в Сирии. Исполняют эту войну те же кромешные террористы, того же типа боевики, что воевали в Ливии, в Афганистане с талибами, и воюют в Сирии.

Запад по-видимому не умён, если он надеялся, что сможет контролировать расползание подобного вооружённого люда по планете.

Мы были совсем недавно свидетелями того, как пройдя из Ливии по самой границе Алжира, вооружённые боевики, ветераны ливийской войны, вторглись в Мали, страну Чёрной Африки, бедную и слабо защищённую. И захватили большую её часть.

Тут пришлось проснуться французам и послать туда свой Иностранный легион. Ливийских ветеранов кое-как остановили, часть страны отвоевали, точнее, столкнули ливийских дьяволов в северные пустынные окраины Мали.

И вот Найроби. Кения. Спокойная европеизированная страна.

Четыре дня идёт форменная, с признаками людоедства, война.

Почему людоедства?

Потому что боевики стали отрубать руки и сжигать лица.

СМИ нам сообщают, что это делается для того, чтобы трупы не опознали. Однако что им до того, опознают ли трупы посетителей торгового центра?

По моему мнению, боевики отрубают руки и сжигают лица своим погибшим, чтобы их нельзя было опознать.

Но даже если это так, изуверство оно и есть изуверство.

Свихнувшийся на своих внутренних проблемах (однополые браки, например, полит-корректность, безработица, экономический кризис), Запад как-то плохо соображает, что ему противостоит архаичная, но от этого не менее опасная, очень сильная цивилизация. Цивилизация исламского радикализма. И что невозможно, разрушив порядок в Ливии, в Ираке, разрушая его в Сирии, надеяться, что порядок не будет разрушен в Мали и в Кении, а потом и в Париже, и в Лондоне.

Ислам был вполне послушной и тихой религией последнюю сотню лет.

Но будучи унижен, побеждён, низведён до степени религии бедных и бесправных, он в конце концов омолодился и стал по звериному смел. Он сделался на наших глазах ультра-исламом. Религией вооружённых бедняков, ненавидящих богатые и заносчивые страны.

Я часто обращаюсь к Корану (Курану будет правильнее), неплохо знаю жизнь пророка Мухаммеда и восхищён подвигом его жизни, у меня в доме всегда есть несколько десятков книг по исламу. Часто обращаюсь как к справочнику к «Достоверным преданиям» Аль-Бухари.

Нахожу ислам поэтичной и красивой религией.

Нахожу, что в России исламу не уделяется должного внимания, нужно бы его возвысить вровень с православием.

Но я гляжу на происходящее в мире, происходящее с попустительства и с помощью Европейских стран и США, с большой тревогой гляжу.

Нельзя помогать тем силам Зла, которые используют ислам для своих целей.

Вы уже выкормили Зверя, европейские и американские мерзавцы.

Очень тяжело всем придётся в ближайшем будущем.

24 сентября 2013 года

Русские стреляли в русских

Писатель и политик Эдуард Лимонов — о событиях осени 1993 года.

21 сентября 1993-го, вечером, Ельцин ещё дочитывал с ядовитого экрана телевизора указ №1400 о роспуске парламента, а я уже уложил в армейский рюкзачок бульонные кубики, шоколад, пару блокнотов, смену белья и вышел.

В Доме Советов, его тогда усиленно называли «Белый дом», вскоре он станет чёрным от пожаров, я оказался среди первых девяти добровольцев. Целых два генерала выстроили нас в вестибюле вдоль раздевалки, скомандовали: «Направо-о!» и пошли разводить нас по постам.

Меня определили на пост №1 — это главный вход в здание с набережной Москвы-реки. Пост неудобный для защиты, потому что выходит на реку не просто дверьми, а целой стеклянной стеной, которая осыпется от первой автоматной очереди. Так как я уже имел боевой опыт в Сербии и Приднестровье, мне это было ясно с одного взгляда.

Нас оказалось на посту четверо: два милиционера, я и ещё хромой парень. На всех — один пистолет у дежурного милиционера.

На мой вопрос: «Стволы дадите?», генерал в шляпе и кожаном пальто ответил: «Дадим, когда начнётся!»

— А успеете?

Генерал указал на обычную дверь неподалеку: «Вон оружейная комната!»

Я подошёл к стеклянной стене, вгляделся в темноту. Там, где заканчивались ступени, ведущие к нам в здание, увидел плотные цепи военных.

После полуночи в той части здания Верховного Совета (ВС), что возвышается, как башенка, над общим массивным туловищем его, я от имени только что созданной партии нацболов подписал документ, бросавший вызов указу Ельцина. Подписал седьмым, чем и горжусь сегодня.

Мы отказались подчиниться.

И потянулись тревожные две недели конфронтации.

ВС не спал совсем, по коридорам ходили потоком люди, в комнатах спорили.

В зале заседаний ВС шло непрерывное голосование: депутаты круглосуточно свергали министров и назначали новых. Лучше бы они разъехались по заводам и воинским частям, подняли бы народ, думал я. Но я был рядовым участником, на ход их повлиять не мог.

Россия проявила тогда свой твёрдый характер, сказав «нет» президенту Ельцину.

Начавшись с конфронтации двух ветвей власти (напомню, что спикер ВС Хасбулатов был изначально, при избрании, ставленником Ельцина, а Руцкой — его вице-президентом) в течение двух недель протест превратился в столкновение двух Россий: буржуазной, победившей в 1991 году, и народной, советской ещё.

К Дому Советов пришли тогда во множестве левые, коммунисты, анархисты, новые комсомольцы и «патриоты», как их тогда называли. Были среди них и баркашовцы.

Люди приходили тысячами. Из них даже сформировали полк те самые генералы, что разводили меня в первый вечер после указа.

Но все они пришли без оружия.

А воинские части, командиры которых при различных обстоятельствах обещали когда-то Ачалову и Макашову присоединиться, своих солдат не привели и сами не появились.

Вначале их страстно ждали, затем уныло перестали ждать.

Оружейная комната — Господи, в ней обнаружилось лишь табельное оружие милиционеров из обычной, полагавшейся ВС охраны. С полсотни пистолетов и от 10 до 15 автоматов.

Армия безнаказанно осадила ВС. Были отключены телефоны, свет, водопровод.

Здание было окружено четырьмя кольцами военных.

Всю ночь армейские репродукторы предлагали осаждённым сдаться.

Зловеще выглядело всё это.

Неожиданно, 3 октября днём народ, собравшийся у метро «Октябрьская», у памятника Ленину в немыслимом количестве нескольких сотен тысяч человек, прошёл по Садовому кольцу, гоня перед собой силы милиции, и снял осаду с ВС одним наскоком.

Я поехал с народом в Останкино брать телевидение.

Нас встретили шквальным пулемётным огнём спецназовцы отряда «Витязь».

Стреляли из окон технического центра телестанции, продолжили трассирующими из-под крыши основного здания, затем на улицу Королёва выкатились бэтээры и безжалостно застрочили из пулёметов по безоружной толпе. Стоны. Срезанные очередями падали в изобилии ветки деревьев.

Когда на выручку прибыл генерал Макашов с отрядом, я насчитал у них жалкие 11 автоматов. Захватив первый этаж технического центра, они вынуждены были позднее отступить.

Силы были вопиюще неравны. В те дни ельцинская сторона усиленно распространяла дезинформацию, будто бы подземелья здания ВС были забиты оружием. Свидетельствую, что это была коварная ложь. Только скромное содержимое оружейной комнаты имелось в наличии у сторонников Верховного Совета.

У телецентра погибли тогда десятки, в их числе были иностранные журналисты. Мне посчастливилось, даже ранен не был. Несмотря на то что в один момент увидел красную точку ночного прицела на своём бушлате.

К утру по зданию ВС стали стрелять танки. Расстрел из танков парламента в европейской столице — факт неслыханного злодейства, признаем это.

Известны имена 173 человек погибших тогда.

В истории России 3 и 4 октября 1993 года останутся как печальная дата.

Русские стреляли в русских.

3 октября 2013 года

У острова Лампедуза погибли ливийские беженцы

Писатель и политик Эдуард Лимонов — о том, кто пострадал в кораблекрушении у берегов Италии.

Взгляните на карту.

Остров Лампедуза, клочок вулканического происхождения суши, площадью в несчастных 20 кв. км, находится в старинном Средиземном море человечества, на расстоянии в 205 км от острова Сицилия и в 113 км от Туниса.

А помимо Туниса самой ближайшей к Сицилии сушей является побережье многострадальной Ливии, где воцарился хаос вооружённых банд, завладевших страной после свержения режима Каддафи. Социалистическую исламскую республику Джамахирия свергли, конечно же, не банды, её бесчеловечно выбомбили военно-воздушные силы стран Запада, в том числе Италии.

З-го октября из ливийского порта Мисурата вышло небольшое судно с более чем пятью сотнями нелегалов, стремящихся достичь благословенной земли Италии, спасающихся из Ливии, от мрачной и опасной жизни в хаосе вооружённых банд. З-го октября капитан Халед Бенсалам, гражданин Туниса, обнаруживает поломку двигателя. Судно прекращает движение.

Судно находится недалеко от острова Лампедуза.

На борту простые люди, беженцы, множество детей.

Уже темнеет, уже ночь.

Простые люди, беженцы, да ещё в таком количестве, конечно же, плохо управляемы. Ни капитан, ни малочисленная команда не могут ими командовать или уследить за ними.

Беженцы зажигают простынь, чтобы корабли итальянской береговой охраны или любые другие корабли обратили на них внимание. Зажигают простынь на судне длиной 20 м! Возникает пожар, и огонь достигает резервуара с топливом.

Спасаясь от огня, в панике, люди переместились на борт, который не охвачен пожаром.

Возникает крен на этот борт, и судно переворачивается.

Оно покоится теперь на глубине 47 м, и всё это время спасатели не перестают доставлять из глубин старого Средиземного моря трупы.

Спасены и спаслись сами только 155 человек.

Найдены уже тела 274 погибших.

Это не первая трагедия у берегов острова Лампедуза.

В начале августа на утлом судёнышке длиной 15 м из Ливии добрались до острова 271 человек. Ещё 80 добрались в качестве трупов. Задохнулись от выхлопных газов двигателя судна.

В апреле 250 беженцев погибли в кораблекрушении у берегов острова.

Остров Лампедуза — основной пункт прибытия в Европу беженцев из Северной Африки.

По данным ООН на 30-е сентября, в Италию морским путём прибыли 30,1 тыс. мигрантов.

Но вернёмся на остров, где и по сей день вылавливают трупы из воды.

Тут начинается самое странное.

Ну ладно, некоторые источники предлагают присудить жителям острова Лампедуза Нобелевскую премию мира. Странное предложение, если учесть, что всех спасшихся обвиняют в нелегальной иммиграции, а наказание предусматривает штраф в размере €5 тыс.

В Италии всерьёз говорят о предоставлении итальянского гражданства всем погибшим! Что есть еще более странное предложение. Какое-то жестокое, даже я бы назвал его дьявольской насмешкой.

Но чего не бывает.

Однако вот что невероятно.

Итальянские СМИ, а за ними и СМИ всего мира, включая российские, пишут что 3-го октября у острова Лампедуза потерпело крушение судно с мигрантами, сомалийцами и эритрейцами.

Вот тебе и раз!

Вышли из порта Мисурата в Ливии, а беженцы — сомалийцы и эритрейцы.

Взгляните на карту Африки.

Сомали находится на экваторе, на побережье Индийского океана, её южную часть пересекает нулевой градус широты, а чтобы добраться до порта Мисурата, сомалийцам нужно пересечь почти сорок градусов по широте, да ещё и углубиться далеко на северо-запад континента, пройти через добрый десяток африканских стран.

Эритрейцам предстоит чуть меньший путь, но всё равно невероятная и сложная задача.

Но Италия не бомбила Эритрею и Сомали. Поэтому у неё нет особенных моральных обязательств по отношению к эритрейцам и сомалийцам.

А вот Ливию Италия нещадно бомбила, разрушила её государственность и является прямой виновницей ливийской трагедии.

Жертвами трагедии у острова Лампедуза были, конечно же, ливийцы!

Ливийцы!

Италия ответственна за то, что она сделала с Ливией.

Италия не хочет быть ответственной.

Они не найдут документов у погибших.

9 октября 2013 года

Условный Навальный

Писатель и политик Эдуард Лимонов — о том, чем закончилось дело «Кировлеса».

Судья Альберт Александрович Прытков явился в зал заседаний №416 в областном суде города Кирова в 09:56.

Точный, как бритва.

По обе стороны от него опустились вспомогательные судьи, мужчина и женщина. Эти так и не сказали ни слова до самого конца заседания. И после не сказали.

Через три минуты Прытков уже установил личности осуждённых Алексея Навального и Петра Офицерова.

Осуждённые и адвокаты уселись рядком за один стол, слева направо.

Офицеров в розовой рубашке, его адвокат Давыдова, Навальный в голубой с белым рубашке, адвокат Навального Михайлова, за ней неизвестный мне адвокат, а крайним справа сел адвокат Кобзев.

И гособвинение, прокуроры Черемисинов и Петелина, как полагается, сели за один стол.

Судья Прытков производит впечатление. Черноволос, худ. У него энергичное, скорее смелое лицо. Глаза не опускает, моргает, правда, часто, но, вероятно, не от волнения, скорее привычка.

Адвокаты осуждённых заявили о двух ходатайствах.

Рассмотрим позже, сказал судья.

Адвокат Михайлова выступала 14 минут, потребовала приговор отменить, Навального и Офицерова оправдать. Привела доводы.

Затем выступил Навальный. Его арию мы знаем, сегодня ария ничем не отличалась:

«Дело сфабриковано Следственным комитетом по политическим мотивам…»

Во время выступления Навального Альберт Прытков стал перебирать пальцы рук, морщиться и даже облизывать губы.

Навальный выступал 7 минут.

После него тоже 7 минут выступала адвокат Офицерова, Светлана Давыдова, тучная молодая дама.

Выступала не хуже адвоката Михайловой.

Офицеров в розовой рубашке уложился в 4 минуты. Сказал, что в Ленинском суде его и Навального судья Блинов судил по ощущениям.

Прокурор Петелина сказала, что считает доводы защиты несостоятельными. Прокурор Черемисинов поддержал её, а как иначе. Они оба уложились в пару минут.

Уже в 11:03 судья предложил защитникам — адвокатам подсудимых — изложить вкратце содержание ходатайств.

Что и сделала адвокат Михайлова, тучная молодая дама.

Первое ходатайство было о проведении финансово-экономической и товароведческой экспертиз.

Второе — о вызове в суд дополнительных свидетелей.

Сторона обвинения, оба прокурора, заявили, что ходатайства защиты удовлетворению не подлежат.

Выступил Навальный. Экспертиз, имеющихся в деле, недостаточно.

Адвокат Давыдова: «Свидетели не допрошены».

11:21. Судебная коллегия во главе с Прытковым удаляется в совещательную комнату.

Уже в 11:37 судьи возвращаются.

Прытков: «Суд находит ходатайства защиты не подлежащими удовлетворению».

Адвокаты мрачнеют. Офицеров закрывает лицо рукой.

Спокойнее всех Навальный.

Вероятно, он знает то, чего другие за столом защиты не знают.

Начинаются прения.

Защита явно завяла, адвокаты, вероятно, надеялись на то, что ходатайства удовлетворят и процесс растянется.

Не тут-то было!

Адвокаты почти лишились дара речи. Ограничиваются короткими фразами.

В 11:45. Слово уже держит прокурор Черемисинов. Он сурово повторяет все формулы приговора суда низшей инстанции.

11:59. Говорит Навальный, неожиданно романтически, как поэт или ребёнок: «Я третий раз выступаю с последним словом… Вокруг меня всё люди в форме. Всё это кажется мне шуткой. Вот, кажется, сейчас они зажгут бенгальские огни, снимут маски и скажут: «Это была злая шутка!» Но всё, оказывается, не шутка…»

12:03. Суд удаляется в совещательную комнату. Судья Прытков заявляет, уходя: «Время оглашения приговора — 12:30».

Всего-то. По административным статьям приговоры делают дольше.

12:28. Все усаживаются. Подсудимые и адвокаты за прежний стол, в прежнем порядке.

Около них только один пристав.

Мне так сразу понятно, что приговор будет условным. В случае реального срока в зал бы уже давно зашла полиция.

Офицеров влез в мобильный телефон.

Навальный протёр лоб, подпёр подбородок рукой. Постукивает пальцами по столу, понял, что его видят камеры, спрятал руки под стол.

Полез за сумкой, убрал туда ноутбук.

Адвокат Михайлова трёт руки. Адвокат Давыдова вертит в руке паспорт и ударяет его рёбрами о стол.

12:34. Все встали.

Судья Прытков сообщает, что огласит только вводную и резолютивную часть приговора.

Оглашает: «…рассмотрев, определила… Приговор изменить, считать условным… с испытательным сроком в пять лет».

Навальный улыбается…

Предсказываю, что Алексей Навальный будет вскоре амнистирован, согласно закону, проект которого был разработан Советом по правам человека при президенте РФ по его требованию и вчера положен был президенту на стол.

Амнистированный Алексей Навальный будет участвовать во главе зарегистрированной партии «Народный альянс» (её зарегистрируют) в выборах в Московскую городскую думу. К этим выборам, вы это заметили, Навальный уже начал готовиться.

16 октября 2013 года

Про Юлю Украину

Писатель и политик Эдуард Лимонов — о том, что сближает символ оппозиционной Украины с русской литературой.

Я называю её Панночка, не по Гоголю, а скорее по тому сказочному, лубочному образу, который она себе так удачно выбрала.

Она сама выглядит как Украина, эта женщина-девушка с кренделем плетёной косы вкруг головы.

Такой образ готов для того, чтоб поместить его на почтовые марки, вышивать его, помещать на тарелки и рушники.

Перед тем как его поместят на иконы.

Не знаю, видят ли украинцы в ней Украину, я вижу.

И вот страна Украина держит девушку Украину за решёткой.

То, что она изначально была предприниматель, бизнесмен, сошло с неё, забылось, как-то смыто уже тем, что с ней произошло в последние два года…

Совсем неинтересно, что там она продавала-покупала, как бизнесменствовала. Она существует сейчас уже в фольклорном времени, вместе с Тарасом Бульбой и его сынами, с Мазепой, с русалками, лешими и водяными, с эпическими Богданом Хмельницким, философом Сковородой, с национальным Тарасом бок о бок, наконец.

Тем, который «садок вишневий коло хаты».

Она уже сравнялась с Эвитой Перон, а может, и затмила её.

Пресные данные политической биографии её тоже размылись, как и её предпринимательская юность.

Ну да, она лидер Всеукраинского объединения «Батькiвщина».

Верно и то, что она была премьер-министром Украины и что поучаствовала в президентских выборах 2010-го года, получила целых 45,47% голосов избирателей, всего на 3% меньше Януковича.

А вот дальше, после того как её арестовали в августе 2011-го года и дали семь лет заключения, она стремительно превращается в Украину.

Становится собирательным образом невиданной силы и слабости. Ведь Украина и сильна и слаба.

Страдает ужасно.

И от физической боли — у неё проблема с позвоночником (у фольклорных персонажей не бывает истории болезни и названий болезни, это лишние детали),— и от неизбежной за решёткой антисанитарии. Для женщины-то тяжко, как княжне Таракановой в утлом возке, на гнилой соломе…

Обвинения у неё тоже фольклорные: вошла в сговор с Россией якобы и заключила невыгодный Украине договор. Ну это же обвинения, которые раздавались и в адрес гетмана Богдана Хмельницкого. На минуточку…

Гонитель её не так важен сам по себе. Такие рыхлые фигуры гонителей приходят в Историю, чтобы символизировать рыхлое, тёмное пятно Зла, чтобы на их мутно-тучевом фоне сияла бы золотокосая.

Однако и гонитель по первому разряду, не просто какой-то областной злодей, но глава государства, царь-президент-император над южным народом хохлов. Только что не зовут Кир, или Дарий, или Тит, или Веспасиан какой-нибудь. Однако жёстким Римом от него тянет. Насилием несёт.

Украинская Верховная рада, так или иначе, закроет тему лечения Юлии Тимошенко за границей где-то с 5-го по 8-е ноября.

Они обещали.

Однако там есть несколько выходов из положения.

Сторонник Юлии, депутат Андрей Павловский («Батькiвщина») предлагает автоматическое помилование, основываясь на решении Европейского суда по правам человека. А ЕСПЧ признал в апреле 2013-го года «содержание госпожи Тимошенко под стражей — произволом».

Сторона Императора, Партия регионов, заявляет, что Юлия Тимошенко отбыла лишь незначительную часть срока и, учитывая тяжесть преступления, «для помилования нет оснований», это Сергей Гриневицкий из Партии регионов сказал.

Предлагается и частичное помилование, которое предполагает штраф в $200 млн (фольклорные деньги, сумма поразительная, заметьте) и потерю гражданских прав на три года.

(А Панночка Юля выдвинута единым кандидатом на президентские выборы 2015-го года.)

В Германии говорят, что клиника Charite уже ждёт украинский символ к себе на лечение. Не столько из любви к Юлии, сколько чтоб Украина окончательно отлипла от России.

Ноябрь станет судьбоносным месяцем в судьбе Юли Украины.

В конце ноября в Вильнюсе, на саммите «Восточного партнёрства» должно состояться подписание соглашения об ассоциации Европейского союза с Украиной.

Европейцы поставили условием подписания соглашения освобождение золотокосой из-за решётки.

И давят на Императора, который давно уже выбрал европейскую сторону.

Ещё она и родилась 27-го ноября, Юля.

Пока она находится в железнодорожной больнице в городе Харькове. Под охраной, конечно же.

Когда мне было три года, я некоторое время лежал в этой больнице, меня лечили от кори, я даже оглох на короткое время, так меня болезнь прижала.

Помню, что когда мать несла меня из железнодорожной домой, я перепугался поезда, вцепился в мать и очень кричал.

Не доверял, видимо, матери.

Так что у нас общая больница с национальным символом Украины.

25 октября 2013 года

Эдуард Лимонов выпустил сборник журнальной прозы

«Апология чукчей» отражает мир большого писателя и авантюриста

На первый взгляд странная комбинация: яростный ниспровергатель буржуазных ценностей и журналы, основная бизнес-задача которых — продавать обывателям дорогую жизнь и ее приметы: машины, часы, костюмы-парфюмы. Но Лимонов прагматичен по-европейски и циничен по-ленински: «капиталист сам продаст нам веревку, на которой мы его повесим».

В конце концов, на вопрос можно смотреть по-разному: с одной стороны, писатель Лимонов вроде бы помогает капиталистам продавать их Jaguar, с другой — на примерах из собственной жизни объясняет городу и миру, сколь малое значение имеют все эти цацки по гамбургскому счету. А капиталист эти нелицеприятные для него смыслы еще и оплачивает.

Странное на первый взгляд название «Апология чукчей» — на самом деле вполне буквально. Лимонов, хотя и не скрывает восхищения перед глобальными проектами и личностями вроде Наполеона, на самом деле всегда на стороне отщепенцев и малых батальонов. Будь то сербские ополченцы или те же чукчи, сражавшиеся луками и стрелами против казаков с ружьями и пушками.

Сборник, возможно, лучший за десятилетие у обильно пишущего автора, можно охарактеризовать как «Лимонов-лайт». «Апологии чукчей» далеко до экзистенциальных глубин «Эдички» или «Дневника неудачника», но книга на удивление полно и красочно отражает Лимонова и его мир, мир большого писателя и авантюриста, имморального и притягательного, который словно поставил себе целью реализовать все романтические стратегии — от Шиллера и Байрона до Жана Жене.

Клочки лимоновской биографии летят в сборнике буквально по закоулочкам — тут и тюремный опыт, и политический, и эротический, и военные приключения, и очерки о выдающихся современниках, исполненные с непременной лимоновской прямотой и долей высокомерия, но без тени старческой желчности, что подкупает у автора, разменявшего восьмой десяток.

На удивление купирована до малых доз обычная для Э.Л. самовлюбленность, и это чрезвычайно идет книге. А известная любовь к эпатажу здесь переходит в умение спокойно говорить неудобные, хотя и очевидные вещи — вроде рассуждения о корнях гитлеровского нацизма в германской культуре, начиная с Лютера.

Сборник можно смело рекомендовать читателю, не знакомому с творчеством Лимонова (если такие еще есть): в короткой журнальной прозе намечены, кажется, все эстетические и идейные линии, характерные для автора. А еще книга наводит на размышление: родись Лимонов не в СССР с его идеологическим прессингом и одновременным культом высокой книжной культуры, а в так называемом «свободном мире», кем бы он стал?

Скорее всего — выдающимся репортером, очеркистом, стрингером, но писателем все же вряд ли. В этом качестве Лимонов, конечно, при всем его «мировом гражданстве» — дитя СССР и, надо сказать, один из очень немногих в его поколении, кто от этого никогда не открещивался.

30 октября 2013 года

Так же сожрали капитана Кука

Писатель и политик Эдуард Лимонов — о том, почему от Навального отвернулись его соратники.

В том, что ультралибералы рано или поздно сожрут своего Навального, я нимало не сомневался.

Вот они его и жрут. Приступили.

Почему я не сомневался в их обязательном акте антропофагии?

Потому что я наблюдал ещё в 2006-м и 2007-м годах отношения между господином Каспаровым и господином Касьяновым.

Образовав с огромным трудом в июле 2006-го широкую коалицию «Другая Россия» (не путать с партией, которую я впоследствии создал в 2010-м), Каспаров терпел бывшего премьера ради пользы дела целый год, невыносимое количество времени для быстрого и кипучего Каспарова.

Но не дотерпел, соперничество вокруг выдвижения общего кандидата в президенты на выборах 2008-го года взорвало ситуацию. Каспаров не мог позволить Касьянову стать единым кандидатом в обход такого гения, как он, Каспаров, The Champion ведь.

В конце июня 2007-го на совещании в офисе Касьянова, длившемся семь долгих часов (крики, обвинения, оскорбления…), Каспаров порушил и затоптал коалицию, которую сам же с огромным трудом и затратами вместе с нами и создал.

Легкомыслие?

Не дотерпел.

Тогда пролетели оба.

Ни тот ни другой не были допущены до выборов.

С Навальным происходит подобное же.

Его ультралиберальные товарищи терпели-терпели его, но вот не дотерпели.

Почему?

Ну, во-первых, они все чувствуют себя Наполеонами.

Все владеют словом, что Акунин, что Шендерович, что Пархоменко, что Рыклин, что Пионтковский и Илларионов, ставшие противниками Навального ещё ранее. Ведь все работники умственного труда. У всех политические амбиции. А тут один вырвался, и не самый владеющий словом даже.

Во-вторых, «болотные» вожди терпели Навального даже дольше, чем Каспаров вытерпел Касьянова, с декабря 2011-го по ноябрь 2013-го, чуть ли не вдвое больше. Им хотелось, но терпели, как в туалет люди хотят, аж извиваются и притопывают на месте, но терпят.

Но тут прорвало.

Появился предлог, чтобы ненависть, и ревность, и зависть, и чувство соперничества вырвались наружу.

Да и просто попинать Идола всегда приятно интеллигентному человеку. «Приличному», как они себя называют, тем более. Такое совершить святотатство, не хуже чем инцест или педофилия по количеству адреналина, выброшенного в кровь. «Ааааааа! Размахнись, рука, раззудись, плечо!»

Между тем Навальный ничего особенного не сделал.

Более того, вёл себя скромно, не вызывающе по отношению к «болотным» товарищам, он даже не пошёл на «Русский Марш» в этом году. Так он и в прошлом не пошёл. Сказал — вы идите, а я не пойду…

Ну, большое дело.

Причина совсем незначительная, чепушиная, на мой взгляд. Явно предлог, а не причина.

Навальный, нужно же его понимать.

Он устроен довольно просто.

Его за хождения на националистические марши ведь и из «Яблока» выгнали.

А почему он ходил туда? Да просто своим не политическим, а бизнесменским, не очень талантливого бизнесмена прямым умом он полагал, что всякий раз, как идёт на «Русский Марш», то пополняет свой политический кредит и когда-то этот кредит ему пригодится. Элементарная арифметика.

И тут они против него восстали!

Заметьте, я неустанно стираю Навального с политической карты оппозиции за то, что он мошенник — и как бизнесмен, и политический мошенник, за беспринципность, цинизм (взял подписи муниципальных депутатов от «Единой России», чтобы попасть на выборы, предал требования Болотной, и т.д.).

Но «болотные» вожди ставят ему в вину не его мошенничества коммерческие и политические, на это они закрыли глаза, а то, что, не пойдя на «Русский Марш», он призвал идти на «Русский Марш»!

Кого призвал-то? Какой-нибудь Доброхотов, или Чирикова, или Олег Козырев не устремятся на «Русский Марш» ни при какой погоде.

На подростков из спальных районов, которых на РМ всё больше, Навальный имеет разве что такое влияние, что ему зададут вопрос, а русский ли он, и хорошо если не «прыгнут» на него, так как вид у него не свой, а заграничный и слишком холёный.

Они все стали Новодворскими вмиг, вожди Болотной, все стали адски принципиальными.

Потому что терпеть уже не могут, по аналогии с человеком, которому в туалет хочется. Аж дрожат, бедняги. Почти два года терпят.

Акунин:

«Пусть лучше остаётся борцом с шубохранилищами, распилами и нечестными тарифами ЖКХ. Это всё дела важные, нужные и для страны неопасные. А в лидеры общедемократического фронта этот политик, по-моему, не годится. Во временные союзники по каким-то отдельным направлениям деятельности — может быть. Но и только».

Суровый Акунин, Робеспьер прямо. Комиссар.

Пархоменко (за его плечами высится зиггурат «Эха Москвы»):

«Националистические заигрывания кажутся мне обидной и опасной ошибкой Навального… считаю это признаком его политического нездоровья…», «так что пусть Алексей Навальный внимательно смотрит на зигующий марш, которому попытался помочь. А я уж буду так же внимательно смотреть на Алексея Навального».

Звучит Пархоменко угрожающе. Как Агранов или этот, Ягода?

И Рыклин предупреждает Навального:

«Так что, Лёша, извини, но пора как-то определяться. Иначе дальше не получится. Вот просто не получится, и всё».

У Рыклина видятся скромные, но ромбы на петлицах, либеральное ВЧК.

Шендерович:

«Либо, знаете ли, Акунин-Чхартишвили, либо Белов-Поткин. Боюсь, вчетвером они не соберутся, только по двое,— и надо выбирать. Выбирать теперь уже вам, Алексей, потому что мы-то недавно выбирали, и как раз Вас.

И последнее, личное. Вам, конечно, очень тяжело сегодня: скотская власть держит на крючке Вас и Вашу семью, а тут ещё либералов отовсюду набежало и прессуют за каждое неосторожное слово… Но что поделать: Вы назвались груздем!

Вы вызвали большие надежды, Алексей,— привыкайте к симметричной ответственности».

Страшно, аж жуть. Непонятно, почему Акунин-Чхартишвили весь в сиянии, а Белов-Поткин — нет.

То есть они жрут уже Навального, так же как сожрали своих предыдущих Идолов, начиная с Сахарова. Техника внутривидового пожирания у ультралибералов не изменилась.

Так же сожрали капитана Кука. Вначале один дикарь бросил острый камень в капитана. И все дикари увидели, что он не Бог, что кровоточит. А то, что кровоточит, можно съесть.

7 ноября 2013 года

Маразм крепчает

Писатель и политик Эдуард Лимонов — о том, как изменилось поведение людей в обществе.

Только что из далёкого жаркого Израиля беглый священник Глеб Грозовский прислал циничное, телеграфное:

«А вернусь, когда получу благословение от Господа!»

Наглец!

Здоровый жлоб, бывший футболист.

Статный, рослая такая жизнерадостная дубина с мягкой улыбкой на модном, коротко-бородатом лице.

Гигант в рясе, развевающейся вокруг футбольного торса, как оперенье пышного ворона, футбольный мяч у ноги.

Фотка, где он сидит с голыми сильными ногами, облепленный стайкой девочек пионерского возраста, просто невыносима в своей сальной наглости. Самец с юными курочками.

Вообще вопрос, кто его допустил до детей?

Почему не посмотрели в его ясные футбольные глаза?

Должностей у 34-летнего святого отца Глеба накоплено изрядное количество, и все должности отборные:

— Советник генерального директора футбольного клуба «Зенит», духовник команды, ответственный за духовно-нравственное воспитание! (А, каково, за духовно-нравственное! Одна только фотка с пионерками на голых коленях вопиюще безнравственна, уже за неё судить бы можно…)

— Заместитель председателя епархиального отдела по делам молодёжи Санкт-Петербургской епархии. (По делам несовершеннолетних, это как лиса в курятник запустить!)

— Настоятель храма Иоанна Воина в деревне Малое Верево, Гатчинского района. (Настоятель, Боже мой!)

Обвинён Следственным управлением по Санкт-Петербургу в «насильственных действиях сексуального характера» (пункт «б» части 4 статьи 132 УК РФ).

Только на Церковь в целом распространять его не следует. Он паршивая, статная, красивая овца.

А Церковь — Церковью.

Он мог быть военным.

Или мог быть чиновником.

Или художником.

Он заявляет, что обвинение против него сфабриковано.

Сейчас принято уходить в полное отрицалово, кричать что сфабриковано.

Вон Навальный кричит истошно всё время, и «Кировлес» сфабрикован, и дело по «Ив Роше» сфабриковано, если верить самому Навальному… Навальный называет предъявленные ему по двум уголовным делам обвинения абсурдными.

А там никакого абсурда, там деньги ушли. Сторона обвинения говорит, что к Навальному ушли. А он кричит «абсурдно»!

Вон Полонский в полотенце в джунгли бежал, схватили, тоже кричит, что дело сфабриковано. Несколько миллиардов куда-то делись, а туда же — «сфабриковано».

И толстая сытая Васильева с бесстыдными десятками килограммов золота и брильянтов кричит, что её дело сфабриковано!

Мне последнее время не нравится судебная хроника.

С «Pussy Riot», с февраля 2012 года.

Маразм проник в наше королевство датское (если по шекспировому Гамлету). И крепчает.

«Pussy Riot» уже жуткий маразм, пусть они и припутали там ВВП, маразму там много, вспомните.

Трах беременной Толоконниковой в Биологическом музее. Беременной, запечатлено на видео, что же, как не маразм?! А потом вихляние в церкви нечистых девок, как бесы в цветных колготках. Зачем? Из любви к десакрализации, из желания угрязнить, запачкать… И приобрести этим славу.

То, что их иностранные звезды шоу-бизнеса и либералы РФ поддержали, мне по барабану, они кто такие сами, эти звезды или эти либералы? Немцов, он что, пример добродетели? Вспомним его подвиги в эпоху Ельцина…

После «Pussy Riot», помните, цепь совершенно диких преступлений, этого типа, что свою подругу, у которой в долг взял, и её мать убил и кровью написал на стене «Свободу Pussy Riot!», помните?

Видимо, девки «Pussy» развязали какую-то эпидемию маразматических, нездоровых преступлений и происшествий.

Привела эта кривая грязная дорожка к голому убоищу на Красной площади, приколотившему свою мошонку к брусчатке. Как его там, Павелецкий или Павликовский, но убоище то ещё…

Вот и отец Глеб, статный футболист — из той же серии маразматических преступников. Он обвиняется в насилии над девочками от 9 до 14 лет.

Имеем прибитую к площади мошонку, сношающуюся перед видеокамерой, напоказ, беременную Толокно (стала сейчас выдающимся правозащитником, морали читает нам всем), отца Глебушку, обвинённого в изнасиловании детей.

Что случилось-то? Почему?

Не туда повернули? Какой-то поворот просмотрели?

Куда катитесь?

13 ноября 2013 года

Предчувствия будущего

Писатель и политик Эдуард Лимонов — о том, как может измениться геополитическая карта мира.

Белоленточные ультралибералы, насколько я их понимаю, считают, что наши времена характеризуются исчезновением агрессивного насилия из практики международных отношений.

Игнорируя между тем мечущиеся по планете в поисках страны, которую можно было бы наказать, Соединённые Штаты Америки.

Да и не только игнорируя USA.

Игнорируя также, что в 1990-е годы появились вдруг горячие точки в самой Европе — проповеднице мира и счастливых однополых браков.

В Европе! На Балканах, на Кавказе, в Молдавии…

Мир уже вроде бы жил спокойно, а тут, как вулканы посреди шоссейной дороги, вдруг возникли.

Между тем вездесущие международные вышибалы, USA, стремительно старятся.

Они прыгают по странам, но нигде не побеждают. Устроят кровавый бордель — и линяют восвояси.

При ослаблении международного жандарма USA (что желательно для России и для всей планеты) современный мир мгновенно преобразится.

У многих стран будут развязаны руки. Те руки, которые сегодня только чешутся.

USA не вечны, не нужно обманываться на этот счёт. Исчезли могучие империи прошлого, великая Римская империя прошла как дым.

USA будут отвлечены в ближайшем будущем внутренними проблемами, у них сегодня уже 51% населения — не белые, не европейского происхождения, такое соотношение будет давить на внешнюю политику, уже давит.

Соседняя Мексика, у которой USA оттяпали когда-то гигантские территории, в частности штаты Техас, Нью-Мексико, Калифорнию, спит и видит свой мексиканский реванш.

Население Мексики бурно растёт и с тоской поглядывает на отобранные территории.

USA рано или поздно спрячутся у себя дома. Чтобы заниматься домашними делами.

Европа же сама не сможет справиться с непослушными и агрессивными странами, у которых руки чешутся.

Да ей, Европе, будет и не до того.

НАТО придётся употреблять в войнах с мигрантами, которые начнутся во Франции и Италии прежде всего.

Будет не до экспедиций вовне.

Уже сейчас грозно рычат французские арабы, волны мигрантов из Северной Африки (дестабилизированные USA и Европой — кто выбомбил Ливию, кто?) наваливаются на Италию.

Одна из жертв для раздела в Европе — это Украина.

Пока она только словесно доказывает, что она состоявшееся государство.

Её, по моему мнению, рано или поздно захотят разделить Польша, Румыния и… Россия. Россия в том случае, тут оговорюсь, если у нас будет более агрессивное руководство в будущем. (То есть или нынешнее станет агрессивнее, или через годы придёт другое, более агрессивное и менее щепетильное, руководство.)

Ну вот представим, что трое — Польша, Россия, Румыния — сговорились и поделили куски Украины.

Пофантазируем на тему.

Прямого вторжения трёх государств не будет. А Львов и — кто там ещё — Ивано-Франковская область «захотят» стать частью польского государства. Такое будет вдруг «народное волеизъявление».

Румыния организует народное волеизъявление о присоединении к Румынии соседних с нынешней границей с Украиной территорий.

Ещё легче будет организовать народное волеизъявление Левобережной по Днепру Украины (а это Донецкий бассейн, Харьковская область) и Крыма — в Российскую Федерацию.

Что станет делать Украина?

Времена УНА-УНСО давно прошли, тех железных националистов давно нет в живых. Украина не сможет отбиться.

Украина совсем не исчезнет, но ей придётся довольствоваться Киевом и несколькими областями вокруг.

Как Грузия ничего не может поделать с отделившимися Абхазией и Южной Осетией.

Будут, уверен, и менее значительные захваты. Так, Венгрия не преминет отрезать у Сербии населённую густо венграми провинцию Воеводино.

Если Россия не растеряется, то русские города Северного Казахстана выразят желание воссоединиться с исторической родиной.

А то сегодня злобная насмешка какая-то на карте. Уральск — город пугачёвского восстания — сегодня на территории Казахстана.

За единый и неделимый Казахстан USA или занятая гражданскими войнами с мигрантами Европа не вступятся.

Россия в будущем будет жестокой. К этому её вынуждает прежде всего грозный сосед — Китай.

Именно по причине соседства с опасным Китаем в России никогда не будет того мягкого либерального болотистого режима, о котором мечтают ультралибералы-белоленточники.

Из-за Китая.

Ведь так не бывает, чтобы внутри страны была ласковая либеральная жижа, но страна бы грозно ощетинивалась во внешний мир всеми штыками и ракетами.

Именно из-за наличия агрессивных сил на Западе Российская империя была консервативнее других стран в ХIХ-м и ХХ-м веках и прослыла жандармом Европы. И сегодня РФ не может расслабиться — Китай.

Китай навис над трагически редко населёнными Приамурьем и Приморьем, и вопрос только в том, когда же он обрушится на Приамурье и Приморье.

Чтобы спасти Сибирь и Дальний Восток от поглощения Китаем, нужны радикальные меры, поскольку нерадикальные не помогут.

Я предлагал и предлагаю неустанно: перенести столицу России из Москвы в Южную Сибирь. Основать совсем новый город, заложить его с нуля,— столицу России где-то в районе Байкала (нет, не на берегу, боже упаси!)

Многие вынуждены будут поехать туда вслед за государственными учреждениями и военным, политическим и административным руководством страны, поедут из Европейской России в Южную Сибирь.

Но этого количества переселенцев будет мало.

Даже никакие в стиле Столыпина добровольные переселения соблазнённых ссудами десятков тысяч граждан не помогут.

Я предлагал последние 20 лет и предлагаю опять — переселить в Приамурье единовременно ориентировочно свыше 600 тыс. заключённых, находящихся в тюрьмах сегодня. (Оставив за решёткой только осуждённых за убийства.)

Следует просто-напросто освободить их на условии, что они переселятся на Дальний Восток и послужат своего рода современными казаками, охраняющими Россию от китайского вторжения.

Принудительные поселения должны будут расположиться вдоль границы с Китаем.

Вот какие меня посещают видения будущего.

Мне можно, я писатель Лимонов.

19 ноября 2013 года

Битва за Украину

Писатель и политик Эдуард Лимонов — о том, какой выбор сделает Киев.

Сочная, южная на самом деле страна с 45 млн населения. Добрый кусяра тёплого моря.

По территории куда больше Польши.

Бедная, конечно, но лакомый кусок.

Запад на неё облизывается уже много столетий.

Полтавскую битву помните? Самое начало XVIII века, 1709 год под Полтавой. Пушкин прославил поэмой.

Кто участвовал, воевал против нас, помните? А Швеция, Польша, шведский король-рыцарь Карл XII, польский король Станислав Лещинский.

Через 300 лет самые большие энтузиасты ухода Украины в Европу — те же страны. Много энергии вложил в евроинтеграцию Украины шведский Карл Бильдт, а президент Польши Бронислав Коморовский только что бросил:

«Брюссель допустил ошибку в оценке проблемы в отношениях между ЕС и Украиной. Ею не является Тимошенко. Проблемой является политика натиска и шантажа, который по отношению к Украине применил её восточный сосед».

Восточный сосед — это мы с вами, Россия.

Историческая неприязнь Польши к России, ещё в 1654 году уведшей Украину к России, никуда не делась.

Все последние месяцы шла битва за Украину.

Мы хотели Украину в Таможенный союз, видя в ТС как бы ядро будущего политического союза стран — бывших советских республик, что естественно.

А Европейский союз хочет прикарманить крупнейшую страну Восточной Европы, переиграть Переяславскую раду 1654 года, переиграть Богдана Хмельницкого, перевоевать Полтавскую битву.

Причём Европейский союз в самой худшей экономической да и политической форме за последние десятилетия. Мы знаем, какие огромные проблемы имеет ЕС в Греции, как еле-еле стягивают финансовую помощь для Португалии, как плохо обстоят дела во Франции и Италии. Он не выдержит ещё 45 млн украинцев.

Но всё равно тянут страну к себе, авантюристически к себе, совершенно не думая о её будущем. Лишь бы оторвать от России.

Больше всех стараются, я уже назвал их, старые противники России: Польша и Швеция.

Помимо них ярыми сторонниками евроинтеграции являются прибалты, карликовые страны. А вот большие европейцы — Франция, Германия — проявляют меньше энтузиазма. Германия устала работать за всех европейцев.

Сегодня в Вильнюсе, в Литве открылся саммит «Восточного партнёрства», где должно было состояться подписание соглашения об ассоциации Украины и Евросоюза.

Однако несколько дней тому назад премьер Украины Азаров и президент Янукович сообщили, что не подпишут соглашение.

По какой причине?

А Россия предложила им лучшие условия.

Их можно понять.

У них есть народ, который нужно кормить и постоянно заботиться о его благосостоянии. Иначе народ в следующий раз не выберет Януковича и партию регионов.

Это не цинично, это трезво.

Украинские сторонники интеграции в Европу вышли на майдан.

Нас это не должно удивлять. Поскольку мы прекрасно знаем, что в Украине есть две Украины.

Есть девять густонаселённых областей на Востоке Украины, на них, собственно, и опираются Партия регионов и Янукович. Это экономически развитые области с преобладанием промышленных сильных городов, таких как Харьков и Днепропетровск.

И есть 16 центральных и западных областей, менее населённых и экономически скорее отсталых.

Вот эти экономически отсталые и вышли на майдан. Кричат.

Ну покричат и разойдутся. Кличко там есть. Ходит. Боксёр. Кандидат в президенты. Есть Тягнибок. Националист.

Ну пусть покричат.

Итак, сегодня открылся саммит.

Европейцы гибко смирились с решением Януковича и не оставляют надежды, что он передумает. Давили жутко, грозили не взять в ЕС вовсе, никогда не взять, если Украина опоздает, а тут готовы ждать. Президент принимающей саммит Литвы Грибаускайте: «Результаты встречи в любом случае будут положительными. Страны, участвующие в программе «Восточное партнёрство», осуществили значительные реформы. Для дальнейшей интеграции Европы удалось сделать очень многое».

Ну да, очень многое, только 45-миллионная страна сорвалась с вашего крючка!

Ваша неудача!

На саммит прибыли представители 34 стран. Из них шесть — бывшие республики СССР: Грузия, Молдавия, Украина, Белоруссия, Армения, Азербайджан. Рыба ищет, где глубже? Нам не нужны братские чувства, нам нужны прочные экономические и политические могучие путы, чтобы удерживали.

Поэтому брысь, Бронислав Комаровский, следует продолжать российский натиск.

Мы ясно видим, что История продолжается как ни в чём не бывало, соревновательная и драчливая, как прежде, что Запад нас теснит, что его агрессивная суть не изменилась. Что он поглощает наши бывшие республики, бросая вызов нам.

А мы должны бросить вызов им.

России среди других мер следует содействовать полной интеграции таких стран, как Румыния или Болгария в Европейский Союз. Приветствовать безвизовый режим ЕС с этими странами.

Почему?

А в Румынии и Болгарии полно цыган.

Пусть цыгане, великие древние цыгане закочуют вглубь Европы и дестабилизируют её к чёртовой матери!

28 ноября 2013 года

Тягнибок, из списка Визенталя

Писатель и политик Эдуард Лимонов — о том, на кого опирается евромайдан.

Есть два безошибочных признака серьёзности событий.

Серьёзными события становятся, когда у оппозиции появляется огнестрельное оружие и на тротуарах — первые трупы.

Ничего этого в Киеве нет.

Ночью полиция задержала каких-то девятерых, якобы они участвовали в нападении на АД президента. Есть ли среди них знаменитый Дмитро Корчинський? (Его ранее обвинили в организации нападения.)

Ночью протестующие на майдане заливали водой подходы к своим позициям, превращали их в каток, рассчитывая, что милицейские автомобили «поскользнутся». Это скорее смешно.

Утром, разделившись на две колонны, отправились блокировать Верховную раду, парламент и здание кабинета министров.

В Верховной раде оппозиционные партии попытаются сегодня отправить в отставку правительство Азарова. Но у них есть 215 голосов, а необходимы 226, то есть бабушка надвое пока сказала.

Президент Янукович, демонстрируя странное хладнокровие, отправляется сегодня с визитом в Китай. Что у него на уме, сложно понять. О разгоне евромайдана 30 ноября спецподразделениями «Беркута» Янукович сказал: «Милиция перегнула палку».

Премьер Азаров заявил, что ни он, ни Янукович не знали о разгоне евромайдана. (Плохо так говорить — против себя же. Если не знали, то вы же нулевые тогда руководители страны…)

Вчера в 12 областях (вокруг городов Харьков, Николаев, Луганск, Донецк, Одесса, Винница, Черкассы, Полтава, Киев, Днепропетровск и Кировоград) плюс в Симферополе собиралась Верховная рада Крыма, облсоветы и горсоветы собрались на внеочередные сессии. Все поголовно выступили за закон и порядок, против майдана. Эксцентричный мэр Харькова Кернес (отчество у него — Адольфович) сказал, что с оппозицией он готов разобраться по-мужски.

Все области приняли резолюции. Характерна и типична для всех резолюция, принятая облсоветом в Николаеве:

«Применить все необходимые меры, направленные на обеспечение прав и свобод граждан. Считать недопустимыми захват органов государственной власти и местного самоуправления».

Депутаты Луганского облсовета предложили созвать в Киеве всеукраинский съезд депутатов всех уровней для обсуждения создавшейся ситуации. Сессию оставили открытой — вдруг что.

Одесский облсовет: «Приостановить ситуацию по дестабилизации страны».

Одесский горсовет: «Принять неотложные меры по недопущению дестабилизации политической обстановки».

Одесса важна, третий по величине город после Киева и Харькова, свыше миллиона жителей.

Язык резолюций, конечно, кондовый, бюрократический, сдержанный. Ощущаете?

Однако вот еще какой есть показатель — евромайданы на Левобережной Украине не получились. В Харькове было вышли 200 человек, четверо задержаны.

В Луганске вышли несколько десятков, но и тех побили и разогнали гражданские лица.

Только три области Украины (Тягнибок, Яценюк и Кличко призвали к всеукраинской забастовке, помните?) объявили забастовку, три западные — Львовская, Ивано-Франковская, Тернопольская. Но они мелкие. В Тернополе 217 тыс. жителей. Для сравнения, в Одессе — свыше миллиона, а в Харькове — целых два.

Высказываются о ситуации и за пределами Украины.

Борис Немцов подъехал к украинскому посольству в Москве: «Украина, мы с тобой!» Он имеет в виду Киев и евромайдан, конечно же. По принципу «враг моего врага — мой друг». Немцов же борется с Россией всеми оставшимися силами.

Из Польши откликнулся бывший президент Квасьневский:

«Если этот наихудший сценарий будет иметь место, то будем в другой ситуации. Не сможем в таком случае оставить украинское общество, мы должны оказать помощь… студентам, неправительственным организациям, обеспечить облегчение визового режима, и так далее».

Под «так далее» можно понимать что угодно, и оружие — почему нет. У Польши общая граница с западными украинскими областями.

Старый ястреб американской политики польского происхождения Збигнев Бжезинский благосклонно отозвался о майдане. Полагаю, поскольку Бжезинский в отставке, ему некому было положить на стол досье Олега Тягнибока. Между тем там есть такие строки, которые ни один действующий политик Соединённых Штатов не переварит: «В 2012 году был включён центром Симона Визенталя под номером 5 в топ-10 антисемитов и израилененавистников всего мира».

Бывший президент Украины Леонид Кучма тоже о евромайдане:

«Разочарование людей слишком велико».

В ком разочарование? Каких именно людей? В Украине, кроме неустранимых противоречий между Западной и Восточной Украинами, живут, так получилось, 12 млн русских.

Короткий пересказ предыдущих серий сериала «Битва за Украину»:

Янукович, неплохой бизнесмен, отказался от невыгодной сделки с ЕС. Ситуацией воспользовались его политические противники Тягнибок, Яценюк (изворотливый очкарик, много раз был министром, служил и Ющенко, и Януковичу, клички Кролик и Сеня) и примкнувший к ним амбициозный боксёр Кличко-старший. Они превратили экономически мотивированный отказ от ассоциации с ЕС в политическую внутриукраинскую проблему. Сейчас они играют западенской картой против остальной Украины.

Самый сильный политик из них троих — львовянин Олег Тягнибок. Он же и самый опытный. Вступил в партию в 1991 году в возрасте 23 лет. Партия называлась Социал-национальной (это не упрёк, но историческое напоминание, и только), в 2004-м была переименована в партию «Свобода».

Западенский политик Тягнибок играет главную роль. Играет самого себя, львовского политика.

Но вот беда, в Украине 12 млн русских, и Левобережная Украина, южные её области и Крым — традиционно пророссийски настроены.

Оставив в стороне дипломатию и правозащитные ужимки, сниму-ка я маску и предстану как я есть, империалистом. То, что происходит в Киеве, нам, в России, на руку. Вот только нужно не зевать и в момент, когда Тягнибок со товарищи преуспеют в раздирании Украины надвое, мы должны спокойненько присоединить Левобережную Украину и Крым, и Одессу, и Николаев. (По требованию граждан этих областей. А как иначе?!)

Либо, чтобы им было не обидно, Россия должна присоединиться к Левобережной и Южной Украине и Крыму.

Все идет отлично, ветер истории дует в нашем, нужном нам направлении.

3 декабря 2013 года

Ушёл национальный герой и монумент

Писатель и политик Эдуард Лимонов предлагает другой взгляд на Южную Африку.

Скончался Нельсон Мандела.

«Цивилизованный мир» любит закатывать глаза в экстазе, сладко скорбеть и печалиться не в меру.

Их хлебом не корми, дай пустить сопли и слюни.

Но разберёмся.

Кто был покойный?

Родился в 1918 году.

Вступил в партию «Африканский национальный конгресс» в 1944-м.

В 1961-м возглавил военную организацию АФК.

Арестован в 1964 году. За то, что возглавлял военную организацию АФК. (Не за правозащитную деятельность, ну нет…)

Отсидел чуть ли не 27 лет.

В 1985 году отверг предложение президента ЮАР Питера Боты об освобождении в обмен на отказ от политической борьбы. (Бравый парень, сильный человек!)

Освобождён через пять лет.

В 1994 году в ЮАР состоялись первые всеобщие выборы. Победил АФК. А Нельсон Мандела стал первым чернокожим президентом ЮАР.

И был им до 1999 года.

После 1999 года он работал национальным героем и монументом.

Теперь о том, в каком состоянии находится Южно-Африканская Республика на момент ухода из жизни национального монумента.

Население ЮАР на сегодня — без малого 50 млн человек.

Чернокожих в ЮАР — 79,4%, а белых — 9,2%. Остальные — индийцы и метисы всякие.

Можно себе представить, как белые сиротливо себя чувствуют на улицах.

После прихода к власти АФК из страны к 2005 году убежало около миллиона белых. И продолжают убегать. Точных цифр нет.

Южно-Африканская Республика занимает первое место в мире по количеству ВИЧ-инфицированных: 5,7 млн заражены, а по другим данным — целых 25% взрослого населения. То есть страх и ужас под пальмами, и над сексуальной жизнью населения висит ежедневная угроза.

Смертность в стране превышает рождаемость.

Однако чёрное население растёт за счёт притока чёрных мигрантов из других стран Африки, в первую очередь соседних Зимбабве, Анголы и Мозамбика. Количество нелегальных мигрантов в ЮАР оценивается от 3 млн до 5 млн.

Коренное чернокожее население ЮАР обвиняет мигрантов в том же, в чём мигрантов обвиняют коренные населения других стран планеты. В том, что мигранты отнимают работу у коренного населения.

В мае 2008 года в Йоханнесбурге и Дурбане были погромы мигрантов. 20 мигрантов были убиты, тысячи бежали. То есть чёрные убивали чёрных, вот тебе, Мандела, и Юрьев день! 22 мая 2008 года президент Табо Мбеки санкционировал использование армии для подавления беспорядков.

Что ещё нужно знать о ЮАР?

40% населения неграмотны!

50% населения живёт в бедности. Далеко не у всех есть электричество и водоснабжение. От белых расистов осталась, впрочем, кое-какая экономика, потому бедность ЮАР чуть лучше, чем бедность, скажем, экваториальной Африки.

Высочайший уровень преступности.

В чёрные города полиция не суётся.

Что такое чёрные города?

Это скопления трущоб, жалких лачуг из жестяных ржавых листов, досок и картона. Ну, вы знаете.

Характерная особенность южноафриканских преступников — они много убивают. Скажем, останавливают автомобиль и отбирают у владельца. Людей, как правило, убивают. Не столько от природной жестокости, сколько от необходимости избавиться от свидетелей и быстро перегнать добычу в чёрные города, куда полиция не суётся.

В каком-нибудь Йоханнесбурге вероятность погибнуть от пули или ножа бандитов много выше, чем вероятность погибнуть в автокатастрофе.

Тем не менее Африканский национальный конгресс, бессменно находящийся у власти, возражает против введения смертной казни.

Дома в городах выглядят, как крепости, и окружены колючей проволокой. Замотаны в колючку, как пенитенциарные заведения.

В Северной Америке белые мигранты из Европы сумели вырезать подавляющее большинство населения до того, как появились правозащитники. А вот белые, захватившие земли на юге Африки, не успели вырезать всех, да и африканцы покрепче индейцев будут. И алкоголь хорошо держат, огненная вода им не страшна. Потому африканцы выжили, победили белых и теперь угрожающе поглядывают на них. ВИЧ, правда, на них ниспослан свыше, на африканцев, да…

Короче говоря, Южно-Африканское государство — это кое-что. Кое-что, похожее на кошмар.

Прощай, Нельсон Мандела!

6 декабря 2013 года

Украинского государства нет!

Писатель и политик Эдуард Лимонов — о том, к чему привел страну евромайдан.

В Киеве затишье.

«Беркут» и внутренние войска отошли от баррикад, предоставив протестующим свободу действий.

Теперь около 5 тыс. человек в центре города на майдане Незалежности и в сквере у Верховной рады занялись поправкой повреждённых баррикад, некоторые выросли до 5 м высотой.

В ходе этих работ появляются изысканные новшества. Впервые на моём веку я услышал о мешках со снегом, оказывается, их употребляют как материал для строительства баррикад.

Рассказывают, что над таким скоплением людей стоит вонь, запах мочи, кислый и горелый запах еды, готовят казацкий борщ. Пьют или не пьют алкоголь — неведомо, вероятно, пьют, на морозе как без этого. Я не осуждаю, я рисую картину.

Ну такой табор. Разноголосый гомон. Все тащат, как муравьи, кто железный прут, кто верёвку.

Неутомимая певица Руслана сообщает со сцены майдана, что прибывают подкрепления.

Прибыли пять автобусов из городка Коломыи, что в Ивано-Франковской области. Очевидно, очень маленький городок, потому что в самом Ивано-Франковске только 200 тыс. населения.

Пять автобусов прибыли из Волынской области. Западная, или Захiдна, Украина.

Едут подкрепления из Житомира.

В Ужгороде объявили мобилизацию для поездки в Киев.

Это тоже всё Захiдна, Западная Украина.

Она исторически формировалась под влиянием западных соседей: враждебной и высокомерной Польши, Австро-Венгрии, Румынии.

Народ там простой, селяне, можно сказать. Это сельскохозяйственные районы, там леса, и именно там сразу после войны и действовала Украинская повстанческая армия, в просторечьи бандеровцы.

Так что вот бандеровцы, ну их потомки, едут в Киев, в центральную область.

В Киеве у них союзники — либеральная буржуазия.

Эти очень даже не бандеровцы, но, как и у нас в России, либеральная буржуазия видит свою Родину в Западе.

С бандеровцами сложнее, они не такие уж прозападные, поляков они убивали, как и немцев, отобрали у них Львов, но они точно антироссийские. И это делает их прозападными.

Памятник Ленину они свалили от злости, как символ России, а не в припадке антикоммунизма.

Две третьих территории Украины — это левобережные области. Ну там Харьковская, Донецкая, Днепропетровская, Луганская и другие левобережные, и южные области,— Одесская, Николаевская, Крым. Эти области сформировались под влиянием восточного соседа — России.

Часть из них, собственно, и были плоть от плоти России, такие как Крым и Одесская и Николаевская области или шахтёрский Донбасс.

Две третьих населения, две третьих промышленного производства приходится на долю этих прорусских областей. Там и русское население значительное.

Что мы наблюдаем сейчас?

Воспользовавшись неуклюжей экономической игрой президента Януковича (тот фактически выставил страну на торги, кто даст больше), демагоги и шуты гороховые, три самозванных лидера евромайдана: Тягнибок (западенец, националист, антисемит), Яценюк (заместитель Юлии Тимошенко, представляет либеральную киевскую буржуазию) и широкоротый боксёр Кличко (этому, вероятнее всего, не даёт покоя пример Большого Арни, Арнольда Шварценеггера, сделавшего блистательную политическую карьеру), начали майдан.

Современного типа восстание за вход в Европу.

Янукович ничего такого не предвидел, он по-простому торговался, кто больше помощи даст.

А три болвана превратили неловкий манёвр Януковича в проблему.

Они сказали «в Европу!», потому что Янукович склоняется к тому, чтобы взять денег у России.

Это как в анекдоте о Бродском, которого якобы однажды спросили: «Вы, Иосиф Александрович, за колхозы или против колхозов?» На что Бродский, утверждают, спросил: «А Евтушенко за или против колхозов?» — «Евтушенко против». «Ну тогда я за!» — воскликнул Бродский из анекдота.

Но не только по этой одной причине.

У западенца и наследника УПА Тягнибока — родовая враждебность к России.

У приспособленца либерала и технократа, хилого очкарика Яценюка (кстати, он родом тоже с западной Украины) классовая неприязнь к России.

Что до Кличко, то широкоротый боксёр — единственный из троих, кого как популярного спортсмена не отвергала и Восточная Украина. Впрочем, с Западом Кличко связан своей профессиональной деятельностью. Долгие годы жил и тренировался в Германии.

И вот из проблемы экономики всплыла и сталкивается на майдане основная трагическая проблема Украины.

Страстно толкаясь на майдане, многотысячные толпы иллюстрируют грустный факт — украинского государства нет.

Страна Украина есть, есть Днепр, есть пейзажи, язык (великолепный и поэтичный) есть, История есть, кровавая, трагическая, есть персонажи Истории — гетманы Мазепа, Хмельницкий, есть исторические Степан Бандера, или Петлюра, или Махно.

А вот для государственности оказалось всего перечисленного недостаточно.

Ибо государственность — это следствие исторически сложившейся цельности, единодушия.

Цельности нет, единодушия нет.

Мне тут довелось вчера увидеть бодание на майдане на широком экране. Зрелище грандиозное, как если бы мы наблюдали Полтавскую битву, только без убийств. Толкаются тысячи. Пот едко разносится вместе с матом над евромайданом, предполагаю. Эпические персонажи награждают эпических же противников тумаками и синяками.

Знаменитые чубы, по-видимому, трещат. Певица Руслана поёт.

На самом деле ситуация унизительная для Украины. Не современная. Средневековая какая-то.

Доказывающая, что мы наблюдаем не государство, а наскоро сшитые территории, восточная и южная части которых выступают за слияние с восточным соседом, а западная,— с западным.

Так уже давайте, разведитесь, чего тянуть…

12 декабря 2013 года

Тени забытых предков

Писатель и политик Эдуард Лимонов увидел в лидерах евромайдана персонажей из российского прошлого.

Вот что вчера сказал журналистам на брифинге лидер «Батькiвщини», самой крупной партии евромайдана, Арсений Яценюк:

«Мы идём по предварительному плану и уже достигли определённых результатов: майдан стоит, он защищён, людей выпустили, начались уголовные преследования чиновников, введён мораторий на силовой сценарий. Но ключевое политическое требование — отставку правительства — затянули. Поэтому расходиться без достижения ключевого требования невозможно. Люди не уйдут отсюда».

Заявление Яценюка можно считать жалким ответом на успешный визит президента Украины Януковича в Москву.

А Янукович привёз оттуда увесистые и впечатляющие подарки.

Прежде всего добился нового договора с Москвой по газу. Цена за тысячу кубометров снижена с $403 до $268,5.

Тут следует остановиться и напомнить читателю, что об оказавшейся непосильной для Украины цене в $403 договаривалась лидер партии «Батькiвщина» Юлия Тимошенко, за что и сидит за решёткой, отбывая семилетнее заключение.

То есть партия «Батькiвщина» делает вид, что она тут ни при чём и история Украины начинается с 21 ноября сего года, с евромайдана.

Это как называется, такие вот манеры?

Это называется с больной головы на здоровую, а ещё — политическое жульничество.

Стоит заметить также, что из списка требований евромайдана давно исчезло освобождение Юлии Тимошенко, всеукраинской панночки. Её, кажется, сбросили с парохода современности и её фактический зам по партии Яценюк, и союзники по майдану, да и «народ» евромайдана не замечен с лозунгами за панночку.

Боксёр Кличко также высказался по визиту Януковича.

У боксёров, по причине того что за свою профессиональную карьеру они принимают множество ударов в голову, таких себе мелких сотрясений мозга, традиционно слабая голова.

Вот и Кличко ни до чего больше не додумался, как вызвать Януковича на ринг. Чем вызвал восторг той части майдана, где стоят бомжи и умственно отсталые.

В свою очередь, господин Тягнибок обрадовался 15 млрд, которые Россия даст Украине в качестве кредитов для её умирающей экономики, и уже предложил использовать эти кредиты для того, чтобы снизить на 30% тарифы ЖКХ.

Жест популистский, что говорить.

Но как быть с тем, что это деньги проклятых москалей, которые не скачут («Хто не скаче, той москаль!»).

Ведь от проклятых москалей майдан никогда ничего не примет… Куда девалась самостийная гордость?

У России киевский майдан вызывает два важнейших вопроса. Кто там, на майдане, изысканные европейцы, вздыхающие о воссоединении с себе подобными в Евросоюзе? Или кто-то другой?

Как относиться к евромайдану нам, гражданам соседней России?

Ответ на первый вопрос приходит сам собой. Достаточно вглядеться в трёх лидеров майдана.

Давайте разуйте глаза пошире и увидьте не свои иллюзии, но реальных людей.

Нет, они никакие не изысканные европейцы. Более того, они не впереди России в своём политическом поведении, они узнаваемые типы из нашего российского прошлого, из 1980-х и 1990-х годов. Так сказать, тени забытых ими предков.

Олег Тягнибок, при всей его бандеровской специфике,— это наш покойный Васильев, актёр, фюрер общества «Память», вторая половина 1980-х годов. Там на майдане полно ряженых, густоусых и вислоусых, позирующих не то под запорожцев, не то под наших хоругвеносцев (у нас такие типы вызывают улыбку сострадания, типа чего-то с мозгами у парня, а на майдане нет, не вызывают). Это они орут на евромайдане «Украине слава! Слава героям!». Это они, украинские «памятники».

Полностью этот лозунг звучит «Слава героям УПА!», то-есть Украинской повстанческой армии, бандеровцам.

Когда от этих дядьков в восторге и их воспевает, вернувшись из Киева, задыхаясь от счастья, столичная штучка журналист Артемий Троицкий в розовых штанах (папа его Кива Майданек) — это трогательно. Но и дико.

Яценюк — субтильный субъект, с очень гибкой спиной, служил и Януковичу, был начальником его избирательного штаба, и панночке Юле. Как две капли воды напоминает Кириенко, помните, премьер у нас был в 1998-м, ставленник Немцова, по кличке baby-face или как-то так, может быть, «киндер-сюрприз», я уж не помню. Тип из прошлого. Тень забытых политических предков.

Кличко — это наш Юрий Власов. Я сам в своё время приложил руку к его президентской кампании в 1996 году. Когда он садился в автомобиль, автомобиль значительно приседал. Не каюсь, что приложил руку к его кампании, но просто указываю, что украинские лидеры евромайдана — это политические типы из российского прошлого.

В Украине они появились с запозданием.

А как ещё иначе!

Украина — это сельскохозяйственная отсталая страна, зажатая между Россией и Польшей, её не проветривали веками, так что, чего вы хотите?

Конечно, там исходят миазмы, и допотопные деды в вышиванках с шевченковскими тараса усами мыслят свои глубокие архаичные думы.

Теперь на евромайдане.

Всё это нужно понимать.

19 декабря 2013 года

Анатомия «героя»

Писатель и политик Эдуард Лимонов — о том, почему 10 лет тюрьмы не сделали из Ходорковского Манделу.

Я тут в одной клинике заменяю износившуюся часть тела на свежую, новую, и на стальных стержнях.

Речь идёт о зубах, нужных позарез человеку как орудие для выживания.

Чуть ли не вчера здоровый как бык, но без передних зубов мужик в свитере заговорил со мной, прикрывая зубы ладонью.

— Где же вы успели зубы потерять, Эдуард?

— В тюрьме, пародонтоз проклятый, челюсти жрал.

— У меня та же история,— сказал мужик, довольный, что у нас с ним одна история.

— А Вы в какой сидели?— спрашиваю.

— Да я не в России, я в Гвиане сидел, в Суринаме.

— Ну и как там? Климат, говорят, отвратительный, тропики, всё гниёт?

Мы некоторое время поговорили о тюрьмах и тропиках.

А сейчас мы поговорим с вами о Ходорковском, потому что зубы вывели нас на тюрьму. Я поговорю, а вы послушаете.

Я ему не враг, но и не друг тоже. Я за ним наблюдал, как и многие. Любопытно.

Десятью отсиженными годами меня не особо впечатлишь. Я бесчувственный русский интеллектуал, вышедший из простых, родился так давно, что Сталин ещё жив был. И Гитлер был жив, то есть в суровые, а не хлипкие времена родился.

У нас в стране отсидевших десятку на самом деле как собак нерезаных.

В саратовской тюрьме народу со «сроками огромными» было половина тюремного контингента.

Помню, стою под лестницей, в отстойнике, дверь в адвокатскую открыта, а там сидит знакомый зэк, довольный, кричит мне: «Эдик, 23-и мне дали!» Это он доволен, что не пожизненное.

Присутствовал я при неудачном побеге человека, у которого уже был пожизненный срок. Дело было в пещерах Саратовского областного суда… Его досудили и дали второй пожизненный. Бандит. Сильный человек.

Другой случай. В одной тюрьме (сказал бы, в какой, не могу!) узнал парень-бандит, что его к вечеру заведут в другую камеру, а там его ждут давние враги. И предполагал, что они с ним сделают. Он приготовил заточку и пошёл. Конвойные его туда кинули и дверь закрыли. Парень встал к двери спиной, вынул заточку и говорит: «Одного из вас я точно убью, а там как получится».

На него не набросились. Простоял до утра, так вот спиной к двери. Утром его забрали из той камеры конвоиры.

В исправительной колонии №13 под Энгельсом, в заволжских степях я стоял на поверке с отрядом, где человек 15 сидели кто десятый, кто двенадцатый год.

Никто из них себя героем не выпячивал.

Я это к чему всё говорю?

А к тому, что десять лет сами по себе испытание. Да.

Но через него прошли десятки тысяч, а может быть, сотни тысяч наших дорогих сограждан.

У креативного класса принято свысока относиться к так называемым уголовникам, но отрицать то, что они по большей части мужественно переносят свои (по большей части заслуженные) страдания, не следует.

Таким образом, десятки тысяч отсидели свои «срока огромные».

Ну и Ходорковский отсидел.

А что ему ещё оставалось делать? Это он для «креативного класса», для городской интеллигенции герой, чтоб стать героем для народа, этого мало.

Что ему оставалось делать? В любом случае?

Он что, в ногах валяться мог у персонала лагеря или тюрьмы, но не стал?

Да валяться не мог, его бы положение не улучшилось. Ему бы персонал помочь не смог, судил его суд, а не конвойные.

Если б валялся, подняли бы и сказали: «Ты чё, придурок? А ну, стой!»

Теперь Ходорковский вышел. И сразу эмигрировал, улетел в Берлин, будем называть вещи своими именами. Эмигрировал, как Каспаров, как Гуриев.

Сказал уже в Берлине, что политикой заниматься не будет. Бизнесом заниматься не будет.

Вот сейчас испросил себе визу в Швейцарию.

Не сравнивайте Михаила Борисовича с Манделой только!

В феврале 1985 года (к тому моменту Мандела сидел уже 21 год! И как сидел тяжело, в одиночке, имел право только на одно письмо и один визит в шесть месяцев!) тогдашний президент ЮАР Питер Бота предложил Манделе освобождение в обмен на «безоговорочный отказ от применения насилия в качестве политического оружия».

Вот что ответил Мандела:

«Какую ещё свободу мне предлагают, когда народная организация остаётся запрещённой? (Имелся в виду Африканский национальный конгресс.)

Только свободные люди могут вступить в переговоры.

Узник не может заключать договоры».

И он остался в тюрьме. Однако уже в 1994 стал президентом Южной Африки.

Дорога страданий и боли оказалась для Манделы длиной в 27 лет.

Он её прошёл всю. Ну конечно, он был военный руководитель Африканского национального конгресса, а Ходорковский — бизнесмен-ангел.

Понятно.

«Креативному классу», ультралибералам очень хочется иметь своих героев. Понятное желание.

Но всё время попадают пальцем в небо. То мошенника Навального объявили героем, то смердящих девок на руках носили и носят, Михаил Борисович много лучше будет и девок и Навального, но он же из Берлина в Швейцарию поехал…

25 декабря 2013 года

Трусость

Писатель и политик Эдуард Лимонов — о том, почему отпущенные на свободу активисты не стремятся пополнить число политиков.

У Ильи Фарбера странный, несовременный, такой балетный облик.

Как будто он персонаж балета «Корсар» или герой фильма «Фанфан-Тюльпан», был такой фильм, Фанфана играл Жерар Филип.

Виной, видимо, длинные волосы Фарбера, собранные в пучок, и эта его рубашка без воротника, как будто позаимствованная из театрального гардероба. Вполне вероятно, что из реального театрального гардероба и позаимствовал. Он же был не только сельский учитель до ареста, но и по совместительству директор Дома культуры в селе Мошенки.

Судя по внешнему виду, Фарбер — большой чудак. В России вообще после советской власти появилось немало чудаков.

Кто мы такие с вами, чтобы рассуждать о его виновности или невинности? Не станем рассуждать.

Сегодня утром он вышел на свободу.

И это хорошо. Всегда хорошо, когда человек освобождается.

Фарбер вышел на свободу и сообщил журналистам, что намерен заниматься правозащитной деятельностью.

«Я думаю, что сегодня одним человеком, который будет заботиться о заключённых, стало больше»,— сообщил Фарбер. При этом он добавил, что будет заниматься и сотрудниками ФСИН, у которых «много проблем». И вот это уже менее понятно, ну да ладно.

Действительно, ещё одним стало больше.

Потому что до этого помилованный и освобождённый Ходорковский заявил, что будет заниматься правозащитной деятельностью. Как только прилетел в Берлин, так и заявил.

А вслед за Ходорковским освобождённые по амнистии «участницы «Pussy Riot»», как их неуклюже называют СМИ, заявили, что станут правозащитницами. И уже предложили Ходорковскому заниматься правозащитой вместе.

Да и кое-кто из пяти уже освобождённых по амнистии подсудимых «болотного дела» также заикнулись о своих правозащитных планах.

Был такой рассказ, по-моему, Фолкнера — «Полным-полно шведов». Вот и у нас заявлено полным-полно правозащитников. Даже чересчур как-то получается.

Комично выглядит заголовок: «Фарбер не исключает сотрудничества с «Pussy Riot»».

Придирчивый и насмешливый какой-нибудь язвительный блогер мог бы размазать эту тему, воскликнуть для начала: «Это чем же они станут вместе заниматься?!»

И то верно, чудак Фарбер, две чудные девушки не самых строгих правил в отличие от пушкинского дяди Евгения Онегина — хотел бы я видеть тех зэков, за которых эти персонажи будут вступаться и которых защищать… Не всякий заключённый согласится.

Ходорковский в роли правозащитника ещё куда ни шло…

Если вдуматься поглубже — а почему они все намылились в правозащитники, почему?

Казалось бы, хочешь изменить страну, общество, государство — иди в политики, стань активистом уже существующей политической партии или же, что ещё достойнее, создай новую свежую политическую оппозиционную партию. И давай проходи через все трудности, суровые случайности политической борьбы.

Тут появляется, брезжит в некотором отдалении довольно стыдная разгадка этой страсти к профессии правозащитника, и это трусость.

Работать над созданием партии, работать в партии, подвергаться давлению со стороны власти, а как же без этого, возможно, ещё раз попасть в тюрьму — тяжело, опасно, страшновато.

Политической деятельностью заниматься боязно.

Давайте, однако, называть вещи своими именами. Им страшно идти в политику, вот дальнейшей жизненной целью и заявляется правозащита. (Да ещё подождём, будет ли и она!)

Ведь Ходорковский отказался быть героем. Десять лет отсидки создали ему такой пьедестал для его статуи героя либералов, о котором только мечтать можно. Пусть он этого пьедестала не добивался, но ведь такой пьедестал был возведен, и Ходорковский трусливо отказался стать на него.

Манделе предложили выйти из тюрьмы после 22 лет отсидки, Мандела не вышел, отказался, потому что взамен требовали отречения.

Мандела, конечно, один такой попадается.

Наши герои средств массовой информации предпочитают застолбить за собой тёпленькие непыльные правозащитные обязанности. Домики депутатов за границей выслеживают, диссертации на предмет заимствования проверяют, то есть осуществляют непыльный гражданский контроль.

России не нужны правозащитники в таком количестве. Ей нужны храбрые оппозиционные политики.

Но на эту опасную вакансию очереди не наблюдается.

10 января 2014 года

Украiна, мати моя, вся краса чудова твоя…

Писатель и политик Эдуард Лимонов — о том, почему обостряется противостояние на майдане.

До августа 2007 года существовал чёрный список русских политиков, которым был запрещён въезд в Украину.

В том списке на одном из почётных мест, рядом с Лужковым и Жириновским, красовалась и моя фамилия. Я своё место в списке, поверьте, ой как заслужил — думаю, больше, чем Лужков и Жириновский. Уже в 1994-м Служба безпеки Украины (эквивалент нашего ФСБ) депортировала меня из Севастополя.

А в 1999-м мои товарищи, 15 человек, захватили башню Клуба моряков в Севастополе под баннером «Севастополь — русский город!»

В 2007-м СБ список ликвидировала, и я успел съездить вначале на 86-й день рождения матери в Харьков, а в марте 2008-го уже приехал похоронить её.

Там у меня прах и отца, и матери.

Так что я смотрю на происходящее ТАМ влажными глазами. Украина мне не чужая и не далёкая страна. Я и язык знаю, и литературу, от Тараса Шевченко до Павла Тычины.

То, что я видел вчера в интернете, меня, впрочем, не удивляет. Я всегда чётко знал, что Украин две, а не одна. И вот вчера они схлестнулись, не в первый раз, но в первый раз так открыто. Уже не соблюдая никаких приличий.

Я жил до 23 лет в Украинской Советской Социалистической Республике, на Левобережной Украине, в двухмиллионном русском Харькове, где можно было сутками проходить по улицам и не услышать украинскую речь.

Харьковские заводы были такими огромными, что трамвай шёл вдоль забора какого-нибудь ХТЗ, харьковского тракторного чуть ли не полчаса.

Я работал на харьковском «Серпе и Молоте» и его проходные отстояли друг от друга на три трамвайных остановки.

И была другая Украина, лесистая, гористая, чужая, сельскохозяйственная. И опасная. Там в схронах скрывались говорящие по-русски с акцентом вооруженные люди.

Время от времени кто-то из отцовских друзей, молодых офицеров, товарищей по училищу или сослуживцев, прибывал с той Украины в гробу, и война там не закончилась вплоть до 1960-х годов.

Левобережная Украина, то есть земли по левому берегу Днепра, Крым, Одесская область, Херсонская ничего общего с западными областями не имеют, ну совсем ничего, разве что в сёлах на левом берегу говорят на таком «суржике», напоминающем украинский язык. Но ещё больше напоминающем русский язык.

И что сейчас происходит?

Выходцы из лесистых холмов и гор насилуют три четверти населения. Насилуют собой донецких шахтёров, которые вообще в массе своей русские, насилуют большие города, такие как Харьков или Одесса, насилуют блистательный Крым своей местечковой сельскохозяйственной пассионарностью.

Европа тут только предлог.

На самом деле самые дремучие силы возымели намерение подчинить себе территории и население, на которое они не имеют никакого ни исторического, ни морального права. На самом деле ведь две Украины воевали вплоть до начала 1960-х. Ведь воевали!

Дремучим западенцам удалось заключить союз с киевскими либералами, с дрянным городским народишком, я стал называть их европеоидами за их пресмыкательство перед Европой. Странный этот союз мог бы в другое время закончиться истреблением европеоидов их западенскими союзниками, так мало у них общего, но пока они вместе. Пока их связывают общие интересы.

Вчера ими был совершён последний решающий шаг, после которого можно констатировать, что начался мятеж. Со сцены майдана их лидеры заявили о создании параллельных государственных структур: параллельной Верховной рады и параллельного правительства.

Продекларировав свои намерения, эти люди стали государственными преступниками.

Их можно арестовывать.

Их пора арестовывать.

Я бы на месте Януковича, назначив им встречу для переговоров, арестовал бы троих лидеров на выходе, партию «Свобода» объявил бы вне закона.

Ничего, впрочем, страшного не произойдёт, если две Украины в конце концов распрощаются навсегда. Так будет лучше для всех.

Мэр Харькова уже предложил перенести столицу Украины в Харьков, который уже ведь был столицей Украины до 1928 года.

Я всегда был уверен, что унаследовавшая территории Украинской Советской Социалистической Республики новая Украина не переживёт первого же серьёзного испытания. Потому что советская власть искусственно объединила в своё время различные территории для удобства управления. И вот оно пришло — испытание на прочность.

Вы заметили, что левобережная Украина не очень-то надрывается от горя по поводу того, что происходит сейчас в Киеве. А потому что эта Украина всегда считала своей столицей Москву.

В киевско-западенскую Украину меня уже ясно, что никто не допустит. Опять в чёрный список попал.

20 января 2014 года

Гангстеры

Писатель и политик Эдуард Лимонов — о том, кого следует подозревать в организации убийств на евромайдане.

Интересные трупы, эти первые жертвы, найденные на евромайдане.

Настораживает уже одно то, что оба иностранцы.

Михаил Жизневский — белорус. А Сергей Нигоян — армянин из Днепропетровска, из области, относящейся к левобережной Украине, где сильно влияние Партии регионов, то есть партии Януковича.

Если это слепая судьба так выбирала, то её выбор как нельзя лучше подходит евромайдановцам — погибли чужаки, на тебе, Боже, что нам негоже.

Таких не жалко.

Белорус Михаил Жизневский погиб от сквозного огнестрельного ранения грудной клетки, с повреждением аорты в области сердца. Погиб от охотничьей пули.

Нигоян умер от ранений, вызванных картечью на основе сплава свинца. Судмедэксперты обнаружили у Нигояна два проникающих слепых дробовых ранения с повреждением лёгких и сердца. От них он и умер.

Несколько соображений.

— Трупы были перенесены в библиотеку, якобы их принесли с майдана. Те, кто принёс, лишили следователей важнейшего для следствия элемента — осмотра места происшествия. Зря они — те, кто принёс — это сделали, если они не сделали это намеренно.

— Снайперы, если стреляют в человека, находящегося в толпе, то целят в голову. (Да и вообще, снайперы-профессионалы предпочитают стрелять в голову.)

В случае Жизневского и Нигояна — оба погибли от ранений в область груди: в сердце и лёгкие.

В грудь обычно стреляют на открытом пространстве, когда вокруг нет толпы.

— А ещё это выстрел, сделанный не военным снайпером, и не только потому, что убили из охотничьих ружей. Это выстрел гражданского лица. Так стреляют гангстеры, когда казнят.

— Интересно, не были ли похищены Нигоян и Жизневский из общежитий в последние сутки, не находились ли в количестве 50 человек, похищенных неизвестными?

По логике всех восстаний, трупы должны были появиться на евромайдане как необходимый элемент эскалации конфликта. Трупы должны были взвинтить толпу, чтобы она перешла к следующему этапу восстания, а именно — вооружилась бы в отместку за трупы огнестрельным оружием и стала бы мстить.

Трупы в восстаниях обычно появляются естественным путём, но в новейшей истории известны и случаи, когда нужные по сценарию трупы подбрасывают.

Самый близкий к нам и знаменитый случай — это Тимишоара, город в Румынии, где 16 и 17 декабря 1989 года румынская спецслужба Секуритате якобы зверски расстреляла толпу протестующих. Якобы были убиты многие десятки людей. Телекомпании всего мира с наслаждением показывали тимишоарские трупы.

Если не ошибаюсь, 56 трупов насчитали тогда.

Тимишоарский расстрел вызвал в Румынии революцию, позволил казнить Чаушеску и его жену.

Впоследствии, через несколько месяцев, журналисты выяснили, что трупы показанные в репортажах, были привезены в Тимишоару из моргов соседних городов, сданы в аренду за плату служащими моргов.

Раскрывшийся зловещий и мрачный обман, впрочем, никого не смутил. Революция-то уже произошла.

Во время осады сербскими войсками города Сараево, в 1992 году, была расстреляна очередь за хлебом. Президент этого мусульманского анклава Алия Изетбегович обвинил в расстреле мирной очереди сербскую армию. Комиссия ООН выяснила, что расстрел очереди был организован самими мусульманами, для того чтобы спровоцировать вмешательство западных государств в сербско-мусульманский конфликт. Но уже ничто не могло остановить военное вмешательство Запада, было уже поздно.

По моему мнению, Нигояна и Жизневского казнили гангстеры. Были ли это гангстеры с майдана или просто гангстеры, я знать не могу и не знаю. Но я объяснил выше, почему я так считаю.

Вчера на майдане уже прозвучал призыв ко всем имеющим огнестрельное оружие собраться в условленном месте.

Тягнибок, Яценюк и Кличко захватили площадь, как захватывают заложников. Захватили, и шантажируют правительство. Это гангстерские методы.

Три гангстера вынуждают власть сдаться на их условиях. Основным условием теперь является освобождение их товарищей-преступников, виновных в нападениях на полицию в эти дни.

Вчера они не смогли договориться с Януковичем и, прибыв на майдан, отрапортовали об этом. Собираются продолжать преступную деятельность.

На помощь гангстерам спешат западные политики: Фюле, Эштон, Баррозу…

Ну-ну…

24 января 2014 года

Украинская амнистия, дочь политической анемии

Писатель и политик Эдуард Лимонов — о том, почему президенту Украины не удался диалог с оппозицией.

Ложные политические решения всегда принимаются глубокой ночью.

Около полуночи Верховная рада в Киеве приняла 232 голосами закон об амнистии. Янукович лично приехал на заседание и запугал своих депутатов роспуском Верховной рады. Тогда проголосовали.

Закон предусматривает амнистию для всех участников беспорядков в последние несколько месяцев, кроме совершивших тяжкие преступления. Согласно этому документу, «майдановцы» должны освободить захваченные ими государственные учреждения в Киеве и регионах в течение 15 дней.

Ясно, что лидеры майдана не хотят отдавать то, что ими «завоёвано».

Олег Тягнибок, выступая на майдане, сказал: «Но разве мы можем данные законы признавать, если они приняты с нарушениями? Наша борьба должна продолжаться дальше. Требования майдана выполнены частично — отставки Азарова, Табачника, недостаточно». Тягнибок пояснил, что при принятии закона был, оказывается, нарушен регламент, поскольку законопроект предварительно не был рассмотрен в комитетах Верховной рады.

Не могу удержаться от комментария, это же уморительно и умилительно! Человек является лидером радикальной партии «Свобода», активисты которой три месяца бросают «коктейли Молотова» и камни в полицию, сражаются с ней черенками от лопат и арматурой, лидером партии, активисты которой были среди захватывающих государственные учреждения в первых рядах, и он же укоряет раду, что рада нарушила регламент. Регламент, а?

Интересно, он в зеркало когда смотрит, видит себя ангелом с крыльями? Видимо, ангелом.

Говорит Виталий Кличко: «Целый день регионалы пробовали протолкнуть свой закон об амнистии. И продавили его. Они требуют освободить всё — улицы, администрации, майдан. В обмен на это они освобождают тех, кого арестовали. Мы требуем освобождения людей без каких-либо условий».

Это называется пойти ва-банк. «И то, что было нами завоёвано, мы никогда врагу не отдадим…»

Короче, они будут продолжать в том же духе. Здания не освободят, захватят ещё новые. Радикалы из организации «Спiльна справа» («Общее дело») будут давить на Кличко, Яценюка, Тягнибока, радикализируя эту тройку лидеров, которой, для того чтобы удержаться во главе майдана, придётся стать круче «Спiльной справы».

Радикалы попытаются захватывать отделения полиции в западных областях, чтобы достать там оружие. Затем посягнут на армейские склады оружия. Их попытка экспансии, посылка десантов в города Юго-Восточной Украины, в Одессу, Николаев, Херсон не увенчалась успехом. Местные власти, опираясь на добровольную помощь населения, вышвырнули гастролёров из этих мест, предварительно избив их.

Теперь они обречены работать на отрыв западных областей и Киева от остальной Украины.

На раскол Украины, чтобы они там не говорили.

Таким образом, можно констатировать, что Януковичу не удалась его политика уступок.

И не могла удастся с такими людьми. С людьми, которые нацелены на полное свержение власти, а не на выгодный для них компромисс с властью.

Как Янукович дошёл до жизни такой?

Человек, не побоявшийся посадить на семь лет за решётку всеукраинскую панночку, харизматичную Юлию Тимошенко, почему так анемично, безвольно себя ведёт сейчас?

Вероятнее всего, он вначале не придавал появлению майдана какого-либо особого значения. Не волновался. Ну, возник майдан и возник.

Вспомним, ведь какой-то элемент майданной, таборной (кстати говоря, исторически традиционной для Украины, вспомним запорожцев и их Сечь) культуры присутствует в украинской политике постоянно, начиная с 2004 года. Какое-то количество майданов за эти 10 лет появлялись и рассасывались.

Изначальная ошибка Януковича, таким образом, заключалась в том, что он не распознал в ноябре 2013-го, что в этот раз майдан не рассосётся, а приживётся в центре Киева и разрастётся в гниющую рану в теле украинской государственности.

Ну… что тут скажешь, Янукович не особо мыслитель, он, говорят, бизнесмен более всего по складу ума.

Хочу отметить особый цинизм и лидеров майдана, и его населения по отношению к той помощи, которую предоставила Россия. Украина не платит за российский газ с сентября. И все ухмыляются.

Украинцы проглотили первые 3 млрд нашей помощи, настаивают на предоставлении следующего транша.

Лидеры майдана нагло заявляют, что не отдадут этих денег, «не мы брали», мол.

Но с удовольствием пользуются.

Сейчас в Киеве холодает. Я бы отключил их от российского газа, пока не уберут майдан. Тут бы разгневанные, замёрзшие киевляне пришли и сами своротили вонючий майдан.

30 января 2014 года

Войнуха, войнища, война

Писатель и политик Эдуард Лимонов — о том, кто положил начало новому витку противостояния в Киеве и чем оно может закончиться.

Восемнадцать убитых, из них семеро — милиционеры, а одиннадцать — евромайдановцы. Таков утренний итог подсчёта потерь во вчерашней битве за Киев.

Въезд в город ограничен. Метро не работает. Сегодня не будут открыты школы и детские сады.

Господин Яценюк выступил на евромайдане с обращением к президенту Януковичу и потребовал перемирия до утра.

Яценюк сказал, в частности: «Мы не начинали это противостояние. Услышьте украинский народ, который выступает мирно».

Даже при поверхностном анализе слов этого преступника в очках становится ясно, что он лжёт, причем в этих трёх коротких предложениях он лжет по меньшей мере три раза.

Сразу после 21 ноября на майдане возникли баррикады, и там же появилась тройка лидеров, среди них Арсений Яценюк. Значит, они начинали противостояние.

Они.

Вчера, когда они убедились, что Верховная рада не проголосует за требования евромайдана — вернуть страну к Конституции 2004 года, евромайдановцы пошли на яростный штурм Верховной рады и всего правительственного квартала. Опять, в который раз, они фактически начали вооружённый протест, и это было подготовленное наступление.

Украинский народ на майдане есть. Но лишь небольшая часть украинского народа. Но этот народ не выступает мирно.

Ну никак то, что мы видим, то, что нам демонстрируют в онлайн-трансляции и в фотографиях и свидетельствах очевидцев, мирным протестом назвать нельзя.

Это войнуха, это войнища, это война!

Следует отметить, что сам господин Яценюк уже было почти согласился получить пост премьер-министра в правительстве Украины.

Однако премьерские планы Яценюка сорвали радикальные новые лидеры протеста, они теперь задают тон на майдане, такие как Дмитрий Ярош, руководитель «Правого сектора», Александр Данилюк (этот, правда, улизнул в Великобританию, но авторитет сохранил) из «Спiльной Справи», организации помельче, но и помрачнее, такие как «Патриоты Украины», «Викинги», «Чёрный Комитет». Шумит уже на евромайдане некая Ирма Крат, сотник, возглавляет «Независимую женскую сотню обороны».

Ещё 17 февраля активист евромайдана (мужчина средних лет из села на Западной Украине, характеризовала его «Газета.ру») выражал своё возмущение Яценюком: «Приходит вчера Яценюк и якобы спрашивает наше мнение: как мы отнесёмся к тому, что он возглавит правительство. Мы прямо сказали: если так будет — мы его закопаем. Сволочи — здесь люди за свободу и революцию погибли, а не за их политиков, посты в правительстве».

Вот эти ребята вчера и пошли на штурм Верховной рады, и хитрому Яценюку, чтобы не потерять влияние над майданом (а это его единственный капитал), пришлось опять превратиться в радикала и потребовать от Януковича ночного перемирия.

Некоторые источники, впрочем, считают, что штурм правительственного квартала был обговорен Кличко и Яценюком во время их визита в Берлин 17 февраля во время встречи их с Ангелой Меркель.

Впрочем, Янукович перемирием их всё же удостоил, ночью, насколько мне известно, бойцы «Беркута» не пошли вглубь майдана.

Происходит стремительная эскалация уже начавшейся гражданской войны в Украине. Да-да, 18 убитых в Киеве за сутки, 500 раненых — это уже никакие не стычки, а полномасштабная стремительно развивающаяся гражданская война.

Особенно тревожно выглядят вот такие совсем утренние сводки с западной Украины.

01:26 — В Тернопольской области штурмуют областное управление милиции.

06:01 — Евромайдановцы заняли базу «Беркута» в Ровно.

06:53 — Участники беспорядков ворвались на территорию внутренних войск во Львове.

Там же оружие!

Заметьте, что майдановцы не удосуживают себя и нас с вами никакой последовательностью и логичностью своих требований. Изначально они требовали, помните, подписания некоего рыхлого пакта с Евросоюзом, затем — освобождения арестованных своих товарищей-погромщиков, а когда их освободили, отказались от обещанного Януковичу освобождения захваченных ими всех административных зданий, освободили лишь часть их. Но стали требовать голосования в Верховной раде за возврат к Конституции 2004 года.

Не получилось. Пошли на открытую войну. У 13 раненых милиционеров — раны огнестрельные.

На самом деле евромайдановцев с самого начала интересовал только захват власти.

Красивые слова: «украинский народ», «свобода», «революция» — рассчитаны на лохов внутри Украины и за ее рубежами.

Чует моё сердце, что русскому народу придётся очень скоро помогать братскому украинскому.

19 февраля 2014 года

Русская революция в Крыму

Политик и писатель Эдуард Лимонов — о великих событиях на полуострове.

То, что происходит в Крыму, мне безоговорочно нравится. А там происходит русская революция.

Севастополь и Симферополь мне близки, поскольку именно за выступление на митинге в Севастополе я был арестован и выслан с Украины еще в 1994 году.

Но это уже в Симферополе — сотрудники Службы безпеки Украины во главе с подполковником Гончаренко ворвались в номер гостиницы неподалеку от здания Верховного Совета Крыма, который занимал депутат от Севастополя, герой войны Александр Круглов. Там они меня и повязали.

Круглов был самым радикальным депутатом ВС. Умер какое-то количество лет назад, а то бы порадовался тому, что сейчас происходит.

В Севастополе в августе 1999 года мои товарищи нацболы захватили башню Клуба Моряков, вывесили баннер «Севастополь — русский город», разбросали листовки и долго сопротивлялись штурму. Потом сидели. 16 человек, в украинских тюрьмах.

Акция была беспрецедентна по дерзости своей. И насколько я знаю, это была единственная подобная акция за всё время украинской оккупации Крыма.

И вот 15 лет спустя Севастополь восстал, и граждане избрали своим мэром русского мужика-бизнесмена, да еще и с русским паспортом, внука адмирала, командующего Черноморским флотом. В Севастополе создаются силы самообороны.

В Симферополе рано утром вооруженная группа русских патриотов Крыма захватила Верховный Совет. Они вывесили российский флаг.

Крым устал от назойливой и вонючей оккупации, местечковой, деревенской украинской власти. Власти, живущей по «Вию» Гоголя.

Крым хочет свободы и независимости и ассоциации с матерью-Россией.

Имеет ли Украина права на Крым?

Мы знаем историю Крыма, приписанного к УССР Никитой Хрущёвым в 1954 году для лучшего администрирования региона. Тогда административная граница УССР ничего не значила, границы не было в природе, лишь административное подчинение было переведено на Киев и только.

Украинская Советская Социалистическая Республика вместила в себя по воле советских руководителей вагон и маленькую тележку всяких различных стран и даже народов.

Теперь, когда уже Советской власти не существует 23 года, хитрозадые западенцы в Киеве хотят сохранить себе все земли, которые были приписаны к УССР.

Памятников Ленину они не хотят, разрушают их, русский язык они не хотят, а вот Крым хотят. И девятью миллионами русских, проживающих на Украине, повелевать хотят.

А вот им и пришел час испытаний. И Крыма у них не будет, нужно отобрать.

Такая же история была с Грузией. В Советскую власть Грузия пришла с Кахетией, а вышла, как разведённая выгодно жена олигарха, с Аджарией, Абхазией и Южной Осетией. Но народы этих стран не захотели жить с Грузией и ушли.

Грузия злобится, лезет на стену, но придется смириться.

Так и с Украиной. Истерику они устраивают, эти прикарпатские горцы, не хотят отдавать то, что было дадено не им, заметьте, а Советской Социалистической Республике Украине.

Я призываю руководителей нашей страны встать на защиту вспыхнувшей в Крыму русской революции. Напоминаю, что народы имеют право на самоопределение. Русских в Крыму — подавляющее большинство.

Сегодня народ Крыма выражает свою волю к независимости. И выражает её решительно.

В Крым должны быть посланы военные контингенты российских войск. Но не для того, чтобы воевать, но чтобы отпугнуть безответственных мерзавцев, уже окропивших кровью Киев, чтобы не допустить кровопролития. Чтобы защитить русских, взятых в плен украинской стороной 23 года тому назад.

Пора поправить Историю.

27 февраля 2014 года

И то, что было нами завоёвано, мы никогда врагу не отдадим

Писатель и политик Эдуард Лимонов — о том, почему российскому президенту не надо идти на компромисс с Западом.

Начну с «я же вам говорил…» Уж очень хочется подчеркнуть свою политическую дальнозоркость. Звиняйте, всего пару строк.

Я вам говорил (писал в «Известиях» с ноября), что в результате убиения украинской государственности простецким бандитьём и хулиганьём на евромайдане Украина расколется надвое. Она на наших глазах и раскалывается. Еще не закончила, а только начала.

Я вам прорицал, что будут беженцы.

Только за две последние недели уже 140 тыс. человек обратились за разрешением въехать в РФ и многие тысячи уже въехали в Белгородской и Брянской областях. «Есть все симптомы гуманитарной катастрофы»,— заявляет глава ФМС Константин Ромодановский. В приграничных с Украиной областях готовят пункты размещения беженцев.

То, что Севастополь стал первым украинским городом, сбросившим иго, не побоюсь этого слова, оккупантов, очень легко понять. Севастопольцы все эти двадцать с лишним лет негодовали, страдали и волновались под властью ненавистного им захудалого местечкового режима. Вот они первые и взбунтовались, и справились практически сами, сами выбрали себе народного мэра — внука командующего Черноморским флотом. Создали отряды самообороны.

Симферополю пришлось немножко помочь.

После того как сплочённые отряды хорошо организованного вокруг мечетей и своей религии крымско-татарского народа смогли один день оказывать давление на площади у здания Верховного совета Крыма, стало понятно, что необходимо чуть чуть посодействовать симферопольцам в освобождении.

Не идентифицированные, но хорошо организованные и хорошо вооружённые и очень вежливые военные заняли на время ВС Крыма и помогли провести голосование за неподчинение бандитскому правительству, созданному в Киеве из чёрт знает какого вонючего хулиганья.

В Симферополе избрали правительство Крыма, и главой его стал Сергей Аксёнов, похоже, этот депутат из «Русского Единства» ничего не боится.

В течение недели удалось взять контроль над аэропортами и воинскими частями Украины на территории Крыма. Контролируются въезды в Крым со стороны перекопского перешейка, у населённых пунктов Армянск и Сиваш.

На сторону крымского правительства в полном составе перешёл отряд «Беркут», а вчера адмирал Денис Березовский, глава Военно-Морских Сил Украины.

Дальше — больше, в субботу Федеральное собрание РФ по представлению Владимира Путина доверило президенту в случае необходимости право использовать российские войска по всей территории Украины.

Бурлит Харьков, где только что изгнали наконец из здания областной администрации пару сотен захватчиков-гастролёров из Киева. Бурлят Одесса, Луганск.

Можно предвидеть, что в течение ближайшего времени возникнет единый блок восточных и южных областей, освободившихся из-под киевского бандитского правительства, вот они-то и будут Украиной, а как себя будет именовать вся эта незначительная шушера на майдане и в западных областях — да хоть Галичина, нам всё равно.

Я приветствую назначенный на 30 марта референдум в Крыму.

Однако считаю, что следует изменить формулировку вопроса референдума.

Сейчас он звучит так:

«Автономная Республика Крым обладает государственной самостоятельностью и входит в состав Украины на основе договоров и соглашений (да, нет)?».

Данная формулировка не учитывает, что Крым восстал и de facto сейчас является самостоятельным государственным образованием со своим правительством, своей юрисдикцией, своей армией и флотом.

Формулировка должна звучать так.

«Республика Крым добилась самостоятельности в результате народной революции в феврале 2014 года. Следует ли закрепить результаты народной революции, декларировав независимость Республики Крым (да, нет)?».

Это будет правильнее.

Евромайдановцы испугались и нерасчётливо объявили всеобщую мобилизацию. Всеобщая мобилизация, я уверен, заставит украинских призывников и резервистов искать убежища на территории России.

Сообразив, что перегнули палку с фактическим запретом русского языка на Украине и тем, что фактически начали террор против инакомыслящих, евромайдановское правительство теперь делает заискивающие заявления, мол, русских не притесняем, дадим всем автономию и возможности культурного развития, дескать, мы хорошие парни.

Однако весь мир наблюдал в течение 4 месяцев их поганое людоедское наглое жизнетворчество на майдане, и кто же им поверит?!

Одновременно они побежали жаловаться на Россию в Совет Безопасности.

Заверещали, что нельзя допустить войны между народами русским и украинским. Вспомнили, что мы братские народы.

А никто не собирается с вами воевать. Мы только не пустим вас в наши области, туда, где народ не захочет вас видеть.

Смогут ли они воевать, эти майдановские вояки?

По моим сведениям, их армия застряла на уровне советского стройбата, только ещё более одичавшего и распущенного. У России же имеются созданные в последние годы профессиональные воинские соединения для быстрого реагирования. И, что главное,— есть поддержка подавляющего большинства русского народа.

Так что в случае необходимости мы не будем испытывать недостатка в добровольцах.

Воевать с русской армией — это вам не воевать с дряблым Януковичем. От нас вы получите по полной!

Запад всполошился.

Словно и не они с энтузиазмом подливали всю эту зиму масла в огонь евромайдана, приезжая туда и индивидуально, и коллективно, распаляли аппетиты майдановского хулиганья. Все эти Эштон, Нуланд, Байдены, МакКейны и звери помельче, поляки, прибалты, немцы сколько усилий приложили, чтобы привести к власти майдановцев, ведь мы всё это видели, разве нет?

Западная Европа фыркает.

От участия в саммите G-8 в Сочи в это лето отказались семь глав государств. Они — кто «приостановил», кто «заморозил», кто «отказался от участия» в саммите.

Вот напугали! Сэкономим на расходах, которые пришлось бы понести для их приёма.

А также избавимся от пустопорожних разговоров, то есть от бесполезного переливания из пустого в порожнее, чем обычно занимаются на саммитах.

В последние сутки кто только не звонил президенту России, пытаясь найти слабое место. Обама говорил с президентом полтора часа.

Меркель, говорят, выцыганила от президента обещание поучаствовать в совместных с ОБСЕ каких-то посиделках.

Я не советую президенту даже для вида соглашаться на подобные встречи.

Хочу напомнить прекрасные строки отличной советской песни:

«И то, что было нами завоёвано,

Мы никогда врагу не отдадим!»

3 марта 2014 года

Шествие проституток

Писатель и политик Эдуард Лимонов — о субботнем московском марше и его участниках.

В Верховной Раде Украины депутаты сегодня встали и аплодировали стоя, приветствуя таким образом антивоенный марш ультра-либералов в Москве от Пушкинской до проспекта Сахарова.

А ничего поразительного в этом факте нет.

Пока шли по бульварам, по узкой проезжей части по одной стороне, то они кричали «Слава Украине!». Кричали «Украине слава, героям слава!» А то и «Бандера придёт, порядок наведёт!» Чего ж не аплодировать своим в доску, а? Чего не аплодировать?!

Я воспринял эту коллективную проституцию, как феномен такого транса, экстаз предательства. Дескать, «возьми меня чужой, евромайдановец в маске, страшный в гари и грязи, с арматурой в руке, от тебя несёт пылью и вонью майдана, несёт кровью и моргом, возьми меня креативную, я твоя! Белоленточная, влюблённая во врага, тётка буржуазия!»

Они там пререкаются с ГУВД Москвы, которое измерило их количество в 3 тысячи человек, они недовольны.

«Как так, нас были десятки тысяч, нас было 50 тысяч единиц, готовых отдаться новым хозяевам Киева! Вы нас злодейски преуменьшили!»

Тут бессильны доказательства, бессильны аргументы, исторические и юридические, бессильна логика и Аристотеля, и Гегеля.

Тут имеет место некий бесстыдный мазохизм, заставляющий проститутку заниматься своей профессией не столько ради денег, сколько ради чувства унижения.

Так нравится пережить унижение и собственное падение. Им, кто шёл сегодня по бульварам от Пушкинской, так было хорошо!

Одновременно они понимают, что делают что-то нехорошее и постыдное, за что могут быть наказаны.

Доказательства?

А как они неприлично долго ждали, чтобы ушли с Трубной площади колонны патриотов, приветствующих воссоединение Крыма с Россией, трусили, боялись побоев.

До такой степени боялись наказания, побоев, что у них там на Трубной стояли информаторы, которые их держали в курсе по мобильной связи, ушли ли мужланы или нет.

Ушли ли те, кто мог наставить синяков на их изнеженные тела.

Я им морали читать не стану.

Я своим творческим воображением увидел их как коллектив проституток, готовых на любое унижение, потому что в этом унижении, их удовольствие.

16 марта 2014 года

Крыса

Писатель и политик Эдуард Лимонов — о Юлии Тимошенко и ее стремлении расстреливать русских жителей Украины с помощью ядерного оружия.

Сашка Билого застрелила карательная бригада, человек 30, что ли, их было, прошлой ночью.

Лежит брюхом голым вверх, на пустыре, и ничего уже не скажет.

В беспредельщика загнали пару пуль из пистолета Макарова, а это 9 мм, сердце, наверное, рваное совсем. В лохмотьях.

Мой покойный отец был чемпионом дивизии по стрельбе из пистолета. «Тяжелая у него отдача, у Макарова, по причине мощного калибра»,— говаривал мой отец. Я позднее, когда вырос, сам убедился — отдача тяжёлая, дыры крупные оставляет.

Сашка успокоили.

Как он только не выступал! И бледного прокурора галстуком душил, и на заседании ровненского областного совета автоматом потрясал, и выпендривался — мол, с оружием не расстаётся, и стращал.

А вот лежит животом кверху и ничегошеньки не проронит, ни слова.

А вот Юлия Владимировна, всеукраинская панночка, за десятерых Сашков матерится и нрав свой лютый показывает.

А нрав её поганее, чем у Сашка Билого, оказался.

Раньше не было случая такой нрав проявить, а сейчас вот вляпалась.

Телефонный разговор её с Нестром Шуфричем, состоявшийся 18-го марта, ближе к полуночи, добрые вежливые люди вывесили на всеобщее прослушивание. И бьёт этот разговорчик все рекорды в интернете.

Не откажу себе в праве процитировать слова этой женщины, которая собралась быть кандидатом в президенты Украины, где свыше 8 млн назвали себя русскими, согласно последней переписи. (Перепись, замечу, давно не проводилась, из боязни, что русских теперь уже много больше. По той же причине в Украине и референдумы не проводились.)

Итак, вот, крысиные зубки оскалила в этом разговоре экс-премьер:

«Сама готова сейчас брать автомат и идти стрелять этому подонку в лоб». (Тут, вероятнее всего, имеется в виду президент России.)

Дальше больше. Дальше ненависть проявляется ко всем русским:

«Это уже переходит все границы вообще. Блин, надо брать оружие в руки и идти мочить этих, блин, кацапов чёртовых, вместе с их руководителем. Жалею, что не могу сейчас находиться там (в Крыму.— Э.Л.), хрен бы (на самом деле слово из трёх букв.— Э.Л.) они у меня Крым получили».

Нестор Шуфрич робко напоминает озлобленной крысе о реальном положении вещей — «потенциала силового у нас не было».

Распалённая панночка в ответ:

«Я бы нашла как замочить этих …удаков. Я надеюсь, что включу все свои связи, и я подниму весь мир, блин, чтобы от этой России не осталось даже выжженного поля».

На слабый такой колеблющийся вопрос Шурфича, как же быть с 8 млн русских граждан Украины, бывшая премьер-министр швыряет:

«Блин, их расстреливать из атомного оружия!»

Сашко Билый в этом случае отдыхает. (Ясно, что теперь он отдыхать будет всегда, в данном случае «отдыхает» — фигура речи.) В сравнении с «национальной Юлей» он — мелкая шпана.

«Расстреливать из атомного оружия».

Вот так. Жили-жили, с тщательно уложенной косой, позировали как разумное, смазливое существо в приятных нарядах, тщательно следили за своим языком и выражением лица, подписывали договора о доставке газа в Украину…

Но вот, когда население Крыма — и русское, и украинское, и татарское, несмотря на происки «Меджлиса», изъявило желание выбраться из тяжелых объятий всех этих сашков билых, Юлия Владимировна превратилась в злобную крысу, от которой ушла добыча.

Она уже не позирует, это она крупным планом и на всю громкость.

Спасайся кто может, крыса щёлкает зубами: «Я подниму весь мир!», «Чтобы от этой России не осталось даже выжженного поля!»

Разговор она признала, за исключением последней фразы — «Расстреливать из атомного оружия».

Но, конечно же, она врёт, сама неуклюжесть этого оборота (как можно расстреливать из атомного оружия) доказывает подлинность этой запальчивой фразы.

Да и что, она без этой фразы не наговорила на «пыжа»? Наговорила.

Ни дна вам и ни покрышки, Юлия Владимировна!

25 марта 2014 года

Вторая Донецкая

Писатель и политик Эдуард Лимонов — о продолжении «русской весны» на Юго-Востоке Украины.

Всё, что происходит в эти дни в восточных областях Украины, я особенно имею в виду Донецкую, Харьковскую и Луганскую области, одновременно и неожиданно, и ожидаемо.

Я, хотя не только я, ещё в ноябре прошлого года предсказывал распад украинской государственности.

Более того, и многие годы тому назад я предсказывал, что полученная на халяву, за так, независимость Украины может не выдержать первого же серьёзного испытания на прочность.

Так и случилось.

Похвалив самого себя за прозорливость, теперь обращусь к деталям.

Прозорливость моя объясняется в данном случае совсем просто. Прожив в Харькове до 23 лет, я прекрасно знал, что под шапкой Украинской Советской Социалистической Республики собраны с десяток народов и несколько исторически по-разному проживших свою жизнь территорий.

Поэтому не удивительно, что Украина как государство оказалась такой хрупкой и ломкой.

Те, кто организовывал евромайдан в Киеве, те кто подстрекал к майдану, все они не сообразили, что перебивают хребет дохлой и больной еле дышащей государственности.

Вот и перебили. Теперь пеняйте на себя.

Уже не важно, кто первый начал — а это вы первые начали,— важно, что ящик Пандоры открыт и оттуда полезли все подавленные доселе желания народов Украины и желания населения её различных территорий.

Удачный пример Крыма, улизнувшего без особых проблем из украинской государственности, вдохновил на мятеж восточноукраинские области.

То, что самая населенная область Украины — Донецкая — возглавила этот мятеж, понятно.

Простые и твёрдые шахтёры, составляющие значительную часть населения Донецкой области, бесстрашно смотрят на отряды западенцев, посещающие донецкие земли с враждебными целями. Шахтёрская профессия — опасная профессия: они рискуют жизнями ежедневно, поэтому шахтёров особо не напугаешь.

Насмотревшись на Крым, предприняв несколько попыток захвата администрации, потеряв несколько лидеров, Павел Губарев был первым «народным губернатором», арестованным киевской властью. Шахтёрская область неумолимо дожимает своей мощной угольной ручищей визгливый студенческий Киев.

Захватив сегодня в очередной раз здание Донецкой областной администрации, народ долго не мудрствовал лукаво. Поскольку депутаты областной рады не пришли по зову восставших, восставшие лишили их мандатов и оформили новый орган власти: народный Совет Донецкой области.

А в 13:42 новые депутаты объявили о создании Донецкой Республики.

А что они должны были делать? Ждать? Добиваться и дожидаться прихода старых депутатов?

Но ведь они совершают на самом деле революцию, ломают старую систему и создают новую.

Вот и создали.

У революций всегда есть право на новую легитимность.

Евромайдан ведь поступил именно так и подал всем пример.

В 14:21 Донецкая Народная Республика попросила Владимира Путина ввести на свою территорию миротворческий контингент — вежливых ребят в хаки, которые отлично справились с задачей в Крыму.

Оба решения огласили на митинге у стен здания администрации под аплодисменты и крики «Россия!».

Подняли флаг Донецкой Республики, триколор, одна из полос которого — чёрная символизирует уголь, уголёк — основу благосостояния области. Рядом подняли российский флаг. Прозвучал гимн России.

Новые народные депутаты постановили провести на позднее 11 мая референдум о статусе своей республики. Референдум скоординирован по срокам с Харьковской и Луганской областями.

Всего в этих трёх важных областях проживают около 10 млн человек.

Я надеюсь, что удача будет сопутствовать Донецкой Народной Республике.

Это, кстати, исторически уже вторая Донецкая Республика. Первая была создана на Украине в 1918 году и называлась Донецко-Криворожская Республика. Позднее она вошла в состав Украинской Советской Социалистической Республики.

Теперь вот потомки тех людей хотят попрощаться с Украиной.

Многое сейчас зависит от главы российского государства.

Я советую брать Донбасс в состав России.

Запад не будет мешать. А отношения с ними уже испорчены навсегда.

Мы поняли, что они коварно хотели сделать из Украины плацдарм для нападения на Россию, а из 8 млн русских, живущих в Украине, вознамерились сделать заложников.

Этому не бывать.

7 апреля 2014 года

Война по-украински

Писатель и политик Эдуард Лимонов — о бесславном завершении второго этапа антитеррористической операции на Юго-востоке Украины.

Украинские власти объявили о втором этапе операции в Славянске.

На самом деле следовало бы говорить о второй попытке взять Славянск. Первая-то закончилась тем, что некоторые части украинской армии сдались ополченцам и передали им своё оружие, а те, кто не сдался, уехали туда, откуда приехали.

Словарь, употребляемый киевскими министрами, призван закамуфлировать неприглядную правду.

Так называемая армия Украины не может взять Славянск, охраняемый ополченцами.

О результатах «второго этапа» ходят противоречивые слухи.

Украинская армия утверждает, что ликвидировала то ли семь, то ли три блокпоста. И что убили не то восемь, не то пять ополченцев, при одном раненом украинском военном.

Ополченцы утверждают, что убитых у них нет. Все блокпосты целёхоньки, один единственный отбитый у них, ополченцы взяли опять, отбили.

Если мы оставим область слухов, то налицо очевидное. Славянск не взят, ополченцы оружия не сдали, захваченные административные здания не освобождены. Донецкая республика объявила мобилизацию.

Фронта нет.

В самом деле, где он, фронт? Спереди? Сзади? От какого населённого пункта и до какого?

Вместо фронта имеем карательные экспедиции, посылаемые из Киева на Восток и Юг Украины, в первую очередь в Донбасс, укомплектованные в основном западными украинцами.

Пока что карательные экспедиции не принесли Киеву ни единого успеха.

Разве можно считать успехом занятие недействующего аэродрома под Краматорском, аэродром никто не охранял. Это когда народные массы побили заместителя начальника СБУ генерала Василия К.

Если это победа, когда приходят в аэропорт народные массы и дают тумаки и подзатыльники генералу-победителю, то, что тогда поражение?

«Вторым этапом» спецоперации в Краматорске, по-видимому, следует считать подбитый и сгоревший в аэропорту вчера вертолёт Ми-8.

Украинская армия с откровенным идиотизмом заявила, что, дескать, боестолкновения с ополченцами в аэропорту Краматорска не было, вертолёт погиб в результате профессионального выстрела снайпера по его бензобаку.

Чуете, какое смачное мышление у украинских вояк, они посылают городу и миру мэсидж, «это не ополченцы, это снайпер по бензобаку».

А палец чей был, нажавший спусковой крючок снайперской винтовки(?),— позвольте вас спросить.

Уже Саакашвили в его время был слегка безумен, а украинские его духовные сородичи уже очень безумны. Они не едят свои галстуки на людях, но от них несёт сумасшедшим домом.

Сумасшедшие могут натворить ужасных дел, я не сомневаюсь, я их даже не вышучиваю, я просто указываю пальцем,— до чего же они не в своём уме.

А это от бессилия.

И.о. премьер-министра Яценюк вот расстроен и кричит: «Россия развязала третью мировую войну, ещё, мол, от второй не отошли, а она третью…»

Яценюк намеренно учерняет ситуацию… На самом деле цель этого Яценюка — обратить внимание Керри и Обамы, чтоб те вмешались. Вот ведь как всё серьёзно, американские друзья, но вступитесь же, это же третья мировая!

Керри и Обама и сами хотят поверить, что третья мировая, но вот защищать странную эту беспомощную Украину жизнями американских парней пока не готовы, и вероятно не будут готовы, несмотря на всю демагогию. И свою демагогию, и Яценюка.

По пыльным весенним шляхам катаются из Киева на восток не стреляющие танки и БТР, у которых отваливаются колёса. На броне сидят ленивые хлопцы в плохо пригнанном обмундировании. Бензин дорог, так далеко, как хочется, не уедешь, армия самая плохая в мире, а аппетиты самые алчные.

Боже мой, а ведь мы когда-то о них серьёзно размышляли, об украинских политиках, сравнивали с собой, даже завидовали. Вот дожили до часа истины. Если бы не заокеанские их дядюшки и европейские соседи, можно было бы хохотать над ними, жалкими и заносчивыми одновременно.

«Нас Россия обижает…, уйми Россию, dady, dear!» — хнычут Яценюк и Турчинов, дергая Америку за штаны.

Шахтёры оторвут им яйца, к этому идёт.

Возьмут и без помощи России, которая запаздывает как обычно, как попрут на Запад, и от избытка силушки, отберут Киев.

И выкопают глубокий ров, чтоб отделял их от западенской Украины, и запустят туда золотых рыбок.

Вот вам наступит третий этап.

26 апреля 2014 года

Восстание мужиков

Писатель и политик Эдуард Лимонов — о том, что движет простым и вольнолюбивым народом Юго-Востока Украины.

Владимир Лукин, съездивший в Славянск по поручению президента и уговоривший «народного мэра» Славянска Пономарева отдать восьмерых натовских офицеров,— отдать просто так, а не обменять,— говорил тут вчера на одном радио вполне очевидные, но интересные вещи.

Под ехидными стрелами вопросов ведущих одного радио Лукин вполне невозмутимо обрисовал слушателям, что там в Славянске происходит.

Получилось, что ходят мамы с колясками (это когда Лукин был, а сейчас там вовсю стреляют: киевский снайпер безжалостно свалил выстрелом в висок 30-летнюю женщину, высматривавшую с балкона своего мужа; только что её весь город хоронил), мужики там что-то работают либо присели выпить, а между ними ходят вооружённые местные ребята и дядьки, и всем спокойно, и все чувствуют своих ребят и мужиков защитниками.

Своему народному руководству люди доверяют и его не боятся.

— А у вас не было впечатления, что лидерами Славянска кто-то манипулирует, что они марионетки в чужой игре?— спрашивает ведущий.

Лукин отвечает, что нисколько не марионетки, что никто не манипулирует, они сами восстали за свои интересы.

Одно радио несказанно обрадовалось бы, если бы Лукин обнаружил нитки, за которые восставших в городе Славянске дёргают некие кукловоды, но он ничего не обнаружил и имел честность заявить об этом.

Для такого человека, как я, донецкая земля, как и соседняя харьковская,— не загадка. До того как осесть в Харькове, мой военный отец успел послужить на Донецкой земле и мы с ним — я и моя мать — пожили и в Ворошиловограде (Луганск) и в Миллерово.

В последние же годы, точнее в последнее десятилетие, у нас в партии были очень активны ребята из города Шахты, соседнего с украинским Донбассом, ничем не отличимого от украинского Донбасса, но российского городка.

Целая группа шахтинцев, помню, приехала в Москву в нулевые. И они отличались боевым темпераментом. Небольшого роста паренёк по фамилии Манжос сумел поучаствовать в нескольких десятках акций. Он стал своего рода героем, его фамилия превратилась в имя нарицательное: «Манжос», «Манжосы». Храбрый и бесстрашный, с такой ещё дополнительной издевательской удалью.

Шахтинский тип вполне простых, но активных, сильных ребят — это донбасский тип.

Так что я понимаю, кто там сейчас восстал, в Донбассе, в той его части, что украинская.

Восстали простые мужики, с простыми и твёрдыми принципами.

Когда улюлюкал киевский евромайдан, набрасываясь на безоружный и неподвижной мишенью стоящий, по приказу Януковича не оказывая сопротивления, «Беркут», донбасские мужики морщились после работы у телевизоров, наблюдая всю эту подлость. Но они продолжали работать, надеясь, что эта киевская дурь скоро пройдёт и жизнь вернётся в свои небогатые, но постоянные берега: работа, зарплата, семья.

Но ничего не вернулось, евромайдан напалмом, горящим ползучим пламенем пополз по Украине. Из Киева пополз в их страну опалённых солнцем курганов, в их степь донецкую.

Им назначили крикливых губернаторов и прислали западных политруков из Винниц и Ивано-Франковсков. Ими стали командовать.

Вот тут они не выдержали.

И восстали.

Потому что поняли, куда всё это идёт. Поняли, что их заставляют жить не так, как они привыкли. Что ещё немного, и им назначат везде комиссаров из «Правого сектора», а то и сделают униатами либо католиками.

Восстали и самоорганизовались.

У нас в Москве всё трындели и трындят, что народ не способен самоорганизоваться! Так вот, болотные черти, они прекрасно самоорганизовались…

Вы, читатели, как и я, видите их в телевизоре и интернете. Простые, грубоватые лица. Мужики постарше — такие себе увесистые увальни, парни помоложе — быстрые, ловкие, гордо несущие свой старый «калашников». Их женщины — смелые, резкие, не хитро одетые. Кто это такие, думаете?

Ответ только один — это народ.

Народ — морщины, уши торчат, эта девушка переборщила с краской для волос, этот ополченец в дикого цвета футболке с диким рисунком. Такой вот он, народ. Это вам не журнал GQ, не телеканал «Дождь».

Самый населённый регион Украины (только Донецкая область — 4,5 млн населения), самый промышленно развитой, кормящий на самом деле всю Украину, не хочет жить под властью западенцев, националистов-селян из приграничных с Польшей районов, жить с людьми, воспитанными в ненависти к восточным регионам Украины и к России.

Ведь у винницких и львовских политкомиссаров наследственная ненависть к России. Их деды партизанили против нас долго ещё после окончания войны, прячась в лесных схронах или притворяясь мирными сельскохозяйственными жителями. От этой ненависти их и к Западу прибило, они привыкли против нас Запад использовать, они и Гитлера хотели для этой цели приспособить.

А Донбасс — это отрезанная от нас часть, попавшая к ним в плен по случаю, доставшаяся им в наследство от советской власти, территория Украинской Советской Социалистической Республики, которую нынешние украинцы никак не заслужили.

По нашу сторону границы и по их сторону живут те же люди, тот же тип людей, что в Шахтах, что в Луганске, что в Славянске, те же мужики.

Восстание мужиков аполитично (вы заметили, там нет ни одной политической партии на местах, только чуткие нацболы поехали помочь).

Они лишь не хотят, чтобы их подчинили.

Я восхищаюсь Донбассом.

8 мая 2014 года

Освободительная революция

Писатель и политик Эдуард Лимонов — о том, почему юго-восток Украины не останется с Киевом.

Вначале было так: образовались революционные очаги на востоке Украины, в областях, пограничных с Россией.

Сперва в городах Луганске и Донецке восставшие всего лишь взяли несколько главных символически важных административных зданий.

Сейчас уже мало кто помнит: в Луганске взяли здание СБУ, в Донецке — здание областной администрации.

Затем вспыхнули очаги восстания в городах помельче — в Славянске и Краматорске.

И пошло полыхать.

Восстание шло по Украине вначале небыстро, темп революции увеличился одним скачком после массового зверского убийства пророссийских активистов в Одессе, после чего сразу вспыхнули новые очаги, и много.

А второй резкий скачок был после убийств мирных жителей в Мариуполе.

В настоящее время, после референдума 11 мая и образования по результатам референдума Донецкой и Луганской республик, вирус революции стал разрушать ткань Украины сразу во многих населённых пунктах.

Сейчас революционные очаги пылают по всей территории Донецкой и Луганской республик и вспыхивают время от времени в Харькове и Одессе, но ровного могучего пламени там ещё нет. Там ещё киевская власть всё труднее соседствует с революционным настроением общей массы населения.

Война между двумя сторонами продолжается. Революционные и контрреволюционные территории соседствуют в хаотическом беспорядке и совершают акты агрессии друг против друга.

Идёт война, и в этой войне созданная без году неделя армия ополченцев Донбасса показывает себя отлично.

Но общей линии фронта нет.

Скоро будет. По западным границам новых республик.

Получив после референдума ещё и моральное право сражаться за свою революцию, две новые республики храбро пытаются соединить свои пылающие восстания в одно пылающее государство.

Хочу обратить внимание на освободительный характер революций в Донецкой и Луганской республиках (и, конечно же, на освободительный характер революции в Республике Крым, к счастью для неё, сумевшей вырваться из Украины под эгиду России без войны).

Невыносимость существования в государстве Украины стала очевидным фактом после того, как 22 февраля в Киеве захватил власть крайне правый режим, символом которого стал евромайдан.

До этого пребывание в государстве Украина было для юго-восточных «русских» областей унизительным, неприятным, однако ещё несмертельно опасным. Но с приходом к власти прозападного крайне правого режима, в руководстве которого преобладают выходцы из западных областей и их ценности, режим стал смертельно опасным. Он уже выглядел таковым в начале февраля на майдане, и он доказал свою свирепость и невменяемость бойней в Одессе.

Крайне правый режим, где святыми почитаются те, кто по мировым стандартам является на самом деле патентованными военными преступниками, прямо враждебен ценностям юго-востока.

Население юго-востока воспринимает армию этого режима как оккупационную, а то обстоятельство, что солдаты этой армии говорят на понятных населению юго-востока языках — русском и украинском, только добавляет дополнительную зловещую ноту в происходящее.

Ноту ужаса.

Конечно же, население восстало, чтобы освободиться. Пробыв в украинском плену 23 года, притерпевшись к лживым мошенникам премьерам, ко всем этим тимошенкам, ющенкам и януковичам, юго-восток не захотел терпеть у власти откровенных убийц. Мошенников кое-как терпели, но убийц терпеть не стали.

Вот такая простая разгадка у восставших областей, вот такая простая мотивация.

Выгнать оккупантов с родной земли.

Потому что всё просто, мотивация простая. Освободительная революция восточных и южных областей Украины обречена на победу.

Не хотят жить под властью убийц.

И не будут.

И вырвутся из Украины, возглавляемой убийцами. И вместе с первыми двумя республиками из состава Украины выйдут Харьковская, Одесская, Николаевская, Херсонская и, я надеюсь, Запорожская области. Будет тяжёлая борьба за Днепропетровскую.

Даже если Россия не захочет их взять к себе, они вырвутся.

Появится новая страна на карте Европы.

Киев капут!

19 мая 2014 года

Я не уважаю украинский выбор

Писатель и политик Эдуард Лимонов — о результатах выборов президента Украины, их победителе и судьбе страны.

Президентом Украины стал Пётр Порошенко.

На традиционный вопрос: «Who you are, mister Poroshenko?», задаваемый обыкновенно новому политику во всём мире, в его случае можно уверенно ответить: это человек из прошлого Украины.

Судите сами.

«Шоколадный король», как его называют, миллиардер, сделавший деньги в конфетном бизнесе («Рошен» — его бренд), крутится в политике уже два десятилетия.

Депутатом Верховной рады он впервые стал в 1998 году. Побывал в секретарях Совета безопасности, был министром иностранных дел и министром экономики.

Партии менял, как иные меняют женщин,— как перчатки. Был членом Социал-Демократической партии, побывал в блоке Ющенко «Наша Украина». Принял участие в создании Партии регионов. То есть примыкал к нашим, вашим и ихним.

С украинским истеблишментом имеет близкие родственные связи. Так, Ющенко — крёстный отец его дочерей.

И вот его выбрали президентом.

Почему его?

А Украина испугалась своего радикального майдана и отшатнулась к человеку из прошлого, к Number Two, а то и Number Three прежних режимов.

Не нужно дать сбить нас с толку его звучащими решительно заверениями о том, что он покончит с террористами на Юго-Востоке, там, в Донбассе, и покончит быстро.

Во-первых, потому что это не террористы, и выдавать их за таковых — несерьёзно. Это сразу огромная ошибка в формуле, потому и решение будет неверным.

Во-вторых, потому что Порошенко уже пытался покончить быстро с крымским мятежом. 28 февраля сего года он прилетал в Симферополь, покончить хотел, и быстро. Переговоры не дали результата. Вернувшись в Киев, он потребовал решительных действий против активистов антимайдана. Закончилось это всё воссоединением Крыма с Россией.

Стоит присмотреться к тому, как его выбрали.

Ну ясно, что во всеукраинских выборах не участвовали: Крым с его 2–3 млн населения, Донецкая и Луганская области с их населением в 7 млн человек. Итого имеем 9,3 млн из общих 45 млн населения. Пятая часть населения страны не участвовала.

К тому же выборы были проведены в обстановке разрастающейся гражданской войны.

Затем, я не верю в то, что он действительно набрал эти 54% голосов избирателей. Я считаю, что победный результат ему «нарисовали». А чего удивительного? Вспомните, как у нас выбрали в 1996 году больного и непопулярного Ельцина? Уж больно рано и слишком единодушно стали предрекать победу Порошенко в первом туре аналитики.

К тому же невозможно поверить, что население, искренне возмущённое произволом олигархов в стране — по этой причине и вспыхнул майдан, во всяком случае, это была одна из основных причин,— вдруг выбирает себе в президенты олигарха. Я считаю, что коллективный страх подвигнул правящую элиту страны к ещё одному преступлению — к фальсификации выборов. Порошенко хотели «нарисовать» победу в первом туре, и нарисовали.

Говоря, что Украина испугалась майдана, я имел в виду не столько избирателя (хотя и его тоже), сколько правящую элиту страны, наконец сообразившую, что Украина гибнет сейчас у элиты на глазах. И гибнет именно потому, что майдановская революция своим преждевременным и неуместно радикальным национализмом сломала хребет украинской государственности.

«Скорей, скорей, назад в милое скучное прошлое, к дородным дядькам — руководителям прошлого!» — решила элита.

А поскольку из когорты выращенных Кравчуком и Кучмой премьеров один оказался осуждённым вором (Лазаренко), а Ющенко, Янукович и Тимошенко (тоже осуждённая) морально обанкротились, то дело дошло до Number Two, до Петра «шоколадного короля» Порошенко.

Дородный парубок, регулярное трёхразовое калорийное олигархическое питание сделали его упитанным и округлым. Порошенко не остановит стремительно разваливающееся государство от разваливания. Поскольку он сделан из того же сдобного рыхлого теста, что и Лазаренко, и Ющенко, и Янукович.

Порошенко — сторонник вступления Украины в НАТО.

Украина будет существовать, она не исчезнет. Это будет небольшое государство, с населением в 10 млн или около этого, сателлит США и член НАТО. И враг России.

Следующим президентом будет не Порошенко, Порошенко не досидит до окончания своего срока, предрекаю.

27 мая 2014 года

Masters of the Universe

Писатель и политик Эдуард Лимонов — о том, почему американскому лидеру нужно говорить с российским президентом повежливее.

Хозяева мира собрались в Брюсселе на саммит G7, вчера.

Я с интересом разглядывал картинку, вместе с ещё сотнями миллионов, наверное, зрителей.

Обама, подперев щёку рукой, в курточке ненавязчиво шоколадного цвета, по-американски свободный в движениях, худой, что всегда выгодно, долговязый, первый чернокожий президент, что даёт ему преимущества над нечернокожими.

Дэвид Кэмерон рядом с Обамой. С далёкого расстояния ясно, что англичанин — такие водянистые глаза типа глаз Джона Леннона. С этакими водянистыми британскими глазками они в XIX веке подчинили себе весь мир. С этими глазами привязывали сипаев к пушкам: ничего личного, служу Британской империи. Сейчас они на вторых ролях в мире, первый номер у США.

Неприлично бледная, слегка помятое лицо, навсегда втянувшая голову (она же из Восточной Германии) в плечи, Ангела Меркель. Облик тётки с кошёлкой — впрочем, ожидаемый образ затрапезной фрау, подходящий для Германии, до сих пор стигматизированной фюрером.

Франсуа Олланд — плотный лысик, нелюбимый своим капризным народом всё более и более.

Новый итальянский премьер — молодой толстяк с разболтанными манерами, похожий скорее на владельца пиццерии. Ну такие, видимо, итальянцам нравятся, не мы выбирали.

Ещё там был крашеный китаец (никто не сед из китайских руководителей, они все крашеные), этот инопланетянин с интересом, как ворона, наблюдал за происходящим, чтобы что-нибудь схватить, что плохо лежит, видимо.

И ещё несколько седых и водянистых персонажей, в стиле «белое на белом»,— премьеры менее значительных стран там были.

Разглядывая их глазами литератора, я подумал: эти среднего возраста люди могут при желании сжечь любую страну на планете…

Звезда и центр всей компании, конечно же, Обама. Его страна — самая могучая. Её армии присутствуют в Европе и в Афганистане, и в Ираке, и в Корее, и в Японии. Обама лениво что-то отвечает соседям, легко улыбается, типа к нему приятели зашли на чай. Ведёт себя, как римлянин древний, в эпоху упадка, впрочем, когда они стали давать гражданство всем-всем-всем.

Так уж ли естественен этот союз не разлей вода европейских стран и Америки?

Вчера же аятолла Хаменеи — в белом тюрбане старик, сидя среди других аятолл в белых тюрбанах, сказал незлобиво, а скорее с сожалением, что «Старая Европа ошибочно выбрала себе в партнёры Новый Свет», так он метко и старомодно назвал Соединённые Штаты.

Что у Старого Света и Нового Света далеко не одни и те же интересы. Ошибкой назвал Хаменеи подчинение Европы интересам Америки.

Аятолла — обычно мудрец, не мудрецы в аятоллы не попадают. Он правильно всё понял. Старому Свету не все авантюры Нового Света приносят счастье.

Скорее — все приносят несчастье.

Мне лично абсолютно ясно, что союз Старого Света, Европы и России был бы куда более органичным.

Но в том виде, в каком Европа сейчас, они просто не догадаются о возможности такого союза. А ещё храбрость какая нужна!

Они неумны.

Прибыв на церемонию высадки войск союзников в Нормандию, Дэвид Кэмерон встретился с Владимиром Путиным.

Неясно, кто выбирал место встречи, однако оно незначительно, и тот, кто его выбирал, хотел подчеркнуть незначительность встречи. Они встретились в павильоне для официальных лиц и делегаций в аэропорту Шарль-де-Голль.

И не обменялись рукопожатием.

Я не сомневаюсь, что это-то именно то, ради чего Кэмерон встречался с Путиным. Чтобы демонстративно не подать ему руки.

Правда, господин Песков утверждает, что после встречи Кэмерон и Путин всё-таки обменялись рукопожатием.

Затем президент России посетил Елисейский дворец, и там уже были все нужные рукопожатия.

Хотя Франсуа Олланд свою подлянку подкинул президенту РФ ещё до встречи. Он коварно пригласил на празднование в Нормандии Петра Порошенко. Выждав несколько дней после приглашения Путину, после того как тот согласился уже прилететь.

Как будут там поворачиваться на одной площадке Путин и Порошенко — увидим, но ситуация не из приятных. Там слишком много неприятных людей, и только китаец рукопожатен, если уж быть откровенным.

Обама пугает Россию третьим ударом — новыми санкциями против РФ. Делает он это неуклюже и обращается при этом к президенту России. Помимо президента, господин Обама, в России есть народ, и он подавляющим большинством (Вам в вашей стране такая поддержка и не снилась!) — более 90% — восторженно встретил воссоединение Крыма с Россией. А сейчас требует, чтобы Россия протянула руку помощи восставшим республикам — Донецкой и Луганской.

Запугивая нас санкциями, вы употребляете непозволительную лексику, говорите, что вы «изолировали» Россию, что вы хотите «заставить» Россию сменить курс.

Вы, пожалуйста, этот тон в повелительном наклонении оставьте.

С нами так говорить не следует.

А то мы рассердимся и обратим против Старого и Нового Света наши санкции.

Старый Свет, Европу, можно дестабилизировать тем, что поддержать сепаратистские движения в Европе: поддержать басков, чтобы они образовали своё государство на нынешних землях юга Франции и северо-запада Испании, поддержать Шотландию и Уэльс в их борьбе за независимость, поддержать националистов Корсики, националистов Каталонии.

У нас широкий выбор.

А чтобы превратить Европу в кипящую Украину, можно взбунтовать мигрантов в Европе — турок, арабов, пакистанцев, ливийцев, сомалийцев и так далее, вплоть до албанцев.

Соединённые Штаты также уязвимы, пусть они и мнят себя Хозяевами Вселенной.

Цветное население США уже превышает 52%.

Мексика спит и видит возвращение Калифорнии, штата Нью-Мексико. Советский Союз в своё время умел возбуждать национально-освободительные движения на планете.

Специалисты у нас ещё не перемёрли.

Так что с нами нужно вежливо.

6 июня 2014 года

Самопровозглашённые

Писатель Эдуард Лимонов — о том, почему история на стороне восставших на юго-востоке и не благоволит карателям.

Самопровозглашёнными называют республики Донецкую и Луганскую, с оттенком некоторого презрения.

На самом деле любое новое государство неизбежно самопровозглашается. Провозглашается народом этого государства, его лидерами.

А как может ещё новое государство произойти? Его что должно назначить ООН? Или Европейский Союз? Или Господь Бог, но мы знаем что он молчалив.

Соединённые Штаты Америки тоже самопровозгласились в 1776-ом.

Свежепровозглашённые республики, Донецкая и Луганская, претерпевают всяческие эпические мытарства. Их бомбят с суши и с воздуха. Гибнут женщины и дети.

На их территорию вторглись киевские военные и чёрные человечки национальной гвардии. Они похожи на войска испанской монархии, пытавшиеся в XIX веке подавить освободительные движения в Латинской Америке. Киевская власть выступает таким коллективным идиотом, глупым плюгавым убийцей.

Гибнут женщины и дети. Уже есть десятки тысяч беженцев, они бегут в Россию.

Киевская власть, я полагаю, понимает, что она неутомимо делает то, чего не следует делать, убивает без разбора, но она это делает обречённо, так же как испанская монархия делала это в Латинской Америке. Конец предрешён, никогда ещё не было наоборот.

Обречённные стать ничтожными государства всегда так поступают, обречённо убивают направо и налево. Ничего больше им ведь не остаётся.

Вот и киевские войска обречённо мыкаются по степям и буеракам Донбасса и пускают в воздух свистящие стальные болванки, разрушая донецкие города, а то вот и фосфорные бомбы сподобились теперь кидать. Они инстинктивно, видимо, чувствуют, что смертникам всё можно… Какие там конвенции, их уже могилы ждут, им всё равно.

Постепенно самопровозглашённые республики зарабатывают уважение. Очень медленно, но зарабатывают.

О чём-то смутно догадывается ОБСЕ.

Кажется, в безнадёжной, очень несамостоятельной, проамериканской организации ООН начали задумываться о происходящем.

Симпатии пока никакой, но уже задумываются.

Дошло до того, что даже одиозная CNN сподобилась показать расстрелянную школу. Разбитую, покарёженную пулями и взрывами. Школа как укор горячо до сих пор любимому Киеву с его майданом.

Для американцев детки — слабость. Они убили во вьетнамской войне три миллиона вьетнамцев, но детки, растоптанная кукла на тротуаре повергают толстых американских налогоплательщиков в слёзы. Расстрелянная школа им в самый раз.

Понимание приходит черепашьим шагом и особого значения для судьбы провозгласивших себя республик не имеет. Но понимание — это знак победы. Первый знак, первые знаки.

Дела республик не так плохи.

Делает вид, что не знает про вскрытую как консервная банка границу с Украиной, Владимир Путин. Смотрит в сторону. Пусть смотрит в сторону, пусть не знает. Так даже лучше. Пусть будет из двух объединённых самопровозглашённых республика Новороссия. А Россия Россией. Может быть, Новороссия станет социалистической. И туда Владимир Путин сможет сбагрить всех нас, таких как я, например.

Киевские утверждают, что на Украину из России прошли три танка и БТР-ы. Танки не новые, Т-72, но три танка это лучше чем ничего. Да ещё и БТР-ы.

Возможно, там каждую ночь танки и БТР-ы проходят. Совсем отлично тогда.

Мы хорошо выучили уроки Афганистана, для того чтобы национальное восстание победило, нужна вскрытая граница с дружелюбным к восстанию государством. В случае Афганистана была вскрытая граница с Пакистаном, откуда шло оружие и приехал бин Ладен и шли добровольцы. Поэтому мы там не победили тогда. Но урок поняли.

И я недаром привёл в качестве исторического сравнения освобождение Латинской Америки от испанской монархии и возникновение новых государств Латинской Америки — есть похожесть. Правда, вот фигуры Симона Боливара нет, ну это различие, есть и другие различия.

Факт тот, что Киеву не удержать все те земли, которые он получил в наследство от СССР, объединённые в Украинскую Социалистическую Республику. Как он не пыжится Киев, как не показывает свою фольклорную истерию, он обречён стать небольшим государством-сателлитом США. Он доживает свои претензии, этот Киев.

С потерей Латинской Америки, вспомним, Испания перестала быть значительным государством и доживает свой век третьестепенным государством. Сейчас ещё от неё может уйти Каталония.

История благосклонно глядит на самопровозглашённые, хотя им и тяжело. Они живут эпическое, историческое время, а киевские каратели лишь бродят в жару по степям и буеракам Донбасса. И от них несёт могилой.

А от Украины останется Гоголь, да вареники с вишнями. Это уже немало.

14 июня 2014 года

Дело Удальцова и Развозжаева — швах

Писатель и политик Эдуард Лимонов — о вероятном исходе начавшегося процесса.

Процесс Сергея Удальцова и Леонида Развозжаева подошёл к стадии прений сторон.

На этой неделе они и начнутся. Наступит и время прокурора: из его речи станет ясно, как строго хочет наказать государство Удальцова и Развозжаева.

Гадать не будем, напомню лишь, что вполне себе рядовой подсудимый по «Болотному делу» Кривов получил нехилый срок свыше 5 лет.

А Удальцов и Развозжаев обвиняются в организации событий (массовых беспорядков) 6 мая 2012 года и в приготовлении массовых беспорядков осенью 2012-го.

Так что будущее ничего хорошего обоим не обещает.

Попробую попророчествовать, каков будет приговор. Удальцов, как известно, с февраля 2013-го находится под домашним арестом, а Развозжаев находится в СИЗО.

Хрен редьки, впрочем, не слаще, в данном случае скорее горче. Пожалуй, домашний арест — более неприятное наказание, чем содержание под стражей. Домашний арест в значительной мере снимает ореол героя и мученика с человека, который ему подвергнут.

Позиция защиты, она же позиция подсудимых,— глухое отрицалово: Удальцов, дескать, договаривался с неким «Георгием Васильевичем», грузином, о продаже вина в Россию, никакого Таргамадзе — политика, экс-депутата парламента Грузии, главы комитета по обороне и организатора цветных революций — он не знает. Развозжаев говорит, что ничего особо не помнит, уставал, поскольку сидел за рулём, много пил. Провалы в памяти.

Подсудимые могли бы, что называется, грудью встретить ветер обвинения, заявить о своём принципиальном противостоянии власти в стране, политическому режиму, и этим получили бы многие очки в глазах протестных масс РФ.

Возможно, по крайней мере Удальцов так бы и поступил, но мешает фигура «Георгия Васильевича», толстяка, интригана, хвастуна, действительно похожего на торговца «Саперави» и «Гурджаани».

Прокурор запросит срок, судья возьмёт время на приготовление приговора.

Приговор будет обвинительным.

Прежде всего судья провозгласит подлинность оперативной съемки встречи Удальцова с «Георгием Васильевичем», сославшись на различные экспертизы, проведенные специалистами. В экспертизах недостатка не будет.

Затем судья с помощью других экспертиз идентифицирует «Георгия Васильевича» как Гиви Таргамадзе и перечислит весь его иконостас подвигов на ниве организации «оранжевых революций», ссылаясь на источники.

Затем судья «расшифрует» беседу, запечатленную оперативной съемкой.

Потом приведёт показания свидетелей поездок Удальцова по регионам и сообщит, что это подтверждает факт проведения организационных приготовлений к тем действиям, о которых Удальцов договаривался на оперативной съемке в разговоре с «Георгием Васильевичем».

В случае Развозжаева судья обязательно процитирует его первые признательные показания, которые Развозжаев впоследствии отрицал, утверждая, что дал их под пытками. И добавит, что нет оснований не доверять этим показаниям.

Все последующие показания, скажет судья, Развозжаев дал, дабы выгородить себя.

Удальцову судья назначит неслабое наказание. Но и Развозжаев получит более или менее такое же, поскольку он обвиняется ещё по одной статье, по которой Удальцов не обвиняется, хотя статья и хиленькая.

Так что ничего хорошего.

Надежды на то, что авторитет Удальцова и Развозжаева будет возрастать, пока они сидят, на самом деле необоснованны.

Был в конце 1990-х в Москве яркий молодой коммунист Игорь Губкин. Он получил на пороге 2000-х 17 лет и скоро выйдет из лагеря в Приморье. Я его помню как оригинального и талантливого левого политика.

А как много людей помимо меня, кто его помнит?

Я написал этот текст открыто и честно, без иллюзий, смотря будущему приговору по делу Удальцова–Развозжаева в лицо, прямо в глаза. В нём я воздержался от выражения симпатий и антипатий.

Рассмотрел его чисто в контексте традиций, привычек и навыков российских судов.

Я не уподобился некоторым адвокатам, кричавшим «Абсурд!» в ответ на обвинения Удальцова–Развозжаева, и, следя за процессом, ни разу не сказал, что «дело разваливается», как делали иные либералы.

Я понимал, что есть серьёзные обвинения, которые будет трудно опровергнуть.

Вообще человеку, выходящему на политическую арену в нашей стране, следует быть экстремально осторожным и уж не пить с толстыми грузинами — это точно, и не развязывать язык.

Личная нота: один из людей, с которыми я общаюсь, сказал мне как-то: «А ведь на месте Удальцова мог быть ты, Эдуард!».

Я не мог оказаться на месте Удальцова.

30 июня 2014 года

Резали по живому

Писатель и политик Эдуард Лимонов — об исторических причинах сегодняшнего военного конфликта в Донбассе.

Что творится в Новороссии, то есть в Донбассе, мы все знаем, наблюдаем. Кто-то поверхностно, по заголовкам СМИ. Те же, кто принимает ближе к сердцу эти события, имеет возможность получить подробную информацию. Интернет позволяет следить за войной в деталях.

Сейчас в Донбассе сложно и тяжело. Идёт полномасштабная война, очень смахивающая уже на военные действия Второй мировой. Ну а как ещё, если, к примеру, 70 единиц украинской бронетехники подошли к Луганску с одной стороны и 40 единиц — с другой?

Ну а как ещё, с чем сравнить, если мы видим искарёженные трупы женщин, стариков и детей, наблюдаем разорванные тела и кровь, да кровь, да кровь…

Ну а как ещё, если шипят миномёты и с отвратительным свистом режут небеса реактивные батареи, «Грады».

Всё уже так далеко зашло, так далеко…

На подступах и к Луганску, и к Донецку идут ожесточённые бои.

Только и поражаешься воинскому умению ополченцев, воюющих много лучше киевских «укров», или «укропов», как их уже привычно называют жители народных республик ДНР и ЛНР, да и журналисты.

Под Луганском батальон «Заря» армии ЛНР отбивает атаки на город с разных направлений. Временами сбивают киевские самолёты, сжигают колонну «укров», идущую на подмогу аэропорту Луганска, где сидит в окружении целая киевская группировка. Войска Стрелкова не дают киевским карателям войти в Донецк. Три «котла» сейчас образовались на территории Донбасса, в которых ополченцы окружили свыше 4 тыс. киевских военнослужащих.

Ситуация каждый день меняется.

«Иногда,— пишут мне из Луганска,— складывается впечатление, что всё скоро рухнет. Потом вроде всё оказывается нормально. Объективно, если брать силы, которыми атакует Украина, они, конечно, на порядок сильнее. Соотношение 1 к 10 и даже 1 к 20 совсем не преувеличение. Пока удаётся маневрировать и наносить урон «украм», но они теснят и благодаря численному преимуществу поджимают ополченцев к Луганску (похожая ситуация и в Донецке).

От границы «укров» вроде отогнали. Плюс всё-таки добровольцы сражаются гораздо лучше, чем украинские солдаты, однако у украинской армии тоже есть преимущества и помимо численности — чувствуется профессиональное командование, чёткие стратегические и тактические планы».

— Господи, дай нам победу!— прошу я.— Дай нам победу!

Враги донбасского восстания, неизвестно, что они просят у Господа, если просят. Если украинскую победу в Донбассе, это подло.

Враги предвзяты и вздорны. Сергей Бунтман на «Эхе Москвы» бросил раздражённо: «Если бы Россия занималась своими делами, вместо того чтобы поддерживать Донбасс…»

Слушайте, Бунтман, у меня в Харькове могилы родителей, таким образом это и моё дело, я там школу окончил, жена Анна там похоронена, я три книги написал о городе Харькове, а сейчас там нацболы воюют… Как так Россия заниматься должна своими делами, вы что, Россию с Москвой путаете, с ЦАО?

Откуда он взял что это не дело России, Донбасс? Ну откуда?

Таких, как я в России несколько миллионов, это наше дело!

То, что происходит,— следствие крайней жестокости и безразличия Ельцина и Ко, всех этих модных либералов 1990-х годов. После 1991 года Ельцин стал, как царь, раздавать земли вместе с населяющими их народами. Какое он имел право?! А никакого.

Никакого!

Резали народы по-живому, нимало не заботясь о том, что с ними будет. Отдавали пакетом, в административных границах, чтобы не возиться с ними.

Перерезали Донбасс надвое: восточная часть осталась России, а западная досталась Украине — за какие заслуги-то? Шахты и Миллерово — российские, а Донецк и Луганск — украинские, а в чём отличие? Да никакого отличия нет. Те же люди, те же шахты. Когда при советской власти такое разделение существовало, то оно не имело никакого значения, административное деление и только. Страна всё равно управлялась из Москвы.

Но теперь-то другой коленкор, теперь бойня, кровища…

Прислушайтесь к говору людей Донбасса, каждый день мы слышим их, страдающее население, потерявшие близких, свидетелей, беженцев.

Прислушавшись, вы без труда понимаете, что это южный диалект русского языка, простецкий южный говор Ростовской области, Краснодарского края, Ставрополья. Это всё один народ, но его перерезали безжалостно надвое в 1991 году, и вот он переживает страшные последствия ельцинского преступления.

Резали по-живому.

«Укры» привыкли к награбленному, на халяву доставшемуся, и считают его своим. И прут на своих танках, чтобы силой удержать награбленное. И убивают.

Так-то, г-н Бунтман с «Эха Москвы».

15 июля 2014 года

Мягкий приговор доброй воли

Политик и писатель Эдуард Лимонов — о причинах судейского снисхождения к Удальцову и Развозжаеву.

Накануне, за день до приговора Удальцову и Развозжаеву, ко мне заехал адвокат Дмитрий Аграновский, мы с ним знакомы чуть ли не полтора десятка лет, он был защитником моих товарищей на нескольких процессах.

Заехал он для того, чтобы отобрать нужные документы, Страсбургский суд наконец-то проснулся от многолетней спячки и затребовал документы по процессу о ликвидации партии НБП, Аграновский занимается этим делом.

После того как он отобрал документы, мы с ним поговорили по поводу перспектив приговора Удальцову и Развозжаеву. Аграновский, как известно, защитник Развозжаева в этом процессе, и ко мне он заехал как раз от Развозжаева, из тюрьмы.

Мы оба предположили, что и Удальцову, и Развозжаеву дадут по полной. «Судья очень суров»,— констатировал Аграновский невесело. Уже открыв ему дверь, он спускался по лестнице, я крикнул Аграновскому вдогонку:

— Семь дадут!— и добавил: — Если не восемь!

Весь день 24-го я пристально наблюдал за процессом.

Судья Замашнюк был-таки суров, ой как он был суров, зачитывая приговор. И в самом критическом конце дня, в 21.51, измучив всех — и журналистов, и обвиняемых, и самого себя, вдруг назвал немыслимо малые сроки по такому суровому обвинению: четыре с половиной года на каждого!

Страннейший приговор, хочу отметить, страннейший! Детский срок по этим обвинениям.

Страннейшим он получился ввиду несоответствия декларированной судьей Замашнюком и много раз подчеркнутой им вины Удальцова и Развозжаева, и тем наказанием, которое суд им назначил.

Позволю себе немного цитирования, из последнего получаса чтения приговора, дабы подкрепить свое утверждение о странности приговора. Это из онлайн-трансляции.

21.30. Судья Замашнюк заявляет, что перечисленные показания свидетелей, заключения экспертов и иные доказательства положены в основу приговора. Доводы стороны защиты о недопустимости тех или иных доказательств суд признает несостоятельными.

21.32. Судья Замашнюк: «Также в основу приговора ложится явка с повинной Развозжаева. В ней содержались сведения, которые могли быть известны только участнику событий, но не следствию».

21.42. Действия Удальцова и Развозжаева по организации массовых беспорядков были тщательно спланированы и согласованы.

21.43. Суд признает все действия подсудимых совершенными умышленно.

21.44. Суд приходит к выводу о доказанности вины Удальцова и Развозжаева в совершении преступлений.

21.49. Отягчающим обстоятельством является совершение преступления в сговоре…

И после всего этого вдруг капают четыре с половиной года на каждого. Да еще и общего режима.

«Повезло пацанам»,— написал я в моем ЖЖ вчера вечером.

Для сравнения, Игорь Березюк, активист «Другой России», получил пять с половиной лет за участие в событиях на Манежной площади 11 декабря 2010 года.

А тут — организаторы «спланированных массовых беспорядков» 6 мая 2012 года, да к тому же планировавшие еще один эпизод массовых беспорядков к осени 2012 года (это всё согласно обвинению и принято судом как достоверное) получили меньше.

Дай им Бог здоровья и долгих лет жизни и выйти по УДО как можно быстрее, Удальцову и Развозжаеву!

Я тут не о моем личном отношении к ним размышляю.

А я размышляю о несоответствии вины, декларированной на протяжении всего дня 24 июля в Московском городском суде судьей Замашнюком, и наказания.

С чего бы это вот так?

Мое мнение такое. Готовили чисто судебный приговор, соответствующий обвинению, предъявленному СКР, а срок назвали, исходя из политических соображений.

А эти политические соображения, они какие?

А вот какие.

В Донбассе восстание, которое российские лидеры не могут поддержать в полной мере, не хотят стать, как Северная Корея, полными изгоями. То, что Россия не вводит войска в Донбасс, народу не по нраву, кривимся все, не одобряем.

Плюс эта несчастливая история с малайзийским Boeing, сбитым, вероятнее всего, киевскими военными, считавшими, что они сбивают российский самолет, но вину возложили уже на Россию, и черта лысого отмоешься от этой несправедливости, хоть все ящики расшифруй себе…

Российское народное мнение в такой ситуации было бы не очень довольно, если бы Серёге и Лёне сунули бы лет по восемь или по семь.

А четыре с половиной, ну…

Четыре с половиной — «такой срок на одной ноге можно отстоять», как говаривал старый капитан Васильич у нас на третьяке, в третьем корпусе Саратовской центральной тюрьмы.

25 июля 2014 года

Сталина на вас нет, хамьё!

Писатель и политик Эдуард Лимонов — о дипломатическом этикете, ныне принятом в Америке.

Когда разразился карибский кризис, я уже был взрослым парнем, шёл уже третий год как я окончил школу, работал на заводе «Серп и Молот», я хорошо помню то время.

Сейчас говорят, что мир тогда был на грани ядерной войны. Я верю, что так и было.

Но внешне государственные деятели того времени вели себе корректно, в общем, как джентльмены.

Не позволяли себе резких выражений.

В самый разгар кризиса, который и длился-то всего шесть дней, с 22 октября по 28 октября 1962 года, Джон Кеннеди увещевал Хрущёва, убеждал его «проявить благоразумие и соблюдать условия блокады» (Кубы).

Вот таким вежливым словарём пользовался Кеннеди.

Хрущёв, во втором своём письме Кеннеди, примирительном, писал вежливо: «Нам с Вами не следует тянуть за концы верёвки, на которой Вы завязали узел войны».

«Чтобы успокоить их» (имелись в виду Соединённые Штаты) всё Политбюро по предложению Хрущёва отправилось в разгар кризиса в Большой театр — дескать, вот, ничего не происходит, бизнес как обычно, Большой театр, если бы мы собрались на вас нападать, разве мы пошли бы в Большой театр?

Такой был послан месседж.

Напомню, из-за чего тогда разгорелся сыр-бор.

В 1961 году США разместили в Турции, около города Измир, свои ракеты средней дальности «Юпитер». Эти ракеты могли из Турции достать все города в западной части СССР, включая Москву.

Когда Хрущёв побывал в Болгарии, тамошние коммунисты сказали ему, указывая рукой в сторону Турции: «Американские ракеты могут достигнуть нас здесь в считаные минуты. И в Москву тоже прилетят очень быстро». Хрущёв тогда разволновался и к осени 1962 года отдал приказ тайно разместить советские ракеты с ядерными боеголовками на острове Куба.

К 22 октября того же года американский самолёт шпион обнаружил советские ракеты на острове, и фотографии ракет легли на стол Кеннеди…

Я сел за эту статью не для того чтобы написать о Карибском кризисе. О нём помнят, многое о нём написано.

Я хотел сейчас, когда на наших глазах длится трагический украинский кризис, сравнить поведение американской стороны тогда и сейчас.

Тогда обе стороны вели себя так, как дипломат Лавров сейчас ведёт себя. Дипломатично и сдержанно. Собственно, и Путин себя ведёт согласно дипломатическому этикету.

А вот американская сторона ведёт себя, как команда пьяных гангстеров с непотребными девками.

Мы видим хамку Джейн Псаки — наглую, грубую и лживую, мы видим такую же Викторию Нуланд, мы слышим истеричных престарелых сенаторов с неудачным вьетнамским прошлым, которых иначе как поджигателями войны не назовёшь. Они грозят нам кулаками, они не стесняются нам угрожать.

Да что там престарелые сенаторы, президент Обама много раз призывал «наказать Россию».

«Пусть Россия на своей шкуре почувствует»,— вторит ему один из сенаторов.

Нас запугивают, нам выдвигают требования, и это неслыханно — отказаться от нашей внешней политики и подчиниться диктату Соединённых Штатов.

Отказаться от поддержки народа Донбасса, а они — часть российского народа и ничем не отличаются от жителей соседних российских регионов, от жителей Ростовской области или жителей Краснодарского или Ставропольского краёв. Они говорят на том же диалекте южных российских областей. они так же одеты, они — это мы, мы — это они, у нас общая 300-летняя история.

Соединённые Штаты, может быть, этого не знают, их гражданам не преподают историю России и историю Донбасса, пусть так.

Но ваше хамство, господа, зашкаливает! Вы, я предполагаю, переняли ваши грязные манеры у ваших киевских подопечных, у покойного Сашка Билого учились? У Ляшка учитесь?

Соединённые Штаты вдруг обнаружили неслыханный свой цинизм, они не стесняются в отношениях с Россией вести себя, как пьяные задиристые гангстеры.

Президент Обама, до украинского кризиса производивший впечатление более или менее уравновешенного господина, на наших глазах превратился в развязного хулигана.

Очнитесь! Приведите себя в порядок!

Вспомните о приличиях, вспомните, что имеете дело с сильным и гордым государством, которое может обидеться и дать вам по физиономиям.

Сталина на вас нет, хамьё!

31 июля 2014 года

Патриотизм — угроза для бизнеса

Писатель и политик Эдуард Лимонов — о цинизме тех, кто пытается изобличать гуманитарный конвой.

Народы никогда не бывают отрезаны друг от друга ровнёхонько по границам государства.

Скажем, монголы живут не только в Монголии, но и в нашей российской Бурятии, и в нашей Туве. Это всё — монгольские племена. И наш уважаемый министр обороны Шойгу парадоксальным образом происходит из того же племени, что и полководец Чингисхана Субэдэй-багатур, если помните битву при Калке, когда монголы впервые одолели русских князей.

Это затравка. Крючок, на который я вас поймал. Чтобы читали дальше с интересом.

Обратимся к Донецкой и Луганской областям, куда сейчас несётся на всех солярочных парах гуманитарный конвой из России. 280 грузовиков.

Отличная отечественная придумка, чтобы возыметь моральное преимущество над киевскими властями, пускающими воинственные революционно-националистические пузыри, при этом кроваво разрушая всё живое в Донбассе. Их снаряды ревут в знойном небе этого адского лета, и всё человеческое киевские революционеры позабыли.

А мы в Донбасс с сахаром, медикаментами, водой, мукой, макаронами, консервами и детским питанием.

Мы сразу возвышаемся.

В России уже нашлись умники, которые выискивают, подсматривают, подглядывают и изобличают. Изобличают гуманитарный конвой. Надо же! Приехали!

Стоило какому-то неведомому солдатику сообщить что «КамАЗы» и другие грузовики для гуманитарного конвоя были перекрашены в белый цвет из военных грузовиков (он сам видел), как в соцсетях поднялся вой по этому поводу.

Хотя какая, собственно, разница. Ясно же, что перекрасили для того, чтобы не напугать киевских революционеров цветом хаки. И чтоб не бомбили, сделали конвой белым.

Тут мало сослаться на бородатый анекдот про «вам ехать или шашечки?», тут более глубокая и поганая подоплёка.

У подсматривающих и изобличающих цель — уязвить свою российскую власть только потому, что она власть и российская.

Забыты разбомбленные в прах дома, тысячи погибших мирных жителей, дети на носилках, плачущие женщины и старики. Всё, что называется,— и демократические принципы, и принципы гуманизма, которым они нас всех назидательно учили до этой войны,— забыты. Осталась только ненависть к власти, а значит, и ненависть к восставшему Донбассу.

Упорно выдвигается постулат: «Нам нечего там делать, это Украина».

Когда образовывались административные единицы в составе СССР, в том числе и УССР, никто не думал о том, что административная граница перережет южный русский регион Донбасса на две части, и они попадут в разные государственности — русскую и украинскую. Потому что тогда государство было одно — СССР.

Теперь с пеной на губах, в бешенстве хотят подчинить себе русский Донбасс. Да, там живут и украинцы, но они в том регионе не главные.

Московские либералы кричат, что там не русские, разговаривают на суржике, мол.

Тут мне вспоминается известный националист 1990-х годов Баркашов.

Когда я пришёл к нему и поинтересовался — по-моему, это было в 1996 году,— поедут ли его люди из РНЕ в Кокчетав помогать русскому восстанию отделить область от Казахстана, Баркашов сказал мне спокойненько: «А там не настоящие русские, Эдуард, они там все — перемешанные с чурками».

Сегодня либералы фактически стоят на позиции Баркашова, мол, в Донбассе не русские, на суржике разговаривают; это Украина, потому Россия должна умыть руки.

И вот получилось, что российское государство оказалось честнее, сердобольнее, гуманнее и демократичнее либералов.

Но либералы договариваются и до куда более циничных вещей.

Я услышал вчера прелестную по своему цинизму фразу: «Гуманитарный конвой представляет собой угрозу для большого российского бизнеса. Потому что это вмешательство во внутренние дела Украины, оно раздражает Запад. И теперь с нашими бизнесменами никто не захочет иметь бизнес. Нам не доверяют».

Простенько так.

Хочу сказать, что интересы бизнеса и интересы нации сплошь и рядом не совпадают. Когда настроения, страсти, любовь и негодование народа кипят, то, естественно, интересами бизнеса приходится поступиться.

Народ и его настроение — это приоритеты.

Приоритет бизнеса — это либеральная мода, это доведённый до абсурда вульгарный экономизм. Когда все движения человечества объясняются экономикой. Но это и большая ложь, и большая неправда.

Пружинами, приводящими человечество в движение, всегда были страсти.

Любовь и ненависть.

Мы любим наш героический Донбасс, а вы, кто его не любит, находитесь в подавляющем меньшинстве.

И за это вам ещё будет худо, вот увидите.

Вас ещё будут забрасывать камнями.

Потому что вы, пигмеи, замахнулись на народную любовь.

13 августа 2014 года

Почему Макаревича необходимо наказать

Писатель и политик Эдуард Лимонов — о том, что означает выступление музыканта в Святогорске и какие последствия оно может иметь.

Я отношусь к попсе с презрением. Авторскую песню я тоже не выношу.

Мне, честно говоря, одинаково кажутся примитивными что Шевчук, что Макаревич.

Постаревший человек с гитарой вызывает у меня некоторую брезгливость. Седой чел не имеет право дренькать на гитарке. Пусть он даже и подвыпивший.

Я, впрочем, своих экстремистских взглядов на музыкальное поле не навязываю. Право на такие взгляды мне, однако, даёт то обстоятельство, что я в своей жизни дружил с очень талантливыми музыкантами: с парнями из Ramones, с Егором Летовым, с Сергеем Курёхиным. И жил с моей необыкновенной во всех отношениях покойной подругой Натальей Медведевой. Она немногое успела в музыке, но то, что сделала, было поразительно.

Всё это присказка для того, чтобы выразить вот что.

Немолодой, седой дурень по фамилии Макаревич поехал в город Святогорск и выступил там перед оккупационными войсками. То, что оккупационные военные были разбавлены некоторым количеством оккупированного населения, не уменьшает тяжести содеянного.

Донбасс когда-то безразлично перерезали надвое советские администраторы. Западная часть Донбасса досталась Украинской Советской Социалистической Республике, а восточная досталась Российской Советской Социалистической Республике. В те времена никакого преступления администраторы не совершили, поскольку страна была одна единственная — СССР.

Но вот теперь, в 2014 году, оказалось жизненно важно для западного Донбасса вырваться из крючковатых ручонок национал-революционного киевского режима.

Объявили о своей независимости Донецкая и Луганская области и назвались народными независимыми республиками.

И тотчас батальоны карателей прибыли убивать восставший Донбасс.

И долбят города Донбасса артиллерией, авиацией и уже до баллистических ракет дошли. Докатились, ублюдки.

И вот приехал этот старый оболтус выступать перед карателями.

Он в нормальной ситуации слова бы доброго не стоил. Но посредственный поп-музыкант, к сожалению, известен. И на Украине, и в России.

Мы не знаем, как он дожил до жизни такой. Может быть, у него сейчас андропауза.

Для несведущих объясняю, что у мужчин в пожилом возрасте, точнее в возрасте перехода от мужчины к старику, случается андропауза. Она есть эквивалент женского климакса.

Иные пожилые женщины, испытывая климакс, совершают чёрт знает какие необъяснимые поступки. Убить могут, могут уйти из дома и превратиться в бомжих, поскольку у них климакс сопровождается помутнением рассудка в результате трагических гормональных изменений.

Не у всех женщин климакс протекает трагически, большинство с ним нормально справляется.

С андропаузой то же самое. Большинство мужчин переживают этот период достаточно легко. Иные его даже не замечают. Но у некоторых это период помешательства.

Возможно, у Макаревича такой период, он в состоянии андропаузы.

А возможно, причина другая.

Нас с вами не причина заботит.

Человек выступил перед военными-оккупантами и перед жителями оккупированного Славянска. И оккупированные жители, и оккупанты военные восприняли его как российского певца, музыканта, голос русского.

Рассуждения в головах, слушавших его в Славянске, и в тех головах, владельцы которых узнали об этом концерте в СМИ (а он намеренно широко пропагандировался на Украине), были приблизительно такие: «Раз он приехал и выступает перед нами, и Россия его не опровергла и не наказала, следовательно, его позиция там в России не преследуется. Если не преследуется, значит разделяется? А значит, Россия нас поддерживает, часть русских нас поддерживает. Следовательно, ничего предосудительного мы не совершаем. Мы не военные преступники, как утверждает официальная российская пропаганда».

Как-то так они рассуждали.

Макаревич оскорбил нас всех. Оскорбил тем, что нарушил наше единодушное осуждение преступного киевского режима, бомбардирующего города баллистическими ракетами, убивающего ежедневно и женщин, и детей, и стариков.

Макаревич не справился с машиной времени, и машина времени принесла его не на ту сторону фронта.

Макаревича необходимо наказать. Необходимо продемонстрировать Украине и миру, что он изгой, заблудшая овца.

Если Россия его не наказывает, получается, что она его оправдывает.

18 августа 2014 года

Хватит быть джентльменами!

Писатель и политик Эдуард Лимонов — о том, что Россия должна сделать, чтобы помочь ДНР и ЛНР одержать победу.

Порошенко распустил парламент Украины — Верховную раду и объявил выборы в раду на 26 октября.

До 26 октября он надеется, я так полагаю, завоевать Донбасс. Потому что в противном случае избранная рада станет коллективным противником Порошенко.

Сейчас вся украинская политика увязла в Донбассе, как грузинская увязла на несколько поколений в Абхазии и Южной Осетии, на чём и сломал зубы президент Саакашвили.

Национального подъема на Украине ещё хватит до 26 октября, но если Донбасс не будет захвачен, Порошенко как политику придёт кирдык уже на выборах 26 октября и тотчас после них.

А что делать нам, России?

Наш президент ВВП популярен как никогда благодаря Крыму. И он умудряется поддерживать свою популярность вопреки ситуации в Донбассе.

Только потому что Россия всё же помогает Донбассу хотя бы тем, что не возражает против прибытия туда российских добровольцев. Ну и гуманитарный конвой пробился, и другие меры помощи Донбассу осуществлены и осуществляются, и я как патриот моей Родины их приветствую, хотя их не приветствуют западные журналисты и проукраинская партия либералов в Москве.

Но того, что Россия под руководством ВВП позволяет себе осуществлять в плане помощи Донбассу, недостаточно.

С той помощью, которая есть, ополченцы с трудом выкручиваются из сложнейших ситуаций войны с киевскими войсками и балансируют на грани войны. Да что там, честно говоря, порою близки к временному поражению, после которого война примет форму партизанской войны, а это будет регресс. Этого не следует допускать.

Помощи нужно больше.

Хорошо, мы все смирились с тем, что Российская Федерация не примет в состав РФ Донецкую Народную и Луганскую Народную Республики.

Хорошо, пусть так, мы допустим, поняли, что угроза полной международной изоляции висит над Россией, если мы возьмём Донбасс в свой состав.

Поняли. Молчим на ту тему.

Но чтобы ДНР и ЛНР не погибли, давайте легализуем эту уже идущую полгода войну.

Я считаю, что России следует громко, прямо громоподобно, и на весь мир заявить об агрессии националистического правительства Украины на территории западного Донбасса, населённые русскими. РФ об этом говорит, но негромко, вполголоса и не всегда, а от случая к случаю.

Заявить о намеренном геноциде русского населения на территориях Донбасса.

России следует признать созданные в целях самозащиты от проводимого националистической Украиной геноцида русских, государственные образования в Донбассе — ДНР и ЛНР. (Так и вижу Лаврова, зачитывающего соответствующий текст в ООН, на его Генеральной Ассамблее, и вижу открытые рты и выпученные глаза делегатов Генеральной Ассамблеи).

Заявить о введении миротворческого контингента российских войск для защиты от геноцида русского населения в Донбассе.

Миротворческие войска таким катком, как каток для асфальта, должны будут выдавить украинских карателей за пределы ДНР и ЛНР, остановиться на границе этих республик с Украиной и способствовать оборудованию государственной границы с Украиной.

Преимущества российской армии над украинской очевидны. Победа достанется нам скорее лёгкой ценой.

Дальше границ ДНР и ЛНР не следует идти, следует подождать, что будет. Отвечать на провокации на новой границе только точечными ударами.

А тем временем упорно формировать армии ДНР и ЛНР.

Я полагаю, что украинская власть будет настолько шокирована российским внезапным наступлением, что на некоторое время замрёт в недоумении и ужасе.

Что будет дальше?

Будет лай и вопли всех — ООН, НАТО, ЕС, ОБСЕ и прочих.

На лай и вопли нужно будет отвечать открытым доступом иностранцев в разрушенные донецкие города и на кладбища, фотографиями и видео, встречами иностранных журналистов и политиков с ранеными и инвалидами, с родственниками погибших.

Сейчас Украина убеждена, и даже похваляется этим, что ведёт войну с Россией.

А мы с Украиной войны не ведём.

И в этом наша слабость.

У нас существует в верхах государства убеждение, что наши джентльменские манеры (отдали западным мошенникам, полагаясь на их честность, чёрные ящики Boeing, терпеливо ожидали, когда все наши враги разрешат нам ввезти гуманитарный груз в Луганск, пока не поняли, что нас простенько обманывают) произведут впечатление на западных «джентльменов».

И что рано или поздно нам воздадут должное за наши джентльменские манеры.

Это опасная иллюзия.

«Джентльмен» — это литературный персонаж, недосягаемый идеал, самодовольный и никогда не существовавший, придуманный в Британской империи литераторами и с удовольствием подхваченный общественным мнением Великобритании как раз в те столетия, когда она вела безжалостные завоевательные войны в колониях, массово убивая и вырезая целые народы.

Так не будем джентльменами. Хватит быть джентльменами.

26 августа 2014 года

Чужие

Писатель и политик Эдуард Лимонов — о том, почему участников сентябрьского «Марша мира» не стоит считать ни оппозицией, ни пятой колонной.

Заголовки в сегодняшних СМИ: «Оппозиция подала заявку», «Оппозиция проведёт в Москве «Марш мира» и тому подобные заголовки.

На самом деле они не оппозиция. Они — чужие. Далее объясню почему, а сейчас вернёмся к заявке.

Один из устроителей — Сергей Давидис: «В мэрию Москвы подано уведомление на проведение шествия «Общероссийский марш мира», численностью до 50 тыс. человек. Маршрут от Пушкинской площади по бульварам до проспекта Сахарова».

Ещё один заявитель — Олег Царьков: «Мероприятие запланировано на 21 сентября. Заявленная численность — 50 тыс. Сбор в 16 часов, начало шествия в 17.00».

Сайт агентства РБК: «Заявлены 50 тыс. участников. На Facebook подтвердили своё участие 1,8 тыс., ещё 581 пользователь сказали, что, возможно, придут».

Из текста уведомления: «Заявленная цель мероприятия — выразить и сформировать общественное мнение относительно нарушения норм международного права и международных обязательств России».

Один из комментариев на сайте «Эха Москвы»: «Когда бомбили мирные города, либералы молчали. С.ки, угомонитесь!»

Да, действительно, Давидис и Царьков — либералы. И большая часть тех, кто явится на Пушкинскую, если мэрия разрешит им их марш, будут, конечно же, либералы — те, кто читает «Новую газету» и The New Times, слушает «Эхо Москвы». На самом деле именно эти издания уже сформировали ультралиберальное общественное мнение, и на Пушкинскую эти 1,8 тыс. придут (если придут) именно выразить свою позицию. Эта позиция антироссийская: по их мнению, Россия — агрессор, воссоединение Крыма с Россией — преступление против международного права, а восстание на Донбассе — якобы дело рук Москвы.

Вместе с либералами придёт мизерное количество левых, заблудившихся в современности, догматиков, верующих в то, что «у пролетариата нет родины», поэтому националистическую революцию 22 февраля на майдане они восприняли прежде всего и исключительно как революцию. И свою. То, что это правая революция и, более того, антироссийская, их не смущает.

Будут, я предполагаю, и несколько десятков «правых», футбольных фанатов и националистов, солидаризирующихся с майданом, поскольку там произошла, по их мнению, «правая революция». То, что эта революция — против России и русских, не особо тревожит этих правых.

Поскольку я вкратце только что изложил мотивы заблудших левых и правых, то остаётся разобраться в мотивах самой многочисленной группы в предполагаемом марше мира, мотивах ультралибералов.

Прежде всего хочу подчеркнуть уже мною заявленное моё мнение, что они — не оппозиция. Они вообще не политическое явление.

Они — ревнивые соперники российской власти.

Более того, они не смотрят на Россию как на свою Родину.

Поскольку либералы с 1991 по 2003 год находились у власти, привыкли к ней, но после выборов 2003 года, когда партия либералов «Союз правых сил» и другая либеральная партия «Яблоко» не прошли в Государственную думу, ими постепенно овладела глубокая скорбь. Последующие годы принесли либералам только неудачи. «Союз правых сил» вообще ушёл из жизни, «Яблоко» проигрывало выборы за выборами, новые партии, построенные из кирпичей старых партий, были неуспешны. Постепенно у либералов сложилась психология неудачников.

Во всех своих бедах они стали винить лично В.В. Путина.

По-другому и не могло быть. Потому что оппонировать власти в области идеологии либералы не могли. Их идеология долгое время ни чем не отличалась от идеологии власти в Кремле. Экономический либерализм, олицетворяемый фигурой Кудрина, который просидел в правительстве Путина 11 лет, исповедуется и протестными ультралибералами. Политический строй РФ их устраивает, потому они, в конце концов, стали возражать только против фигуры президента.

В последние несколько лет, с усилением патриотической составляющей во внешней политике Путина у либералов появились хотя бы расхождения с режимом в области внешней политики, а до этого их воззрения были идентичны воззрениям кремлёвской власти.

Характерен для ультралиберальной тусовки Борис Немцов, человек, от которого, собственно, мы и услышали впервые об акции 21 сентября. Он же принимал активное участие в весеннем «Марше мира» в Москве в марте.

Борис Немцов — не идеологический противник В.В. Путина, они сходятся в своих экономических воззрениях. Политический строй РФ Немцова устраивает. Неприязнь Немцова к Путину — это личная неприязнь. В своё время вице-премьер правительства, молодой Немцов смотрелся как без пяти минут преемник Ельцина.

Однако в 1999 году Ельцин сделал премьер-министром Владимира Путина, а не Бориса Немцова.

Я думаю, то обстоятельство, что власть не досталась Немцову, а была так близка к нему одно время, сводит с ума темпераментного Бориса Ефимовича, и это, по сути дела, единственная причина, почему Немцов оказался в лагере противников власти.

Там же, кстати, плавают многие бывшие фигуры среди других — Касьянов, Илларионов.

Почему же они не смотрят на Россию как на свою Родину?

Потому что ещё со времён диссидентов шеи российских либералов повёрнуты на Запад. Там они искали справедливости, культуры, помощи против Родины в борьбе с ней. Западом они восторгались, обожествляли западный образ жизни и зашли в своей любви к нему так далеко, что фактически стали идентифицировать себя с ним.

«Цивилизованный» Запад и нецивилизованная Россия — вот схема их мировоззрения.

Они вжились в свою роль, поверили в то, что живут в России, страдая.

Если бы они были политической оппозицией, они не позволили бы себе занять такую проигрышную, причем изначально проигрышную, позицию по кризису на Украине.

Они игнорируют патриотические настроения российского общества, их не смущает, что они оказались в сиротливом подавляющем меньшинстве, одни против всех. Против 87% населения в случае Донбасса и против 93% населения в случае воссоединения Крыма.

Не смущает, потому что не политическая победа их цель. Их цель — выразить свой гнев. Их цель — продемонстрировать свою истерику.

Что они и попытаются сделать в очередной раз 21 сентября.

Бесполезно пытаться их образумить. Они не пятая колонна, они вообще чужие. Им бы лучше уйти от нас. Самим.

9 сентября 2014 года

Предоставим им самим воевать со зверем, которого они и создали

Писатель и политик Эдуард Лимонов — о том, почему Россия не должна помогать США в борьбе с Исламским государством.

Несколько поколений назад в прошлое в России знали и помнили, что Сирия — собственно колыбель православия, его Святая Земля. В советское время об этом стали забывать. Зато с 1963 года, когда к власти в Сирии пришла социалистическая партия «Баас», советские граждане стали считать Сирию безусловным союзником России.

История двигалась своим чередом, Сирия себе сидела тихо в эпохи Горбачёва и Ельцина, пока, осуществляя, по-видимому, план зачистки последних социалистических режимов на Ближнем Востоке, после Ирака и Ливии западные страны в союзе с монархиями Персидского залива не организовали крестовый поход против Сирии.

Натравили на неё радикальных исламистов. Формула такого вторжения была успешно опробована на Ливии.

Добровольцы фанатики со всего мира, покончив с Ливией, хлынули в Сирию.

И устроили там кровавый ад. Впрочем, в этом аду всё более проблематичной выглядела победа исламистов.

США тогда собирались бомбить правительственные войска. Можете проверить.

Со страной уже бы расправились к нашему времени, не приди России в голову замечательно остроумный план.

Основная придирка Запада к Сирии держалась на наличии у страны оружия массового уничтожения, в данном случае химического оружия.

Россия предложила Сирии сдать имеющееся оружие и тем закрыть проблему.

Сирия согласилась.

И западные страны, отчаявшись после нескольких лет войны победить режим Башара Асада, ухватились за возможность выйти из игры, уже очень кровавой и с непредсказуемым исходом.

Российское предложение приняли. Химическое оружие стали вывозить.

Если бы Россия выдвинула подобное предложение сейчас, ей не пошли бы навстречу. Но в то время, года полтора-два тому назад, ещё не пылала Украина, у власти мирно клевал носом в Киеве замедленный Янукович, и поэтому инициативу приняли.

Решили закрыть войну. Пустить её на самотёк, как говорили русские в советское время.

Огромные деньги, с помощью которых поддерживалось существование и боеспособность ультра-радикальных боевиков воюющих в Сирии, перестали течь к полубезумным военизированным организациям.

Они были предоставлены самим себе.

Вы помните, когда вдруг, в самом, пожалуй, слабом и бедном государстве Африки, в Мали, вдруг появились исламские боевики? Помните?

Это случилось, когда закончились боевые действия в Ливии. Из Ливии боевики тогда прошли по линии границы Алжира и Нигера и спустились в Мали. Опытные бойцы резво захватили полстраны и походили к столице. Подавлять их пришлось французам, пославшим свой Иностранный легион.

Так вот, точно так же, когда стали согласованно вывозить из Сирии химическое оружие и этим занялись, надо сказать, сразу несколько стран, в том числе и США, сражения с правительственными войсками не прекратились, но поддержка боевиков значительно ослабла. Увидав, что в Сирии им не на что надеяться, одна из крупнейших исламистских организаций «Исламское государство Ирака и Леванта» вошла на территорию соседнего Ирака, который американцы дестабилизировали, да и ушли себе восвояси.

Слабая власть в Ираке не смогла оказать сколько-нибудь заметного отпора волне боевиков ИГИЛ, и они в короткое время подошли на 50 км к Багдаду, столице Ирака.

Чтобы понять, что такое ИГИЛ, достаточно проследить за сменяющимися его самоназваниями. Первое было самое красноречивое «Аль-Каида в Двуречье» (то есть в районе Тигра и Евфрата), второе название — «Исламское государство в Ираке», третье — «Исламское государство в Ираке и Шаме» (то-есть в Леванте, в Большой Сирии). И наконец, объявив себя халифатом, бойцы организации сократили самоназвание до простого ИГ, что значит «Исламское государство».

В настоящее время ИГ захватило треть территории Ирака и одну четвёртую территории Сирии. Добровольцы из 80 стран воюют в рядах ИГ.

Иракское правительство давно уже слёзно умоляло США помочь им против зверя, вторгшегося на землю Ирака. Гротеск ситуации заключается в том, что зверь был создан и вымахал таким огромным и жестоким по инициативе Америки и на американские деньги.

Понимая, что зверь отбился от рук и не слушается больше команд дрессировщика, США в конце концов вняли слёзным просьбам правительства Ирака и стали наносить точечные бомбовые удары по наступающим армиям ИГ в Ираке.

В ответ США получили две абсолютно дикие сцены казни американских журналистов в пустыне, обставленных в гениально простых видеороликах, со всей красочной арабской жестокостью и символизмом. Черная одежда палача, шафрановая роба жертв, кинжал, перерезающий горло американцев. За казнью американца последовало убийство британского журналиста.

11 сентября выступил Барак Обама. Вот что он сказал:

«Я ясно дал понять, что мы будем охотиться за террористами, которые угрожают нашей стране, где бы они не находились. Это означает, что я не буду колебаться в вопросе, предпринимать ли действия против ИГ в Сирии, а также в Ираке. Это ключевой принцип моего президентства: если вы угрожаете Америке, вы не найдёте безопасного убежища».

Обама собирается бомбить Сирию. На что сирийцы вполне законно заявили: «Сирия должна будет утвердить любые действия, будь то военные или гуманитарные. Любое действие любого типа без одобрения правительства Сирии является агрессией против нашей страны».

Но Обама не собирается спрашивать разрешения у правительства Асада, поскольку, по его утверждению, «власти в Дамаске терроризируют собственный народ, а правительство Сирии никогда не восстановит утерянную легитимность».

Из чего следует, по моему мнению, что американские ВВС вместе с боевиками организации ИГ захотят одновременно побомбить и правительственные войска, то есть и другую сторону сирийского конфликта. Обязательно побомбят, им бы только влезть в Сирию под каким-нибудь предлогом. А дальше они уж развернутся.

Российскую позицию довольно невнятно, на мой взгляд, выразил господин Лукашевич. Что-то вроде мы не против, но…

Упаси нас Боже помогать Соединённым Штатам, от которых всего можно ожидать.

Соблазн сойтись с ними на сирийской почве, если мы уж так трагически разошлись на земле Украины, велик.

Но ни в коем случае нельзя поддаваться этому соблазну.

Предоставим им самим воевать со зверем, которого они же и создали.

А мы будем стоять и наблюдать.

15 сентября 2014 года

Выборы: какие из четырех — наши?

Писатель и политик Эдуард Лимонов — о том, как нелегка жовто-блакитная политика.

В остановленной на перемирие войне в Донбассе всё больше непонятного.

26 октября на Украине должны состояться выборы в парламент страны, то есть в Верховную раду.

Догадываюсь, что территории, контролируемые ополченцами, в этих выборах участвовать не будут.

Вот написал, а затем подумал: «А там, чёрт его знает, вдруг договорились и будут участвовать?»

Полной уверенности в неучастии, таким образом, нет.

В первом меморандуме — том, что родился на первой встрече 5 сентября в Минске,— мы, помните, с остолбенением обнаружили два пункта об особом статусе территорий Донбасса, занятых ополченцами, и что там будут проведены выборы 7 декабря.

Мы с вами терялись тогда в догадках, как киевской стороне удалось протащить в меморандум такие два пункта, совершенно противоречащие позиции ополченцев. И по сей день теряемся в догадках.

Как их уломали?

Они же образовали два независимых государства — ДНР и ЛНР — и создали такой приблизительный союз между ними, сплотив их в единое государство Новороссия.

У Новороссии есть парламент, его возглавляет, мы с вами знаем, спикер Царёв, бывший депутат Верховной рады. Правда, парламент функционирует по торжественным случаям, а в остальное время, по будням, Донецкая Народная Республика и Луганская Народная Республика предпочитают иметь каждая своё правительство, премьеров и министров обороны. Но, в принципе, вроде Новороссия есть, её называют.

И что, выборы 7 декабря планируют провести на каких конкретно территориях?

На всей территории бывших Донецкой и Луганской областей или только на территории контролируемой ополченцами?

Непонятно. Верховная рада быстро ратифицировала только что особый статус взбунтовавшегося Донбасса, а заодно и выборы 7 декабря. Ратифицировала, но не прояснила: выборы будут только на территории ополченцев либо на всей территории бывших Донецкой и Луганской областей?

Чтобы ещё более всё запутать, министр иностранных дел Украины сообщил с высокой трибуны ООН (если не ошибаюсь, именно с трибуны ООН), что выборы в Донбассе состоятся 9 ноября. И не пояснил, что это: выборы какие-то новые или просто перенесли на ближнюю дату те выборы, что были намечены на 7 декабря.

Уф! Нелегка ты, жовто-блакитная политика!

Предположим, это те самые выборы, что намеревались провести 7 декабря. Поверим в это.

Вскоре, да что там «вскоре»,— тотчас после того, как были заявлены выборы 9 ноября, представитель ДНР выступил и сообщил, что в ДНР будут проведены дээнэровские выборы и пройдут они 2 ноября!

Опять же, пройдут ли они только на территории фактически контролируемой ополченцами или же на всей территории бывшей Донецкой области, которую ополченцы считают своей, нам не сообщили. Сообщили только, что «киевским выборам» на территории ДНР не бывать! Уже известно, что премьер ДНР Захарченко выставил свою кандидатуру на выборах 2 ноября.

ЛНР пока, по состоянию на сегодня, не заявляла о выборах. И дату своих выборов не назначала. Но, видимо, назначит.

Так что мы имеем, чёрт знает что.

Уравнение со столькими неизвестными, что само уравнение теряет смысл.

А вот что думаю я.

Я предполагаю, что за двумя опубликованными меморандумами контактной группы, собиравшейся в Минске, стоит устная (а возможно, и письменная, но закрытая для публики) договорённость сторон.

Киев обязуется оставить в покое территории, уже находящиеся под контролем ополченцев. А ополченцы обязуются не претендовать на те части бывших Донецкой и Луганской областей, которые в настоящее время контролируются украинской армией.

Помимо выборов в Верховную раду 26 октября будут проведены 2 ноября местные выборы на территории контролируемой ополченцами и 9 ноября на остальных территориях Донецкой и Луганской областей, которые контролируются Киевом.

В таком раскладе есть определённая выгода для всех сторон конфликта и появляется смысл.

А если думать о переговорах по-иному, то смысла не проглядывает никакого, одна бессмыслица.

Я бы не рекомендовал читателям верить в то, что на этой ситуации всё и закончится.

Нет, будут ещё немыслимые перипетии и необыкновенные драматические повороты.

Но всему своё время.

Сейчас будет так.

А впоследствии будет иначе.

26 сентября 2014 года

Наказание без преступления

Писатель и политик Эдуард Лимонов — о том, почему следует оправдать Олега Миронова.

На днях узнал от адвоката Аграновского, что арестованному решением Замоскворецкого суда его подзащитному Олегу Миронову обвинение официально ещё не предъявлено.

А между тем Миронов содержится уже в Бутырской тюрьме.

Напомню, что Олег Миронов был задержан 2 октября в Москве, в помещении партии «Другая Россия» и 3 октября арестован решением Замоскворецкого суда до 1 ноября сего года. Он подозревается в срыве концерта музыканта Андрея Макаревича, состоявшегося вечером 25 сентября в Доме музыки.

Якобы он скандировал в адрес Макаревича неприятное «Предатель!» и распылил в зале баллончик с перцовым газом.

Из СМИ мы знаем, что Миронов якобы признался в содеянном, то есть и в том, что кричал «Предатель!», и в том, что распылил.

После заседания Замоскворецкого суда там же, в зале суда, Миронов якобы сказал: «Макаревичу не место в России!»

На мой взгляд, Олег Миронов, уроженец города Инта, 27 лет, выразил чувства, которые испытывает подавляющее большинство нашего народа, опросы ведь неопровержимо свидетельствуют о поддержке подавляющим большинством донбасского восстания.

Поэтому Макаревич, ездивший выступать на оккупированной киевскими солдатами территории, по существу, поддержал киевские войска и власть Порошенко. А они убивают и мирных жителей Донбасса, и восставших в Донбассе ополченцев.

Правда теперь гитарист-музыкант виляет и заметает следы, утверждая, что он выступал перед детьми беженцев. У него что, детский репертуар? «Пусть всегда будет мама, пусть всегда буду я?» Подскажите, кто-нибудь… И ещё подскажите, он что, действительно выступал только в Святогорске (так, кажется?) и не выступал перед киевскими военными в Славянске? Я отчётливо помню, что видел в интернете, как его слушали военные в своих хаки… У меня может память не к чёрту? Либо Макаревич говорит неправду?

Трудно сказать, какими мотивами руководствуются и сам Макаревич, и те, кто, как Диана Арбенина, тоже братались с майдановскими бесами.

Возможно, это привычная рокерам застойных годов своего рода традиция конфронтации с отечественной властью, такое вызывающее фрондёрство, возможно.

Но вы же не подростки неполовозрелые?! Значительно повзрослевшие и уже поседевшие рокеры должны бы понимать, что фрондёрство брежневских вегетарианских времён трагически неуместно в современной людоедской реальности на Украине, где киевской солдатнёй разрушены сотни домов и убиты тысячи мирных жителей. Вы что, не видели трупы на улицах Донецка и Луганска и других городов Донбасса, господа музыканты?

Если они всё же не понимают, то их моральная слепота — не смягчающее обстоятельство…

Арбенина воскликнула, что ей стыдно за тех её соотечественников, кто ещё не поддержал майдан, а Макаревич оставил в качестве своего вклада в дело убийства граждан Донбасса свою гитару. Гитара была продана на аукционе за $7,5 тыс. Если закупать, скажем, автоматы Калашникова по заводской оптовой цене, то, пожалуй, можно вооружить макаревичевскими автоматами целый взвод карателей.

Это что, шутки, что ли?

Это не свобода мнения, а соучастие в массовых убийствах.

Ну да, Макаревич не передал киевским там гаубицу или связку гранатомётов, он дал гитару в дар общему делу убийств, гитару продали, купили оружие и боеприпасы.

И вот теперь готовятся судить парня из Инты, который пришёл в Дом музыки и закричал Макаревичу «Предатель!».

Теперь к судам российским.

Стряхните с себя оцепенение законом.

Кроме закона есть ещё чистейшая, как родниковая вода, справедливость.

Содеянное на концерте к тому же затягивает лишь на административное правонарушение, если уж ваша судейская совесть побаливает сегодня.

Так пусть она не побаливает. Пострадавших на концерте не было, после проветривания зала Макаревич смог продолжить концерт.

Миронова следует триумфально оправдать и прямо из тюрьмы отпустить туда, куда он, по моим сведениям, и собирался ехать,— добровольцем в Донбасс.

Долгие и продолжительные аплодисменты.

7 сентября 2014 года

Мирные хоббиты

Писатель и политик Эдуард Лимонов — о том, когда Харьков и Одесса присоединятся к Донецку и Луганску.

На фоне яростной борьбы столиц Донбасса — Донецка и Луганска — за свою независимость от Киева странно немощными выглядят Харьков и Одесса, два крупнейших города следующие после Киева по численности населения на той территории, которую всё ещё называют Украиной.

Но, видимо, называют последний год.

Казалось бы, такие города, далеко превосходящие бледный крестьянский какой-то Киев, города с такими культурными мощными традициями, с многочисленной интеллигенцией, и нате вам! Позволили захватить себя и оккупировать власти, несущей всего лишь примитивный западенский национализм образца окончания Второй мировой войны.

Это Харьков-то и Одесса!

Насмешливые, высокомерные, с высоты своего интеллектуализма глядевшие на сельскохозяйственный запад Украины, который им достался словно в нагрузку, бессмысленным довеском.

Как же так?!

Во-первых, Харьков в значительной степени обескровила Россия, Москва и Ленинград, куда все мы бежали, как в Париж, из Харькова. И я, грешный, тоже сбежал в далёком 1967 году. То есть талантливые и страстные садились в поезд Харьков–Москва и утром уже выходили из переходов Курского вокзала, чтобы начать новую жизнь. Москва и Питер выкачали таланты и организаторов в нескольких поколениях.

Одессу обескровили не только Москва и Ленинград, но также Израиль. Я лично абсолютно уверен, что немало общественных авторитетов, которые ой как пригодились бы в противостоянии с задрипанным западенским национализмом, укатили в последние несколько десятков лет в истинные столицы нашей Родины — в Москву и Питер. Ну и в Израиль из Одессы: из Харькова тоже туда ехали, но из Одессы валили валом.

Кстати, то обстоятельство, что карьеристы, выскочки, таланты — всё самое энергичное, что появлялось в южной провинции, бежало не в Киев,— ещё одно неоспоримое, непобиваемое, несокрушимое доказательство того факта, что столицей той территории, которую называли Украиной, никогда не был Киев.

Это всё было, во-первых.

Во-вторых, националистическая, порождённая майданом власть правильно определила важность Харькова и Одессы для себя и в первые же буквально дни после своей революции в Киеве 22 февраля послала туда оккупационные экспедиции.

Никакого серьёзного противодействия зарвавшемуся хулиганью с майдана (как-никак но хулиганьё отстояло на майдане целых четыре зимних месяца и многому научилось) харьковчане оказать не смогли.

В те дни харьковская администрация несколько раз переходила из рук в руки, и присланные из Киева на самом деле вполне жалкие в сравнении с полуторамиллионным городом, какие-то пара сотен правосеков и членов нацгвардии всё же имели преимущество благодаря опыту майдана, как я уже отметил.

Пара сотен пришельцев сумели не только отстоять важный символический объект — здание обладминистрации, но и препятствовать захвату оружейных комнат в отделениях милиции, который полным ходом уже шёл в Донбассе.

На Донбасс киевская власть просто не обратила внимания. Ошибочно не ожидала такой прыти от, как она их презрительно именовала и именует, «ватников».

На самом деле же донецкие ребята оказались весной 2014 года более революционной силой, чем горожане Одессы и Харькова. Простые, они особенно не мудрствовали лукаво, они просто и элементарно разгневались. А ну-ка вспомним знаменитый визит «Правого сектора» в Луганск, когда жалкой кучкой оккупанты жались к автобусам и только милиция спасла их от неминуемой расправы. Вспомним, как, страшно ругаясь, донецкие парни поставили их на колени.

В Одессе и Харькове овладеть си